Хлебные крошки

Статьи

Школьная реформа в Латвии
Политика
Прибалтика

Александр Малнач

Судьба русских школ в Латвии на волоске

Очередной политический кризис угрожает существованию русских школ в постсоветском государстве

Латвия не Россия, но неустойку за бездарность и продажность правительства у нас, как и в России, платят русские. Собственно фабула нынешнего политического кризиса не так уж важна. Как обычно, официальную версию подпирает и попирает целый ряд версий более или менее апокрифических. Объективно, независимо он намерений, чаяний и заверений отдельных политиков, отставка прежнего и формирование нового правительства фиксируют реальные изменения в латвийской политической тусовке за отчетный период.

Правительство Лаймдоты Страуюмы, ушедшее в отставку 7 декабря 2015 года, мало кому нравилось с первых дней своего существования. Созданное в авральном режиме 22 января 2014 года, оно носило инструментальный характер. Нужно было вытащить из-под обломков супермаркета MAXIMA в Риге (обрушился 21 ноября 2013 года, 54 погибших и 40 раненых) тогдашнюю партию власти «Единство», предотвратить окончательное обрушение ее репутации и рейтинга и хоть как-то доковылять до очередных парламентских выборов, маячивших в октябре 2014 года.

По итогам выборов Страуюма сохранила за собой премьерское кресло, «Единство» как будто бы удержало титул партии власти, но победа его была пирровой. В Латвии правительства удается сформировать лишь на коалиционной основе. Без партнеров никак, но они же и стоят за спиной «победителя» с лопатами и подножками наготове. Союз зеленых и крестьян (СЗК) и Национальное объединение «Всё – Латвии!» вошли в состав правящей коалиции на правах миньонов, но с очень серьезной перспективой роста за счет «Единства».

5 ноября 2014 года был утвержден второй кабинет Страуюмы, а уже 6 ноября последовал  каминг-аут министра иностранных дел Эдгара Ринкевича («Единство»). Чем бы не руководствовался глава латвийского МИДа, признаваясь в своей гомосексуальности, было это что-то личное или политическая ситуация потребовала такой жертвы, Ринкевич дал старт финальному забегу «Единства». Уже тогда было ясно, что ресурс этой партии на исходе.

В декабре 2015 года рейтинг популярности «Единства» составлял всего 5,5%. В январе 2016-го он опустился до 5,3%, т. е. почти вплотную приблизился к той черте, за которой начинается политическое кладбище. Многие теперь говорят, что надо было быть сумасшедшим, чтобы в такой ситуации инициировать правительственный кризис и затевать смену кабинета, как это сделала лидер «Единства» Солвита Аболтиня. Но чего не сделаешь с отчаяния?

Однако секрет латвийской политики заключается в том, что многопартийность у нас носит в целом бутафорский характер. Партий в Латвии хватает, но если отбросить частности, личности и околичности, то мы обнаружим одну единственную красную линию, разделяющую латвийские партии на две группы. В Латвии партии делятся по этническому признаку — на латышские и нелатышские.

Все латышские партии — суть фракции одной Большой Латышской партии (БЛП), более или менее последовательно и открыто исповедующие религиозное учение о «латышской Латвии», в которой безраздельное господство во всех сферах жизни должно принадлежать исключительно этническим латышам, а все нелатыши должны знать свое место на галерах и галёрке жизни или убраться вон.

Источник: "Русская планета"

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie