суббота, 16 декабря 2017
15:44, время московское

Пульс
вся лента
Подлинник
Теракт, Антитеррор. цена монолитной лестницы
Русский вопрос в Казахстане
Проект "Новороссия"
Русскоязычные против русских
Правда о "Правом секторе"

проект Института Русского зарубежья

   Новости     Статьи     Поиск     Документы   
   Библиотека     Что пишут?     Интервью     Партнеры   
   КтоЕстьКто?     О проекте     Мультимедиа     Организации   
fullitem
 
«Вырвать жало у Грузии»
Эксперты рассказали, какие уроки извлекли генералы в Москве и Тбилиси после войны 2008 года
Андрей Резчиков 08.08.13 // 11:38
 

В пятую годовщину российско-грузинского конфликта газета ВЗГЛЯД решила сравнить, как за это время изменились армии всех его участников. Эксперты считают, что в Грузии генералы сменили всю тактику с наступательной на оборонительную. А в российских войсках на Северном Кавказе получили новую экипировку и более современное вооружение.

Президент Южной Осетии Леонид Тибилов вечером в среду заявил, что не исключает нового нападения Грузии, несмотря на то что представители нового правительства в Тбилиси не раз говорили о невозможности применения силы в отношении ныне независимых Южной Осетии и Абхазии.

Тибилов подчеркнул, что, «действительно, в Грузии пришли к власти новые люди, меняется риторика, эти люди дают оценку событиям августа 2008 года», но в 2008 году, во время агрессии Грузии, никто не выразил протеста против действий президента Михаила Саакашвили. «Нам нужно укреплять свою государственность, и наши военные силы должны быть всегда боеспособны», – цитирует Тибилова «РИА Новости».

Пятилетка военных реформ

Как известно, августовская война длилась всего пять дней. Несмотря на ее быстротечность, по словам экспертов, военачальники выявили проблемы в армиях обеих сторон. И в штабах по обе стороны Кавказского хребта были извлечены уроки.

Больше всего, разумеется, изменилась потерпевшая тогда полное поражение армия Грузии. Если до войны она готовилась к наступательным операциям, то теперь сосредоточилась на обороне. Сейчас Вооруженные силы Грузии включают в себя сухопутные войска, силы специальных операций (спецназ, подчиненный Генштабу), национальную гвардию, а также части и учреждения центрального подчинения.

Сразу после войны США выделили Грузии 1 млрд долларов «на восстановление военного потенциала». В Вашингтоне также пообещали помогать «в реформировании и модернизации ее системы обороны».

После войны Тбилиси активизировал программы развития военно-промышленного потенциала, производства оружия и военной техники. В мае 2011 года начался выпуск бронемашин «Дидгори», через год появился опытный образец БМП «Лазика», начались испытания реактивной системы залпового огня ZCRS-122 на шасси КрАЗ-6322, а также опытного образца беспилотника.

Одновременно были предприняты меры по военной подготовке населения. В школьной программе появился обязательный предмет «Гражданская оборона и безопасность», который подразумевает «развитие воинского духа» и обучение военным навыкам. В 2012 году правительство начало оплачивать полный курс учебы (включая магистратуру) студентам, отслужившим два года в армии.

Реформирование самой армии шло ускоренными темпами. В начале 2009 года Грузия подписала с США «Хартию о стратегическом партнерстве», в соответствии с которой американцы обязались модернизировать грузинскую армию и повышать обороноспособность страны.

В конце 2009 года в составе сухопутных войск было создано противотанковое подразделение, в 2010 году – ликвидированы ВВС, а боеспособные самолеты и вертолеты были переданы в состав сухопутных войск. Также в 2010 году в связи с переходом на стандарты НАТО был отменен ряд воинских званий, оставшихся с советских времен: ефрейтор, сержант, мичман, матрос и младший лейтенант.

С марта прошлого года с 12 до 15 месяцев увеличился срок службы в армии. А чуть позже было объявлено о воссоздании системы подразделений резервистов, общая численность которых к 2012 году составила 70 тыс. человек и в дальнейшем должна быть увеличена до 150 тыс. человек. Однако процесс шел не так гладко: в мае 2009 года бронетанковый батальон в Мухровани объявил о неповиновении властям, но после переговоров военнослужащие сдались правительственным силам.

