среда, 22 ноября 2017
08:21, время московское

Пульс
вся лента
Подлинник
Русский вопрос в Казахстане
Проект "Новороссия"
Новороссия: истоки
Правда о "Правом секторе"

проект Института Русского зарубежья

   Новости     Статьи     Поиск     Документы   
   Библиотека     Что пишут?     Интервью     Партнеры   
   КтоЕстьКто?     О проекте     Мультимедиа     Организации   
fullitem
 
Забытая сторона
О прошлом, настоящем и будущем коренной России
30.01.14 // 16:18
 

Чиновники и политики, обращаясь к проблемам регионов Российской Федерации, говорят, как правило, о республиках Северного Кавказа и Поволжья, иногда о Дальнем Востоке. Гораздо реже они затрагивают проблемы тех областей страны, которые на протяжении нескольких столетий были главными поставщиками людских и материальных ресурсов.

О прошлом, настоящем и будущем коренной России мы беседуем с директором региональной программы Независимого института социальной политики, профессором МГУ им. М.В. Ломоносова Натальей ЗУБАРЕВИЧ.

– Наталья Васильевна, какие проблемы являются типичными и наиболее острыми для Владимирской, Рязанской, Псковской, Костромской, Ярославской, Курской, Воронежской, Калужской, Тамбовской, Вологодской и других областей Центральной и Северо-Западной России?

– Есть и общие проблемы, есть и местные. Общие – самое сильное в России постарение населения, демографическая убыль (за исключением московской агломерации). Это следствие более чем столетнего миграционного оттока и раннего по сравнению с другими регионами начала перехода к более низкой рождаемости.

В Центральной России сегодня почти нет мегаполисов, за исключением более удалённого Воронежа. Это следствие длительного – более сотни лет – миграционного оттока в Москву из прилегающих областей. На Северо-Западе отток шёл в Санкт-Петербург.

Следующий момент. Центр и Северо-Запад России в советское время специализировались на машиностроении или текстильной промышленности, поэтому экономический спад 1990-х годов был здесь особенно сильным. Сейчас почти все эти области относятся к среднеразвитым. Есть и полудепрессивные области – Ивановская, Костромская, Псковская, Брянская... Повыше уровень развития только в Липецкой (металлургия), Белгородской (металлургия плюс развитый агросектор), Ярославской (нефтепереработка, пиво, автопром), а теперь и в Калужской областях.

– Из этих регионов в последние годы был особенно силён отток населения. Правда, в столыпинские времена здесь говорили о перенаселении, именно отсюда переселяли людей в Сибирь... Какие регионы Центральной и Северо-Западной России сегодня лидируют в «номинации» «Отток населения»? И сильно ли этот процесс влияет на состояние социальной сферы?

– Давайте сразу скажем, что данные о миграционном оттоке заведомо неполные и неточные. Есть разные формы временной трудовой миграции в столицу и Санкт-Петербург – многие не уезжают совсем. Исторически все области, прилегающие к Подмосковью и вдоль трассы Москва–Санкт-Петербург, теряли население сильнее всего. Численность жителей Тверской и Смоленской областей за ХХ век сократилась вдвое. В 1990-е годах прилегающие к Подмосковью области, наоборот, притягивали русских мигрантов из СНГ. Сейчас миграционный приток сохраняется в Белгородской, Калужской и других областях. В общем, всё не так однозначно.

– Что происходит с живущими здесь людьми? Как меняются их психология, менталитет, настроения?

– Увы, местное население стареет и частично деградирует. Конкурентоспособное население – правда, это немалая часть – перебирается в Москву. Например, в столичной «Скорой помощи» работают бригады из соседних областей, так как зарплата здесь в 2–3 раза выше.

