воскресенье, 24 сентября 2017
06:21, время московское

Пульс
вся лента
Подлинник
Новороссия: истоки
Русскоязычные против русских
Правда о "Правом секторе"
«Терроризм» по-латвийски

проект Института Русского зарубежья

   Новости     Статьи     Поиск     Документы   
   Библиотека     Что пишут?     Интервью     Партнеры   
   КтоЕстьКто?     О проекте     Мультимедиа     Организации   
fullitem
 
Историю не спрятать за статьями уголовного кодекса
Интервью с Русским омбудсменом в Эстонии
Валерий Константинов 11.02.14 // 12:18
 

6-7 февраля 2014 года в подмосковном санатории в Нахабино прошла Международная научная конференция «Концепции государственного континуитета и правопреемства новейшего времени: историко-юридические и сравнительные аспекты». В её работе принял участие Русский омбудсмен в Эстонии, член Русского Академического Общества Сергей Середенко.

По просьбе корреспондента портала «Балтия» Валерия Константинова, Сергей Николаевич поделился своими впечатлениями от мероприятия, организованного Фондом «Историческая память».

Корр.: Сергей Николаевич, Вы не могли бы для начала объяснить простыми словами смысл названия конференции, и почему эту тему вообще надо обсуждать?

С.С.: Если коротко, то важность данной конференции сложно переоценить. Концепция «континуитета» вкупе с «теорией оккупации» - это два краеугольных камня, на которых пока стоит, не особенно раскачиваясь, государственность современных прибалтийских государств. Эти две теории «обосновали» кражу гражданства у полумиллиона человек только в Эстонии и привели к установлению того режима, который мы имеем на сегодняшний день. То есть эта конференция, как, прежде всего, попытка сосредоточения научных сил, была бы актуальна и 10, и 20, и даже 25 лет назад. И то, что ее организовал Фонд «Историческая память» - с одной стороны, естественно, а с другой – совершенный научно-организационный подвиг. Ранее эта тема коллективными силами научного сообщества не обсуждалась.

Корр.: Это так, но все-таки – что же такое этот «континуитет»?

С.С.: Вот в этом мы и пытались разобраться – среди прочего. Само слово «континуитет» в принципе знакомо всем, кто изучал времена в английском языке, в частности – present continuous, - настоящее продолженное, протяженное. «Государственный континуитет» - продолженность существования государства. В прибалтийском понимании «отравленная» в 1940 году советской «оккупацией» компания из трех государств «уснула», но не умерла, и ее существование продолжилось de jure. А потом западный принц разбудил трех сестер своим поцелуем, те ожили, и произошло restitutio ad integrum – «полное восстановление».
Причем образы эти – не мои, они принадлежат главному спикеру этой теории, эстонцу Лаури Мяльксоо, который защитил по этой теме докторскую диссертацию в Германии. Сам он пишет в предисловии к своей книге «Советская аннексия и государственный континуитет: международно-правовой статус Эстонии, Латвии и Литвы в 1940-1991 гг. и после 1991 г.»: «Разумеется, все это представляется довольно необычным: эстонец пишет в Германии докторскую диссертацию на английском языке, которая издается в Голландии в серии, редактируемой профессором из Финляндии, чтобы в итоге «вновь» перевести ее на эстонский язык».
Книга эта, кстати, имеет официальный идеологический статус и размещена, например, на сайте посольства Эстонии в России. На русском языке.

Корр.: И что смущает в этой теории?

С.С.: Если говорить обо мне – то все. Самым ярким выступлением, направленным против данного «научного труда», было выступление моего коллеги из Латвии Михаила Иоффе, который как раз показал, как все построения Мяльксоо подгоняются под сказку о Белоснежке, рассказанную в начале книги Мяльксоо. Но укажу хотя бы на то, что во внутреннем дискурсе ни эстонцы, ни латыши термином «государственный континуитет» практически не пользуются – эстонцы, например, предпочитают «правовую преемственность», «юридическую преемственность» и «правовую тождественность» - прием, которым они обычно пользуются, когда нужно запутать следы.

Корр.: Действительно, я тоже довольно быстро запутался… Вы – единственный, которому эта теория не нравится?

С.С.: Единственным ее защитником оказался Арунас Гражулис из Литвы, которому надо отдать должное хотя бы за смелость – прибалтийские «коллеги» уже настолько развращены своим исключительным положением в науке, что в дискуссии уже просто не вступают – разучились. В лучшем случае прикидываются обиженными, демонстрируя всем своим видом, какую нестерпимую душевную боль им приносят сомнения в их исторической правоте…

Корр.: К каким выводам пришла конференция?

С.С.: Сама конференция была разделена на две части, первая из которых прошла в мае в виде однодневного круглого стола. В Нахабино же мы работали два дня, причем в редком теперь формате обстоятельных 25-минутных докладов. «Презентация» с картинками была всего одна – от Горкема Атсунгура из Американского университета Центральной Азии, говорившего по-английски. Новое поколение…

Говорю об этом потому, что каких-то резолюций научные конференции, как правило, не принимают, и общих выводов не формулируют. Например, даже на вопрос «что это?» в адрес «государственного континуитета» был дан всего один ответ – Михаил Александров из Московского государственного университета международных отношений МИД РФ назвал это «идеологической доктриной». Притом, например, что наш бывший председатель Государственного суда, а ныне член Рийгикогу Райт Марусте называет это то «юридическим принципом», причем «конституционным», то «доктриной». Юридические же принципы таковы, что единообразны в применении, а практически все выступавшие, особенно президент Ассоциации международного права Республики Молдова Александр Буриан, отмечали ярко выраженные двойные стандарты в применении этого «принципа».
Директор Центра проблем европейской интеграции из Белоруссии Юрий Шевцов задался не менее важным вопросом: а зачем эта концепция вообще нужна? На этот вопрос попытался ответить я, обоснованно предположив, что ее появление на свет обусловлено желанием обойти право народов на самоопределение и обосновать таким кривым путем фактическое «право национальностей на самоопределение» - право, которого в международном публичном праве отыскать нельзя.