Согласно докладу Международного института стратегических исследований, общая численность Вооруженных сил Грузии в 2011 году составляла 20 655 военнослужащих, а в 2012 году – 37 800 человек. Мобилизационный ресурс страны составляет до 300 тыс. человек. В июле 2012 года президент Грузии Михаил Саакашвили сообщил, что часть младшего командного состава армии пройдет подготовку в США. В июле этого года введена униформа нового образца.

Благодаря реформе, по сути, единственным видом Вооруженных сил Грузии стали сухопутные войска (СВ). Они предназначены для ведения боев самостоятельно или во взаимодействии с подразделениями сил специальных операций. Основной тактической единицей в сухопутных войсках стала бригада. СВ включают в себя пять пехотных, две артиллерийские, одну инженерную, одну авиационную бригаду и одну бригаду противовоздушной обороны. Кроме того, в составе СВ пять отдельных батальонов: два легких пехотных батальона, батальон связи, батальон радиоэлектронной борьбы и медицинский батальон.

Авиацию СВ составляют отдельная авиационная бригада и отдельная вертолетная база. Структурно входя в сухопутные войска, она фактически совмещает в себе функции армейской авиации и упраздненных ВВС. Силы специальных операций (ССО) предназначены для ведения разведки, осуществления специальных и контртеррористических операций.

Отметим, что основу резерва Вооруженных сил составляет национальная гвардия, которая предназначена для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, охраны важных стратегических объектов, пресечения массовых беспорядков и проведения мероприятий гражданской обороны.

«Морально-боевой дух усилился»

Главный редактор грузинского независимого военно-аналитического журнала «Арсенали» Ираклий Аладашвили отмечает, что после войны анализировать ее итоги начали в обеих странах, по его мнению, война ускорила масштабную реформу и в российском Минобороны. Впрочем, известно, что проект «нового облика российской армии» был анонсирован в Москве еще до войны.

«Что касается Грузии, у нас пошли кое-какие изменения. Если до этого главный смысл был в наступательных операциях, то после войны упор делался на оборонительные операции», – сказал Аладашвили газете ВЗГЛЯД. Эксперт по-прежнему считает российские войска, дислоцированные в Абхазии и Южной Осетии, «оккупационными».

Эксперт отмечает, что российские военные остаются очень близко к стратегическим объектам Грузии. «От Тбилиси до оккупированного Ахалгорского района всего около 40 километров. Это расстояние без проблем могут преодолеть артиллерия и реактивные системы залпового огня. Другая опасность заключается в том, что оккупационные войска находятся всего в нескольких километрах от главных дорог – как автомобильной, так и железнодорожной, – которые соединяют Тбилиси с городом Гори и Западной Грузией. Так что это и другие обстоятельства (российские войска стоят и в Абхазии) надо обязательно учитывать», – отметил эксперт.

При этом Аладашвили подчеркнул, что, в отличие от России, Грузия не производит сама вооружения, кроме нескольких опытных экземпляров бронетехники. «Хотя Россия опять обвиняет, что Грузия наращивает свои мускулы, но это не совсем так. Россия с помощью спецслужб и политических методов действует так, что все сделки грузинской стороны со странами, которые продают оружие, срывались», – сказал эксперт.

Аладашвили добавил, что обстановка в стране изменилась после выборов прошлого года, «у правительства России не останется повода, чтобы использовать того же президента Саакашвили, чтобы возобновить военные действия». «Сейчас в Грузии складывается другой тип власти, не такая, которая была до 2008 года», – отметил политолог.

Однако боевой дух армии, по словам эксперта, и при новых властях остается высоким, притом что 90% военнослужащих – контрактники. По его словам, согласно недавнему опросу министерства обороны, 70% контрактников согласились продлить договоры для дальнейшего прохождения службы. «Это означает, что морально-боевой дух стал сильнее. Люди хотят служить в армии», – уверен он.

Наиболее боеспособными в армии считаются воевавшие с талибами солдаты, которые, однако, служат по разным частям. В Афганистане военные находятся по полгода, где заодно проходят подготовку по стандартам НАТО. После возвращения, рассказал Аладашвили, многие продолжают службу.

«Еще до распада Советского Союза Грузия все время находилась в войнах, а также активно участвовала в миротворческих операциях в Косово, Ираке и Афганистане. Офицеры и контрактники все это прошли. А августовская война продолжалась несколько дней, но многие получили опыт», – уверен он.

