вторник, 22 августа 2017
08:07, время московское

Пульс
вся лента
Подлинник
Теракт, Антитеррор. Диваны и мебель BAXTER: недорогие детские диваны. Парфюм и косметика в Duty Free.
Русский вопрос в Казахстане
Проект "Новороссия"
Новороссия: истоки
Правда о "Правом секторе"

проект Института Русского зарубежья

   Новости     Статьи     Поиск     Документы   
   Библиотека     Что пишут?     Интервью     Партнеры   
   КтоЕстьКто?     О проекте     Мультимедиа     Организации   
interview
 
Раздел
Анатолий Филатов 23.03.2010 // 18:41

Досье. Филатов Анатолий Сергеевич. Крымский политолог, заместитель директора по науке украинского филиала Института стран СНГ, доцент кафедры политических наук и социологии Таврического национального университета им. В.И. Вернадского (Крым, г. Симферополь). Родился 24 сентября 1958 в городе Сорочинске Оренбургской области. Русский. Закончил философский факультет Уральского государственного университета (г. Свердловск, ныне - Екатеринбург), аспирантуру Института философии Академии наук СССР. Кандидат философских наук. С 1982 года живет в Крыму, сначала в Ялте, сейчас в Симферополе. С 1999 г. - Директор Центра этно-социальных исследований при кафедре политических наук Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. Ведет активную общественную деятельность. С 2003 г. - член Президиума Думы Русской общины Крыма, С 2006 - председатель Общественной организации "Таврический союз". Член оргкомитета Международного фестиваля "Великое русское слово" в Крыму. Автор более ста публикаций философского, научного, научно-популярного, политического, публицистического и философско-публицистического характера.

  ***

Анатолий Филатов считает, что в трактовке понятия "Русский мир" как дисперсной территории существования русскокультурных диаспор по всему земному шару, "спрятана основная опасность для будущего российской цивилизации". По его словам, "эта модель внедряет в общественное сознание (и самое пагубное - российское) рассмотрение территорий бывшего СССР, т.н. "ближнего зарубежья" Российской Федерации, в одном контексте с территориями Израиля, США, Франции, Австралии, Венесуэлы и др., где действительно существуют русскокультурные диаспоры". Тем самым, по словам Филатова, "природно-историческое пространство, базовое пространство геополитического позиционирования российской цивилизации произвольно или невольно ограничивается территорией нынешней Российской Федерации".

Анатолий Филатов подчеркивает, что "ассоциировать понятия России и Российской Федерации у нас есть достаточно оснований, в то время как отождествлять Российскую Федерацию с Русским Миром и российским социокультурным пространством мы не можем", поскольку "Российской Федерации, как субъекту геополитики еще предстоит вернуться в пространство Русского Мира". Отмечая политико-административное несоответствие в настоящее время Российской Федерации Русскому Миру как социокультурному явлению, Анатолий Филатов указывает наиболее актуальное направление российской геополитической активности: "Российская Федерация, оставаясь пока неполноценной Россией, может обрести свою геополитическую полноценность, устранив существующие административно-политические границы сначала между собой и Белоруссией, затем и Украиной, Казахстаном и другими отторгнувшимися или отторгнутыми частями российской территории". По мысли политолога, "это есть движение на пути к полноценной России".

Филатов считает, что союзником России в восстановлении территориальной целостности страны в каждом из отколотых регионов могут быть разные институты, как государственные, так и общественные: "В Приднестровской Молдавской республике, Абхазии, Южной Осетии, в определенной степени в Нагорном Карабахе - это и государственные, и партийные, и общественные институты. А вот на Украине и в Крыму, скорее всего, - партийные и общественные организации".

Что касается функции Крыма на уровне базирования российской цивилизации - на территории бывшего СССР, - то она состоит, по мысли политолога, из трех основных позиций: "Это - а) сохранение, развитие и упрочение автономного статуса Крыма, б) бессрочное базирование Черноморского флота Российской Федерации в Севастополе и в) усиление влияния на политические процессы в Крыму пророссийских русскокультурных организаций. Причем, все эти три позиции взаимосвязаны друг с другом. Взаимосвязаны таким образом, что базисной является позиция укрепления и продвижения во властные структуры пророссийских общественно-политических организаций, действующих в Крыму. Все остальное уже будет слагаться именно из этой позиции".

По словам Филатова, "в настоящее время в Крыму происходит своеобразное переформатирование русского движения - создано Всекрымское общественно-политическое движение "Русское единство". Политолог считает очень важным, чтобы это новое для Крыма Движение, сам его бренд а) сохранили преемственность с Русской общиной Крыма и Партией Русский блок, б) органично включили в контекст своей деятельности Крымскую республиканскую организацию Славянской партии, в) восстановили связь с деятельностью Координационного совета русских организаций Крыма "За русское единство в Крыму". "При соблюдении этих условий Всекрымское общественно-политическое движение "Русское единство" в состоянии играть определяющую роль в крымской политике и рассчитывать на победу на предстоящих выборах в Верховных Совет автономной республики Крым и местные Советы", - подчеркивает Анатолий Филатов.

 

Прежде всего, хотел бы выразить благодарность и признательность всем авторам, принявшим участие в обсуждении. Все, без исключения, вопросы и формулировки авторских позиций представляют для меня большую ценность. Они вызывают огромный интерес и помогли мне глубже проникнуть в темы, вынесенные для обсуждения.

Я убежден, что это стало возможным благодаря Интернет-сайту Института Русского Зарубежья, у которого сформировалась серьезная, квалифицированная аудитория, не принимающая поверхностных подходов и легковесных, звонких суждений, содержащих лишь эпатаж и, зачастую, откровенное хамство, что можно увидеть на других похожих Интернет-форумах.

 

28.04.2010 // 13:45
Автор: Слава
Почему Крым так и не смог выдвинуть собственную поноценную политическую и экономическую элиту? Почему лакомые куски крымского турбизнеса делят между собой "российские", "донецкие" вкупе с "днепропетровскими" и прочими олигархами? И почему отдых в Крыму такой дорогой, а сервис такой плохой?
21.04.2010 // 08:40

Вы задали очень глубокий вопрос  о причинах отсутствия полноценной крымской политико-экономической элиты, ответ на который может быть вмещен в текст развернутого аналитического исследования или даже диссертации. Потому что здесь надо будет проследить историю формирования современного крымского социума, сложившиеся социальные традиции, внешнеполитические факторы, общественную и этно-культурную ментальность и т.д.

Если же придерживаться рамок онлайн-интервью, то выделю следующие моменты.

1.     Социальная элита, включая политическую и экономическую, предполагает способность составляющих ее групп управлять обществом, а не только участвовать в процессах управления. Если управление обществом, в данном случае - крымским, осуществляется под контролем внешних групп влияния (государственных или экономических), то крымская протоэлита может рассчитывать лишь на функцию «дворцовой партии», по каждому поводу апеллирующей к «государю» и стремящуюся удовлетворять свои интересы, играя на противоречиях в «государевом дворе».

2.     Социальная элита формируется в самодостаточном и автономном обществе, которое осознает приоритетность внутрирегионального развития. Под регионом может пониматься как страна, так и провинция страны. - Допустим, современная Австрия это историческая провинция Священной Римской Империи осознавшая себя страной. Или Каталония в современной Испании осознавшая себя особой провинцией с приоритетом внутрирегионального развития.

3.     Крымское сообщество в социально-культурном и ментальном планах является частью российского социокультурного пространства, из которого его все последние двадцать лет пытается исключить украинское государство.

4.     Российская Федерация, являющаяся политическим выражением российского социокультурного пространства, дистанцируется от крымского сообщества и вынуждает крымские группы интересов искать поддержку среди украинских государственных структур.

5.     Возникают два вектора - пророссийский вектор крымского сообщества и вынужденно прогосударственный (украинский) вектор крымских групп влияния.

На первый взгляд такая ситуация вполне должна устраивать украинское государство и украинскую политическую элиту, которые через крымские группы влияния прочно пристегивают Крым к Украине. Однако, все не так просто. - Крымское сообщество безропотно принимает сложившуюся политическую раскладку лишь до тех пор, пока политика Российской Федерации в отношении Крыма остается такой невнятной и дистанцирующейся. Как только Российская Федерация в лице своих государственных руководителей вспомнит о Крыме как своей исторической территории, отторгнутой по политическим соображениям, крымское сообщество выдвинет  пророссийскую (в социокультурном и цивилизационном наполнении) социальную элиту, способную к автономному управлению Крымом, в качестве провинции или страны.

Как ни парадоксально, но у государства под названием «Украина» есть единственный шанс добиться расположения крымского сообщества - активно содействовать формированию крымской идентичности и крымского менталитета. Делать это можно или посредством федерализации страны или на основе Договора о разграничении полномочий между Автономной республикой Крым и Украиной. Такой «каталонский путь» может привести к формированию автономного регионального крымского сообщества с признаками провинциальной самодостаточности и образованию действенной региональной элиты, способной к реальному автономному управлению территорией.

Что касается турбизнеса, то скажу честно, что я не являюсь специалистом в этой области, чтобы давать оценки распределению капитала в этой сфере экономики.  Могу сказать только то, что Крым, как в целом, так и в отношении курортного комфорта, инфраструктуры оказался совершенно в запущенном состоянии. Если сравнивать крымские курорты и крымские дороги с соседней Кубанью, то они явно проигрывают в благоустройстве. Создается впечатление, что Украина, присвоив Крым, становится все более похожа на персонажа известной поговорки «Собака на сене». Если посмотреть на крымские дороги, то ужас берет от их состояния. Симферополь, который называют столицей Крыма, имеет дороги в таком состоянии, будто они пережили вражеское танковое вторжение. Кстати, донецкие дороги ничем не лучше, если поехать от Донецка на восток.

Относительно стоимости курортных услуг, то я бы не сказал, что Крым дороже Кубани. По-моему на кубанских черноморских курортах цены на продукты, товары и услуги выше, чем на крымских. А вот Турции, Египту, Таиланду и по стоимости, и, что самое важное, по качеству курортных услуг Крым полностью проигрывает. Мне кажется, что во многом такая ситуация связана с тем, что курортно-туристический бизнес воспринимает себя как временщиков (или его делают таковым), для которых главное - сорвать как можно более высокую прибыль в определенно отведенные сроки, а дальше - уже как будет.

Решение проблемы видится двумя основными способами - государственное регулирование и социальное оценивание деятельности в сфере курортно-туристических услуг. В первом случае государство должно, прежде всего, покончить с курортной коррупцией. Во втором - люди должны отказываться от некачественных и завышенных по цене услуг.

 

Автор: Петрович
Каковы механизмы реализации вашей идеи восстановления "полноценной Россиии"? Кто может возглавить процесс? Может быть - российский олигархический капиталл? Или прогнившее и погрясшее в коррупции российское чиновничество? Пока, извините, но все это выглядит как прекраснодушное мечтание... Реальность-то совсем другая. Русский мир, действительно, всего лишь симулякр. А в реальности РФ и "Большая Россия" стали частью "Англосаксонского мира", при вящем участии "российских политических элит", абсолютно не мыслящих категориями национальных интересов. Или, может, я не прав?
13.04.2010 // 13:51

Буду отвечать по порядку, как говорят, по мере поступления.

Механизм восстановления полноценной России мне видится таковым: ревизия государственно-правовых решений, принятых в период 1917-1922 гг. и в 1991 г. И в том, и в другом случае грубейшие нарушения правовых норм государственного строительства, права народа на выбор формы государственного устройства. - В 1917 г. в России прошли всенародные выборы Учредительного Собрания, которое должно было решить в каком виде страна может существовать в дальнейшем. Вместо этого решения, большевики, разогнав и уничтожив Учредительное Собрание, создали лоскутное государственное образование по этническому признаку из нескольких союзных и автономных республик. В 1991 г., при грубейшем нарушении Хельсинских соглашений 1975 г., эти лоскутные образования разорвали страну, поправ мнение абсолютного большинства граждан, не желавших  политико-экономического разделения. С учетом исторических реалий, самым оптимальным механизмом восстановления страны может быть избрание Учредительного Собрания гражданами республик бывшего Советского Союза и определения им способа дальнейшего существования страны - политического, экономического, культурного. Хотя, может быть и другой путь - тот, что выбрала Германия в 1990 г., когда решение о воссоединении было принято на уровне законодательных органов.

Возглавить процесс, в крайнем случае, на начальной стадии, может каждый из нас, тех, кто желает воссоединения. Даже на уровне слова, оно, все-таки, было в начале всего! (Это, кстати, к вашей реплике о «прекраснодушном мечтании»).

Капитал, российский в том числе, это не только абстрактное понятие, выражающее процесс производства, накопления и распределения материальных благ, но и люди. А вот в своем личностном выражении российский капитал становится все более социально окультуренным, более образованным и духовно просвещенным. А следствием этого является понимание своей исторической миссии, связанной с тем социокультурным пространством, в котором он сформировался и находится. И при всей интернационализации и транснациональности российский капитал все больше будет понимать, что его базовые ценности (не только экономические, но и социокультурные) находятся в Российском Доме, а не в каком-либо другом - Европейском или Китайском. К слову сказать, такое понимание начинает охватывать не только капитал Российской Федерации, но и Украины, Белоруссии, Казахстана и т.п.  В этом плане с капиталом надо работать - и ученым, и журналистам, и общественным деятелям, и государственным служащим...

Российское чиновничество по своим морально-нравственным и другим качествам ничем, принципиально, не отличается от других социальных категорий,  таких, допустим, как предприниматели, рабочие, преподаватели или милиционеры. Чиновники - важное звено государственного аппарата. А государство вряд ли получится отменить в среднесрочной и даже долгосрочной перспективе.  К тому же, государственные чиновники будут реагировать на социальные импульсы, идущие от общества. И общество должно учитывать и использовать такие качества российского чиновничества, как усердие, организованность, непритязательность, трудолюбие. Хочу попутно заметить, что российское чиновничество является наследником и носителем тех качеств, которые были выработаны чиновниками Российской Империи и Советского Союза, на плечах которых лежало управление огромнейшей по размерам страны, сложнейшим государственным механизмом.  Я думаю, что с таким опытом российское чиновничество если не превосходит, то ни в чем не уступает  чиновничеству Великобритании, Китая или США.

Что касается симулякров, то, давайте сравним: не напоминает ли Вам симулякр идея объединения той же Германии, выдвигаемая в 70-е годы прошлого века, или не казались ли симулякром модели распада СССР, выстраиваемые в начале 80-х годов. А кто мог принять за реальность распад Российской Империи в 1913 г. или 1914 г. Так что в нашем случае идея Русского Мира никак не подходит под определение симулякра. Хочу сказать, что азербайджанцы, узбеки, таджики, киргизы, украинцы, в большинстве отправляющиеся на работу в Российскую Федерацию, а не в Иран (там проживает ок.  20 млн. из 28 млн. всех азербайджанцев в мире), Турцию или Польшу, уже сейчас реализуют идею Русского Мира и убирают все возможные на этой почве симулякры.

