среда, 20 сентября 2017
14:07, время московское

Пульс
вся лента
Подлинник
Проект "Новороссия"
Русскоязычные против русских
Правда о "Правом секторе"
«Терроризм» по-латвийски

проект Института Русского зарубежья

   Новости     Статьи     Поиск     Документы   
   Библиотека     Что пишут?     Интервью     Партнеры   
   КтоЕстьКто?     О проекте     Мультимедиа     Организации   
fullitem
 
Киев — Москва. Острый диалог
«Российско-украинские отношения: реалии и перспективы»
15.07.13 // 13:57
 

26 июня в столице РФ состоялась международная научная конференция «Российско-украинские отношения: реалии и перспективы», на которой обсуждались проблемы, накопившиеся между двумя государствами в политической, экономической и гуманитарной сферах. Событие вызвало в обеих странах большой интерес, поскольку в зале университета «Московский государственный институт международных отношений», где проходил этот форум, собрались ведущие политики, экономисты, историки, филологи, руководители промышленных предприятий Украины и РФ.

Сопредседателями конференции стали народный депутат, руководитель Комитета Верховной Рады по вопросам верховенства права и правосудия Сергей Кивалов и спикер Государственной думы Сергей Нарышкин.

Сергей Васильевич КИВАЛОВ, председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам верховенства права и правосудия, руководитель депутатской группы межпарламентского сотрудничества Украина—Россия, представитель Украины в Венецианской комиссии

Народы Украины и России всегда были и всегда будут близки. Хочу процитировать известного поэта Евгения Евтушенко, который очень емко сказал: «Россия с Украиной неразъемны, как неразъемна смешанная кровь». Правда, блестяще сказал? Это то, что нам нужно помнить всегда. Если мы это будем помнить, то наши отношения обязательно будут конструктивными и взаимовыгодными.

Горжусь тем, что именно депутатские группы по межпарламентским связям Украины и России выполняют функции Штольца по отношению к некоторым «обломовым» в наших странах, напоминая им о национальных интересах, подталкивая к принятию нужных решений. Во многом благодаря этому нам удалось продлить «Большой договор» о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Россией.

В Верховной Раде Украины нового созыва я и мои единомышленники из депутатской группы по связям с Российской Федерацией будем добиваться дальнейшего сближения наших государств. Сегодня барьеры между нашими народами напоминают Берлинскую стену, которую, кстати говоря, прагматичные немцы разобрали при первом удобном случае. Мы также обязаны разрушить искусственные преграды между нашими народами: и духовные, и физические, и юридические. Разве народы Украины и России менее близки, чем народы Германии и Австрии, Нидерландов и Бельгии? Но этим европейским народам о том, что они живут в разных государствах, напоминает лишь табличка о том, что они въехали на территорию другой страны.

Наши народы заслуживают именно того, чтобы между Украиной и Россией не было границ. Безусловно, в сфере экономики, для грузов, которые перевозятся между Россией и Украиной, на нынешнем этапе пока должны оставаться и таможня, и граница. Но нельзя искусственно создавать проблемы для тысяч людей, которые ежедневно пересекают государственную границу между Украиной и Россией.

Сегодня тысячи россиян, желающих попасть в Украину, ждут в очереди на границе по три, по четыре часа и больше... Правительство в 2011 году распорядилось дополнительно открыть еще 221 пограничный пункт. Это ничего не даст. В этой сфере необходимо перенять европейский опыт, где у простых граждан пограничники и таможенники осуществляют лишь беглый осмотр вещей. Но мы вместо этого создаем искусственные барьеры.

Я был и остаюсь сторонником Соглашения о Едином экономическом пространстве с Россией, Казахстаном и Белоруссией. Соединенным Штатам Америки и Канаде, которые состоят в Североамериканской ассоциации свободной торговли, ничто не мешает тесно интегрироваться с Европейским Союзом. И украинцам, и россиянам стоить у них поучиться. Это достойный пример и для Украины, и для России.

Я и мои единомышленники в Украине с большим интересом наблюдаем за подготовкой создания в 2015 году Евро-Азиатского экономического союза, а также Евро-Азиатского парламента. Конечно, нам хотелось бы, чтобы Верховная Рада, Украина стала полноправным членом Евразийского парламента для начала в статусе партнера, ассоциированного члена. Гармонизация и унификация права с Россией на базе основ действующего законодательства пойдет на пользу Украине. И хочу вам со всей ответственностью сказать, что юристы Украины всячески поддерживают это направление, и я думаю, что мы включимся в этот процесс.

Надежда Константиновна АРБАТОВА, заведующая отделом европейских политических исследований ИМЭМО РАН

...Сегодня на всем евроатлантическом пространстве нет отношений, которые были бы важнее, чем отношения между Россией и Украиной. От этих отношений зависит стабильность и безопасность во всем евроатлантическом регионе.

И то, что происходит сейчас в наших отношениях, вот это раздирание Украины между Европейским Союзом и Россией, вольно или невольно это происходит, на мой взгляд, это очень опасная ситуация, которая может привести к весьма серьезному конфликту в большой Европе, учитывая тот факт, что население Украины, как я поняла, очень сильно поляризовано.

Такой ситуации надо обязательно избежать, ведь это самое страшное, что может произойти сегодня.

Многие выступающие сегодня ссылались на некую третью сторону: если бы не она, то все было бы замечательно.

...Всегда есть очень большой соблазн искать виновных где-то на стороне, третья сторона — четвертая сторона. Но давайте посмотрим друг на друга. Все претензии, которые я слышала сегодня, адресованы друг другу. Если бы на всем земном шаре остались Украина и Россия, у нас и тогда оставались бы эти претензии.

На мой взгляд, в 90-е гг. Россия совершила страшную ошибку на постсоветском пространстве: вся политика России в отношении государств СНГ была контрпродуктивна. И то, что мы имеем сегодня, это результат этой политики....

...Мы можем много говорить — вы, мол, едете в НАТО, почему вы не приезжаете в ОДКБ... Дело в том, что нет доверия, и мы должны это признать и не искать виновных на стороне, мы должны говорить об этом друг с другом.

Сергей Евгеньевич Нарышкин сказал, в общем, очень правильную вещь: вот это «или-или» в духе, знаете, старого немого кино — или он, или я, и если не я, то не доставайся никому — это очень плохой, контрпродуктивный подход.

В процессах глобализации ведь речь не идет о географии.

...Мне кажется, что г-н Глазьев немножко покривил душой, когда стал пугать Украину, что надо будет жертвовать своим суверенитетом. Любая интеграция, мол, будь то в Евразийском Союзе, — требует передачи части суверенитета наднациональным структурам. Но если это делается добровольно и ради какой-то цели, это вполне оправданно.

...Каждый раз, когда мы заключали крупные соглашения об ограничении, я имею в виду в период биполярности, Советский Союз и США, и та, и другая стороны жертвовали своим суверенитетом ради стабильности, которая все-таки была, мы избежали (теперь мы можем уже сказать определенно) «холодной войны»...

...По-моему, в Ханты-Мансийске на саммите Россия—ЕС российская сторона предложила европейским партнерам проект по модернизации газово-транспортных сетей Украины. На мой взгляд, это было блестящее предложение. Особенно после конфликтов, которые у нас были с Украиной из-за газа. К сожалению, только Италия поддержала этот проект, в общем — он не состоялся.

На мой взгляд, создание функциональных, очень конкретных проектов в различных областях между Евросоюзом, Россией и Украиной — это очень хороший путь, чтобы избежать раздирания, создать какую-то модернизационную базу.

Недостаток Восточного партнерства, на мой взгляд, в том, что не создается горизонтального сотрудничества. Это сотрудничество в основном вертикальное. Но и Россия, и Украина могли бы выступить с инициативными проектами, вовлекая европейских партнеров. Именно это поможет преодолеть нам крайне опасную ситуацию. Мне кажется, мы даже сами не отдаем себе отчет в том, насколько она опасна. И достаточно бросить спичку и все это загорится.

Петр Петрович ТОЛОЧКО, академик НАН Украины

...Для меня русско-украинское сотрудничество, русско-украинская дружба — это категория, может быть, не столько политическая и экономическая, как глубоко нравственная.

Я не буду разворачивать этот тезис, я только скажу вам, что буквально через месяц выйдет моя книга «Украинцы в России» с XVII по XX в. включительно. И я там показываю, что украинцы являлись полноценными соавторами всей истории, культуры, всех достижений и неудач тоже, которые происходили на этом огромном пространстве. И мне как историку, русисту просто жалко, что мы вот это все наше, наработанное веками нашими пращурами, отбрасываем и говорим, как наши националисты говорят: «То не наша история». Но как же на наша?

...Не первый раз слушаю очень содержательные выступления Валерия Мунтияна, Сергея Глазьева, других экономистов, и мне иногда их становится жалко. Они пытаются научно все обосновать, а к этому обоснованию никто не прислушивается. Ведь сегодня говорят, что народ Украины, мол, сделал свой выбор. Простите, а что это за народ? Я тоже народ. Я такого выбора не делал.

Поэтому это политический выбор, а не здравый, прагматичный экономический выбор. Политический выбор потому, что политическая и экономическая элита уже давно интегрировалась с Западом. Там все у них — и счета, и хатенки, там они и отдыхают, там они и лечатся.

Политологическая среда, за исключением Михаила Борисовича, тоже давно интегрирована в Запад. Она вся на фондах американских, западногерманских, и все они безальтернативны.