«Пытается соревноваться с Азербайджаном»

Эксперты в Москве уверены, что Грузия до сих пор не вернула себе тот боевой потенциал, который у нее был в 2008 году. Руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок считает, что итоги августовской кампании были «весьма обескураживающие». После этого в грузинской элите возникло раздражение по поводу планов военным путем решить вопросы в Абхазии и Южной Осетии.

«После этой войны существенно снизился военный бюджет Грузии. Только в 2012 году бюджет увеличился на 213 млн лари. Сейчас военный бюджет примерно составляет 427 млн долларов, или 3% от ВВП», – указывает Цыганок.

По его словам, Грузия выбыла из региональной гонки вооружений, что минимизирует возможность реванша в ближайшие пять лет. «Если до войны считалось, что Грузия вступит в НАТО, то сейчас об этом почти никто не говорит – ни в Тбилиси, ни в Брюсселе. О Грузии просто забыли», – сказал Цыганок.

Эксперт отметил, что в Грузии изменилась система боевой подготовки и оперативно-стратегического планирования. Если до 2008 года планировалось возвращение Абхазии и Южной Осетии, то сейчас большое внимание уделено обороне.

«Хотя с 2009 года военные расходы сокращались, но от региональной гонки Грузия не отступает. Она пытается соревноваться с Азербайджаном. Не так давно была принята концепция национальной безопасности и военная доктрина. Самой главной угрозой для Грузии является Россия. За это время увеличилось стратегическое партнерство с США и Турцией», – отметил Цыганок.

Боевой опыт грузинские солдаты продолжают набирать в Афганистане. Цыганок указал, что сейчас там находятся 295 грузин: батальон под командованием США и рота под французским началом. «В операции в Афганистане Грузия потеряла 17 солдат и офицеров. При этом готовятся к отправке еще 750 грузинских солдат», – сообщил эксперт, напомнив также, что после августовской войны Грузия успела провести на море совместные стратегические учения с Турцией.

Получили новую экипировку

Главный редактор российского журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко главным новшеством за последние пять лет считает начало поставок в части на Кавказе современных вооружений.

«Это касается прежде всего бронетехники, вертолетов, ударной авиации в целом. Россия обновила парк вооружений именно тех частей, которые находятся на южном направлении», – сказал Коротченко газете ВЗГЛЯД.

По словам эксперта, также важно и то, что солдаты и офицеры получили новую комфортную полевую форму, «эти комплекты предназначены как для летнего, так и для зимнего времени». «Удалось в значительной мере развернуть новые системы связи, в том числе гарантированной стойкости, которые не позволяют осуществлять перехват противником информационных сообщений», – отметил эксперт, указав, что Россия также провела значительное перевооружение войск Абхазии и Южной Осетии.

Коротченко согласен с Аладашвили, что события августа 2008 года ускорили «сердюковские реформы».

«Война с Грузией стала основой для радикальной реформы, которую начал бывший министр обороны Анатолий Сердюков, хотя его имя сегодня непопулярно и связано с коррупцией. Но мы должны отдать должное, что радикальные изменения начались именно после войны с Грузией». Их инициатором во многом выступил сам Сердюков, признал Коротченко.

«Наряду с отрицательными моментами реформы (секвестр военной медицины, непродуманное реформирование военного образования) важно отметить магистральное направление ее, которое не меняется. Созданы укрепленные военные округа. Их четыре. Созданы и продолжают функционировать объединенные стратегические командования. Удалось повысить денежное довольствие офицерского корпуса, который стал реальным средним классом», – перечислил эксперт. Он добавил, что уже при новом министре Сергее Шойгу были созданы силы специальных операций, в том числе для миссий за рубежом.

Эксперт также напомнил про создание киберкомандования в структуре ВС. «В 2008 году мы фактически проиграли информационную войну Грузии. В том числе из-за отсутствия дееспособных информационных и киберструктур», – подчеркнул он.

При этом Коротченко подчеркнул, что в годовщину войны еще раз нужно зафиксировать, что Грузия была агрессором, следует добиваться при выстраивании отношений с новыми ее властями, чтобы «основные идеологи и исполнители преступной акции были подвергнуты суду». «Нужно добиваться того, чтобы Саакашвили юридически был объявлен военным преступником», – уверен эксперт.

Коротченко сомневается, что приход к власти в Грузии правительства Бидзины Иванишвили заметно отразился на атмосфере в армии. «По последним сообщениям, якобы создается тройственный союз Турции, Грузии и Азербайджана. Это свидетельствует о том, что определенные амбиции у грузинских военных остались. Я считаю, что надо вырвать жало у Грузии, провести десаакашвилизацию страны, как была проведена денацификация гитлеровской Германии», – считает эксперт.