Петрович, другое дело, что Ваш скептицизм связан с переживаниями за судьбу Русского Мира. Я так это понимаю. Потому мой совет - начинайте что-то делать по собиранию Русского Мира и подтягивайте к вашему (и нашему) делу всех, кого можно подтянуть - предпринимателей, чиновников, журналистов, ученых... Только из малых дел строятся большие, а из деталей возводятся великие конструкции!

 

Автор: Стас
Судя по тому, что Вы пишите, правильнее было бы говорить не о Русском мире, а о Русской земле. Может быть, эти понятия могут дополнять друг друга: Русский мир - везде, где живут русские. Русская земля - Россия, Белоруссия и Украина? И начинать нужно, как раз, с собирания Русской земли?
13.04.2010 // 13:41

Стас, хочу отметить, что в Вашей постановке проблемы, безусловно, есть логика и предметно-практическая ценность. Потому, я не хотел бы напрочь опровергать Ваши суждения. Однако, здесь есть некоторые тонкости.

В русском культурно-лингвистическом контексте, Мир это обустройство территории, а Земля это поле родовых социально-генетических связей. Потому Русский Мир это пространство освоенное, осваиваемое и вовлеченное в орбиту русской цивилизации. Историко-географически это территория бывшего Советского Союза. Русская Земля это, безусловно, вся современная Украина, Белоруссия и значительная часть Российской Федерации (за исключением ряда этно-культурных регионов на Северном Кавказе, Поволжье, Сибири. Хотя в целом Сибирь, конечно же, Русская Земля). Но, процесс собирания русских земель в современных условиях может быть обеспечен восстановлением российского социокультурного и цивилизационного пространства - исторически сформировавшейся территории Русского Мира. Может происходить так, что вначале будет происходить восстановление общности фрагментов исторической России, а затем (или параллельно) собирание Русской Земли. - Например, сейчас складывается союз Российской Федерации, Белоруссии и Казахстана. Ближе к этому союзу Киргизия, Таджикистан, Армения. Южнорусские земли, включенные в политический формат украинского государства, находятся вне этого объединительного процесса.

Что касается мест проживания русских, точнее, русскокультурных, то до той поры, пока эти места не станут осваиваться и существовать в соответствии с русскими социо-культурными ценностями и цивилизационными стандартами говорить о планетарном распространении Русского Мира у нас нет оснований. Все-таки, русские во Франции, США или Израиле это диаспоральные (зарубежные, в полном смысле этого слова) сообщества, которые во многом живут по сложившимся на территории их проживания стандартам.

Поэтому, есть все основания говорить о Русской Земле, Русском Мире и Русском Зарубежье. Это три уровня существования российской цивилизации в современном геополитическом пространстве.

Так вот, люди, живущие за политическими пределами современной Российской Федерации должны помнить, что они живут в Русском Мире - в пространстве российской цивилизации, которая строилась их предками. А чтобы они об этом не забывали, им об этом нужно постоянно напоминать. В этом и состоит основная функция общественных и государственных институтов, соответствующего профиля - фондов, организаций российских соотечественников, Департамента по делам соотечественников МИД РФ...

 

Уважаемый Анатолий Сергеевич, какое место, по Вашему мнению, в проблеме "Русского мира" занимает то, что официальная Россия не видит разницы между русскими и русскоязычными? Не считете ли Вы, что "Русскоязычный мир" часто откровенно враждебен Русскому миру?
07.04.2010 // 15:40

Здравствуйте, Николай Петрович!

Прежде всего, хотел бы отметить, что, не имея ничего принципиально против термина «русскоязычный», я все-таки склонен использовать, применительно к носителям ценностей Русского Мира, другой термин - «русскокультурный». Во-первых, язык, при всей его значимости, это все-таки часть и производное культуры. Во-вторых, можно пользоваться языком, но не владеть культурой или, более того, быть враждебным культуре своего же языка. Это мы можем наблюдать сплошь и рядом. В-третьих, отдельные русскоязычные сообщества (в виде организаций, групп и т.п. социальных фрагментов) могут быть, действительно, враждебны Русскому Миру, русской культуры (органичной частью которой является русская история) и российской цивилизации. В-четвертых, исходя из отмеченного, «Русскоязычного мира» фактически не может существовать. Что, собственно, Вы, Николай Петрович, и отмечаете!

Вообще сведение проблемы Русского Мира к русскоязычию во многом является следствием так называемого операционистского метода анализа и оценки ситуации. Этот метод активно используется в американской социальной науке (социология, политология, культурология), а его методологической базой является американская философия прагматизма (Ч. Пирс, Дж. Дьюи, У. Джемс). Одной из специфических черт этой философии является определение истины, которое метафорически выразил У. Джемс: "Истина - это кредитный билет, который имеет силу только в определенных условиях". Еще более определенно высказался Дж. Дьюи: истина - это то, что служит нашему классу / нашим интересам. Другими словами, истина это полезность, работоспособность идеи. Но, подчеркну, с позиций тех, кто эти идеи формирует и формулирует.

Операционизм темы, в данном случае, заключается в том, что используются удобные (для акторов процесса) конструкции, когда не надо (или даже нельзя) вникать в содержание. - Делать ставку на язык общения, упуская мировоззренческие позиции, весь культурный комплекс. Допустим, «русскоязычный мир» строится на примере организации Франкофонии, куда входят, наряду с реально франкоговорящими странами, Албания, Румыния, Македония, Болгария, Молдавия. На правах ассоциативного члена Армения, а Украина, Латвия, Литва и Эстония являются наблюдателями. Применительно к Русскому Миру такая «русскоязычная модель» приводит к элементарному межкультурному общению. Что само по себе и неплохо, но уводит нас от главного - собирания осколков поликультурного, полиэтнического и поликонфессионального Русского Мира в рамках общего социокультурного и цивилизационного пространства с перспективой восстановления и дальнейшего развития цивилизационной супернации, русской или российской, если угодно.

Не хотел бы быть понятым таким образом, что я умаляю значение русского языка. Я просто хочу сказать, что его функционирование и распространение мы можем обеспечить через утверждение русской культуры и восстановление, а, может быть и воссоздание Русского Мира.

Что касается восстановления территориальной целостности разорванной на части страны, воссоздания разрушаемого российского социокультурного пространства, то в этом случае речь должна идти о втором уровне базирования России в современном геополитическом пространстве - территории бывшего Советского Союза. Первый уровень базирования - это собственно территория нынешней Российской Федерации. Только должным образом организованное обустройство Русского Мира на двух своих базовых уровнях может обеспечить выполнение потребной современному человечеству геополитической миссии России - имперскому ограничению империалистических посягательств на мировое господство, исходящих, главным образом, от США*. Эти два уровня должны обеспечить переход на третий, функциональный, геополитический уровень позиционирования России в мировом устройстве XXI века.

Формирование третьего функционального уровня геополитического расположения России связано с определением сферы жизненных (или национальных) интересов, что является характерным для любого ведущего геополитического игрока. Известно, что функциональный уровень геополитического позиционирования занимает важнейшее место в современной внешней политике Соединенных Штатов Америки. В качестве сфер национальных интересов правительство США объявило многие регионы Ближнего Востока, Латинской Америки, Южной Азии, Европы и др.

Первый базовый уровень расположения Русского Мира является его природным свойством, второй базовый уровень - есть его исторический атрибут, третий функциональный уровень - определяется геостратегическими требованиями.

Обозначив третий, функциональный, уровень геополитического базирования России как сферу жизненных интересов, хотел бы уточнить, что в данном случае речь идет не столько о национальных интересах, в их политическом выражении, сколько о цивилизационных интересах - геополитических интересах российской цивилизации. Естественно, что реальным проводником в современной ситуации геополитических интересов Русского Мира могут выступать государственные институты Российской Федерации. В этом контексте, говоря о геополитической стратегии России в современном мире, мы можем говорить о государственных интересах Российской Федерации, которые распространяются на территории, прилегающие к границам бывшего Советского Союза, т.е. к окраинам российского социокультурного пространства.

Географически государственные интересы Российской Федерации, аналогичные в настоящий момент цивилизационным интересам Русского Мира, на западе распространяются на территории, занимаемые такими государствами как Финляндия, Польша, Германия (восточная ее часть или Пруссия), Словакия и Чехия, Венгрия, Румыния. На юге - Болгария, Греция, Турция, Сирия, Ливан, Израиль и Палестина, Ирак, Иран (северная часть), Афганистан (северная часть), Монголия. На востоке - Япония, штат Аляска Соединенных Штатов Америки, Канада. Все эти территории так или иначе связаны с историей Русского Мира и имеют, различной степени, связи с российскими социокультурными традициями.

Нынешние территории некоторых из этих государств в определенные исторические интервалы включались в состав российского государства (полностью или частично). Это Финляндия, Польша, Румыния, Турция, США. Ряд государств входили в международные организации, контролируемые Советским Союзом/Россией или были зависимы от России в иных формах - Польша, Восточная Германия, Чехия и Словакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Иран, Афганистан, Монголия. Однако геополитическая стратегия России и позиционирование ею своих цивилизационных интересов в примыкающих географических пространствах обосновывается не только и даже не столько историческим прошлым, сколько жизненной необходимостью обеспечить условия своего социокультурного развития, сохранить и реализовать очаги будущего человеческой культуры, расположенные в пределах ее цивилизационного пространства.

Наиболее важным участком цивилизационных интересов России является юго-западное геостратегическое направление. Это обосновывается тем, что на западе сейчас работает проект под названием «Европейский Союз», имеющий высокий технологический (в смысле, цивилизационный) уровень, хотя и с весьма проблематичным культурным (т.е. содержательным) потенциалом. Прибалтика ещf не готова к возвращению в российское социокультурное пространство, Польша пока окончательно не разочаровалась в Евро-атлантическом доме, устройство которого контролируется США. Да и к тому же, Польша, всегда переполненная непомерными амбициями, стремится позиционировать себя в качестве регионального лидера, представляясь порученцем Соединенных Штатов в Европе. Еще не пришло время, когда поляки наконец-то полностью почувствуют разницу между «прелестями» евро-атлантической цивилизации и своими возможностями ими пользоваться.

При этом, необходимо отметить, что когда мы говорим «Польша» или «Прибалтика» в контексте геополитического дискурса, мы должны иметь в виду политические элиты государственных образований и их ориентации, а не общество страны или общественные умонастроения. Поэтому речь идет не о поляках или литовцах, латышах и эстонцах, а о современных государствах, возникших на территориях их проживания.

К тому же, Европейский Союз, в силу отмеченной цивилизованности, может строить с Россией нормальные взаимовыгодные добрососедские отношения. Особенно, если в нем будет возрастать политическое влияние германского и французского факторов, которые при их естественной реализации будут объективно оппозиционировать американскому кураторству, зачастую осуществляемую посредством Великобритании. Такое развитие событий, которое по существу является желательным не только для России, Германии и Франции, но и для Италии, Испании и даже Великобритании, государства, расположенные на западной территории цивилизационных интересов Русского Мира (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия), обретут свой природный статус транзитного пространства. Пространства контактов, сотрудничества и соперничества российской и европейской цивилизаций. То, что сейчас там доминируют даже не европейские, а американские геополитические интересы и подавлены российские, является совершенно ненормальным. И как всякое ненормальное явление оно должно быть исправлено и излечено.

Что касается восточного и южного направлений цивилизационных интересов России, то они имеют свои четкие и на сегодняшний день естественные пределы в виде США, Канады, Японии, Китая, Индии и Ирана. В отношении США-Канады и Японии позиция России должна осуществляться достижением паритета геополитических интересов в режиме непосредственного контакта, в силу отсутствия естественных транзитных территорий. Единственным спорным участком здесь может стать только территория Аляски, на которой присутствие России будет обозначаться социально-экономически. В отличие от США и Японии, Китай и Индия являются стратегическими партнерами геополитики России. Социогенетические и социокультурные установки индийской и китайской цивилизаций ориентируют данные государства на эндо-политику, направленную не на мир внешней культуры, а на мир эндогенной культуры. Если для евро-атлантической и российской цивилизаций свойственно определять и строить свое общество в мире, то для индийской и китайской - внешний мир строится и определяется в своем обществе. Поэтому для России во взаимоотношениях с Индией и Китаем особых геополитических проблем, по определению, возникать не должно. Важно только учитывать специфические культурно-цивилизационные ценности и принципы того и другого государства.

С учетом таких особенностей Россия может без особых проблем вернуться в Монголию, которая не только относится к зоне цивилизационных российских интересов, но и имеет прямое отношение ко второму базовому уровню геополитического расположения России, с его историческими признаками. Истоки формирования Великой Монгольской Империи Чингисхана лежали как на территории современной Северной Монголии, так и российской Бурятии.

Особое место в этом направлении также занимает Афганистан, т.к. это территория, социальная конфликтогенность которой может быть нейтрализована только совместными усилиями основных геополитических игроков - России, Европейского Союза и США. Наиболее оптимальным способом разрешения афганской проблемы видится разделение ответственности между Россией (Северный Афганистан) и Евро-атлантическим сообществом (Южный Афганистан). Понятно, что для достижения этого Россия, прежде всего, должна вернуться в полном объеме на свои исторические территории в Казахстане и Средней Азии.

Вот теперь, и в заключение статьи, вернемся к основному и главному направлению реализации цивилизационных интересов России - юго-восточному, которое включает в себя Турцию, Ирак, Сирию, Ливан, Иорданию, Палестину и Израиль. Наиболее проблемным участком этого направления, безусловно, является Турция. И не только потому, что она непосредственно граничит с Россией, даже - не столько потому.

Во-первых, Турция удерживает до сегодняшнего дня культурно-исторически значимые для Русского Мира территории. Это область Константинополя (Царьграда), которая в определенной степени имеет сакральный смысл для России, для Православия. Являясь формальным, если не декларативным центром Православного Христианства Константинопольская духовная ойкумена, лишенная административно-территориальных признаков и политико-управленческих средств, не в состоянии решать конкретные интеграционные задачи в рамках православной конфессии. К месту будет сказано, что возможность исторического примирения западного и восточного Христианства возрастет на несколько порядков, если Вселенское Православие организационно консолидируется. В таком случае консолидированное Православие и централизованное Католичество намного оперативнее смогут осуществлять сотрудничество и вырабатывать общие институциональные стандарты. Сейчас, когда внутри Православия отсутствует организационное единство и, более того, множатся попытки раскола действующих Церквей никакой вопрос христианского объединения не может быть эффективно решен. Что касается раскола Православия, то он как раз наиболее агрессивно инициируется в юго-западной части Русского Мира - на Украине. Вначале автономизация украинских епархий Русской Православной Церкви, затем попытки создания поместной украинской церкви идут вопреки не только консолидации Православия, но и сотрудничеству восточного и западного Христианства. В этом случае происходят вообще антирелигиозные события, когда во главу угла формирования украинской поместной церкви кладутся совершенно не духовно-религиозные идеи, а этно-политические установки украинства. В результате, получается совсем не христианская, а этническая церковь. Это все усугубляется еще и тем, что украинские этномаргиналы, активно задействованные в церковном расколе Русской Православной церкви, на самом деле даже не хизуються своей нацией, а шизуются национальной принадлежностью. Потому восстановление и воссоздание религиозно-церковного центра Православия в Константинопольской (Царьградской) области в состоянии воспрепятствовать политическим по сути тенденциям конфессионального разобщения.

Из этого вовсе не следует, что образование Константинопольской Православной области неизбежно должно повлечь нарушение территориальной целостности современной Турции. Такая область может быть образована по аналогу с Папской областью - Ватиканом - в Италии. Важно только, чтобы эта Православная область имела полную административно-территориальную самостоятельность и, конечно же, не контролировалась турецким государством.

Во-вторых, что касается Турции. Это государство аннексирует значительную часть территории одного из важнейших компонентов российского культурно-цивилизационного пространства - Армении. Достаточно сказать, что один из важнейших символов Армении - гора Арарат - находится за турецкой границей. Безусловно, что Россия, заботясь о восстановлении своего территориального единства должна поставить вопрос перед международным сообществом о цивилизованном воссоединении северной и южной Армении. В процессе достижения этой цели Россия могла бы более активно работать с курдским национальном движением и поддерживать справедливые требования курдов о создании своего государства, которое станет надежным российским союзником в этом важном геополитическом регионе. Курдскому государству вряд ли необходимо претендовать на территории в Иране и Сирии, а вот исторические очаги на севере Ирака (который по причине американского вторжения уже потерял все признаки самодостаточного государства) и на востоке полуострова Малая Азия имеют все признаки лечь в основу курдского государства. Одним из механизмов образования такого государства может стать режим протекционизма над Курдистаном со стороны Турции и России, что позволит нейтрализовать наиболее острые конфликтные ситуации. Протекторат в данной ситуации не означает кондоминиум, а призван, прежде всего, распределить геополитические интересы России и интересы Турции как регионального лидера.

 


* Империя - понятие, этимологически исходящее от слов «власть» и «государство», выражающее вид (форму) организации управления социумом на обширном географическом пространстве, при котором разнообразные регионы государства пользуются покровительством имперского центра. Имперский способ социального управления обеспечивает ограничение своеволия провинций и региональных вождей, угнетающих малые социальные сообщества.

Империализм - этимологически связан с господством и обозначает подавление любого своеобразия, навязывание различным регионам стандартов, выработанных в империалистических центрах. Империалистическая политика означает стремление к гегемонизму и подчинению своим интересам всех окружающих социальных общностей и институтов.

 

Автор: Василий
Сделает ли Янукович русский язык государственным? Если да - когда? Если нет - почему?
05.04.2010 // 23:50

Василий, видимо, отвечать на вопрос  с такой формулировкой правильнее было бы самому Виктору Федоровичу или, как минимум, представителям его Администрации, либо Партии регионов. Я могу лишь предполагать.

1.     Государственным русский язык лично В. Янукович не сделает, потому что в соответствии с Конституцией Украины этот акт прерогатива Верховного Совета, реализуемая, опять же, при наличии конституционного большинства в 300 депутатов из 450. Сейчас, нам надо «поблагодарить» украинских коммунистов, которые в 1989 г. обеспечили принятие Закона Украинской Советской Социалистической Республики  «Об языках в Украинской ССР», где государственным провозглашен только украинский язык, а русский язык приравнен ко всем прочим этническим языкам на Украине.

2.     С другой стороны, В. Янукович имеет возможность подать в Верховный Совет Украины законопроект о придании русскому языку статуса государственного. И тогда вся ответственность за его прохождение ляжет на нынешний депутатский корпус.  Он также может инициировать проведение всенародного референдума по этой проблеме. Хочу сказать, что эти позиции весьма выгодны для Януковича как президента, т.к. от 60 до 75 процентов граждан Украины (по данным различных социологических опросов) не возражают против придания русскому языку статуса государственного на Украине.

3.     Сделать шаг в сторону русской культуры и русского языка В. Янукович реально сможет, я думаю, тогда, когда его настойчиво будут ориентировать в этом направлении русскокультурные организации - политические, общественные - и социально активные граждане. Возникшая сейчас ситуация в этом вопросе - своеобразный лакмус для общественно-политических организаций и движений, которые должны показывать свою дееспособность и уйти от поведения политического инфантилизма, когда уповают на «доброго барина» или «доброго царя». Кстати, большое испытание здесь ждет движение «Русскоязычная Украина», которое создано членами Партии регионов. Другими словами, В. Януковичу необходимо создавать социальный ресурс (усилиями русскокультурных партий и организаций), который даст ему возможность на этот ресурс опираться, но главное - который будет заставлять его выравнивать социокультурную ситуацию на Украине, которая имеет явный перекос в сторону украинства. И это при том, что русскокультурная среда явно доминирует, по численности  своих представителей, в социальном пространстве Украины.

4.     В случае если указанные в предыдущем пункте условия не будут соблюдены, то культурная политика В. Януковича, равно как и Кабинета министров Украины все более будет похожа на политику Л. Кучмы со всеми его правительствами и с их ползучей украинизацией, апофеозом которой стала книга «Украина не Россия»

5.     В пунктах 3 и 4  как раз содержатся ответы на вопросы - когда? и почему?

Автор: Алексей
Анатолий Сергеевич, чем на Ваш взгляд вызвана оголтелая антикатолическая пропаганда РПЦ в бувших республиках СССР?
31.03.2010 // 21:08

Уважаемый Алексей, я думаю, Вы несколько погорячились в своих определениях.

Русская православная Церковь никогда не занималась и не занимается антикатолической пропагандой, хотя бы потому, что сама является кафолической (католической) Церковью, т.е. Всеобщей, Вселенской, Соборной.

Видимо Вы имеете в виду протесты Русской Православной Церкви против политики конфессионального прозелетизма, которую проводят на протяжении почти что тысячи лет руководители Римской Католической Церкви.

А вот здесь надо определиться в понятиях; что называется - развести понятия. Я имею в виду прозелетизм и миссионерство.

Прозелетизм это политика обращения в свою конфессию верующих другой конфессии на их исторически сформировавшейся территории. Когда речь идет о близких конфессиях, каковыми являются Православие и Католичество (последнее в Христианстве, по сути, ответвление от канонического Православия), то прозелетизм ни что иное, как религиозное рейдерство. В данном случае, прозелетизм западных католиков в отношении православных напоминает вторжение в ваш дом соседа с целью контролировать и навязывать поведение вашим детям.

Миссионерство же является проповедью веры в своей социальной среде и в среде неразвитых религиозных форм.

То есть, по определению, деятельность Римской Католической Церкви в православной среде не может быть обозначена как миссионерская.

Поэтому выступления Русской Православной Церкви против политики прозелетизма Римской Церкви на территории исторического Русского Православия совершенно обоснованы со всех позиций - морально-нравственных, религиозных, социокультурных, цивилизационных, исторических, политических.

Тем более, что практика Римско-католического прозелетизма находится в полном противоречии с их же собственными декларациями. Имеется в виду провозглашение II Ватиканским собором Римско-Католической церкви ее отношение к Православной Церкви как к «Церкви-Сестре».

Пагубные последствия Римско-католического прозелетизма достаточно хорошо известны. Это униатский раскол в среде западно-русского Православия, искоренение Православия в среде прибалтийских народов - жемайтов, ливов, латгальцев и др. Абсолютно жестоким и трагическим по своим последствия был римско-католический прозелетизм среди сербско-хорватского народа, который привел братоубийственной войне, длящейся столетиями. Народ, говорящий на одном языке (сербскохорватском), имеющий общую славянскую историю, оказался расколотым по конфессиональным признакам на сербов-православных и хорватов-католиков. Причем последние прозелетизм Римско-католической Церкви осуществляли методом уничтожения своих православных братьев. Сошлюсь на данные Википедии. - Согласно планам фашистского движения усташей, основанного при поддержке Б. Муссолини в 1929 г., 1/3 живших в Хорватии сербов должна была быть уничтожена, 1/3 - изгнана, а 1/3 насильно обращена в католичество. Во время оккупации Югославии фашистской Италией в 1941 году значительная часть католического духовенства  выступала  в  качестве  вдохновителя  осуществляемого  усташами террора. «За выдающиеся  заслуги  в  усташской  деятельности»  хорватский нацист Павелич  наградил  120 католических священников. По отношению к православному населению усташи проводили политику крайнего униатизма и насильственного окатоличивания. С точки зрения усташей, православие было их главным врагом. Католические духовные лица среди усташей поддерживали жестокости и преступления, помогали в проведении мероприятий по принудительному обращению православных в католическую веру на территории всей Хорватии.

Автор: Максим
Есть небезызвестный великодержавный русский шовинизм, с прозиций которого многие русские, особенно москвичи, уничижительно отзываются обо всем белорусском и украинском. Дескать, украинцы лишь в конце XIX века обрели язык и культуру. Но известно, что еще Гоголь в Петербург привозил пьесы на украинском языке. Считаете ли Вы, что объединительным началом должно стать Православие, которое возникло на землях Руси, в т.ч. Руси Малыя и Белыя, раньше христианстваа и оно, согласно "Велесовой книге", возникло как интеграция "четырех слонов", на которых стояла Земля Русская: Правь, Навь, Явь и Славь (последнее -- сокращенно от Матери-Славы, или Матери-Сва, защитницы и вдохновительницы русских людей).
30.03.2010 // 14:22

Максим, есть проблема по поводу некорректных высказываний. Однако хотел бы добавить и уточнить, что речь должна идти не только о высказываниях москвичей в адрес «всего белорусского и украинского», но и об обратных высказываниях, а также о, зачастую хамских, высказываниях в отношении сибиряков, уральцев, кавказцев и прочая, и прочая... Москвичи это особая тема. Но, следует заметить, что при наличии некоего «московского барства», абсолютное большинство москвичей открытые и добрые люди, без гонора и пренебрежения к другим...

Что касается украинского языка, то тут не так все просто, как Вы пишете.

Во-первых, следует различать разговорный язык и правописание на языке.

Когда Вы пишете «еще Гоголь в Петербург привозил пьесы на украинском языке», то Вы явно имеет в виду правописание. А вот смею вас заверить, что украинского правописания ни во времена Гоголя, ни во времена Шевченко, тем более во время Котляревского не было. Более того, не было этнонима «украинец», а был этникон или этнохороним, выводимый из топонима «Украина», т.е. житель пограничной южнорусской местности.

И. Котляревский в самом конце XVIII в. написал свою «Энеиду» не на украинском языке. О чем говорит полное название произведения - «Виргилиева Энеида. На малороссийский язык переложенная И. Котляревским».

Т. Шевченко в конце своей жизни, т.е. после смерти Н. Гоголя, написал «Южнорусский букварь», который принципиально не отличался от существовавшего в середине XIX века официального русского алфавита.

Опять же ни у Котляревского, ни у Шевченко нет украинского правописания и языка.

Первое приближение к украинскому языку и правописанию мы можем найти у П. Кулиша, который, будучи москвофилом, придумал южнорусское правописание для передачи народного колорита Южной Руси (Малороссии) и применил его в своих произведениях - «Записках о Южной Руси» (т. 1, 1856) и в «Грамматике» (1857). На «кулишовке» (такое название получила система народного южнорусского правописания П. Кулиша) в этот период были изданы книга для чтения «Граматка» и «НароднЁ оповЁдання» («Народные рассказы») Марко Вовчок. О том, что Пантелеймон Кулиш не помышлял об особой и отдельной украинской истории и об отличном от русского литературного украинском языке красноречиво свидетельствуют его исторические труды (названия даю по оригиналам):

Записки о южной Руси, тома 1-2 (СПб,1856)

ИсторЁя возсоединенЁя Руси. Том I (СПб,1874)

ИсторЁя возсоединенЁя Руси. Том II (СПб,1874)

ИсторЁя возсоединенЁя Руси. Том III (СПб,1874)

ОтпаданЁе МалороссЁи от Польши, Томъ 1 (1340-1654) (Москва, 1888)

ОтпаданЁе МалороссЁи от Польши, Томъ 2 (1340-1654) (Москва, 1888)

ОтпаданЁе МалороссЁи от Польши, Томъ 3 (1340-1654) (Москва, 1888).

А также факт неприятия им использования его «кулишовки» в австрийской Галиции для создания отдельного украинского языка.

Даже Евгений Желеховский, один из активистов австрийской «Просвиты», создавший еще один вариант  южнорусского правописания (с использованием «кулишовки», против чего, кстати, и возмущался П. Кулиш), прозванный «желеховкой», также еще не говорит об украинском языке, а называет свой труд, изданный во Львове в 1886 г., «Малорусско-немецкий словарь».

По сути, украинский язык стал активно внедряться усилиями Имперской канцелярии Австро-Венгерской Империи и при пособничестве части западнорусской интеллигенции, подверженной австро-венгерской культуртрегерской политики, в 90-е годы XIX века. А укоренился на территории Южной и Юго-Западной Руси, получившей название Украинская Советская Социалистическая республика (Украина), при покровительстве и продавливании коммунистического режима.

И, наконец, говоря о значении Православия для Единой Руси (Южной, Белой и Великой), мы должны помнить, что в Русском Мире существуют и другие религиозные системы - Ислам, Буддизм, ветви Христианства... И между ними необходимо поддерживать гармонию. Они тоже вносят свой вклад в развитие Русского Мира, который по определению является поликонфессиональным и полиэтничным, хотя и базируется на русской этнической воли и русской этнической культуре.

Особое место в религиозном комплексе мирового Православия принадлежит Русской Православной Церкви. Это место определяется не столько численностью, сколько глубокими, богатыми и разнообразными традициями Русского Православия. На  основе этих традиций сформировались отличительные признаки Русской Церкви, которые выделяют ее не только среди Христианских,  но и среди Православных Церквей.

Христианство приходит на Русь от Апостола Андрея Первозванного, и, в отличие от Израиля и Рима, здесь христианская Проповедь сразу же находит и понимание, и одобрение, и поддержку. Уже в первом веке вдоль течения Днепра - от Крыма до озера Ильмень - предки современных русских, украинцев и белорусов стали исповедовать Христианство. Распространению Христианства в Восточной Европе помешало историческое событие, длительное по времени и разрушительное для социальной структуры древнерусского общества. Речь идет о Великом переселении народов, когда орды кочевников с востока и севера вторглись в пределы европейского субконтинента.

Второе и уже окончательное принятие Христианства древней Русью произошло в конце Х века. Хотелось бы отметить, что и на этот раз выбор был сознательный, не навязанный извне или ставший результатом стечения обстоятельств, или предпринятый как вынужденная мера. К этому времени на Руси уже хорошо знали Христианство. И не только от своих современников (многие дружинники Великого Князя Владимира были христианами, христианкой была бабушка Князя - Княгиня Ольга); была жива социально-генетическая память о первых предках-христианах, живших еще в I веке, почти что тысячу лет до эпохи второго Крещения Руси.

Ни Иудаизм, который исповедовали соседи на юго-востоке - хазары, ни Ислам, бывший религией других соседей, на северо-востоке - булгар, не были приняты Русью в Х веке. Из двух, к тому времени уже практически обособившихся Церквей - Византийской и Римской - русские остановили своей выбор на традиционном Христианстве, которое спустя сто лет оформилось во Вселенскую Православную Церковь.

Сделано это было потому, что именно Православие своим демократическим устройством, организационной соборностью и высокими духовными устремлениями более всего соответствовало характерным чертам русского народа.

Русские не просто приняли Православие, они вдохнули в него новую жизненную струю, новые идеи, обогатили религиозное содержание фундаментальными постулатами. Русское Православие, не разрывая христианской традиции, идущей от первых Апостолов, выстроило свои специфические параметры религиозной системы, создало свою принципиальную религиозно-философскую идиологему, в основу которой положены постулаты Исихазма (Нестяжательства), Подвижничества (Старчества) и Соборности.

Исихазм (от греч. hesychia - покой, безмолвие, отрешенность) означает учение о пути единения человека с Богом, самососредоточенности индивидуального сознания, в том числе в молитвенном озарении. Таким образом, достигается постижение Бога или Божьего сознания, т. к. индивидуальное сознание является элементом Абсолютного Сознания. Корни Исихазма уходят в раннее Христианство и связаны с Византийской религиозной культурой. Поэтому принцип Исихазма обозначает преемственность Русского Православия и Византийской религиозной традиции.

Одним из наиболее значимых представителей русского Исихазма был Нил Сорский (ок. 1433-1508), в миру - Николай Майков, основавший учение Нестяжательства. Оно фактически и стало русским Исихазмом, обретя черты самобытности и своеобразия. Нестяжательство развивало идеи нравственного самоусовершенствования и проповедовало освобождение человеческого духа от мирских проблем.

Подвижничество или Старчество на первый взгляд можно представить как учение, вытекающее из Нестяжательства (хотя бы на основании того, что первая община Нестяжателей, основанная Нилом Сорским, получила название «заволжские старцы»). Однако, на самом деле, это не так.

Во-первых, Подвижничество реализует принцип духовного руководства мирской жизнью, а не уход от нее.

Во-вторых, Подвижничество возникает в Русском Православии раньше, чем утверждается Исихазм и Нестяжательство.

В-третьих, Подвижничество в большей степени есть явление чисто Русской религиозной культуры.

Подтверждением этому служат имена и деятельность Сергия Радонежского (1321-1390) и Серафима Соровского (1759-1833), в миру - Прохора Мошнина.

С другой стороны, между Нестяжательством и Подвижничеством существует глубокая внутренняя связь. Она заключается в том, что человек, прежде чем приступить к духовному руководству мирской жизнью, должен внутренне очиститься, подготовиться, освободив себя от призрачных житейских хлопот и соблазнов. Поэтому для реализации принципа Подвижничества необходимо должна быть преодолена ступень Нестяжательства.

Принцип Соборности предполагает духовное единение верующих в рамках Церкви. Причем Церковь здесь понимается скорее не как религиозный институт, а как форма единения, в том числе в виде религиозного сооружения, где верующие могут собираться.

Соборность обосновывает духовное равенство всех верующих - и мирян, и церковных служителей. Кстати, в традициях Русского Православия проводить религиозные съезды с равным представительством и равными полномочиями всех категорий верующих.

Максим, что касается Вашей, фактически, оппозиции Православия  Христианству, когда вы пытаетесь вывести Православие из этно-конфессиональной традиции русичей («Велесова книга»), то она, мне видится, не совсем корректной. И в этимологическом, и в понятийном смыслах. Православие все-таки происходит от греческого @ρθοδοξсα - буквально «правильное суждение» или «правильное учение». И его принципы неотъемлемая часть традиционного (если угодно - исторически истинного) Христианства.

Другое дело, что Русское Православие включило в себя опыт дохристианской религии русичей и нам еще предстоит вычислить и должным образом оценить этот ценный опыт...

Автор: Русский
Считаете ли возможным и необходимым формирование на Украине малороссийского самосознания как альтернативе украинизации? Вообще, может ли Украина оставться частью "Русского мира", идя по пути укрепления украинской госудасртвенности? Или правы те, кто говорит, что независимая Украина ВСЕГДА будет антироссийской и антирусской?
29.03.2010 // 13:53

Я думаю, что надо вести речь об укреплении и развитии русского самосознания, включая его великорусские, белорусские, югорусские, малороссийские и, даже, украинские оттенки. Почему я говорю об украинских оттенках? Потому, что абсолютное большинство (м.б. даже 99%) нынешних украинцев являются жертвами украинизации, людьми, забывшими свое этническое русское имя. И нам надо возвращать их к своей исторической социо-генетической памяти, пусть и пока обращаясь к ним по придуманными украинизаторами имени. Это в виде уточнения.

Что касается отношений Украина - Русский Мир, то в этом и следует искать способы воздействия на украинцев, возвращения им русского самосознания, восстановления ментальности русинов, малороссов, полищуков, лемков, бойков, гуцулов, новороссов - всех этно-культурных югорусских фрагментов большого Русского Мира.

Политологический вектор анализа украинской проблемы в Русском Мире приводит нас к необходимости проследить историю возникновения и сохранения идеологии украинства и ее производных - этнонима и государственности. Главное, в чем убеждаешься при этом исследовании, что государство Украина строилось как австрийская калька.

В Австрии, и когда она была эрцгерцогством, и когда стала империей, и позже при республиканской форме правления, доминирующим государствообразующим этносом были немцы. И современные австрийцы, т.е. граждане Австрии, это этнические немцы (южные), разговаривающие на австро-баварском диалекте немецкого языка.

Австрия - на немецком языке Osterreich - означает восточная страна (на древненемецком Ostarrichi). До 1804 г. Австрия в статусе эрцгерцогства входила в состав Священной Римской империи германской нации и действительно была восточной окраиной этого, иногда мощного, государственного образования, просуществовавшего почти что 850 лет - с 962 по 1806 гг. В 1804 последний император Священной Римской империи Франц II принял титул императора Австрии, чем собственно, не только начал историю Австрии как отдельного суверенного государства, но и положил конец существованию Империи германской нации. Совершенно очевидно, что в рамках одной империи другая существовать не может. А именно так получилось в 1804 г., когда эрцгерцогство Австрия, бывшая частью Священной Римской империи германской нации, стала также империей, сохранившей свое предыдущее эрцгерцогское название. Видимо, так было проще сделать в той политической ситуации. Хотя, спустя полвека такое решение Австрии аукнулось проигранной в 1866 г. Пруссии войной за германское наследство. Подданные Австрийской империи, будучи этническими немцами (германцами), но называясь австрийцами - osterreicher, - потеряли моральное право на Германию. В то время как в Королевстве Пруссия в середине XIX в. культивировался германский дух и подданные прусского короля никогда не называли себя пруссами или пруссаками, а только германцами (немцами). Во многом и поэтому Германия во второй половине XIX века осталась за Пруссией, а не за Австрией.

Если говорить об Австрии XIX в. с позиции этнической оценки, то фактически со второй половины этого столетия предпринимаются попытки формирования новой австрийской нации. Не наша задача сейчас анализировать этот процесс и его выход в двадцатый век, мы можем просто зафиксировать этот факт. Нас интересует даже не сам этот австрийский опыт, а роль Австро-Венгерской империи, такой формат Австрия обрела в 1867 г., в формировании еще одной новой европейской нации XIX века - украинской.

Именно в имперской канцелярии Франца-Иосифа во второй половине XIX в. был разработан проект по созданию Украины как нерусского государства и закрепить ее в составе габсбургской монархии. Австрийцы учли неудачный опыт Польши, которая пыталась ополячить русинов и сменили акценты на формирование этно-территориальной общности. Для этой цели, в частности, австрийцы активно поддерживали деятельность культуртрегерской организации украинства «Просвиты». Надо сказать, что этот проект стал успешным. Об этом говорит существование и современного украинского государства, и укоренившийся среди южных русских этноним «украинцы».

Однако, следует помнить, что проект создавался не столько для украинцев, а точнее, вовсе не для них, а для Австро-Венгерской империи. Поэтому для украинства, для обоснования его природности и историчности в этом проекте была заложена «мина замедленного действия». Эта «мина» начинает срабатывать тогда, когда Украина пытается суверенизироваться в отдельное этническое государство. - Как Австрия оказывается не в состоянии обосновать свои претензии на германское наследство, так и Украина не может обосновать свою преемственность тысячелетней исторической русской социокультурной традиции, берущей начало даже не с Великого Киевского княжества, а с Ладоги и Новгорода Великого. К слову сказать, столь нелюбимая современными адептами политического украинства поговорка «Киев - мать городов русских» явно выглядит незаконченной потому, что в ней не хватает упоминания об отце. А, как известно, в нормальном природном процессе детей без отца не бывает. Поэтому поговорка, безусловно, требует дополнения: «Киев - мать городов русских, а Великий Новгород - отец». Вот этого наследия украинский проект Австрии оказывается начисто лишенным. Потому украинцы - это новый этнос, создаваемый по политическим мотивам и по своим проектным установкам изначально враждебный русской нации во всех ее проявлениях - великорусском, белорусском и югорусском.

Украинцы, как они не стараются, в своей истории глубже конца XIX века опуститься не в состоянии, а как только они пытаются такое сделать, так сразу оказываются в русской традиции и русской истории, будь то Богдан Хмельницкий или князь Разумовский, или даже Мазепа, который все-таки был русским коллаборационистом, а отнюдь не украинским. И отсюда его судили по русским правилам, а не по правилам его европейского покровителя шведского короля Карла XII.

Кстати, как не парадоксально, но название книги бывшего украинского президента Л. Кучмы «Украина не Россия» приобретает совершенно иной смысл, нежели закладывался ее авторами. То есть ее можно прочитать так, что Украина не Россия, а европейский проект в австрийской редакции как раз и подготовленный для того, чтобы увести значительный южно-русский фрагмент Русского Мира в иной культурно-цивилизационный контекст. Но ее можно прочитать и таким образом, что Украина действительно не Россия, а мифологема, продуцирующая этническую химеру. Раз уже я вспомнил об этой книге, то не могу не заметить, что она удивила не столько тем, что ее написал человек, который в 1994 году избирался в президенты совершенно с иными декларируемыми принципами и говорил на русском языке о своей преданности общероссийской культуре и традиции, а более всего изданием ее в 2004 году массовым тиражом в Российской Федерации и абсолютно нулевой реакцией государственного руководства РФ на это провокационное издание.

Исходя из отмеченного, совершенно некорректно, как минимум с научной точки зрения, говорить о каком-либо русско-украинском единстве и общности. Возможно (и необходимо!) говорить о югорусском/малороссийском и великорусском братстве и общности в рамках единого для них Русского Мира. Понятно, что современные адепты украинского проекта и, прежде всего, украинские политики никогда не примут очевидные факты и будут использовать все доступные приемы, в т.ч. манипуляционные, чтобы представлять историчность украинства. Вопрос должен быть адресован не им вовсе, а русскокультурному сообществу, прежде всего ученым, которым следует начать системную работу по демифологизации украинства и, буквально, требовать от политиков корректности в использовании понятий, характеризующих затрагиваемую тему.

Исходя из того, что украинство является, по сути, антирусским проектом, строительство государства Украина на основе этого проекта однозначно ведет к подрыву устоев Русского Мира в этой части территории его базирования. Более того государственность на основе украинства не может быть чем-то иным как антирусским и антироссийским. Совершенно наглядно это продемонстрировал В. Ющенко, не в такой степени демонстрировали Л. Кучма и Л. Кравчук.

В общем, «украинский проект» задумывался и создавался как антирусский, прежде всего. Потому что австрийцам, да и полякам надо было что-то противопоставить пробуждающемуся русскому самосознанию в Галиции во второй половине XIX века. То есть, этот проект был направлен на создание противоречий между южно-русской ветвью и всем Русским Миром, между югорусами (украинцами) и великорусами (москалями). Но, создав это противоречие - государство Украина - он породил противоречия внутри себя.

Существует достаточно распространенное представление о том, что на Украине четко выделены два основных вектора социокультурного и политического развития. Один - европейский, точнее, с учетом современных геополитических реалий, евроатлантический, другой российский или евроазийский. Если ограничиваться поверхностной характеристикой отмеченной проблематики, то такой подход можно принимать во внимание и использовать для выработки определенных оценочных категорий. Однако более детальное исследование общей социокультурной ситуации и сопутствующего ей событийного ряда, свойственного для различных украинских регионов, позволяет не только Украину рассматривать в качестве фрагмента Русского Мира, не только в самой Украине выделять два основных фрагмента, но и фрагментировать сами украинские фрагменты.

Вот уже почти двадцать лет все правящие режимы на Украине одинаково стоят на антироссийских и в этом контексте антирусских позициях. Для Л. Кравчука это наиболее четко выразилось в провоцировании образования раскола в Русской Православной Церкви на Украине и формировании т. н. «украинской православной церкви киевского патриархата», для Л. Кучмы - в попытке окончательно увести украинский язык от русской основы (т. н. языковая реформа Жулинского) и издании книги «Украина - не Россия», для В. Ющенко - в откровенно агрессивной агитации за вступление в НАТО, вхождение любыми путями в евроатлантическое сообщество и против единого экономического пространства с Российской Федерацией, Белоруссией и Казахстаном. (Я, пока, по известным причинам, не рассматриваю политику В. Януковича. Через год можно будет поговорить и на эту тему). Создается впечатление, что именно этнический признак является для высшего украинского истеблишмента определяющим и единственным ориентиром социально-политического развития, всепоглощающим стандартом государственного строительства. Причем с этим признаком (или синдромом) они надеются войти в сообщество европейских стран. И вот здесь возникает весьма существенная несостыковка, которая однозначно дистанцирует этнически ограниченную Украину не только со значительной частью своего же населения, но и с Европой.

Евроатлантический мир, куда так настойчиво стремятся вовлечь страну лидеры украинства, давно уже живет в соответствии с гражданскими ценностями и установками культурно-цивилизационной идентичности, но не этнической. Состояние передовых в социальном отношении стран принципиально отличается от стандартов государства-нации. Для них эти стандарты давно пройденный этап развития.

Эпоха государства-нации начинается приблизительно в XVII веке и связана, прежде всего, с такими изменениями в общественном сознании, когда личностная самоидентификация относила человека не к особой земельной социально-хозяйственной единице, латифундии или территориальному сообществу во главе с графом или князем, а к более крупному социальному объединению, включенному в рамки государственной территории. Своей высшей точки процесс формирования и развития государства-нации достигает в XIX столетии. Тогда, наряду с другими формами идентичности - семья, место поселения, сфера занятости и т.п., все более существенную роль в социальном поведении человека играет отнесение самого себя, отождествление с государственным образованием, которое обозначается с помощью национальных признаков. Франция - государство французов, Германия - государство германцев, Италия - государство итальянцев. Правда иногда название государства не совпадает с его национальным выражением (Россия - государство русских, Великобритания - государство англичан, США - государство англо-саксов), но это лишь подчеркивает особенности существования государственного образования в форме государства-нации.