Но безальтернативный путьтолько у обреченного человека или у обреченного общества есть. А у нормального, здорового общества, которое рассматривает различные варианты, не может быть безальтернативного пути. Надо искать, но сейчас Украина в положении безальтернативного обреченного общества. Недавно политолог Небоженко сказал, мол, если Партию регионов куда-то не туда занесет, у Запада есть возможность поставить ее на место и поправить. Но если это признается на таком уровне и публично озвучивается, то это, в общем, проблема трудно решаемая.

Поэтому надо включить народ, провести референдум, и пусть народ скажет, куда бы он хотел. А то сегодня за народ все расписываются. На самом деле народ никто не спрашивал. Обрабатывают, обрабатывают его, а люди все равно еще больше за союз Украины с Россией.

Проблема в нашей политической, экономической и политологической элите: она интегрирована туда и возвращаться сюда не хочет. При этом человек, чьи фабрики и заводы в России, говорит, что у нас единственный путь — только интеграция с Западом. Но как же так! Деньги зарабатывать в России, а интегрироваться с Западом? Поэтому это не экономический выбор.

Но все наше родовое — тут, на восточнославянском пространстве, которое не имело границ. Мне кажется, что у нас в Украине (я смотрю на депутатов Верховной Рады, на политиков) совершается какая-то чудовищная несправедливость. Ну почему мы говорим, что для нас евроинтеграция — это цивилизационный выбор? Кто это такое сказал! Или не понимают, что такое цивилизационный выбор. А если понимают, тогда это преступление перед народом. Потому что выбор сделан был нашими предками. И хороши родители или плохи, но нормальные (если нравственно не ущербные) дети от них не отрекаются.

Михаил Борисович ПОГРЕБИНСКИЙ, политолог, политтехнолог, директор КЦПИК

Политические силы, которые выступают за европейскую интеграцию Украины, на самом деле не являются проевропейскими.

Все их действия имеют исключительно антироссийскую направленность. Никакой европейской либеральной позиции у этих сил также нет. Об этом свидетельствует полная поддержка ими ультраправой «Свободы».

Объективно на Россию ориентируются более половины украинских граждан, а антироссийскую позицию поддерживают в Украине не более 20% населения. Поэтому парадокс состоит в том, что так называемая «оппозиционная коалиция», которая получила в парламенте почти половину голосов, выражает взгляды всего лишь пятой части населения, а вовсе не половины, поскольку выступает как антироссийская политическая сила.

Разрешить проблемы, которые возникают в украино-российских отношениях, возможно исключительно в рамках трехстороннего сотрудничества — Украины, России и ЕС, поскольку наша страна является неотъемлемой частью этого геополитического пространства. Необходимо проводить системную работу, которая бы выявила отсутствие реальных противоречий между всеми заинтересованными сторонами относительного внешнеполитического выбора Украины. Однако такие действия могут не понравиться многим сторонникам более тесных отношений с Россией.

К сожалению, Украина пока рассматривается как приз в войне Европы и России. Это абсолютно бесперспективный подход. Поэтому я обращаюсь к российским коллегам с призывом совместными усилиями выработать правильную модель трехстороннего взаимодействия.

Виталий Сергеевич ЗОЛОЧЕВСКИЙ, депутат Государственной думы, член фракции ЛДПР

...Можно только позавидовать Украине: имея столько разных мнений и такую активную оппозицию, в том числе в парламенте, вы до сих пор сохраняете свой суверенитет. Если бы во многих других странах были такие политические баталии, я думаю, эти страны могли бы просто прекратить свое существование. Потому что эти конструкции в других государствах более жесткие. А у вас как раз та демократия, которой, наверное, не хватает многим и европейским, и восточным государствам.

Петр Николаевич СИМОНЕНКО, народный депутат Украины VІI созыва, лидер Компартии Украины*

_________________________
*Текст выступления взят с сайта Коммунистической партии Украины

...В отличие от оценок моих коллег в осмыслении нынешнего этапа украинско-российских отношений наиболее применимым, на мой взгляд, был бы термин «стратегический ступор».

Причина очевидна — до сих пор не определена модель этих отношений.

...Каковы реалии сегодня: Россия является центром нового интеграционного объединения и с этих позиций выстраивает свой внешнеполитический курс, а Украину Запад встраивает в систему международных отношений как государство с периферийной экономикой.

Как вы знаете, долгое время Украина пытается балансировать между интересами Вашингтона, Брюсселя и Москвы. Такая тактика даже получила свое название — многовекторность. Именно ее использовал украинский бизнес для извлечения прибыли и личных выгод.

При этом официальный Киев пытался дотянуться до ЕС, взгромоздившись на хребет России. Сейчас борьба за рынки сбыта и доступ к ресурсам в условиях мирового кризиса существенно обострилась. Одновременно активизировались процессы фрагментации глобальной экономики, ускорилось формирование новых региональных и трансрегиональных систем разделения труда.

...В таких условиях сохранить «многовекторность», то есть одновременно участвовать в нескольких системах разделения труда, объективно невозможно. Перед Украиной очень остро встал вопрос выбора. И этот выбор, в конечном счете, создаст новую конфигурацию и определит повестку украино-российских отношений.

Рассматривая перспективу наших взаимоотношений, необходимо учесть то, что политические реалии в Украине таковы, что Партия регионов и оппозиция: «Батьківщина», «» В.Кличко и профашистская «Свобода» выступают согласованно и координируют свои действия в парламенте с целью выполнения всех требований ЕС перед саммитом в ноябре месяце. У них цель одна — скорейшее подписание соглашения об Ассоциации Украина — ЕС.

И если выступающие здесь мои коллеги высказывали свою личную точку зрения, не совпадающую с политической позицией партий, членами которых они являются, я имею честь представлять единственную политическую силу в парламенте — Компартию, которая настойчиво и последовательно отстаивает идею вступления в Таможенный союз и Евразийское экономическое сообщество. Мы убеждены в том, что это дает Украине бесспорные преимущества. На чем основана наша позиция?

...Объективные ученые и экономисты Украины и России своими расчетами и прогнозами дают основания говорить о 6—10 млрд. долл. суммарного позитивного эффекта для Украины.

...На другой чаше весов — подписание соглашения об Ассоциации с ЕС и создание Зоны свободной торговли. Этот выбор навязывается под мифические обещания достижения европейского уровня жизни и европейских ценностей.

При этом прямые потери государственного бюджета Украины в связи с отменой только таможенных сборов после создания ЗСТ оцениваются на уровне 5—10% ВВП.Источников ликвидации этого дефицита, кроме наращивания займов, на сегодняшний день нет.

Важно также учитывать, что снятие тарифных и сокращение нетарифных барьеров во взаимной торговле, в том числе беспошлинный импорт из ЕС большинства видов сельскохозяйственной продукции — это ключевые обязательства, которые берет на себя Украина в рамках Договора об Ассоциации.

...На практике это означает, что экономика, в которой уровень производительности труда является одним из самых низких в Европе, снимает ограничения на торговлю с наи-более передовыми экономиками мира — Германией, Францией, Нидерландами, Швецией.

...Необходимость перехода на фитосанитарные стандарты и нормы ЕС потребуют миллиардных инвестиций, которых украинский фермер никогда не получит.

Для сравнения, на сегодняшний день объем бюджетной поддержки сельского хозяйства в ЕС составляет 45% стоимости валовой продукции отрасли, а в Украине только 6%. И получают эти дотации, как известно, в основном крупнотоварные производители, поэтому мелкие селянские хозяйства попросту разорятся.

Украинский фермер, производитель в легкой, пищевой, обрабатывающей промышленности просто исчезнет. Как это случилось в странах юга Европы.

При переходе на технические регламенты ЕС шансы на выживание для украинской промышленности, в первую очередь машиностроительного комплекса, самолетостроения, железной дороги, станкостроения стремительно приближаются к нулю.

И вместе с тем рушится иллюзия, что интеграция с ЕС даст импульс развитию мелкого и среднего бизнеса. Этот миф активно культивируется сейчас в украинских СМИ.На практике мелкий и средний бизнес из сферы услуг одним из первых испытает на себе все прелести «свободной конкуренции».

Компенсировать негативный эффект от создания ЗСТ с ЕС за счет наращивания экспорта в третьи страны также не удастся. Скорее наоборот, снятие таможенных барьеров, переход на стандарты и нормы ЕС закроют для украинских производителей рынки стран Таможенного союза.

Очевидно, что потери от евроинтеграции будут исчисляться не миллиардами долларов, а массовым закрытием в Украине производств и потерей рабочих мест.

В частности, наибольший негативный эффект испытают на себе сектора энергетического, сельскохозяйственного машиностроения, для которых рынки России и стран Таможенного союза имеют критическое значение. И вместе с тем сворачивание украино-российских программ в области самолетостроения лишит перспектив один из высокотехнологических сегментов отечественной экономики.

...Кроме того, интеграция с Европой, по оценкам украинских социологов, спровоцирует очередную волну миграции украинских граждан на Запад. Насколько масштабным может быть это явление, можно судить по опыту стран Балтии. После «европейской интеграции» население Латвии, к примеру, сократилось на четверть — с 2,7 млн. человек до 2млн. Также существенно сократилось население Эстонии — с 1,8 до 1,3 млн. человек.

Таким образом, неравноправный и экономически бессмысленный характер Соглашения об Ассоциации очевиден. Не случайно текст этого документа до сих пор не переведен на украинский язык и неизвестен практически никому в Украине.

...Проблема в том, что в основе «евровыбора» лежат интересы украинской сырьевой олигархии — в первую очередь химического и металлургического секторов. Они всеми силами пытаются сохранить свои позиции на европейских и международных рынках и сберечь при этом схемы вывода прибылей за рубеж.