Севернее Кавказского хребта

Как известно, войскам южного направления уделяется особое внимание, не случайно весной этого года президент Владимир Путин приказал именно здесь провести внезапные учения. Очевидно, что войска здесь косвенно должны повысить уровень безопасности на фоне подготовки к зимним Олимпийским играм в Сочи.

Цыганок напоминает, что после 2008 года российское командование изменило дислокацию войск на кавказском направлении и ускорило их перевооружение. В рамках общей реформы вместо Северо-Кавказского округа в составе Южного округа появилось оперативно-тактическое командование.

По словам Цыганка, на территории округа остались 17-я и 18-я бригады на базе бывшей 42-й дивизии в Чечне, 19-я бригада на базе бывшей 19-й дивизии в Северной Осетии, 20-я бригада на базе бывшей 20-й мотострелковой дивизии в Волгограде. В округе дислоцируются три горных бригады: 33-я в Дагестане, 34-я в Карачаево-Черкесии и 8-я бригада в Чечне.

Кроме того, действуют два подразделения спецназа, а также десантно-штурмовая, ракетная, артиллерийская и зенитно-ракетные бригады. Кроме того, функционируют три военные базы: в Абхазии, Южной Осетии и Армении.

В ноябре 2011 года в регионе впервые появилась инженерная бригада, которая обладает 750 единицами инженерной техники. На вооружении Каспийской флотилии также имеются две новейших боевых единицы: сторожевой корабль «Татарстан» и малый артиллерийский корабль «Астрахань». В обозримом будущем в составе флотилии ожидается еще один сторожевой корабль.

Пограничные части в Южном оперативном округе разбиты на 19 погранотрядов – это ориентировочно 160 тыс. человек, из которых около 20 тыс. гражданских.

Что касается трех военных баз, то в состав группировки в Армении входят 102-я российская база и три мотострелковых полка. В Южной Осетии дислоцируется 4-я военная база, ее составляет 693-я мотострелковая бригада (в 2010 году там дополнительно был развернут крупнокалиберный дивизион мобильных ракетных комплексов «Смерч», что вызвало раздражение у Турции и Румынии, а в 2011 году – дивизион комплексов «Точка-У»), а в Абхазии размещена 7-я военная база на основе 131-й мотострелковой бригады.

Цыганок указал также, что в округе активно идет перевооружение. К примеру, 19-я и 20-я бригады получили новые танки Т-90. Всего в распоряжении командования находятся 12 тактических пусковых установок «Точка-У», около 400 танков, более 600 БМП, 450 БТР, около 400 самоходных установок, 100 буксируемых орудий, 250 минометов, 230 реактивных систем залпового огня, 150 войсковых средств ПВО, 100 зенитно-ракетных комплексов на самоходной базе, 100 бомбардировщиков и разведчиков Су-24, 40 штурмовиков Су-25, 80 истребителей Су-27 и МиГ-29 и 40 ударных вертолетов.

Кроме этого, отмечает эксперт, если не официально, то фактически состоялась интеграция Вооруженных сил Абхазии и Южной Осетии в единую структуру. «Они уже не могут рассматриваться в концепции безопасности Южного Кавказа как самостоятельные», – подчеркнул Цыганок.

Вывести на печать

 Оставить комментарий 
Имя:
E-mail:
Сообщение:
Код безопасности

 ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ  
08.08.17 // 15:59 «Пятидневная война»: девятая годовщина | Сергей Маркедонов
 

Россия  Ближнее зарубежье   Украина   Белоруссия   Казахстан и Средняя Азия   Прибалтика   Закавказье   Молдавия 
 Дальнее зарубежье   Европа   Америка   Ближний и Средний Восток   Австралия   Дальний Восток   Африка 
Rambler's Top100  
© 2005, Институт Русского зарубежья
Портал "Россия и соотечественники" зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ. Свидетельство Эл № ФС 77-20926 от 15 сентября 2005 г.
Редакция: info@russkie.org
Телефон: +7(495) 718-84-11
© При полном или частичном использовании материалов ссылка на russkie.org обязательна.
Позиция редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов.
© Создание сайта: InfoRos, 2004-2011.
ПнВтСрЧтПтСбВс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31