В XX веке матрицей государственного образования становятся культурно-цивилизационные ценности. Первым движение в этом направлении начинает СССР, в котором социокультурная модель и цивилизационные нормы формируются на основе наднациональной или интернациональной идеологии. Уже в середине XX столетия в СССР широко используется понятие советского народа, исключающего какие-либо признаки государства-нации. По тому же пути идут Соединенные Штаты Америки и европейские государства. В США понятие «американский народ» или «американская нация» все более утрачивает этнические признаки и обосновывается идиологемой демократии. Европейское сообщество, начавшее в 1957 году формировать общее государственное образование, в его фундамент кладет ценности европейской цивилизации.

Попыткой возродить в Европе XX столетия государство-нацию стали пагубные социальные эксперименты с фашизмом в Италии и нацизмом (национал-социализмом) в Германии. Сама история образования, функционирования и финала этих государственных режимов показывает, что в современную эпоху идея государства-нации - это идея зомби. Теперь, уже в XXI веке, не иначе как дремучий анахронизм воспринимаются попытки реанимировать государство-нацию в Прибалтике (Эстония и Латвия) и к большому недоразумению на Украине. Естественно, что Русский Мир, который строится на основе культурно-цивилизационных принципов, не может оставаться безучастным к подобного рода проявлениям политического бескультурья и нецивилизованного варварства. Национально ограниченное государственное строительство в упомянутых республиках вызывает протест не только у русскокультурной части населения, но и среди той части «титульного этноса», которая поднялась с позиции национал-государственной идентификации до уровня социокультурной и цивилизационной идентичности. (Кстати, пример защиты Бронзового Солдата в Таллине весной 2007 года, объединившей и русских, и евреев, и немцев, и поляков, и эстонцев, наглядное тому подтверждение).

 Следовательно, интервенция украинства с целью создания на Украине этномаргинального антирусского государства является вызовом не только всему украинскому компоненту Русского Мира, не только русскокультурному большинству этой постсоветской республики, но в корне противоречит культурно-цивилизационным ценностям современного государственного строительства. И если многие европейские и американские государственные и политические деятели это не замечают, то они, как минимум, лукавят и играют стандартами. Как максимум, они «наступают на грабли» Мюнхенского Соглашения, заключенного в сентябре 1938 года между премьер-министрами Великобритании Н. Чемберленом и Франции Э. Даладье, с одной стороны, и канцлером нацистской Германии А. Гитлером и дуче фашистской Италии Б. Муссолини, с другой.

Не хотел бы, чтобы в моих рассуждениях увидели стремление уравнять нынешние украинские, эстонские и латвийские режимы с нацистской диктатурой Гитлера. Безусловно, первые обладают гораздо более высокой степенью либерализации. Но, либерализация идеологии украинства, определяющей политический курс государства на протяжении более пятнадцати последних лет, всего лишь дает форму «ползучей интервенции», которая может иметь лишь один результат - отторжение от Русского Мира как минимум Галиции и других близких к ней по ментальным заблуждениям земель. Таким образом, стремление к доминированию идеологии украинства и тотальному подавлению всех русскокультурных очагов на Украине неизбежно ведет к территориально-политическому расколу страны.

Иллюзия того, что восток, юг и центр Украины радикально не сопротивляются интервенции украинства возникает вследствие того, что мы имеем дело с «ползучей» интервенцией. Активная интервенция неминуемо дала бы такие же по форме результаты, которые возникли в начале 90-х годов прошлого столетия в тогда еще единой Молдавии. Однако, общими признаками «ползучей» и активной интервенции является то, что они неизбежно приводят к одному и тому же результату: гражданскому противостоянию и территориальному размежеванию. Отличия лишь во времени приближения такого результата - в «ползучем» случае возникает ситуация перманентной неопределенности и текучего разрушения, активное внедрение чужых мировоззренческих стандартов ведет к немедленному разрушению системных социальных связей.

Значит ли это, что каждая из разделившихся частей найдет свое счастье в одиночку? Вряд ли. Хотя украинский (южнорусский) компонент Русского Мира непременно сохранит своf субкультурное и субэтническое своеобразие, в т. ч. красочный южнорусский говор, ему и всему российскому социокультурному пространству явно будет недоставать специфических галицийских элементов. Но еще большее потрясение, если не крушение, испытает отколовшаяся часть.

Украинство, как искусственно рожденное в середине XIX столетия дитя Австро-Венгрии, не имеет своей истории и не имеет своего Мира, и в этом смысле - Дома. Украинство не может иметь своего Мира вследствие того, что оно не имеет собственных культурно-цивилизационных оснований. Культурно-цивилизационные основы украинцев (югорусов) находятся в пределах Русского Мира. Потому Украина украинства, т.е. Галиция, отторгнувшись от Русского Мира растворится в польской компоненте Европейского Мира... или остро вспомнит свои русские социогенетические корни.

Отсюда некоторые парадоксальные на первый взгляд непонимания, которые возникают между Западом и Востоком Украины. «Запад и Восток - едины!» - вот один из лозунгов, который украинство начало активно провозглашать со времени захвата власти в декабре 2004 года. Смысл призыва - мы должны быть в едином социокультурном пространстве! Какова же метафора? Фактически, когда Запад говорит: идите в наш Дом, то он кроме виртуального предъявления Европейского Дома, предложить ничего не может. Т. е. Запад предлагает Дом, в который сам лишь надеется войти (а в лучшем случае остаться во дворе этого Дома). А вот Востоку Украины в ответ на призыв Запада надо покидать свой имеющийся Дом - Русский Мир. Дом, который значительно потрепало невзгодами прошедших лет, но все-таки Дом, который можно реставрировать и отстраивать, а не чужой дом, куда то ли пустят, то ли нет. Поэтому Восток смотрит на прожект украинства и понимает, что перед ним не более чем мираж под названием «Украинский Дом», а за этим миражом иллюзия попасть в Европейский Дом, понимает и говорит: нет уж, увольте, в гостях хорошо, а дома лучше! Ну а Запад на это возмущается: вот, какие неотзывчивые сепаратисты. Извините, те, кто желает остаться в своем Доме сепаратистами не могут быть по определению, а уж кто сепаратисты, так это те, кто тянет в чужой Дом, и своего не имеют. Вот такое лирическое отступление, вполне допустимое в рамках живого политологического дискурса.

Таким образом, украинство фактически предстает не просто «как своеобразное южнорусское западничество» [Смолин М.Б.], а в виде техники инокультурной компиляции, превращаясь в западенство. Принципиальное отличие между западничеством и западенством, как социальными феноменами и понятиями, применительно к украинской территории, состоит в том, что западничество означает стремление привить к отеческой почве ростки западной (евроатлантической) культуры, а западенство добивается замены самой почвы - вместо отечественной западную. Парадоксально, на первый взгляд, но западенство на практике может привести вовсе не к формированию (западно-) евроатлантической почвы на Украине, а к примитивному копированию польских социокультурных вариаций, которые таковыми являются по причине тотальных заимствований прежде всего у Римско-католического Мира. Понятно, что в таких условиях не только восток, юг и центр Украины, но и собственно запад оказываются не готовыми к проектам, предлагаемым украинством. Иными словами, социальные агенты украинства, заманивая людей евроатлантическими образами, на самом деле ничего, кроме вторичных польских социокультурных артефактов предложить не смогут.

В силу этого необходимо принципиально по иному рассматривать социокультурные сегменты современной украинской территории. Хотел бы особо оговориться, что предлагаемая модель социокультурного сегментирования не претендует на то, чтобы выступать в качестве альтернативы другим вариантам районирования Украины, создаваемым по культурно-историческим, языковым, этно-территориальным и иным признакам. Более того, эта модель не является в строгом смысле политико-социологической дескрипцией, стремящейся к актуальности воспроизведения украинской региональной специфики. То, что предлагается строится на основе социально-философского подхода к социокультурной реальности, с учетом проектных возможностей политического влияния на общественные процессы, развивающиеся на украинской территории. То есть, модель социокультурных сегментов современной Украины создается исходя из реально существующих сейчас способах и формах конкуренции, конфликтности и иногда агрессивности между российским социокультурным пространством и российской цивилизацией (Русским Миром), с одной стороны, и Евроатлантическим Миром (европейской культурой и евроатлантической цивилизацией), с другой стороны. Такая модель призвана содействовать выработке наиболее адекватных социальных технологий, которые Русский Мир должен применять к некоторым фрагментам своей структуры, особенно в том случае, когда они становятся объектами инокультурной агрессии с целью их отторжения и ассимиляции.

С учетом всех сделанных выше оговорок, основными социокультурными сегментами Украины в настоящее время можно считать следующие:

1.  русскокультурный ареал, который по стечению исторических обстоятельств оказался отторгнутым от территории расселения великорусов, включающий в себя Новороссию (Одесская, Николаевская, Херсонская области), Запорожье или Приднепровье (Запорожская, Днепропетровская и Кировоградская области), Донбасс (Донецкая и Луганская области), Слобожанщина (Харьковская область) и Крым

2.  Малороссия (Сумская, Полтавская, Черкасская, Черниговская, Киевская, Житомирская области и город Киев)

3.  Югоруссия или собственно Украина (Винницкая, Хмельницкая, Ровенская, Волынская, Тернопольская области)

4.  Буковина (Черновецкая область)

5.  Карпатский край (районы проживания гуцулов, лемков и бойков)

6.  Русинский край (Закарпатская область, юг Львовской области)

7.  Галичина или Западная Украина (северная и центральные части Львовской области и северная часть Ивано-Франковской области).

В этой сегментизации проблемной является Житомирская область в Малороссии, население которой содержит ряд субкультурных признаков, свойственных для Югоруссии. В самой Югоруссии к проблемной может быть отнесена Тернопольская область, социально-политическая элита которой позиционирует себя в рамках галицийской субкультуры. Потому эти области следует рассматривать в контексте субкультурного пограничья и исходя из этого формировать социальные технологии в отношении их населения.

Отмеченная специфика украинского фрагмента Русского Мира, его сегментизация (не только выделенная выше - социокультурная, но и электоральная - запад, центр и юго-восток), приводит к выводу, что наблюдаемый в настоящее время политический кризис лишь внешне выглядит как конфликт субъектов властных полномочий. На самом деле, по существу разрешение кризиса в украинском обществе может быть осуществлено не с помощью (точнее, не только) политических технологий (в частности техники перевыборов), а на основе широкомасштабного социокультурного диалога, с использованием комплексных социальных технологий. Если основными акторами политико-властных договоренностей являются руководящие агенты исполнительной, законодательной и судебной ветвей власти, то социокультурный диалог наряду с ними обязательно должен включать такие компоненты социальной элиты, как известные ученые, творческая интеллигенция с высоким рейтингом паблисити, топ-менеджеры предпринимательской сферы, лидеры общественного мнения, в т.ч. журналисты.

Акцентируя внимание на таком подходе к разрешению глубинного социально-политического кризиса, фактически отмечается, что нынешняя политическая ситуация, характеризуемая открытым конфликтом властных полномочий, может быть переведена в русло социальной конструктивности и взаимодействия либо благодаря социокультурному компромиссу, либо определения административно-политического диспозиционирования  основных социокультурных очагов современной Украины (например, в форме федерализации). Оба эти варианта имеют одну общую конечную цель, самую значимую с точки зрения общечеловеческих ценностей - сохранение социального мира и предотвращение гражданской войны. Хотя по форме и способам реализации социокультурный компромисс и диспозиционирование социокультурных очагов принципиально отличаются друг от друга.

Теперь более детально, что предполагает каждый из этих вариантов, каковы их форматы и какие прогнозируемые процедуры осуществления. Сразу оговорюсь, что только социокультурный компромисс в состоянии обеспечить территориальную целостность Украины и перспективу ее государственного строительства. В рамках этого варианта необходимо признать реальное сосуществование двух базовых культурных составляющих украинского социума - русскокультурной и этноукраинской. И та и другая формировались в структуре Русского Мира, развивались как компоненты российского социокультурного пространства и являются de-facto элементами российской цивилизации. Правда с различной степенью влияния и с разными способами самоидентификации. Из этого следует, что русскокультурный и этноукраинский факторы объективно должны иметь равные, как минимум, возможности участия в формировании и функционировании государства на территории современной Украины. Практически это может быть выражено в признании социальных групп, представляющих русскокультурную и этноукраинскую компоненты общества, в качестве основных государствообразующих на Украине. Еще одним выражением социального паритета является закрепление за русским и украинским языками статуса двух равноправных государственных. Хотя, если исходить из критериев культурологической емкости и стандартов лингвокультурной операциональности (удобства применения языковых средств коммуникации), то русский язык более способен выполнять функции единого государственного языка на Украине. При этом он и его носители предрасположены к тому, чтобы создавать все условия для сохранения и обогащения украинского языка, который великорусской культурой воспринимается как своеобразное южнорусское наречие. Именно такая модель может обеспечить развитие Украины как суверенного государства. Например, Австрия, являясь суверенным государством, имеет немецкий язык в качестве государственного.

Реализация второго сценария означает, как минимум, образование двух конфедеративных регионов на Украине - русскокультурного и этноукраинского, как крайность, разделение Украины на две независимые части - западную и восточную. Какова будет их дальнейшая судьба сложно спрогнозировать. Скорее всего, восточная часть (электоральный юго-восток или русскокультурный ареал) получит возможность обретения тех или иных форм социальной ассоциации с Российской Федерацией, а западная часть получит операционный суверенитет* либо в рамках Европейского Союза, либо в границах Польши. При таком варианте развития событий основная тяжесть, в плане ресурсоотдачи, ляжет на Российскую Федерацию. Российские власти должны будут взять на себя решение многих социально-экономических проблем юго-восточных областей Украины. В условиях незавершенных, хотя и позитивно развивающихся, экономических и социальных трансформаций в Российской Федерации, на это потребуется чрезвычайное напряжение усилий.

Еще одной серьезной сложностью для РФ станет судьба газопровода, проложенного по территории Украины. Этнократическое правительство западной Украины, совместно с польским государственным руководством, безусловно, станут на позиции политического рэкета, и будут действовать так, как это происходит сейчас в случае с поставками т.н. «польского мяса». Поэтому Российская Федерация как никто другой заинтересована в сохранении территориальной целостности Украины и наличия здесь хотя бы формальных признаков государственного управления. Чего не скажешь о Польше, которая, во-первых, грезит возвращением Львова и других ранее принадлежавших ей земель, а, во-вторых, и это вероятно для нее самое важное, может хорошо «заработать» на разделе Украины, пропуская через себя все финансовые потоки для поддержки западно-украинских земель, пользуясь статусом представителя американских интересов в центральной Европе.

Безусловно, что главной жертвой раздела Украины станет ее население, как принято говорить - простые люди. Их настигнет вторая волна социокультурной сегрегации, сравнимая, разве что, с политическим обособлением регионов единой страны, произошедшим после распада СССР. Если в плане социокультурного и в этом смысле - социогенетического комфорта юго-восточная часть (русскокультурный ареал) только приобретет от такого разделения, то в оставшемся фрагменте украинской территории будут происходить неоднозначные процессы.