Все 20 лет поиска путей и механизмов улучшения взаимоотношений Украины и РФ показали, что, проводя переговоры с Россией от имени украинского народа, олигархи преследуют исключительно корпоративные интересы крупного капитала. Они ищут не оптимальную модель сотрудничества, а максимально прибыльную для себя схему дележа рынков, девидентов и бонусов.

Их не пугает технологическое отставание и консервация сервисно-сырьевого статуса страны. Наоборот, такой характер социально-экономической модели предопределяет их доминантную роль в национальной политике и экономике.

Поэтому, к сожалению, спасение нескольких частных корпораций провозглашено в Украине в качестве базового приоритета государственной политики.

Кроме того, украинская власть и правящие олигархические группы напрочь игнорируют экономические проблемы нынешней Европы. Игнорируется также тот факт, что ни в ближайшей, ни в более далекой перспективе ситуация здесь к лучшему не поменяется.

...Но такая «слепота» — это логичный результат контроля, который установили сырьевые группы капитала над принятием государственных решений в Украине. То, что мы сегодня видим во внешней политике Украины, — это яркий пример принесения интересов общества и государства в жертву корпоративным интересам.

Таким образом, в случае «евровыбора» ни о какой «модернизации» украинской экономики не может идти речь.

...По сути можно говорить о том, что евроинтеграция, несмотря на значимость для украинских олигархов, является синонимом колониализации и закабаления Украины.

Мы же, коммунисты, убеждены, что евразийская интеграция позволит Украине заложить основы для реальной модернизации отечественной экономики. Это масштабный проект, который включает инфраструктурное, технологическое, научно-производственное обновление. Евроинтеграция, несмотря на все заверения, этого не обеспечит.

При этом мы говорим о евразийской интеграции и экономической модернизации как о двух взаимосвязанных частях государственной политики. Только на этом основании возможно обеспечение роста промышленного производства и повышение продуктивности и конкурентоспособности наших экономик.

...20 лет показали, что реальное улучшение взаимоотношений с Россией возможно при смене политиков и политической системы в Украине.

Валерий Иванович МУНТИЯН, специальный уполномоченный правительства Украины по вопросам сотрудничества с Российской Федерацией, странами — участницами СНГ, ЕврАзЭС и другими региональными объединениями

Мир сегодня вступил в период великих потрясений. И для того чтобы нам просто сохраниться, нужно создать центр силы. Возле кого его формировать? Возле Запада? Мы уже видим, что он вступил в рецессию и исчерпал свой духовный капитал. Возле Азии? Тоже опасно.

Перед нами стоят глобальные вызовы. Сможет ли с ними справиться в одиночку даже такая большая страна, как Российская Федерация? Нет, мы можем это сделать только вместе. Поэтому мы должны приложить все усилия, чтобы наши страны создали мощный центр силы и защитили свое жизненное пространство. Если поступим иначе, будущие поколения нам этого не простят. Я только что вернулся с конференции, проходившей в Петербурге. Встречался там с видными деятелями Запада. Они мне говорили: «Как же вы неэффективно используете ресурсы!» Это правда. Нужны новые технологии и новации. Но у них уже этих ресурсов не осталось и следует ждать экспансии.

Поэтому мы должны делать все возможное для того, чтобы защитить наши страны и народы!

Владимир Вольфович ЖИРИНОВСКИЙ, лидер ЛДПР, член совета Госдумы

Я за самое хорошее развитие отношений между Россией и Украиной, но все, кто выступал, говорят про сегодняшний день и не хотят сказать, а как это все случилось.

Мы завоевывали Украину когда-либо, русская армия шла на украинские города, села? Наоборот, был призыв к русскому царю помочь спасти украинцев от злодеяний поляков, там, или, может быть, каких-то других агрессоров. Это — во-первых.

Второе. Все межнациональные отношения выстраиваются так: территория, экономика, язык. И не надо делить территорию. Подарки, которые делала советская власть — Донбасс, Крым, Черновцы, Закарпатье, — никакого отношения к Украине не имеют. Закарпатье — это или Венгрия, или Закарпатская Русь. При чем здесь Украина!

Черновцы мы у румын отобрали как страна-победительница за то, что фашистская Румыния шла на нас 22июня. Это маленький подарок. Нужно было всю Румынию забрать. Это слабость: Сталин плохо разбирался в политических картах. Они вместе с великой Германией напали на нас и мечтали, что будут среди победителей в 1941 г.

Дальше все события развивались вокруг Польши. При чем здесь Украина? Польшу делили постоянно. Но мы вынуждены были делить. Нам Польша не нужна была. Но Австрию же будут отдавать, а раз русская армия пролила кровь, вот соседнюю берите, кусок Польши.

И это проблема.

Есть исторические причины. Есть проблема территорий. Ведь если бы в 1917 г. от нас отделилась независимая Украина со столицей во Львове и четыре области (Волынская, Ивано-Франковская, Тернопольская и Ровенская), не было бы проблем. Но когда создали огромную Украину, раздавая ей земли на западе... Цель была — союз сделать, политический союз. Но экономика... Живот пересилит любые союзы: этнические, политические, любые. Если люди голодные, они будут рваться из любого союза.

Но есть еще одна причина, о которой все стесняются говорить: еврейский вопрос. Отовсюду из Европы веками гнали евреев. Веками. Буквально истребляли их, уничтожали. Это великие европейцы-то!

Французы выгнали всех евреев из Франции, в Испании догнали их и там уничтожили. Зверства были веками. Оставшиеся в живых спасались, шли на восток, в Российскую империю. Царь смотрит, евреев везде гонят. Он и берет пример. Европа — великая же цивилизация, он их не стал уничтожать, но он их остановил. Остановил как раз на территории Украины и сказал: здесь сидеть. Землю не получите, образование, квота там 5 процентов, в Петербург поедет несколько человек учиться. И, естественно, ненависть к Европе у евреев, которых теперь можно назвать украинскими, вылилась в ненависть к русскому царю и к русскому народу. Ведь бьют-то последнего, ненавидят последнего. Мы не будем вспоминать Чингисхана, мы вспоминаем Саакашвили, хотя он нам, может быть, ничего плохого и не сделал. А Чингисхан три столетия держал, но давно это было. Так и тут. Евреи забыли, как их уничтожала вся Европа, а тут — русский царь. Вот, мол, мы тебе покажем и встали в основе всей революции против царя, а заодно и русофобские настроения воспитывали. И уезжая в Израиль, в Америку, там воспитывали русофобские настроения. Они не украинского народа — русофобские, а за счет бешеной пропаганды. Русский царь спас евреев... Но надо было пропустить их дальше, до Сахалина. А он их остановил. Вот и скопились 20 миллионов на пороге Российской империи: и на Запад нельзя — там били, а здесь юридически нельзя. Это проблема, которую не хотят показать как причину...

Все руководители Израиля — выходцы из Украины. Там нет ни одного русского еврея. Но все по-русски говорят. По-украински ни разу не говорили, потому что была Российская империя. В этом проблема. Нельзя перенимать чужие примеры. Если где-то издеваются над евреями, так ты их, наоборот, пригрей и рассели по всей огромной империи — всем места хватит. Но царь думал — надо что-то делать. Советники-то тоже дурачки, говорят: там их бьют, и там, давай мы их как-то остановим.

А били из-за того, что умные они. Сидят дураки вокруг, один умный еврей, и все его ненавидят. Как отличник в школе — его ненавидят, и столетиями это все скапливается.

Израиль нам враждебен, потому что опять мы их не выпускали, сдерживали. А Израиль влияет на Америку. Ведь всю революцию октябрьскую финансировал Шиф, банкир, двоюродный брат Якова Свердлова. Все эти авантюристы приехали с Запада с деньгами западными и устроили нам эту первую «оранжевую» революцию и 1905-го, и февраль, и октябрь 1917го, шесть революций, все они нам устроили. А мы рассорились тогда еще, при царе, а нужно было наоборот — к себе их всех.

Фестивали надо проводить в пограничных городах: один фестиваль молодежи в Харькове, другой — в Белгороде, один — в Чернигове, другой — в Брянске. Встречаться чаще.

Дорогу сделать скоростную. Чего мы в Казань тянем? Давайте до Киева — такое же расстояние, «Сапсан», три часа и все.

Я противник того, что при советской власти была насильственная русификация, но я противник того, что сейчас идет насильственная украинизация. Через насилие мы вопрос не решим. Назло русские будут говорить по-русски, назло. Не будете насильно заставлять их отказаться от языка, они будут учить украинский.

Надо выполнять требования нацменьшинств. Соблюдайте права нацменьшинств. Но русские не являются таким уж нацменьшинством. Поэтому надо делать все добровольно. А тех, кто не знает, что сегодня многие украинцы за Евросоюз, пошлите в Прибалтику на экскурсию. Пусть поговорят с жителями: те рады, что они... в Евросоюзе? Они его заплюют за такие вопросы. В Чехию пусть поедет на экскурсию.

Я предлагаю встречаться, обсуждать и думать о хорошем. Никакой катастрофы не будет, никакой войны не будет, и придет время, когда мы обо всем договоримся...

Петр Алексеевич ПОРОШЕНКО, народный депутат Украины VII созыва, владелец корпорации «Укрпроминвест»

Я не буду оригинален и начну со слов благодарности организаторам за возможность диалога, за возможность лучше слышать и понять друг друга, тем более когда этот диалог проходит в святых для меня стенах Московского государственного института международных отношений, где я 20 лет назад проходил практику, и считаю, что советская, русская школа дипломатии является той основой, на которой сформировалось не одно поколение дипломатов многих государств.

Отдельно хотел бы поблагодарить Сергея Евгеньевича за тот, безусловно, позитивный опыт, который мы продемонстрировали на протяжении последних лет в решении конкретных проблем, стоящих между нашими странами, доказывающих, что, да, у нас есть общая история, да, нам трудно разделить кровь, но сегодня нужно говорить о конкретных проблемах. И этим мы занимались в Воронеже в прошлом году, когда совместно наладили межпарламентское сотрудничество для решения проблем космоса, авиации. Был сделан очень хороший задел, и я с сожалением констатирую, что договоренности о следующих встречах срываются. А я считаю, что нам необходим конкретный и практический результат, кроме призывов жить дружно.

Я горжусь тем, что в свое время мне удалось убедить наших партнеров и создать совместный институциональный механизм между Министерством экономического развития и торговли, которое я тогда возглавлял, и Евразийской экономической комиссией, когда мы создали первое институциональное объединение для торгового диалога, для того чтобы на конкретной платформе решать огромное количество проблем, которые мешают экономическому взаимодействию между нашими странами.

Благодаря этому был снят ряд проблем по сырным войнам... В том числе нам удалось проделать большую работу и в прошлом году ратифицировать соглашение о зоне свободной торговли СНГ, с которым и украинские, и российские производители и промышленники надеялись на то, что оно существенно разошьет те узкие места, которые есть между нашими странами. К сожалению, эти надежды оказались напрасными.

И как было огромное количество изъятий из соглашения о ЗСТ, так оно и осталось.

Более того, в силу разных причин и обстоятельств их количество увеличилось.

Мне приятно было слышать сегодня, что мы находимся среди друзей, и среди друзей разговор должен быть абсолютно откровенным... Нужен острый, возможно, иногда нелицеприятный, но конкретный разговор, потому что только в результате вскрытия проблем и предложений и их решения мы сможем выйти на взаимоприемлемые результаты...

Если вы посмотрите результаты голосования в украинском парламенте за четыре базовых документа (закон «О внутренней и внешней политике», заявление о евроинтеграции и подготовлены пакеты законопроектов для вступления, для подписания Украиной соглашения об ассоциации), вы с удивлением обнаружите, что 80% Верховной Рады проголосовало за эти документы, в том числе и большинство депутатов, которые сегодня приехали и так убедительно говорят об украинско-российской интеграции.

Это означает, что высока вероятность того (да, кстати, я голосовал за эти проекты), что через 4 месяца Украина и Россия окажутся в новых реалиях, и эти новые реалии будут представлять собой подписание Украиной соглашения об ассоциации. Но при этом Украина и Россия не перестанут быть братскими народами, при этом уровень взаимодействия наших экономик не станет меньше...

Я не очень оптимистично смотрю на то, что нам удастся быстро решить проблемы, хотя меня беспокоит, что только за этот год наш товарооборот упал на безумных 20%. Это слишком большая цена тогда, когда еще ничего не подписано, за то, что неэффективно работаем для того, чтобы объединить экономики наших стран. Но есть же и другие вопросы.

Большинство граждан Украины и России, которые живут в приграничных полосах, не имеют паспортов, а мы ведем разговор о том, чтобы ездить друг к другу... а теперь еще и говорим о возможных визовых ограничениях.

Слава богу, что сегодня мы услышали от коллеги Косачева о том, что мы увеличим количество мест для студентов, которые будут иметь возможность приезжать. Не дай бог с водой не выплеснуть ребенка: вопросы взаимного культурного и образовательного обмена мы должны поставить в качестве первого приоритета, не создав дополнительных проблем. А как быть пенсионерам? И не появятся ли у них проблемы, если мы будем жить в этих новых реалиях?

Есть еще ряд вещей, например упрощение приграничного контроля. Ну что, трудно организовать единый таможенный и пограничный досмотр в одном пункте? Это требует какого-то высочайшего соизволения или это конкретная практическая работа конкретных чиновников-бюрократов? И зачем мы сегодня пытаемся усложнить жизнь наших народов?

Ну и самая главная проблема — это проблема конкурентности наших экономик. Ведь я имею все основания утверждать, что у украинской и российской экономик, у машиностроения, транспортного машиностроения, энергетического машиностроения, атомной энергетики, перерабатывающей промышленности, инфраструктурных проектов есть синергия, которая будет работать в пользу обоих государств. И здесь мы ни в коем случае не должны ставить условие, что будет после так называемой даты «ч», через 4 месяца, потому что жизнь будет продолжаться.

Сергей Юрьевич ГЛАЗЬЕВ, доктор экономических наук, академик РАН РФ и член НАН Украины

Если все-таки Украина подпишет соглашение об ассоциации с Евросоюзом, то круг вопросов, который мы будем обсуждать, станет сугубо риторическим. Потому что, согласно этому соглашению, мы его внимательно проанализировали, Украина фактически перестает быть самостоятельным суверенным субъектом торгово-экономических отношений.

Соглашение предполагает одностороннюю зависимость Украины от директив Евросоюза, хотя Украина действительно не становится полноправным членом ЕС, она обязуется четко выполнять все директивы, связанные с торговлей, она берет на себя обязательство беспошлинно пропускать европейскую продукцию. Она соглашается на сохранение квот и ограничений против нее. Она соглашается на то, что все спорные вопросы будет рассматривать Европейский Суд, и европейцы будут мониторить, как Украина выполняет обязательства по соглашению, включая технический регламент, где, между прочим, даже записан переход на европейские стандарты железнодорожного транспорта, т. е. на узкую колею. И если Украина не будет выполнять эти обязательства, то Европа оставляет за собой право ограничивать доступ украинских товаров на свой рынок.

Поэтому нам, собственно, уже не придется обсуждать ни вопросы торгово-экономической интеграции, ни вопросы, связанные с техническим регулированием, никакие другие вопросы, связанные с тем, что сегодня решает Таможенный союз России—Белоруссии—Казахстана.

Всего лишь месяц назад в Астане был подписан меморандум нашими президентами, где ставится вопрос о предоставлении Украине статуса наблюдателя в создаваемом Евразийском экономическом союзе. Мы понимаем этот шаг украинского руководства как желание вернуться в евразийский интеграционный процесс. С нашей точки зрения, статус наблюдателя может быть предоставлен только тем странам, которые изъявили желание участвовать в Евразийском экономическом союзе в качестве полноправных членов. Если Украина делегирует все вопросы, которые сегодня рассматривает Евразийская экономическая комиссия, Брюсселю, то получается, что у нас наблюдателем может стать Брюссель. Потому что с Брюсселем можно будет вести переговоры по этим вопросам, а с Украиной — уже нельзя. Поэтому какой может быть статус наблюдателя, если Украина лишает себя суверенных прав реализовывать самостоятельную торгово-экономическую политику!

Остается, конечно, единственный шанс для нашей интеграции, это если Россия вдруг возьмет и тоже подпишет аналогичное соглашение с Евросоюзом о создании зоны свободной торговли...

Я должен сказать, что наша дипломатическая традиция абсолютно исключает подписание неравно-правных соглашений. Никогда в российской истории — ни в царской, ни в советской, ни в современной — вы не найдете ни одного международного договора, в котором Россия делегировала бы в одностороннем порядке свои полномочия третьей стороне. Вы же делегируете даже длиннющий перечень директив Евросоюза в области технического регулирования, санитарных, фитосанитарных мер, в других вопросах торговой политики. Я, читая 900 страниц текста, вспомнил договора, которые мы с Украиной подписывали, многие участники этих сложных многолетних переговоров, везде стоит оговорка, в том числе под договором об СНГ, о создании СНГ, что Украина подписывает данный договор в той части, в которой он не противоречит Конституции Украины. Но мы с Украиной ни одного договора, где бы Украина делегировала суверенитет, не подписывали. А здесь такой оговорки нет. Почему-то в данном случае Конституция Украины в расчет не принимается.

Конечно, это суверенное дело украинского руководства, и я думаю, что Конституционный Суд Украины тоже, наверное, скажет свое слово по поводу этого соглашения, но я должен как экономист сказать, что если оно будет подписано, то ни о каком участии Украины в Таможенном союзе речи быть уже не может, и не может быть никакой реализации формулы «три плюс один», просто у Украины для этого не остается полномочий...

Я уверен, что выбор пока еще не сделан, во всяком случае соцопросы показывают, что 40% граждан считают: если бы референдум, о котором Петр Симоненко говорил, состоялся бы сегодня, высказались бы за участие Украины в Таможенном союзе с Россией, Белоруссией и Казахстаном, а 36% против. Поэтому если украинское руководство берет на себя политическую ответственность за такой выбор, это, конечно, право украинского руководства, мы здесь не претендуем на то, чтобы давить или угрожать чем-то.

Но я должен как экономист сказать, что расчеты, которые провели наши ученые, говорят абсолютно однозначно: если Украина подписывает соглашение с Евросоюзом, до 2020 г. это соглашение будет иметь негативные экономические последствия для украинской экономики. Будут ухудшаться товарооборот, условия торговли с Россией, будет сокращаться производство украинских товаров, неконкурентоспособных с европейскими. И для нас уже другой выбор возникнет, который предусмотрен соответствующим предложением о зоне свободной торговли в СНГ.Если мы столкнемся с тем, что украинские товары, вытесняемые европейскими конкурентами, будут чрезмерно идти на наш рынок и нарушать сбалансированность торговли, а еще хуже — если пойдет импорт европейских и турецких товаров через территорию Украины, то у нас, как вы знаете, остается возможность выхода из отношений свободной торговли с Украиной, точнее, смещение Украины из зоны свободной торговли в СНГ.Этого бы делать, конечно, не хотелось. Для Украины это была бы экономическая катастрофа, минус 2% ВВП — это то, что Украина получит, если таких вещей не произойдет. Но если они произойдут, то дальше непонятно вообще, как Украина может удержать макроэкономическую стабильность, стабильность курса.

Украинскую экономику ждет очень тяжелое испытание. А если будут участвовать в интеграционном евразийском процессе, то, по расчетам наших экспертов, мы получаем плюс 7% ВВП к 2030 г. каждый год, это плюс 15% ВВП в целом, это 220 млрд. долл. за этот период, то есть 12 млрд. долл. каждый год дополнительно Украина будет получать, условия торговли улучшатся на 10 млрд. долл. Это даст Украине возможность стабильного, устойчивого развития.

Я вас уверяю, что мы вместе с Украиной с Европой договоримся на гораздо лучших условиях, чем каждый будет отдельно пытаться попасть в европейский дом.

Дмитрий Владимирович ТАБАЧНИК, министр образования и науки Украины

После двух часов работы любого форума каждое следующее выступление носит скорее ритуальный характер участия. Но я бы хотел вернуться к тому тезису, который провозгласил с этой трибуны наш уважаемый коллега, академик Владимир Михайлович Литвин, который, на мой взгляд, правильно подчеркнул самую основную парадигму украинско-российского сотрудничества: это сотрудничество является определяющим для жизнеспособности политических, экономических, военных структур украинского государства.

По сути речь идет не о простом выборе, а о выборе достаточно безальтернативном, о выборе, который определяет жизнеспособность существования Украины как государства. Потому что отношения Украины и России — это ведь не просто межгосударственные отношения той или иной степени близости, интегрированности. Украинско-российские отношения — это в первую очередь отношения между народами. У нас величайшая общая история, у нас общие святые и общие герои, общие духовные ценности, и это останется навсегда нетленным, независимо от политической конъюнктуры. Поэтому отношения между Украиной и Россией, на мой взгляд, неизмеримо больше, чем просто вопрос внешней политики.

История это подтверждает: любые попытки выстроить украинское государство как антироссийский проект, использовать его в качестве санитарного или экономического кордона по отношению к России, или между Россией и Европой всегда оканчивались трагически — катастрофой и политическим крахом. И не так давно «оранжевый режим» Тимошенко—Ющенко делал все возможное для лоботомирования исторической памяти Украины и реализации на основе этого проекта «Анти-Россия». В результате страна, которая находилась на пике экономического развития (в 2003—2004 гг.), рост ВВП составлял 13—14%, оказалась на краю пропасти.

Что же стало итогом? Развал экономики, поднявший голову и набравший силу крайне агрессивный национализм с проявлениями фашизма и государство, подошедшее вплотную к рубежу катастрофы.

О губительности русофобского проекта политической Украины говорил еще 100 лет назад великий украинский философ-традиционалист Вячеслав Липинский. Он имел возможность непосредственно на историческом опыте наблюдать разные усилия: с одной стороны, толерантный параллелизм и успешное достаточно государственное строительство периода гетмана Скоропадского, с другой — крах русофобской директории. Причем в одинаково сложных условиях гражданской войны. И именно Липинский, для которого украинская государственность всю жизнь до последнего вздоха была высочайшей ценностью, горько признавался, будучи в эмиграции, что шовинизм украинский — этот национализм по примеру лавочников и по примеру живущих от алтарей национальной идеи интеллигентов, приведет политическую идею Украины к гибели.

Показательно, что католик Липинский на первое место ставил в своих исследованиях единую православную церковь трех восточнославянских государств.

Второе, он указывал, что удар будет наноситься по русской культуре и языку на Украине. И, наверное, он понимал еще сто лет назад, что это должно помочь возведению так называемой духовной Берлинской стены между братскими народами.

Автор идеи создания Украинской академии наук, выдающийся ученый, историк и юрист Николай Василенко (он был министром образования правительства гетмана Скоропадского, а позднее стал президентом АНУ) писал в 1918 г. — русская культура, русский язык очень сильны в Украине. Говорить, что эта культура была навязана народу, значит, сознательно говорить заведомую неправду. Русская культура имеет глубокие корни в создании украинского народа. Русский язык является родным для преобладающей части интеллигенции. Мало того, значительный процент населения Украины говорит только на этом языке.

Поэтому с точки зрения государственной унижать положение русского языка или придавать ему какое-то второстепенно значение было бы не только нецелесообразным, а прямо-таки вредным... Но это говорили великие украинцы сто лет назад. К ним можно присовокупить и самого гетмана Скоропадского, и классика украинской литературы Нечуя-Левицкого.

Прошло столетие, и вновь для Украины стал актуален выбор направления дальнейшего развития... Парадокс и трагизм ситуации заключается в том, что сегодня в Украине и оппозицией, и частью представителей власти усиленно навязывается изначально лживый тезис о необходимости выбора между Европой и Россией. Лживый по двум причинам.

Во-первых, Украина и Россия всегда были, есть и будут неотъемлемой частью европейской христианской цивилизации. А в некоторые исторические эпохи наши страны по уровню своего культурного, политического, экономического развития превосходили все без исключения европейские страны.

Вторая причина — сугубо экономическая...

И мне кажется, необходимо помнить: наша страна не знала ни костров инквизиции, ни крестовых походов... и первые концлагеря были точно созданы не на территории восточно-славянских народов...

Если говорить о будущем Европы (и в этом контексте неразрывно о будущем Украины и России), то мне представляется наиболее оптимальной парадигма, сформулированная замечательным европейцем, генералом де Голлем, человеком, который спас и честь, и свободу, и само существование Франции, который говорил о Европе от Атлантики до Урала. Великий француз, ставший символом патриотизма, видел новую Европу не территорией некой тотальной унификации, стирающей все различия национальных культур, а как объединение всех государств континента. Вот единая Европа жизненно необходима, на мой взгляд, всем странам континента. И очень сложно согласиться со всеми ценностями Европейского Союза.

Я думаю, что независимо ни от какого выбора украинский народ не воспримет в качестве нормы существования и законодательной нормы право содомистских пар усыновлять детей, право на эвтаназию, на легализацию наркотиков и многие другие вещи, которые сложно имплементировать и в законодательство, и в духовную жизнь православной цивилизации...

В отношении того, определились или нет. В Евросоюзе есть разные формы и ассоциации. Есть и евро-скептики. Например, наибольшим евроскептиком (а мне приходилось с ним много встречаться) называл себя президент Чешской Республики Вацлав Клаус.

Евросоюз содержит крупную финансовую и аналитическую организацию в центре европейских реформ. Приведу короткую цитату ее руководителя: «А Беларусь слишком авторитарна, Молдова слишком бедна, Украина слишком велика, а Россия слишком страшна для Европейского Союза, чтобы рассматривать их потенциальное членство»

Андрей Григорьевич ПЫШНЫЙ, народный депутат Украины, заместитель руководителя партии «Батькивщина»

Тема межгосударственных российско-украинских отношений становится чрезвычайно актуальной и важной ввиду того, что Украина находится в шаге от решающего момента реализации ее внешнеполитического выбора. Я говорю о европейской интеграции.

Сегодня много вопросов прозвучало в отношении Украины: она должна определиться, она должна дать ответы на вопросы, она должна, она обязана.

Я могу заверить вас, что большая часть тех вопросов имеют ответы — они даны в Законе Украины «Об основах внешней и внутренней политики». 1 июля мы будем праздновать три года с того момента, как закон был принят, и именно в этом законе вектор европейской интеграции страны определен как безальтернативный. Украина интегрируется в политическое, экономическое, правовое пространство Европейского Союза с целью членства в ЕС.И это является определяющим и главным для демократических партий в стране.

Спустя три года именно такой подход, именно евроинтеграционное устремление получили поддержку абсолютного большинства украинских граждан. Сегодня это выбор не политиков, — это выбор украинского народа. Партии в Украине на парламентских выборах, которые определяли евроинтеграцию как приоритет, получили более 50%.

Этот выбор — суверенное, неотъемлемое право страны, и этот выбор необходимо уважать. Безусловно, этот выбор во многом не вписывается в обновленную концепцию внешней политики Российской Федерации, где одним из приоритетов является интеграция именно в евразийские структуры.

Но между нами действует большой договор, который определяет принципы, на основании которых должны формироваться наши отношения: это уважение, доверие, равноправие, сотрудничество, партнерство.

Политика давления на Украину с целью участия в евроинтеграционных структурах — это политика, которая ведет в никуда, это политика без перспективы, это политика, которая не поддерживается украинским народом.

К сожалению, именно этот контекст европейской интеграции во многом определяет тональность российско-украинских отношений в последнее время.

Тональность достаточно тревожная. Тональность, которую эксперты, в том числе и российские, определяют как понуждение к дружбе, понуждение к братству. Тональность, при которой такие рычаги, как энергетическая зависимость страны, а она существует, вопросы языка, территориальной целостности используются с целью давления. Это неприемлемо...

Реалии неутешительные. Я очень рассчитываю, что эта представительная, ответственная конференция даст ответы на многие вопросы, которые сегодня задает экспертная среда и которые беспокоят наши страны. Наши отношения характеризуются асимметричностью. Наши отношения характеризуются конфликтностью и непрозрачностью. Разве это является основой, которая была заложена в 1997 г. при подписании Большого договора? Разве так формируют свои отношения партнеры? Ответ: нет.

Значительная часть проблем, которые сегодня вскользь упоминались выступающими, к сожалению, переходят в категорию хронических: энергетическая проблема, экономическая — постоянные конфликты.

Я думаю, бизнесмены, которые занимаются поставками пищевой продукции на территорию Российской Федерации, могут много рассказать о сырных конфликтах, о молочных конфликтах, о нефтяных конфликтах, о транзитных конфликтах, о газовых конфликтах, о необходимости взыскания утилизационного сбора и т. п.

Мы в Украине всерьез задумываемся над необходимостью сохранения баланса в тех проектах кооперации, которые рассматриваются в сфере авиастроения, судостроения. Это то, что нас беспокоит, потому что мы понимаем и объективно оцениваем экономическое состояние страны.

А у нас с вами, к сожалению, генетически, экономически заложены одни и те же проблемы — сырьевой характер экономики, по большому счету — феодальное ее устройство, централизация, бюрократизация и т. п.

Еще раз благодарю за возможность выступить и хочу заверить, что Украина определилась в своем выборе и очень рассчитывает на то, что ее выбор будет уважать Россия. И мы хотим вас заверить, что граница Украины будет использоваться не для противостояния, а для сотрудничества и развития, взаимовыгодного партнерства, равноправия и согласия.

Георгий Корнеевич КРЮЧКОВ, член Центрального комитета Компартии Украины, избирался народным депутатом Украины III и IV созывов*

_________________________
*Текст выступления взят с сайта Коммунистической партии Украины

...Мы озабочены тем, как складываются отношения между Украиной и Россией.

Еще в сентябре 2011 г. тревогу забили представители российской военной элиты. В открытом письме президенту РФ они отметили: «неожиданно для всех нас наше стратегическое партнерство (с Украиной. — Г. К.) споткнулось об газовые цены. Хозяйственный спор между российским «Газпромом» и «Нефтегазом Украины» приобрел несоразмерные масштабы и грозит обрушить наши достижения».

Сегодня мы пожинаем плоды этой недальновидной политики. Кабальная цена на российский газ ($450/тыс.куб. м), самая высокая на то время в Европе, установленная в результате договоренностей, обстоятельства заключения которых и их подоплека все еще остаются не до конца понятными нашему обществу, привела к ежегодной потере Украиной $5—6 млрд.

Объяснить нашим людям такое отношение со стороны братской России никакими резонами невозможно. Также неизвестно, на кого рассчитаны высказывания, мол, это всего лишь отношения хозяйствующих субъектов.

Проблемы не сводятся только к газовым неурядицам: вспомним возникающие время от времени, как по заказу, «сырные», «шоколадные», трубные и другие «войны», когда сугубо рабочим моментам в межхозяйственных отношениях придается мощное политизированное звучание. А с какими трудностями связано осуществление совместных проектов в самолетостроении и других жизненно важных для обеих стран отраслях!

Это вынудило основательнее заняться в Украине поиском альтернативных энергоресурсов, внедрением энергосберегающих технологий. Уже через 2—3 года страна сможет полностью обходиться без закупок газа у «Газпрома». Но какой ценой это достигается, какими последствиями оборачивается!

Что выиграла Россия? Во-первых, она фактически теряет украинский рынок природного газа, который еще в 2009 г. составлял 52 млрд. кубов. Даже для такой великой страны это большие объемы. Плюс огромные средства, необходимые для создания «Северного» и «Южного» потоков. Может, они лишние для российской экономики?

А во-вторых, и это, пожалуй, самое важное, Украиной, ее политическим руководством взят резкий дрейф в сторону Запада.

Для меня, гражданина Украины, политика, такой поворот неприемлем. Но он не только произошел, в этом жизненно важном, поистине судьбоносном вопросе фактически сошлись внешне непримиримые силы — власть и т. н. оппозиция — самые реакционные, агрессивно настроенные в отношении России представители украинского политического спектра.

Украина практически в одном шаге от подписания соглашения об ассоциированном членстве и о зоне свободной торговли с Евросоюзом, что закроет нам дорогу в Таможенный союз.

Если это произойдет, то станет, по моему мнению, крупнейшим после развала Советского Союза геополитическим и геостратегическим поражением России и всех сторонников украинско-российского единства.

Нельзя не учитывать, что в результате такого развития событий в украинском обществе существенно усилили позиции радикальные прозападные, правонационалистические, русофобские силы. Ось политической жизни в стране после парламентских выборов резко сдвинулась вправо. С прорвавшимися в Верховную Раду откровенными неонацистами открыто сомкнулись «Батькивщина» и «УДАР». Нарастает угроза фашизма. Т.н. «оппозиционеры» блокируют работу парламента, добиваясь его роспуска и проведения досрочных выборов, рассчитывая, сыграв на недовольстве масс, одержать победу на выборах и захватить власть в стране.

Не составляет труда предвидеть следствия таких явлений:

— денонсация Харьковских соглашений и выдворение из Крыма Черноморского флота РФ;

— на основании закона «О принципах внутренней и внешней политики» мгновенно испарится тезис о внеблоковом характере нашей внешней политики;

— откроется путь к «втягиванию» Украины в НАТО со всеми вытекающими последствиями, включая размещение на территории державы элементов американской системы ПРО, а по периметру украинско-российской границы систем «Пэтриот». Ведь несмотря на официально провозглашенный внеблоковый статус, продолжает действовать хартия о стратегическом партнерстве Украина—США, в которой записано, что «Украина станет членом НАТО», а сотрудничество с альянсом стало осуществляться намного активнее, чем при «оранжевой» власти.

— снижение возможностей для российских деловых кругов в Украине и украинских — в России; введение визового режима;

— вытеснение из нашей жизни русского языка и русской культуры;

— утверждение как господствующей радикальной национал-шовинистической, по сути фашистской идеологии и фашистских порядков. Законодателями политической моды в Украине станут и уже становятся ярые русофобы. Еще год назад только в страшном сне можно было представить, что членами парламента станут и будут им верховодить белокурые бестии и другие бандитствующие неонацисты. Они нагло, цинично, не получая отпора, диктуют премьеру, депутатам, членам правительства, на каком языке выступать, какие имена давать новорожденным, как оценивать события прошлого и исторических деятелей, требуют в законодательном порядке запретить употребление названия «Великая Отечественная война». Сегодня это стало едва ли не нормой нашей повседневной жизни.

Следует отметить: против такого развития событий, которое угрожает на века разобщить наши страны и народы, ведет к насаждению т. н. европейской цивилизации с ее индивидуализмом и свободной моралью (свободной от элементарной человеческой нравственности и порядочности), сегодня в Украине из всех влиятельных политических сил последовательно выступает лишь Компартия.

Коммунисты поддержали в парламенте кандидатуру нынешнего премьера только потому, чтобы не ввергнуть страну в еще более серьезный кризис и предотвратить захват правительства страны национал-радикалами. Не могу сказать, что это должным образом оценено «регионалами».

Но сегодня меня больше волнует другое: как нам уберечь простого украинского труженика или пенсионера, чтобы они не поддались сладкоголосым зазывалам в Евросоюз, убедить их в том, что спасением для нашей страны является членство в Таможенном, Евразийском союзе, совместное выстраивание отношений с Европой, если нам вот уже три года твердят одно и то же: это всего лишь спор хозяйствующих субъектов.

К этому мы шли практически все 22 года после преступного развала нашего великого союзного государства. Взаимное доверие между странами основательно подорвано. Формально считается действующим «Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве», хотя о нем практически никто уже и не вспоминает.

Исследования Института социологии НАНУ показывают, что количество сторонников сближения наших стран стало заметно уменьшаться. В 2010 г. идею присоединения Украины к союзу России и Белоруссии поддерживали 62,4% участников исследований, а два года спустя — 56,3%. В этом году их стало еще меньше. Уменьшается также количество сторонников развития отношений преимущественно в восточном направлении — прежде всего в рамках СНГ, отношений с РФ, укрепления восточнославянского блока — Россия, Украина, Беларусь.

И дело не только в массированной пропаганде «преимуществ евроинтеграции», в ходе которой не раскрываются, а то и сознательно замалчиваются реальные, во многом крайне негативные для нашей страны ее последствия. В то же время проблемы, которые могут возникнуть в случае присоединения Украины к Таможенному союзу, показываются очень широко и не всегда объективно.

Создается впечатление, что кому-то и в России кажется чуть ли не полезным толкать нашу страну в объятия Запада, превращать ее в противника.

Таких людей привечают на некоторых украинских телеканалах, в печатных органах и т. д.

Повторяю, не могу этого ни понять, ни тем более воспринять. Так же, как до сих пор не понимаю, кому в России нужно было спровоцировать злополучный конфликт вокруг острова Тузла, надолго отравивший атмосферу в украино-российских отношениях. Убежден, в наших отношениях нужен радикальный поворот. И первое, что нужно сделать, — восстановить доверие.

Галина Мирославовна ЛЕСНАЯ, кандидат филологических наук, доцент кафедры языков стран Центральной и Юго-Восточной Европы МГИМО, президент Российской ассоциации украинистов

Российская ассоциация украинистов организационно сформировалась в 2009 г. как составляющая Международной ассоциации украинистов, которая объединяет украинистов во всех странах мира, работает практически уже 20 лет. История украинистики в современной России началась в 1993 г., когда в МГУ им. Ломоносова, в Санкт-Петербургском университете началось изучение украинского языка.

Российская ассоциация украинистов — это объединение преподавателей более 10 российских университетов московских, Санкт-Петербургского, Белгородского университета, в котором работает кафедра украиноведения с 2003 г. под руководством профессора Олейника. В этом университете, наверное, самое большое количество студентов, слушающих курсы по украинистике, их порядка 3 тысяч. Это уфимский филиал Московского государственного педагогического университета им.Шолохова, Тюменский, Саратовский университеты, Сургутский государственный педагогический университет.

Наша ассоциация — это и Институт славяноведения РАН, и Институт украинских исследований Института Европы РАН.И это центр украинистики, белорусистики на историческом факультете МГУ под руководством профессора Дмитриева.