– Три года назад вы отметили, что «если в начале 2000-х годов 70 процентов всех трансфертов регионам из федерального бюджета составляли дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности, то в 2009–2010 годах доля таких дотаций в общем объёме трансфертов сократилась до 27–28 процентов. Остальные перечисления из федерального бюджета распределялись по непрозрачным критериям. Ловить рыбку в мутной воде – большой спорт для регионов. В нём есть свои чемпионы». Грубо говоря, бюджетные деньги из Центра распределяются по непонятным для людей критериям... А областям, о которых мы говорим, много ли достаётся? Входят ли они в число чемпионов.

– Нет. Это точно не области Центра и Северо-Запада. Им мало что перепадает в этом спорте – политический и экономический вес не тот. Разве что Ярославской области на 1000-летие областного центра подкинули побольше...

– Что вы можете сказать о работе Министерства регионального развития по части решения проблем Центрального и Северо-Западного регионов России?

– Не слышала, чтобы министерство специально концентрировалось на проблемах этих регионов. Разве что строительству новой платной автотрассы Москва–Санкт-Петербург уделялось особое внимание... А ещё переселяемых соотечественников из стран СНГ стремились отправить на восток страны.

– Должна ли поменяться политика государства в отношении этих областей?

– Трудный вопрос. А почему именно этих областей? Другие чем хуже? Проблема депопуляции – тяжёлая, но простых решений тут нет. Деградация села в Нечерноземье началась ещё в 1960-е годы, и это во многом объективный процесс. То же самое можно сказать о старении населения и деградации небольших городов, в том числе имеющих многовековую историю. Тут никакое министерство не поможет.

Пока здесь не будет нормального местного самоуправления, не будет и развития. Но опять проблема: у органов самоуправления периферийных территорий очень мало бюджетных доходов – некому платить налоги, ведь бизнеса и населения с гулькин нос. И квалификация управленцев низкая...

– То есть безысходность?

– Повторю: пока люди сами не начнут «снизу» что-то делать, что-то предпринимать, ничего в периферийных муниципалитетах не изменится. И никакое министерство не поможет.

– Каковы же перспективы у областей Центральной и Северо-Западной России? Что за будущее их ждёт?

– Расширяющаяся московская агломерация постепенно включает части соседних областей, и там экономика и жизнь налаживаются, хотя и медленно. Что же касается медвежьих углов... Пока никаких драйверов развития не вижу. Агросектор в Нечерноземье сжимается: почти нет нормальных, непьющих, мотивированных работников... А ещё низкое плодородие почв, маленькие доходы от производства молока... Уже невыгодно производить мясо... Разве что птицу и свинину в современных комплексах. И то, если зерновые корма выращиваются в более южных регионах... В сельской местности всё большую роль играет рекреация – дачи москвичей и петербуржцев. Но это все сезонные дела, хотя дачники и дают работу местным жителям. Где-то возможна новая индустриализация – есть пример Калуги, Малоярославца, но с инвестициями пока очень плохо. Правда, региональные центры развиваются, хотя с разной скоростью. Кострома, Брянск и Орёл уступают Калуге, Ярославлю и Твери, не говоря о Белгороде... Но в последние годы ускорилось развитие Воронежа.

В общем, жизнь продолжается, и чем крупнее город-центр, тем, как правило, больше позитивных изменений. Хотя и тут многое зависит от властей регионов, мэров городов...

Беседовал Олег ЗУЕВ

«Литературная газета»

Вывести на печать

 Оставить комментарий 
Имя:
E-mail:
Сообщение:
Код безопасности

 ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ  
 

Россия  Ближнее зарубежье   Украина   Белоруссия   Казахстан и Средняя Азия   Прибалтика   Закавказье   Молдавия 
 Дальнее зарубежье   Европа   Америка   Ближний и Средний Восток   Австралия   Дальний Восток   Африка 
Rambler's Top100  
© 2005, Институт Русского зарубежья
Портал "Россия и соотечественники" зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ. Свидетельство Эл № ФС 77-20926 от 15 сентября 2005 г.
Редакция: info@russkie.org
Телефон: +7(495) 718-84-11
© При полном или частичном использовании материалов ссылка на russkie.org обязательна.
Позиция редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов.
© Создание сайта: InfoRos, 2004-2011.
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30