 Этот фрагмент будет дифференцироваться по существующей сейчас модели социокультурных различий на Украине. Малороссия будет позиционировать себя в социокультурных и политических параметрах нынешнего юго-востока. Причем претендентами на функции «нового Крыма» в оставшемся фрагменте могут стать Киев и Черниговская область, а также, как это не покажется, на первый взгляд, странным, не-Малороссийский Русинский край.

В конце концов, все остановится на Галичине (Западной Украине), которая в состоянии (генетически русского) социокультурного осколка окажется в инокультурном окружении. Тогда и на Галичине мобилизуются социокультурные сегменты, работающие на созидание Русского Мира.

Понятно, что это виртуальная схема, которая имеет столько же шансов реализоваться в действительности, сколько и не имеет. Однако, при всех вполне естественных оговорках, такая схема достаточно предметно выражает как саму украинскую фрагментизацию в структуре Русского Мира, так и во многом провоцирующую еf социокультурную сегментизацию украинской территории.

Исходя из вышеизложенного следует совершенно очевидный вывод: как и 356 лет назад возвращение южнорусских земель в российское социокультурное и цивилизационное пространство жизненно необходимо, прежде всего, проживающему на них народу. Более того, народу современной Украины воссоединение более потребно, чем его историческим предкам времен Богдана Хмельницкого. Только возвращение в лоно Русского Мира позволит югорусам избавиться от этнической химеры, которая овладела ими во второй половине XIX века при дьявольском усердии канцелярии Императора Австро-Венгрии Франца-Иосифа и активном посредничестве маргинальных слоев западно-русской интеллигенции. Этническая химера под именем «украинство» украла у югорусов их историю и культуры, вырвала их на полтора столетия из общей русской истории и сейчас угрожает сделать их третьесортным и безликим сегментиком большой европейской истории, прописать на задворках Европейского Дома.

В этом плане украинцы в этническом измерении являются потерянной нацией. Речь идет о тех украинцах, которые оказались подверженными этнической химеры украинства. Украинство потому потерянная нация, что она утратила свой исторический социально-генетический код. По аналогии с потерянным поколением, выпавшим из временного контекста и потерявшим социально-культурные связи с переживаемой эпохой.

Не только ссылки на Н. Данилевского и О. Шпенглера, но и собственные исследования предмета, позволяют сделать однозначный вывод о том, что европейская цивилизация (Европейский Дом) и российская цивилизация (Русский/Российский Дом) это отличные друг от друга социокультурные явления мировой истории, предстающие в теоретическом изложении в качестве дихотомической пары.

Предки современных украинцев, в том числе совершенно близкие, живущие ныне, никакого, по сути, непосредственного участия в возведении Европейского Дома не принимали. Они не были действующими лицами, тем более архитекторами и прорабами при строительстве этого Дома. Европейский            Дом возводился другими этнокультурными сообществами и по другим цивилизационным стандартам.

А вот что касается Российского Дома, то он возводился при самом непосредственном участии предков современных украинцев. И в этом процессе они были не просто активными строителями, но и ведущими архитекторами.

Следовательно иного способа обрести себя и восстановить свою этническую историю кроме как вернуться в свой собственный Российский/Русский Дом нынешние украинцы не имеют. И именно повторное Воссоединение Руси может помочь им в этом.

Если говорить о государственности на территории современной Украины (а она вовсе не исключается в процедуре социокультурного и цивилизационного воссоединения), то Украина как государство может состояться только тогда, когда в контекст государственного строительства будет включен русскокультурный фактор. Более того, по большому счету, Украина как стабильное и сильное государство может состояться только в том случае если она будет русским государством.

 


* Операционный суверенитет рассматривается как ограниченный вариант суверенности, который возникает в результате уступки формально государственного образования части своего суверенитета другому государству, отличающемуся своей устойчивостью в геополитических процессах или выполняющему функции лидера геополитического региона. Формально такой вид суверенитета дает право участия в принятии решений другими государствами, которым делегируются полномочия. [См. Holm H.-H., Sorensen G.].

 

Работал три года учителем истории в школе в Иркутске. С удивлением увидел, что о белорусах в учебниках да и по программе фактически ничего не написано. Как будто бы не было Полоцкого княжества, или битвы на Синих водах, где белорусы разбили монголов, или Грунвальдской битвы где белорусы вместе с поляками разбили крестоносцев. Почему русские называя белорусов своими братьями не хотят глубже изучить историю своего соседа? в то же время историю Франции или Англии мы изучаем. Какие же мы братья после этого?
29.03.2010 // 06:18

Господин Рудаков, начну с определений. Этноним «белорусы», как и белорусский язык, начал формироваться в конце XIX века. Топоним «Белая Русь» означал серенные земли Руси, т.к. слово «белый» в древнерусском языке было тождественно слову «северный». Другими словами, белорусы это северные русские или, правильнее, северные русичи. Исходя из этого, сравнение Белоруссии с Францией и Англией в оппозиции России (Руси), как минимум, некорректно.  Это логический диссонанс, как если бы мы пытались показать отличие части системы от системы в целом, апеллируя к различию этой системы с другими системами.

Согласен, было Полоцкое княжество, так же как были Рязанское, Псковское, Новгород-Северское и другие княжества в составе Новгородско-Киевской Руси. Но из этого вовсе не следует, что мы должны строить отдельные истории каждого из этих княжеств в отрыве от общей русской истории.

И битва на реке Синюха (битва на Синих водах), и Грювальдская битва были сражения с участием русских военных отрядов (которые тогда еще не назывались белорусскими). Опять же государство, участвовавшей (с нашей стороны) в этих битвах носило название Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское и иных.

А вот, то что русскую историю изучать надо, с этим Вашим суждением я полностью согласен. Тогда может быть будет меньше соблазнов ее разделить на отдельные, соседские, потоки, а видеть как единый мощный поток с  отличными течениями - югорусским, белорусским, карпаторусским, червонорусским, поморским, новороссийским, малороссийским, великорусским и др.

Автор: Дмитрий
Анатолий Сергеевич, ответьте ,пожалуйста, на следующие вопросы: 1. Способны ли, на Ваш взгляд, русские к объединению? Если да, то, приведите, пожалуйста примеры объединения. 2. Подобное объединение может ли помочь экономическому развитию?
28.03.2010 // 20:23

Здравствуйте, Дмитрий.

На Ваш первый вопрос я отвечаю утвердительно. Иначе, зачем нам тогда «копья ломать»! Примеров объединения русских в критических ситуациях достаточно. К слову сказать, именно социальный кризис, иногда такой степени, что, казалось, и Русского государства и Русского народа больше не будет, приводил не просто к объединению, но оно (т.е. объединение) обеспечивало более высокий уровень развития и концентрации ресурсов всего Русского Мира. Например, из эпохи монголо-татарского владычества Московская Русь не только восстановила потенциал Новгородско-Киевской Руси, но и во многом стала  более могущественной (в период царствования Ивана Грозного). Сама смута начала XVII в. была преодолена благодаря народному объединению русских, к каковым уже тогда себя стали относить не только этнические русичи, но и татары (вспомните Народное ополчение Минина-Пожарского). Более близкие по времени примеры - Великая Отечественная война, если угодно - сохранение и развитие Российской Федерации во второй половине 90-х - начале 2000-х гг.

Что касается Вашего второго вопроса, то ответ тут, как мне представляется, совершенно очевиден.  - Объединение способствует не только экономическому, но и в широком смысле - социальному развитию.

Объединению русских, я уверен, будет способствовать и та историческая миссия, которую им предстоит выполнить в ближайшем историческом будущем. Речь идет о том, что уже сейчас начинают формироваться новые очаги мировой культуры и цивилизации. И их дислокация это Урал и Южная Сибирь. Они придут на смену европейским очагам, существовавшим на территориях Германии, Франции, Англии, Северной Италии... Происходит процесс, схожий с тем, когда европейские очаги мировой цивилизации пришли на смену северо-африканским и месопотамским, через Древнюю Грецию и Древний Рим...

Вокруг этих очагов - урало-сибирских - должен разворачиваться процесс восстановления исторической России или постсоветского пространства. В этом процессе, а не в издыхающей (от слова - дыхание) Европе наши отпавшие, по сугубо политическим мотивам, территории (Украина, Белоруссия,  Молдавия, Прибалтика, Кавказ, Средняя Азия) могут найти свое будущее, а их население благополучие. Именно в восстановленном пространстве содержатся все необходимые ресурсы для будущего развития, не только Русского Мира, но и всего человечества - запасы энергоносителей, леса, питьевая вода, модели современных технологий (космические, атомные, военные...), квалифицированный социальный капитал (еще сохранивший ценности, полученные в результате российско-советского образования).

Автор: Валерий
Уважаемый Анатолий Сергеевич, не кажется ли Вам, что теория "Русского мира" - это отчасти попытка узаконить некий симулякр, с целью прикрыть им отсутсвие русского мира в самой России, в которой русский народ даже не является государствообразующим? Если в собственной стране русские не считаются чем-то значимым для власти, о какой экспансии "Русского мира" может идти речь? Не игра ли это в слова, прикрывающая реальное положение русских в России? Как может продвигать идеологию Руского мира страна, в которой все русское под негласным запретом и под пресловутой "русской статьей" УК?
27.03.2010 // 12:35

Валерий, здравствуйте!  Ваш вопрос очень значим не только с политической, но и культурно-цивилизационной точки зрения.  И он требует предметного и развернутого ответа.

Если вы не возражаете, я хотел бы выделить в Вашем вопросе несколько компонентов, чтобы постараться дал исчерпывающий ответ.

Во-первых, надо определиться, кто же такие русские. Во-вторых, ответить на вопрос:  готово ли современное политическое руководство Российской Федерации отстраивать Русский Мир как пространство российской цивилизации и культуры.

1.      Русский Мир - это Мир не просто русских как супернации, это Мир русских, которые являются сверхэтиническим образованием. Русские даже не обозначение этноса, а эпитет, качественно характеризующий принадлежность к русской культуре и цивилизации.

С учетом исторических параметров и пространственно-географических координат, над формированием российской цивилизации трудились не только автохтонные этносы российского социокультурного пространства - абхазы, азербайджанцы, армяне, башкиры, грузины, казахи, киргизы, латыши, литовцы, молдаване, осетины, таджики, татары, туркмены, узбеки, чуваши, эстонцы, - но и представители иноземных этнических групп - греки, евреи, итальянцы, немцы, поляки, французы, датчане и многие другие.

Прилагательное «русский» без проблем может применяться к представителям любых этнических групп, если они структурированы в Русском Мире - русский немец, русский датчанин, русский шотландец, русский грузин, русский украинец, русский великоросс, русский татарин, русский армянин, русский поляк, русский еврей и т.д. Те, кого сейчас называют прилагательным «русские» на самом деле та частица Русского Мира, которая относится к этнообразованию русичей, ставших на определенной исторической ступени великороссами, и которая пожертвовала своим этнонимом ради создания мощного и перспективного культурно-цивилизационного пространства - России. Этот факт и, если угодно, тезис почти утерян в нынешней России и его надо внедрять в общественное сознание и, прежде всего, сознания властной элиты. Из этого факта также следует, что русичи-великоросы (или этнические русские, как это подразумевается в Вашем вопросе и в совеременной социальной практике, в т.ч. юридической) являются не просто государствообразующей, но цивилизациообразующей нацией!

2.      И самое важное.  Потому, позволю себе несколько пространный ответ.  - Политически Русский Мир выражается сейчас Российской Федерацией, которая при этом сохраняет за собой статус матричной структуры всего российского социкультурного пространства. По причине, что нас в данный момент интересует геополитическая проблематика бытия российского социума, мы будем рассматривать Российскую Федерацию ассоциативно с Россией, которая в терминологическом плане является символическим обозначением российского социокультурного пространства. То есть, признавая, что Российская Федерация и в своем нынешнем территориальном выражении, и в своей социокультурной наполненности не тождественна России/Русскому Миру как российскому социокультурному пространству и территории распространения российской цивилизации, мы можем допускать ассоциацию Российская Федерация = Россия. Такое допущение становится возможным прежде всего потому, что Российская Федерация, не теряя позитивного суверенитета  даже в самые тяжелые для страны 90-е годы прошлого века, становится в начале XXI столетия одним из ведущих геополитических игроков, способным в ближайшем будущем предметно артикулировать свои внешнеполитические интересы и, что самое важное, обеспечивать интеграционные процессы на постсоветской территории. Следовательно, ассоциировать понятия России и Российской Федерации у нас есть достаточно оснований, в то время как отождествлять Российскую Федерацию с Русским Миром и российским социокультурным пространством мы не можем. Российской Федерации, как субъекту геополитики еще предстоит вернуться в пространство Русского Мира.

Отмечая несоответствие в настоящее время Российской Федерации как политико-административной категории Русскому Миру как социокультурному явлению, мы фактически указываем наиболее актуальное направление российской геополитической активности. Именно здесь Российская Федерация, оставаясь пока неполноценной Россией, может обрести свою геополитическую полноценность, устранив существующие административно-политические границы сначала между собой и Белоруссией, затем и Украиной, Казахстаном и другими отторгнувшимися или отторгнутыми частями российской территории. Это есть движение на пути к полноценной России.

Повторюсь, вся проблема сейчас в готовности современного российского политического руководства к такому движению. И еще. Чтобы двигаться в этом направлении, надо четко представлять себе и исторические ориентиры, и социокультурные основания.

Анализ процесса исторического развития российского социокультурного пространства показывает, что на протяжении более тысячи лет закладывались основы российской цивилизации. К настоящему времени мы не можем строго научно говорить о сформировавшейся российской цивилизации. Россия является становящейся цивилизацией. До настоящего времени, при наличии мощной социокультурной традиции, цивилизационные формы в России в основном были заимствованные.

В эпоху существования Древней (Новгородско-Киевской) Руси и Московской Руси происходило воспроизводство стандартов византийской цивилизации. В конце концов, этот исторический феномен был выражен знаменитой формулой: «Москва - третий Рим».

Императорская Россия и Советская Россия строились и позиционировались в глобальном цивилизационном пространстве как воспроизводство европейской цивилизации. В этом процессе использовались различные формы, но все они сводились к применению разнообразных европейских цивилизационных моделей. Нельзя сказать, что это было слепое копирование, сугубо российский социокультурный фактор иногда до неузнаваемости преображал европейские формы, но, тем не менее, европейский цивилизационный вектор развития России в этот исторический период вряд ли кем может быть поставлен под сомнение.

И лишь только на рубеже нового третьего тысячелетия мы имеем основания говорить о начале формирования собственно российской цивилизации на базе развитой и всемирно значимой социокультурной традиции.

Для обозначения современного этапа оформления российской цивилизации возможно использовать понятие Новороссии. Авторство этого термина может быть отдано государственным чиновникам эпохи Екатерины II. В современных исследованиях данный термин используется для обозначения части территории Украины, занимаемой Одесской, Николаевской и Херсонской областями или, более широко, всего  юго-востока Украины. Также термин Новороссия применяется для характеристики обширных южных российских регионов от Днестра до Алтая [См.: Морозов Е.Ф.].