Российская ассоциация украинистов провела две конференции.

Третья конференция планируется нами в следующем году. К сожалению, Международная ассоциация украинистов находится в кризисном положении. В прошлом году запланированный Международный конгресс украинистов не состоялся, как нам было сказано, из-за чемпионата Европы по футболу. В этом году проведение конгресса оттягивалось, и якобы он пройдет в октябре. Но украинские коллеги пишут, что нет финансирования, поэтому проведение конгресса под вопросом. Т.о. мы не можем увязывать свою работу с работой Международной ассоциации украинистов. Получается некая ненормальная ситуация: мы больше контактируем с коллегами из Польши, Германии, Канады, даже Австралии, нежели с украинскими коллегами.

Мы не можем отправить студентов российских, изучающих украинский язык, скажем, в языковую школу, как мы это делаем при изучении других языков. Мы не можем сами поехать на стажировку. Так, когда я писала свой первый учебник в рамках национального проекта по образованию, предполагалась стажировка в Киевском университете. Когда я спросила, могу ли я пройти стажировку, мне было сказано: «А кто же вас пустит в аудиторию на занятия?» Пришлось выбрать другую форму — я поехала в Дипакадемию Украины на конференцию. Потому что приехать и не воспользоваться возможностью посмотреть, как преподают коллеги, нонсенс.

Сегодня — это не только дисциплина, которая преподается филологом или историком. Это и сфера международных отношений — активно развивающееся направление, а также специализация по регионоведению.

Хотела бы обратить внимание коллег на отсутствие информации не только о нашей ассоциации, но и о деятельности украинистов в России... Подготовка специалиста, конечно, требует многих усилий. И для этого должны быть учебники, которые способны написать российские историки.

...На международных конгрессах украинистов в украинских университетах высоко оценивали работы российских украинистов-историков коллеги из Словакии, Австрии и Канады. К сожалению, до сих пор этот их опыт не востребован ни одной из сторон.

Еще одно: я чувствую очень сильную разницу и как бы даже некий поколенческий момент. А современные украинские, российские студенты совсем по-другому воспринимают те вопросы, которые мы с вами обсуждаем. Это тоже нужно иметь в виду.

Алексей Владимирович КУЗНЕЦОВ, заведующий сектором исследования Европейского Союза ИМЭМО РАН

Официальная статистика сильно занижает масштабы взаимных инвестиционных связей России и Украины. Например, Центральный банк России показывает, что российские накопленные инвестиции на Украине составляют только порядка 5 миллиардов долларов. Те расчеты, которые мы проводим в ИМЭМО по фактическим сделкам, показывают, что эта сумма уже приблизилась к 17 миллиардам, то есть в 3 с лишним раза больше официальной статистики. Это связано главным образом с тем, что многие операции ведутся через офшоры. Российские компании заходят на рынок Украины через Кипр, Виргинские острова и так далее. Украинский бизнес, кстати, делает часто все тоже самое, симметрично.

По большому счету именно Россия и Украина — это две страны, которые питают существование кипрского офшора. И многие страны также пользуются офшорами, но далеко не всегда выбирают Кипр. Поэтому, например, если посмотреть официальную статистику украинских инвестиций в Россию, то она вообще не дотягивает до полумиллиарда долларов. Однако на самом деле есть крупные украинские инвестиции в российский агропромышленный комплекс, в банковское дело (особенно заметна активность «Приватбанка»), в добычу угля.

К сожалению, в своих главных чертах инвестиционная структура российского бизнеса в Украине мало чем отличается от структуры других вложений россиян за рубежом. Это металлургия, нефтяное хозяйство, нефтепереработка и АЗС, телекоммуникации. Пожалуй, единственное отличие — это значительные российские инвестиции в региональные электроэнергетические компании. Но даже в этих четырех отраслях не вкладываются средства в высокотехнологичные проекты. Безусловно, российские прямые инвестиции имеют «сырьевой» характер, они поступают в сегменты, связанные с первым и вторым переделами, но российские инвесторы не вкладываются в хай-тек.

Украина остается одним из важнейших получателей российских капиталовложений. По данным ИМЭМО, из общего объема инвестиций в странах СНГ, который составляет 44,5 миллиарда долларов, 16,7 приходится на Украину. Это объясняется вполне очевидными вещами: территориальной близостью и отсутствием языкового барьера. Но при этом отдельные российские компании, которые уже пришли на украинский рынок в качестве инвесторов, существенно сокращают капиталовложения. Это, как показали недавние сделки, сильно затронуло сферу нефтепереработки. Кроме того, российские металлургические компании, как нам удалось выявить, постоянно уменьшают свои вложения. Безусловно, амортизация активов нормальное явление. Но, с другой стороны, свидетельствует о том, что новых-то инвестиций не делается. Крупные российские металлургические компании, владеющие украинскими активами («Евраз», «Мечел», «РусАл»), может, и вкладывают средства в модернизацию. Но эти вложения значительно меньше, чем регулярная ежегодная переоценка.

В краткосрочной перспективе, которая обозначилась после образования Таможенного союза, российским инвесторам придется выбирать между узким украинским рынком и активным взаимодействием со странами Таможенного союза. Нужно отметить, что ни телекоммуникационные компании, ни металлурги не расширяют своего присутствия в качестве инвесторов во многом потому, что у них нет возможности получить большую долю украинского рынка. Все, что они могли получить в качестве игроков, они уже получили.

Константин Олегович РОМОДАНОВСКИЙ, руководитель Федеральной миграционной службы России

Президентом РФ утверждена концепция миграционной политики России. Одним из ее приоритетов является содействие развитию экономики Российской Федерации. Мы понимаем, что миграция должна приносить выгоду и превышать издержки. Но выгоду она может приносить не только государству приема, но и государству исхода, при условии, если будет организовано взаимодействие между этими странами.

Говоря о миграции граждан Украины в РФ, отмечаю, что ежегодно количество въезжающих в Россию граждан Украины растет, и эта тенденция сохраняется на протяжении последних пяти лет. В прошлом году, в частности, мы фиксировали более 10 млн. въездов граждан Украины, их совершили более 3 млн. человек. Это пятая часть всех иностранцев, въехавших в Российскую Федерацию.

В основном украинцы приезжают на заработки, в гости к родственникам или чтобы получить образование.

По данным Национального банка Украины трудовые мигранты в 2012-м отправили своим семьям 6,5 млрд. долл. При этом на долю России здесь приходится 2,3 млрд. В данном показателе мы перегоняем Италию и Германию.

В начале 2013 г. начали действовать новые правила, согласно которым иностранному гражданину, нарушившему сроки законного пребывания в России, на три года запрещается въезд на нашу территорию. Это делается автоматически, здесь никакого коррупционного фактора нет.

Сегодня на российской территории находятся около полутора миллионов граждан Украины. Из них 111тыс. работают полностью легально, 350тыс. приехали к родственникам или «учиться-лечиться». Более миллиона человек работают без соответствующего оформления документов и являются кандидатами на закрытие въезда.

Полагаю, что подобное положение дел не устраивает ни нас, ни наших украинских партнеров. Считаю, что упорядочение потоков трудовых мигрантов и борьба с незаконной миграцией — это вопросы первостепенной важности в нашей совместной работе.

Однако следует понимать, что только контрольно-запретительными мерами проблему не решить. Незаконная миграция является проблемой не только государства приема, но и государства исхода.

Мы готовы к диалогу, но пока что у нас нет понимания, к компетенции какого исполнительного органа Украины относится указанное направление работы.

Обращаю внимание, что в России в последние годы созданы условия, позволяющие трудиться вполне легально. Безусловно, необходимо заниматься проведением непосредственно на Украине информационных кампаний и разъяснительной работой среди потенциальных трудовых мигрантов. Надо рассказывать людям об их правах в государстве приема и обязанностях по соблюдению российских законов.

Хотел бы также проинформировать вас о том, что с января 2015 г. для всех граждан СНГ вводится режим въезда в РФ по загранпаспортам.

Ничего страшного в этом не вижу. Например, в прошлом году россияне оформили больше заграничных паспортов, чем получили внутренних. Так что идет вполне цивилизованный процесс.

И в заключение хочу сказать, что Федеральная миграционная служба России всегда открыта к диалогу, тем более к диалогу с нашими украинскими партнерами.

Елена Евгеньевна ЛЕВКИЕВСКАЯ, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН

...На мой взгляд практикующего ученого, почти четверть века занимающегося традицией трех восточнославянских народов, тут прозвучали слова, которые являются доминантой нашего сегодняшнего очень обширного заседания: о едином научно-образовательном пространстве, которое у нас было 20 лет назад и которое, к сожалению, сейчас не существует.

Я представитель одновременно Института славяноведения, отдела восточного славянства, делом которого является комплексное исследование трех восточнославянских народов, и являюсь также профессором центра типологии, семиотики, фольклора РГГУ.И смотрю на ситуацию с двух разных сторон: с точки зрения академической науки и с точки зрения образовательного процесса.

В 70—80-х гг. ХХ в. существовали огромные научные, интеграционные проекты, направленные на комплексное исследование территории восточного славянства. Хочу вспомнить только проект, который захватывал ученых и России, и Украины, и Белоруссии, этнолингвистического изучения Полесья под руководством академика Никиты Ильича Толстого. В проекте участвовали, помимо Института славяноведения, и Львовский университет, и Житомирский пединститут, и Минский государственный университет. Огромное количество ученых было вовлечено в проект по комплексному изучению русско-украинско-белорусского пограничья.