Корр.: Кто еще выступал из Эстонии?

С.С.: Историк Илья Никифоров и юрист Вадим Полещук. Для русских исследователей из Прибалтики вообще характерна непривязанность к государственной науке, т.к. русским там просто не место. Так что для наших ученых исследования в поле общественных наук – это всегда двойное напряжение, т.к. проводится в «любительском» формате – читай, без денег и академического сопровождения. При этом отмечу крайне высокий профессиональный уровень выступлений моих земляков – было, с чем сравнивать.

Корр.: Как я понял, в конференции в основном принимали участие историки и юристы? Часто ли так бывает?

С.С.: Нет, не часто, особенно так акцентированно. Причем то ли так получилось само, то ли это был замысел устроителей конференции Александра Дюкова и Владимира Симиндея, но юристы были в меньшинстве и выступили своеобразными «стражами» конференции, открывая и завершая ее. А «сторожить» было что – например, историки постоянно путали «континуитет» и «правопреемство», что юридически совершенно некорректно. 

Корр.: А какая была роль у историков?

С.С.: Ну, тема «теории оккупации» немыслима без обращения к истории, а с ней теснейшим образом переплетается тема «континуитета». Например, член научного совета Национальной библиотеки Франции Винсен Буле очень подробно поведал о том, как было «утилизировано» правительство Виши и восстановлен французский суверенитет. Вообще, меня приятно удивил тот факт, как много историков трудится, исследуя тему коллаборационистов, которых уже во всем мире пытаются героизировать. Эта, по выражению исследователя из Франции Георгия Шепелева, «микроистория» - как раз та точка, с которой начинается ее фальсификация в пользу нацистов.

Корр.: Если, как Вы говорите, конференция даже не определилась по вопросу о том, «что это?», то можно ли говорить о ее эффективности? И, если нет, то будет ли продолжена эта работа?

С.С.: Давайте все-таки не путать научные конференции с партийными. Эта конференция, повторюсь, вообще первая на данную тему. И прошла она с очевидным «прибалтийским перекосом», что отметили практически все выступающие, хотя были и интереснейшие доклады, например, по Ливии. Из выступления Дмитрия Стратиевского следовало, что в современной ФРГ нет, например, отчетливого понимания того, является ли страна наследницей Третьего Рейха или нет – настолько противоречивы соответствующие решения германских судов. А Станислав Тарасов и Михаил Александров дали очень интересный сравнительный анализ «континуитета» стран Прибалтики и Закавказья. Всего на конференцию было заявлено 33 участника, так что обо всех выступлениях, разумеется, не получится рассказать.

Корр.: На интуитивном уровне ложность «теории континуитета» в отношении стран Балтии понятна, но Вы правы в том, что эта тема слишком сложна для разговоров на кухне – проще вести речь о том, была ли «оккупация» или ее не было. Тут действительно нужен профессиональный подход. Поэтому последний вопрос: а почему конференция состоялась так поздно? Ведь Вы сами сказали, что ее следовало проводить еще 20 лет назад?

С.С.: Причины очевидны – на кону государственность трех, по меньшей мере, стран, украденное гражданство, восстановление в правах, и встречные претензии по компенсации ущерба. Последнее, кстати, является мощнейшим аргументом против «концепции континуитета» и «теории оккупации»: если они такие бесспорные, то почему прибалтийские страны бесконечно пересчитывают свои ущербы от «оккупации», но при этом не обращаются в суд? Более того, ни разу я не слышал о том, чтобы было озвучено, в какой именно суд они собираются со своими требованиями обращаться…
Еще один аспект несостоятельности данных теорий подчеркнул Михаил Иоффе: что эта за наука, которая прячется за статьями уголовного кодекса? Напомню, что в Литве «отрицание оккупации» уже криминализовано в очень широкой трактовке.

Корр.: Спасибо за беседу.

Вывести на печать

 Оставить комментарий 
Имя:
E-mail:
Сообщение:
Код безопасности

Станислав (11.02.2014 14:30:45)

Континуите́т — теория в международном праве о непрерывности государства как субъекта международного права и непрерывности международных государственных обязательств. В этом состоит отличие от понятия «правопреемство», когда одно государство берет на себя международные права и обязанности другого. Принцип континуитета срабатывает в случае кардинальных политических изменений в государстве — революция и смена государственного режима, распад государства ============================== Разговор ради разговора. Какая правоприемственность может быть после произошедшего в 1917-1920? Особенно после оккупации Великобританией и Германией этих земель.События 40х годов прошлого века - лишь последствия предыдущего беззакония.

 ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ  
 

Россия  Ближнее зарубежье   Украина   Белоруссия   Казахстан и Средняя Азия   Прибалтика   Закавказье   Молдавия 
 Дальнее зарубежье   Европа   Америка   Ближний и Средний Восток   Австралия   Дальний Восток   Африка 
Rambler's Top100  
© 2005, Институт Русского зарубежья
Портал "Россия и соотечественники" зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ. Свидетельство Эл № ФС 77-20926 от 15 сентября 2005 г.
Редакция: info@russkie.org
Телефон: +7(495) 718-84-11
© При полном или частичном использовании материалов ссылка на russkie.org обязательна.
Позиция редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов.
© Создание сайта: InfoRos, 2004-2011.
ПнВтСрЧтПтСбВс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30