Непосредственно до Новороссии состояние российской цивилизации можно охарактеризовать как ассоциативное, т. к. она соединяла в себе российские социокультурные ценности и европейские цивилизационные стандарты.

С учетом исторических параметров и пространственно-географических координат, над формированием российской цивилизации трудились не только автохтонные этносы российского социокультурного пространства - абхазы, азербайджанцы, армяне, башкиры, грузины, казахи, киргизы, латыши, литовцы, молдаване, осетины, таджики, татары, туркмены, узбеки, чуваши, эстонцы, - но и представители иноземных этнических групп - греки, евреи, итальянцы, немцы, поляки, французы, датчане и многие другие. Этот факт является очень важным и значимым для будущего цивилизационного развития. В свое время Н.Я. Данилевский в четвертом законе движения и развития культурно-исторических типов отмечал: «Цивилизация, свойственная каждому культурно-историческому типу, тогда только достигает полноты, разнообразия и богатства, когда разнообразны этнографические элементы, его составляющие, - когда они, не будучи поглощены одним политическим целым, пользуясь независимостью, составляют федерацию, или политическую систему государств».

Перспективы и, может быть главное, возможности российской цивилизации строятся исходя из концептуальной модели, которая я обозначаю как «Мировая ось культуры» или «Всемирно-историческая ось человеческой культуры». Историко-временная ось человеческой культуры создается из последовательно сменяющих друг друга уровней и в различной степени активности взаимодействующих очагов культуры: Южная Африка (архаическая культура древнейшего человека, существовавшая до периода отстоящего от нашего времени в 40 тысяч лет); Средиземноморье - Ближний Восток - Индия - Китай (Древний Египет, Древняя Месопотамия, Древняя Индия, Древний Китай, Древняя Греция, Древний Рим, 10-2 тысячи лет назад); Европа (эпоха Средневековья, Нового и Новейшего времени, вплоть до сегодняшнего дня); Россия (Новороссия, становление в XXI веке).

Анализ возведения оси культуры человечества позволяет выдвинуть предположения о существовании мостов культуры и «утерянного» фрагмента человеческой культуры. Что касается «утерянного» фрагмента культуры, то возникновение этой гипотезы связано с тем, что между южно-африканской культурой, первым очагом культуры человечества, и средиземноморской культурой Древнего Египта в пространственном и временном измерениях существует значительный пробел. Своеобразная историческая лакуна включает не установленный сейчас и не описанный регион культуры человеческого общества. Он по историческому времени предшествует древнеегипетской культуре и уступает ей технологически в освоении природного пространства. Скорее всего, это пространство и время существования протокультуры человеческого сообщества, бывшей технологически более развитой чем южно-африканская квазикультура.

Крепление оси культуры достигается благодаря существованию культурных диастол (греч. diastol - растягивание, расширение), которые обеспечивали культурно-историческую преемственность как между уровнями, так и между очагами мировой культуры. В этом смысле мы можем говорить о мостах культуры. Мостами мировой культуры являются культурные системы Древней Греции и Древнего Рима, обеспечившие восхождение, главным образом, от ближневосточно-средиземноморской культуре к европейской культуре. Более широкие функции выполнял Византийский мост культуры, который открыл для Древней и Московской Руси, а потом и для Царской России каналы восприятия не только европейской культуры, но и древнегреческой, а также ближневосточно-средиземноморской культурной традиции. Именно наличие этого моста культуры видимо объясняет особое почитание не только в рамках Русского Православного Подвижничества, но и в целом в русской духовной культуре творений одного из Отцов Церкви Иоанна Лествичника (VII в.), жившего на территории Сирии.

В пространственно-географическом плане ось культуры возводится по географическим параллелям от Южной Африки до Северной Европы, осваивая на каждом уровне подъема все более сложные природные пространства. Каждое природное пространство, как среда существования человеческого общества, от Южной Африки до Северной Европы требует от человека все более сложных технологий освоения природных процессов, служащих источником и условиями социального существования. Исторический процесс развития человека показывает, что каждая ступень освоения экологического (окружающего природного) пространства предполагает создание новых более совершенных способов воздействия на это пространство. Само социальное производство становится с каждым уровнем более информационно- и энергоемким.

Стержнем социокультурного прогресса является востребованность новых знаний и информации. От Африки до Европы растет по нарастающей потребность в информации, в связи с усложнением деятельности человека в окружающей среде. Освоение человеком новых геопространств требует от него новых культурных технологий и новых цивилизационных стандартов. Смена очагов культуры означает переходы к таким условиям экологической (окружающей) среды, которые стимулируют культурные достижения и цивилизационное совершенство. Исходя из этого, можно предположить, что вслед за Европой новым очагом культуры должен стать регион Урала и Южной Сибири.

Если мы сравним геопространства средиземноморского региона, с одной стороны, и Средней Европы и Северной Европы, с другой, то увидим, что европейские экологические условия могли расцениваться как экстремальные для египетской и месопотамской культур, да и для греческой тоже. Практически точно также рассматривается урало-сибирский регион с позиций европейской культуры. И еще одно сравнение. Соразмерность благодатности и благоприятствования геоприродных условий Средиземноморья и Европы почти что пропорциональны такой же соразмерности уже Европы и России. Освоение природных пространств в Европе намного энергоемкое, нежели в полосе Средиземноморье - Ближний Восток - Индия - Китай, а в урало-сибирском регионе России - чем в Европе.

Выражением потенциала российской цивилизации являются достижения в областях освоения космического пространства, атомной энергетики и производства вооружений. Первые космические спутники, первый космонавт, первая АЭС, автомат Калашникова и атомное оружие появляются в стране, материальная культура которой в сфере быта и массового производства товаров и услуг явно уступала культуре социально развитых стран мира, европейской культуре. Эти достижения отмечают готовность российского социокультурного пространства принять культурно-цивилизационную эстафету человечества и обеспечить формирование и продуктивное функционирование нового уровня мировой оси культуры. К тому же, созданный потенциал позволяет российской (или, новороссийской) цивилизации отстаивать свои геополитические интересы и сдерживать претензии европейской цивилизации и ее северо-американского ответвления на контроль и управление мировыми процессами.

Несмотря на современное геополитическое доминирование евро-американской цивилизации, ее апогей развития уже остался в прошлом. Сейчас она использует ресурсы, созданные ранее. Признаки кризиса пока не видны невооруженным глазом, более того создается впечатление расцвета. Но слабость культурного (материального и духовного) поля проявляется в том, что евро-американское сообщество остро нуждается в «приливе свежей крови», главным образом в отраслях, связанных с интеллектуальными технологиями. Этим объясняется высокая потребность общественных структур США, Великобритании, Германии и других стран из этой «обоймы» в высококлассных специалистах в областях компьютерной техники, инженерии, биотехнологий и т. п., которые привлекаются в эти страны из Российской Федерации, Украины, Белоруссии и др. Евро-американская культура становится реципиентной, вынужденной прибегать к внешним интеллектуальным вливаниям, чтобы окончательно не перейти в летальную фазу. Если уйти от эвфемизма, то это культура с атрибутами вампиризма, вамп-культура. (Может потому различного рода и вида вампиры так популярны в современной массовой культуре Запада - кинематографе, телевидении, литературных бестселлерах и т. п.).

Финальная стадия европейской цивилизации отмечалась в первой трети ХХ в. еще О. Шпенглером в его знаменитой книге «Закат Европы». Следует подчеркнуть, что Шпенглер именно европейскую (западную) культуру характеризовал как вступившую в стадию упадка.  В конце ХХ столетия американский профессор Ф. Фукуяма в статье «Конец истории?», напечатанной в журнале с символическим названием «National interest», фактически констатирует исчерпаемость социальных технологий (без которых нет культуры) Запада.

Не стоит рассматривать окончание цикла развития европейской культуры и цивилизации в качестве вселенской трагедии. Даже европейской социальной, как минимум гуманитарной, катастрофой это не является, потому что старая цивилизация в современных условиях имеет все возможности пользоваться благами новой цивилизации. Как, например, Китай пользуется достижениями европейской цивилизации. Более того, угасающие, в соответствии с законами социального развития, цивилизация и культура кровно заинтересованы в оформлении и эффективном функционировании новой цивилизации, которая в состоянии построить общечеловеческую модель социальной деятельности, принципиально отличающуюся от всех предыдущих.

Вполне естественно, что в условиях выстраивания оси культуры человечества и цивилизационного перехода должны вырабатываться принципы взаимодействия новой российской цивилизации с существующими моделями цивилизационного устройства, прежде всего европейскими и североамериканскими. Понятно, что практически невозможно на уровне просветительской деятельности добиться от европейской цивилизации «сложения своих полномочий» и включить ее социальные институты в процесс содействия становлению (ново) российской цивилизации. Геополитические интересы, присущие и для евро-американской цивилизации в целом и для отдельных наиболее агрессивных ее компонентов, не позволяют рассчитывать на вселенскую социальную солидарность и цивилизационное братство. Геополитические интересы всегда будут провоцировать цивилизационную конфронтацию и конфликты. Потому надеяться, что две конкурирующие цивилизационные структуры (а таковыми в современном мире являются европейская и российская) в состоянии отказаться от своих геополитических притязаний, по крайней мере, наивно. Следовательно, необходимо не сглаживать цивилизационные противоречия (из этого ничего не получится, кроме благих пожеланий), а искать формы и способы их ненасильственного разрешения на основе выработки общих правил геополитической деятельности. Стремление включить культурный комплекс одной цивилизации (российской) в другую цивилизацию (европейскую) может приводить только к одному - нивелированию российских культурно-цивилизационных свойств и признаков. С одной стороны, это наносит ущерб всемирному цивилизационному прогрессу и разрушает выстраивание оси культуры человечества, с другой стороны, это генетически невозможно сделать, т. к. противоречит и глобальным социальным законам исторического развития, и потребностям всего человечества.

И даже если Москва будет стараться вместить гигантское российское социокультурное пространство в ложе евро-американской цивилизации, то Урал и Сибирь не позволят ей это сделать! А без Урала и Сибири Москва никому не интересна.

 

Автор: Николай
Как Вы относитесь к теории Щедровицкого о Русском мире как сетевой структуре? Согласны ли Вы, что именно Щедровицкий - автор термина "Русский мир"?
26.03.2010 // 22:26

Здравствуйте! Николай, я уже высказывался по затронутой Вами проблеме.  Тем не менее, еще раз подчеркну, что автором не только термина, но и понятия Русского Мира является Н. Костомаров. Достаточно почитать его работу «Две русские народности», чтобы это понять.

 Что касается приписываемого авторства П. Щедровицкого, то это либо следствие некомпетентности, крайним выражением которой является элементарное невежество, либо брутальный плагиат.  С учетом того, что у П. Щедровицкого было достаточно много времени (почти что 15 лет), чтобы проверить свою компетентность, то остается последнее. В крайнем случае, используя термин и понятие Н. Костомарова, он мог бы за это время хотя бы как-то попытаться объяснить этот факт, упомянуть, что ли, о Костомарове. Но ничего в этом плане Щедровицким сделано не было. Поэтому у меня есть все основания достаточно резко говорить об этой неприглядной, не только с научной точки зрения, ситуации.

Меня, конечно же, не может не удивлять, на грани возмущения, такой способ интеллектуального воровства. Но, гораздо опаснее другое - технологии дисперсности (разорванности) Русского Мира, ведущие к консервации возникшей после 1991 г. раздробленности, фактически разрабатываемые П. Щедровицким и его сотрудниками, внедряются в контексты соответствующих решений, принимаемых  государственными органами Российской Федерации. Когда работа с соотечественниками будет строиться по таким схемам, то это просто катастрофично для истории и будущего Русского Мира.

Если говорить о сетевой структуре, то это один из способов осуществления децентрализации. В экономике это может быть и не плохо. Но даже там диверсификация управленческих процедур не исключает и, даже, требует наличие определенного координирующего центра.

В социальной системе принцип организации по модели сетевой структуры более подходит гражданскому обществу (что, собственно, и было показано Ю. Хабермасом).  Даже в большей степени, чем экономическому обществу. В политике сетевая структура неэффективна, более того, зачастую она является порождением диверсии, как внутренней, так и внешней. Особо опасна сетевая структура для т.н. транзитного или переходного общества, т.е. общества, реконструирующего или переформатирующего модель своего социального устройства. Кстати, Российская Федерация все еще находится в этом состоянии, тем более, она была в таковом состоянии десять-пятнадцать лет тому назад, когда П. Щедровицкий начал внедрение своего проекта.

Для цивилизационной системы, каковым является Русский Мир, сетевая структура может использоваться весьма умело и деликатно, применительно к различным культурным программам, но не к системе в целом.

Если же говорить о российских соотечественниках, проживающих за пределами исторического пространства Русского Мира (территории бывшего СССР и Российской Империи), то применительно к ним более эффективна модель «хуацяо», успешно реализуемая китайцами.

Автор: крымка
если бы вы были председателем совета министров и написание программы развития проходило бы под вашим контролем - на что бы вы сделали акцент??? какие вопросы решали бы в первую очередь??? с какими странами ии регионами планировали бы сотрудничество ив каких сферах???
24.03.2010 // 19:16

Я так понимаю, что «крымка» это все-таки женщина, потому буду обращаться в соответствии с этим гендерным признаком. 
Ваш вопрос, уважаемая Крымка, мне напомнил существовавшую в 70-х годах теперь уже прошлого столетия рубрику в «Литературной газете» - «Если бы директором был я». Потому, отвечая на Ваш вопрос, буду придерживаться формата этой рубрики, т.к. в моих реальных жизненных планах нет цели занять должность председателя Совета министров, как я могу догадываться, Крыма.

С моей точки зрения, Программа развития Крыма должна строиться на основе Договора о разграничения полномочий между Автономной республикой Крым и Украиной. На этот счет уже есть соответствующие инициативы крымских общественных и политических организаций, которые изложены в совместном заявлении Крымской республиканской организации Партии «Русский блок» и Крымской республиканской общественной организации «Таврический союз» (опубликовано Информационным порталом «Новоросс» - http://www.novoross.info/1891-avtonomnyj-status-kryma-dolzhen-poluchit-realnoe-napolnenie.html). Поэтому не буду сейчас излагать детали этого проекта, Вы можете  по указанному Интернет-адресу с ними ознакомиться. Единственное, что хотелось бы добавить, это аргументы в пользу принятия отмеченного Договора о разграничении полномочий. Практика заключения подобного рода Договоров уже давно является неотъемлемым атрибутом современного государственного права, реализуемого демократически развитыми странами. В частности, она применяется в целом ряде европейских стран, и не только с федеративным устройством. В Российской Федерации все субъекты, включая области, заключили Договора о разграничении полномочий с федеральным центром. Украина, имеющая в своем составе автономное государственное образование - Крым - также имеет все основания и мотивы реализовать эту практику, если она стремится следовать международным демократическим традициям государственного устройства.