К сожалению, в 1992 г. проект был похоронен, но все-таки те огромные материалы, которые за 25 лет работы на территории русско-украинско-белорусского Полесья нам удалось собрать, сейчас постепенно публикуются. Два тома «Народной демонологии Полесья» вы видели на выставке, которая развернута у входа в зал.

Территория восточного славянства была столетиями территорией огромных, очень мощных миграционных процессов. И большие анклавные поселения украинцев существуют на территории России, и очень много островных таких поселений русских существует на территории Украины. Этим практически никто не занимается. Я знаю, что в Одессе существует ряд диалектологов, которые занимаются русскими говорами Одесской области, кто-то в Киеве этим занимается, но это энтузиасты-одиночки. И не существует никаких проектов, которые бы исследовали именно украинские анклавы на территории России, а это огромное количество людей, сохраняющих свою этнокультурную идентичность, свою живую национальную традицию. Такие же анклавы русские существуют на территории Украины.

Буквально через несколько дней я со своими студентами РГГУ выезжаю на территорию Саратовской области (уже второй раз) для изучения еланско-терсянского украинского анклава в Саратовской области, который был сформирован еще во времена Екатерины II. Это интереснейшая не только для филолога, но и для историка, этнолингвиста, культуролога, диалектолога территория исследования. Но делается это буквально усилиями одиночек, на голом студенческом и преподавательском энтузиазме...

Никакой реальной — ни финансовой, ни организационной, ни административной — поддержки мы от высоких политиков никогда не имели. Все делается на медные копейки университета, которые он может выделить на студенческую практику.

К сожалению, у нас есть проблема воспитания профессионалов в области украинистики. Это очень острый вопрос сегодня для российской науки и для российского образования. Украинистов, которые могли бы профессионально, комплексно заниматься проблемами изучения украинского языка, культуры, народной традиции, у нас действительно можно пересчитать по пальцам одной руки. У нас нет ни программ, ни каких-то целенаправленных усилий со стороны наших властей, которые бы нам помогли организовать этот образовательный процесс и воспитать когорту профессионалов.

Но если мы не будем изучать реальную жизнь нашего народа, а будем только говорить о каких-то политических процессах, я думаю, что наш с вами диалог будет очень и очень неполным.

Дмитрий Семенович КИВА, президент — генеральный конструктор государственного предприятия «Антонов»

Вот что интересно: наиболее тесные и наиболее продуктивные контакты у нас там, где практически не участвуют государства. Мы договариваемся и решаем все вопросы. У нас нет серьезных противоречий, идет согласованная работа. Есть кооперация между Харьковским заводом и Самарским заводом. Претензий и замечаний по этому сотрудничеству нет.

Отдельный вопрос — многострадальный Ан-70.

Мы буквально неделю назад были на Парижском авиационном салоне в Ле Бурже. Наши самолеты — Ан-58 и Ан-70 — прекрасно себя показали. Отлично выполнили полеты. Ан-70 превосходит практически по всем техническим характеристикам свой европейский аналог — А400М.

Межправительственное соглашение по программе Ан-70 подписывалось еще когда премьерами были Виктор Степанович Черномырдин и Леонид Данилович Кучма. Вышли постановления, мы провели испытания, были рекомендации запустить самолет в производство, но произошло торможение... в 2006-м Россия официально заявила, что она выходит из этой программы. Но в 2009-м... было принято решение о возобновлении.

Начиная с октября прошлого года, мы проводили испытания... Вдруг молчок, никто к нам не едет, документацию мы передаем — она не принимается, завод казанский не работает... Полгода полная тишина...

Мы тесно работаем с Китаем, контракты с Индией на сотни миллионов долларов. Я политикой не занимаюсь, просто говорю о реалиях — надо нормально работать, сотрудничать и дружить.

Михаил Алсанович ПОГОСЯН, президент Объединенной авиастроительной корпорации

Сотрудничество, которое было между нами в последние годы, еще раз говорит о том, что конструкторский потенциал, который сегодня есть на Украине, хорошо дополняет тот, что имеется у нас.

Производственные возможности нуждаются в кардинальной перестройке, и, безусловно, решение этой задачи требует выстраивания стратегического сотрудничества на долгие годы. Мы не можем решать глобальную задачу выхода на позиции одного из мировых лидеров авиастроения (для этого есть все реальные предпосылки), не привлекая большое количество ресурсов, не создавая современную систему поддержки экспорта продукции, которая производится в наших странах.

Сегодня на мировом рынке конкурируют не отдельные компании, а объединения государств.

«Боинг» — это не американская продукция. Он плотно интегрировал свои программы и в японскую, и европейскую авиационную промышленность.

Все знают, что такое «Адиес». Это объединение Франции и Германии на самом высоком политическом уровне, с привлечением колоссальных ресурсов бюджетов этих стран для продвижения продукции при участии Испании, Италии, Великобритании.

Уверен, что нам без формирования такой долгосрочной интегрированной стратегии добиться успеха будет невозможно.

Юрий Сергеевич АЛЕКСЕЕВ, председатель Государственного космического агентства Украины

Сегодня из-за препятствий, которые создают таможенные органы, украино-российскую ракету «Зенит» проще отправить в Америку, чем на Байконур. При этом в космической сфере у Украины и России практически нет спорных вопросов. Мы заседаем на уровне академий наук, встречаемся на уровне Космического агентства. Ярким примером сотрудничества Украины и России является запуск на украинской ракете спутника «Радиоастрон», который был изготовлен НПО Лавочкина. Два года назад мы доработали Центр управления и испытаний космических средств в Евпатории. Вложили туда, по-моему, где-то по миллиону долларов, что позволило развить центр до уровня мировых стандартов. В результате сложился такой своеобразный треугольник: европейские центры космического слежения, Центр космической связи «Медвежьи озера» и наша Евпатория.

Однако политические противоречия подчас мешают взаимодействию, заставляют нас держать, как говорится, «дулю в кармане». Это, конечно же, мешает нашему сотрудничеству, которое имеет огромное значение для развития космонавтики на мировом уровне.

Правда, вклад Украины и России не всегда оценивается по достоинству. Вот, например, недавно сообщили, что в США была успешно запущена новая ракета «Антарес». Однако почему-то забыли указать, что первая ступень ракеты — российско-украинская. Точно так же хвастаются, что Европа осуществила два успешных пуска ракеты «Вега». Четвертая ступень этой ракеты, кстати говоря, была изготовлена российскими и украинскими предприятиями: только баки делало на этот раз НПО Лавочкина, а мы делали двигатель. Все эти достижения говорят только об одном: Украине и России надо теснее сотрудничать в сфере ракетостроения.

Наши двигатели, которые были разработаны 60 лет назад, продолжают приобретать и в Европе, и в США. Это свидетельствует о высоком уровне развития российской и украинской науки и высокотехнологичного производства. Только уровень этот был достигнут не нами, не теми, кто сидит в этом зале, а предыдущим поколением, нашими отцами

Самое страшное то, что мы сегодня не ценим эти достижения, отказываемся объединять усилия, чтобы двигаться дальше.

Вячеслав Александрович БОГУСЛАЕВ, народный депутат Украины VІI созыва (Партия регионов), совладелец ОАО «Мотор Сич»

Представьте себе, вместе с московским «Салютом» мы создали двигатель пятьдесят на пятьдесят. Приходит чиновник и говорит директору: «А ты можешь вот эту украинскую часть делать сам?» Тот отвечает: «Могу». Чиновник спрашивает: «Сколько тебе надо денег? Семь миллиардов рублей? На тебе семь миллиардов, делай эту часть сам».

К вам придут инвесторы при такой политике импортозамещения?

Все должно быть цивилизованно. Купите лицензию, купите технологию, и делайте на здоровье все сами. Мы продадим лицензию, поможем наладить технологию. Но сейчас то, что происходит, напоминает мне политику Китая, где все сдирают, копируют. Купят в России и на Украине три экземпляра, разберут и сделают свое.

Вывести на печать

 Оставить комментарий 
Имя:
E-mail:
Сообщение:
Код безопасности

Юрий Олегович Петров вице-директор общества ""МИТА (16.07.2013 13:21:26)

Являюсь вице директором Елгавского общества по разваитию в Курляндии (истор. регион Латвии ) культурного туризма на стыке с Россией . Задействован в Международном культурно-туристическом проекте Елгава Киров итп , на базе культурно исторического наследия Латвии и России . Следил за Вашим уникальным Фрумом , эото задел и альтернатива вызовам традиционным ценностям... Ищу единомышленником и в ВАшей академической среде МГИМО , дабы поделиться идеей уже пятый год реализуемого проекта Елгава -Росрегионы, плюс, краткая предварительная ссылка на наш дочерний клууб античной автотехники www.zazklubs.lv , как координатор проекта, рад любому заинтересованому отзыву по возм. сотрудничеству по линии ЕС-ЛР-РФ-УР 00371-26872900 Юрий Олегович Петров рук гаман. проектов общества "МИТАВА XXI"" на стыке с Латвии и России

 ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ  
 

Россия  Ближнее зарубежье   Украина   Белоруссия   Казахстан и Средняя Азия   Прибалтика   Закавказье   Молдавия 
 Дальнее зарубежье   Европа   Америка   Ближний и Средний Восток   Австралия   Дальний Восток   Африка 
Rambler's Top100  
© 2005, Институт Русского зарубежья
Портал "Россия и соотечественники" зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ. Свидетельство Эл № ФС 77-20926 от 15 сентября 2005 г.
Редакция: info@russkie.org
Телефон: +7(495) 718-84-11
© При полном или частичном использовании материалов ссылка на russkie.org обязательна.
Позиция редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов.
© Создание сайта: InfoRos, 2004-2011.
ПнВтСрЧтПтСбВс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30