Что касается стран и регионов сотрудничества, то, с моей точки зрения, Крыму необходимо активно возвращаться к широкому сотрудничеству с регионами Российской Федерации, Белоруссии, Казахстана и других бывших советских республик. Сделать это эффективно можно в рамках Единого экономического пространства, в которое никак не может войти Украина, но в которое может войти Крым, если им будет заключен полноценных Договор о разграничении полномочий с Украиной.

Если говорить о сферах сотрудничества, то это не только курортно-рекреационная и туристическая, но и культурный обмен, который должен стать, пожалуй, основным, с учетом того места и значения, которое принадлежит Крыму в истории Русского Мира - колыбель Русского Православия, культурно-цивилизационный форпост на юге, летняя столица русской интеллигенции.

Автор: Сергей
Добрый день! Как Вы относитесь к законопроекту МИД РФ, предлагающем "сузить" понятие "соотечественник": "граждане РФ, постоянно проживающие за рубежом, а также лица, проживающие за пределами РФ, "сделавшие свободный выбор в пользу духовной и культурной связи с Россией, относящиеся, как правило, к народам, исторически проживающим на территории страны". Спасибо!
24.03.2010 // 17:16

Здравствуйте, Сергей!

Не могу глубоко оценивать эту проблему, т.к. это не та тема, которой я занимаюсь. Но, безусловно, имею представление. Если говорить о правовых механизмах обеспечения статуса российского соотечественника, то я разделяю подход, изложенный в законопроекте К. Затулина для принятия Государственной Думой Российской Федерацией.

С методологической позиции, мне представляется, в категорию российских соотечественников следует включать всех граждан бывшего Советского Союза и их потомков, подданных Российской Империи и их потомков, которые отождествляют себя с исторической Россией, ее цивилизационным проектом, самоидентифицируются в качестве носителей русской (российской) культуры и являются приверженными ценностям российской цивилизации, Русского Мира. В этом плане работа с российскими соотечественниками должна включать в себя и работу по сохранению и развитию этно-культурных традиций народов российской цивилизационной (политической) нации - русинов, югорусов, белорусов, молдован (как наследников Молдавской Руси), жемайтов, латгальцев, ливов, сету, абхазов, армян, казахов, туркмен, бурятов и др.

Для сохранения преемственности "Русского единства" с Русской общиной Крыма и Партией Русский блок необходимо всячески пропагандировать в массах тесную связь РЕ и РОК с РБ. Так, в наглядной агитации(бигбордах) должна превалировать идеология : русский язык, единство с Россией. Да, экономический аспект очень важен, но для людей, избирателей сердце греет именно ощущение близости с Россией, реальное право быть русским в государстве Украина. Не надо ограничиваться одним лишь "Подъемом Крыма", а четко выразить в СМИ всеми способами идеологическую платформу. Мы впадаем в крайность: если раньше считали, что идеология преобладает, то сейчас она очень слабо проглядывает. Нельзя уповать лишь на бренд, в котором есть слово "русский".
23.03.2010 // 22:47

Спасибо, Виктор, за участие в обсуждении темы!

Принципиально я согласен с высказанной позицией и оценкой приоритетов движения «Русское единство». Добавлю, что в экономической сфере «Русскому единству» будет сложно конкурировать с Партией регионов, если не практически бессмысленно. Мне кажется, «Русскому единству» следует не контрастрировать свой экономический блок программы с экономическим блоком Партии регионов в Крыму, а находить в этом поле точки соприкосновения и давать конструктивные рекомендации. А вот культурно-идейный блок Русское единство должно иметь свой и под него надо подстраивать Партию регионов в Крыму.

Мне также видится проблема сохранения организационных и мировоззренческих источников движения «Русское единство» в Крыму. Его формирование началось в августе прошлого года по инициативе Крымской правозащитной организации «Вера» (председатель С. Компаниец)  и Русского общества Крыма (председатель А. Лось). Эта инициатива была поддержана Русской общиной Крыма (председатель С. Цеков) и осуществлялась Крымской республиканской общественной организацией «Таврический союз». КПО «Вера» и КРО «Таврический союз» в течение августа-ноября готовили и проводили заседания Координационного совета русских организаций Крыма, в состав которого вошли большинство русских и русскокультурных организаций Крыма, как общественных, так и политических. В качестве политического выражения нового движения выступила Партия «Русский блок» и ее Крымская республиканская организация (председатель О. Родивилов). Впоследствии политический сегмент Движения был дополнен Крымской республиканской организацией Славянской партии Украины (председатель Ю. Петров).

В начале декабря 2009 г. на основе наработок  Координационного совета русских организаций Крыма (получившего в ноябре название «За русское единство в Крыму») представители двух организаций - председатель Русской общины Крыма С. Цеков и член правления Гражданского актива Крыма С. Аксенов  - заявили о создании Всекрымского общественно-политического движения «Русское единство». При этом было использовано название Движения, которое родилось в результате работы Координационного совета.

И после этого источники как-то стали теряться. Процедура формирования движения «Русское единство» стала осуществляться с участием двух-трех человек по сугубо субъективным критериям.   Сейчас идеологию Движения определяют люди, которые, мягко говоря, далеки от проблем Русского Мира и от знаний о Русском Мире. Это печально. И это надо исправлять. Хотелось бы, чтобы исправления осуществлялись в рамках имеющегося формата, а не в новом формате русского движения в Крыму.

Сейчас же, фактически осуществляется фильтрация участников русского движения в Крыму со стороны лиц, которые до осени 2009 г. никакого отношения к русской теме не имели. Я имею в виду такую организацию как Гражданский актив Крыма, который был создан по аналогии с оранжевым проектом Гражданского актива Киева, и тех людей, которые стоят за этими проектами.

Если в таких темпах и в таких смыслах будет продолжаться развитие организации под названием «Русское единство», то мы все дальше будем отходить от настоящего русского единства, а сам избирательный блок, который намереваются создать на базе Всекрымского общественно-политического движения «Русское единство», вряд ли на выборах в Верховный Совет Крыма может рассчитывать на высокий процент поддержки избирателей. - В лучшем случае, они преодолеют трехпроцентный барьер.

Тем не менее, я считаю, что «последний звонок» еще не прозвенел и есть возможность вернуться к формату конструктивного диалога.

Вы выступаете за возрождение русской территориальной экспансии. Не кажется ли Вам, что именно это уже погубило Российскую империю и Советский Союз? Зачем в очередной раз наступать на те же грабли? Современный глобальный мир живет совсем по другим правилам. Да и вряд ли бывшие советские республики захотят стать частью новой Русской империи, даже под названием "Русский мир".
23.03.2010 // 18:58

Борис Эдуардович, благодарю за вопрос!

Во-первых, говоря о гибели Российской Империи и Советского Союза мы (и Вы в том числе) фактически подразумеваете ликвидацию определенной модели политической системы, политического режима.

Во-вторых, я вовсе не призываю к реанимации Советского Союза и даже Российской Империи (хотя, и та и другая модели имеют целый ряд положительных, эффективных компонентов, которые необходимо учитывать и по возможности использовать).

Теперь, что касается сути Вашего вопроса. Территории бывших Российской Империи и СССР являются пространством российского социокультурного пространства, российской цивилизации (понятно, что с некоторыми исключениями - Финляндия, Восточная Польша, например). В действительности, Россия как синоним не только Российской Федерации, но, прежде всего,  российского социокультурного пространства и российской цивилизации, является таким же цивилизационным проектом как Европа. С некоторым интервалом во времени (Европа приблизительно на полтысячелетия раньше) оба этих проекта стали возводить свои собственные Дома. В строительстве Европейского Дома (Европейского Мира, европейской цивилизации) нынешние отколовшиеся фрагменты России (Прибалтика, Украина, Молдавия и др.) не участвовали. В лучшем случае, они были объектами культуртрегерского влияния. А вот в строительстве Русского (Российского) Дома (российской цивилизации, Русского Мира) они принимали самое непосредственное участие. Причем, часто в качестве главных архитекторов и прорабов  Русского Дома выступали именно выходцы с его пограничных (о(у)краинных) территорий - Дмитрий и Антиох Кантемиры, Богдан Хмельницкий, Гоголь, Брежнев, латышские стрелки, наконец.

Так что речь идет не о реанимации умершего, а о создании нового формата цивилизационного развития проекта Русского Мира. Европа же нашла свой формат в середине прошлого века. Вот и мы должны сделать что-то подобное. И никто сейчас не предлагает силой затаскивать в Российский Дом литовцев, латышей или эстонцев с галичанами. Но почему бы не предложить продолжить совместное возведение своего цивилизационного Дома русинам, новоросам, югорусам и малороссам, украинцам (тем, кто себя таковыми считает), жемайтам, аукшайтам, дзукийцам, сувалкийцам (населяющим современную Литву), латгальцам, ливам, земгальцам (населяющим нынешнюю Латвию), сету, выру (Эстония). Все эти этносы развивались и сохранялись в Русском Мире. А теперь в европеизирующихся Украине, Литве, Латвии, Эстонии они подвергаются нещадной ассимиляции и этнокультурному геноциду. Вот до чего доводит европейничанье (по меткому выражению Н. Данилевского)! И, опять же, в связи с констатацией этих фактов, приходят на ум слова В. Кожинова: «если Россия тюрьма народов, то Европа - кладбище народов»! Хотя с определением «тюрьма народов» я лично не согласен!

Автор: Василий
Уважаемый Анатолий Сергеевич! А откуда, на Ваш взгляд, вообще взялась концепция "Русского мира" как "дисперсной территории существования русскокультурных диаспор по всему земному шару"? Кто ее автор? И с какой целью она столь активно внедряется "в массы"?
23.03.2010 // 18:41

 Спасибо за вопрос, Василий!

Термин «Русский Мир» применяется в настоящее время в двух значениях: для обозначения а) пространства, освоенного российской/русской культурой и б) территории (дисперсной) существования русскокультурных диаспор по всему земному шару. В первом понимании Русский Мир рассматривается Н.И. Костомаровым, который, собственно говоря, и является автором, как самого термина, так и определения понятия Русского Мира. Н.И. Костомаров в своих работах (наиболее обстоятельно, пожалуй, в статье «Две русские народности») термин «Русский мир» использует в качестве тождественного термину «Русская Земля», причем именно в приведенном здесь написании - «мир» строчными буквами, а «Земля» с прописной. Это дает нам основания сейчас использовать написание Русского Мира с прописных букв. Характерно, что Н.И. Костомаров в том же, по сути, значении, что и Русский мир и Русская Земля, использует еще один термин - Русский материк. Все они обозначают пространство, которое формировалось под эгидой русской народности - ее южной (киевской) и северной (новгородско-московской) ветвями. Во втором варианте в состав Русского Мира включаются все места расселения русскокультурных людей, вне зависимости от их этнической принадлежности. В этом случае Русский Мир состоит как бы из двух структурных компонентов - территории собственно Российской Федерации и многочисленных мест проживания «людей ... говорящих и думающих на русском языке» [Щедровицкий П. Русский мир: восстановление контекста // http://www.archipelag.ru/ru_mir/history/history01/shedrovitsky-russmir/]. Тогда фрагменты Русского Мира мы обнаруживаем не только на территории бывшего Советского Союза, но и в Израиле, США, Австралии, Франции, Аргентине и т.д.

Признание дисперсности территории современного Русского Мира на первый взгляд выводит его на невиданные ранее уровни глобальных пространств. Казалось бы, несмотря на политико-административную сжатость Русского Мира в пределах Российской Федерации, он, благодаря процессу диаспоризации (образования русскокультурных анклавов) фактически на всех континентах, значительно расширил свое социокультурное присутствие на планете. Вот в этом признании дисперсности Русского Мира, когда в качестве диаспор рассматриваются русскокультурные территории даже в рамках исторического российского социокультурного пространства, например, на Украине и в Крыму, спрятана, как мне кажется, основная опасность для будущего российской цивилизации. Такая модель параметров Русского Мира фактически способствует консервации его политико-административного выражения только в пределах Российской Федерации, а то и того уже - даже исключая этнические регионы на том же Северном Кавказе. Тем более, эта модель внедряет в общественное сознание (и самое пагубное - российское) рассмотрение территорий бывшего СССР, т.н. «ближнего зарубежья» Российской Федерации, в одном контексте с территориями Израиля, США, Франции, Австралии, Венесуэлы и др., где действительно существуют русскокультурные диаспоры. Тем самым природно-историческое пространство, базовое пространство геополитического позиционирования российской цивилизации произвольно или невольно ограничивается территорией нынешней Российской Федерации.

Вообще «дисперсность Русского Мира» строится по аналогии с дисперсностью Иудейского (Еврейского) Мира, возникшей в глубокой древности и в определенной степени сохраняющейся сейчас.

В силу отмеченного, гораздо более целесообразно строить концепцию Русского Мира и разрабатывать прикладные технологии ее осуществления в социальной реальности, основываясь на определениях настоящего автора этого термина Н.И. Костомарова. Причем, делать это необходимо по причине смысловой корректности, а не только геополитической целесообразности. Хотя геополитическая целесообразность в этом вопросе имеет очень большое значение. Единственным дополнением, которое следует сделать к определениям Н.И. Костомарова, это расширить понятие Русского Мира, как выражающее не только сугубо русские этнокультурные характеристики, но и в широком смысле российскую социокультурную традицию, включающую в себя разнообразные этнические компоненты, развивавшиеся и существующие на пространстве, очерченным в свое время границами Советского Союза, а еще раньше Российской Империей. Полиэтничность или полиэтнокультурность Русского Мира, окормленного и оформленного, конечно же, русской культурой, является его характерной чертой.

Исходя из этих уточнений, мы вправе рассматривать понятие Русского Мира в качестве тождественного таким понятиям как российское социокультурное пространство и пространство российской цивилизации, которые исторически совпадают с территориями Российской Империи и Советского Союза. Что касается таких пограничных частей российского социокультурного пространства, как Прибалтика или Грузия и т.п., то они в настоящее время выступают в виде политически отторгнутых территорий, по аналогии с периодом завоевания арабской цивилизацией Пиренейского полуострова Европы (Испании и Португалии) в начале VIII века. Еще более свежий пример отторгнутых территорий - это политическое отделение от пространства европейской цивилизации восточной части Германии в 1945 году.

 

Россия  Ближнее зарубежье   Украина   Белоруссия   Казахстан и Средняя Азия   Прибалтика   Закавказье   Молдавия 
 Дальнее зарубежье   Европа   Америка   Ближний и Средний Восток   Австралия   Дальний Восток   Африка 
Rambler's Top100  
© 2005, Институт Русского зарубежья
Портал "Россия и соотечественники" зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ. Свидетельство Эл № ФС 77-20926 от 15 сентября 2005 г.
Редакция: info@russkie.org
Телефон: +7(495) 718-84-11
© При полном или частичном использовании материалов ссылка на russkie.org обязательна.
Позиция редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов.
© Создание сайта: InfoRos, 2004-2011.
ПнВтСрЧтПтСбВс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31