пятница, 24 ноября 2017
21:21, время московское

Пульс
вся лента
Подлинник
Русский вопрос в Казахстане
Проект "Новороссия"
Новороссия: истоки
«Терроризм» по-латвийски

проект Института Русского зарубежья

   Новости     Статьи     Поиск     Документы   
   Библиотека     Что пишут?     Интервью     Партнеры   
   КтоЕстьКто?     О проекте     Мультимедиа     Организации   
fullitem
 
Дух сотрудничества витал в Ялте
К 70-летию Крымской конференции
Олег Назаров 04.02.15 // 13:34
 

В феврале 1945 года в освобождённом менее года назад Крыму состоялась знаменитая Ялтинская конференция глав трёх союзных государств Антигитлеровской коалиции. Советский Союз представлял Иосиф Сталин, США – президент Франклин Делано Рузвельт, Великобританию - Уинстон Черчилль. Если в ходе первой встречи «Большой тройки» в 1943 году в Тегеране были сделаны лишь первые наброски плана послевоенного мироустройства, поскольку больше говорили по военным вопросам, то принятые в Ялте решения заложили столь прочный фундамент послевоенного миропорядка, полностью разрушить который Вашингтону никак не удаётся.

Подготовка конференции

Место проведения второй встречи «Большой тройки» выбрал Сталин. Он отклонил предложенные Рузвельтом Александрию, Афины и Иерусалим. Впрочем, свидетельствовал ближайший советник президента США Гарри Гопкинс, Рузвельт на своих предложениях особо и не настаивал, так как хотел побывать в Крыму. Он болел и опасался, что другого случая реализовать мечту может и не представиться. И оказался прав - Рузвельт скончался через два месяца после конференции.

Подготовку резиденций для делегаций, участвовавших в работе международного форума, пришлось проводить в очень сжатые сроки. Многое пришлось вести из далека - полуостров был разграблен немецкими и румынскими оккупантами.


 6 января 1945 года 1200 человек приступили к ремонтно-восстановительным работам в Ливадийском дворце близ Ялты, отведённом для размещения американской делегации. 649 человек трудились в бывшем дворце Юсупова в Кореизе. Его отвели советской делегации. Предназначенный англичанам дворец Воронцова-Дашкова ремонтировал 351 человек. «Этот дворец был построен в первой половине прошлого века (ХIХ века – О. Н.) и является настоящей жемчужиной Крыма. Семья графов Воронцовых в течение многих лет была тесно связана с Англией – отец владельца дворца С. Р. Воронцов на рубеже ХVIII и ХIХ веков был русским послом в Лондоне, а его сын М. С. Воронцов получил воспитание и образование на берегах Темзы. Этот факт отразился и на судьбе дворца. Строил его английский архитектор Эдуард Блор, который создал здание в популярном тогда в Англии феодально-романтическом стиле с явным налётом восточно-арабских мотивов. Данное обстоятельство сыграло неожиданно благоприятную роль во время Крымской конференции. Черчилль, глава британской делегации, был чрезвычайно доволен предоставленной ему резиденцией и как-то раз, во время одного из перерывов между заседаниями, весьма бурно выражал мне своё удовлетворение по поводу того, что здесь, на территории "далёкой России", он находится в столь родственной его душе обстановке», - свидетельствовал заместитель наркома иностранных дел СССР Иван Майский, ранее бывший послом в Великобритании.

Но это произойдёт позже - в феврале. А в январе шла напряжённая и ответственейшая работа. В районе станции Джанкой пришлось быстро произвести передислокацию склада с боеприпасами, который располагался близ железнодорожного полотна. Со склада были вывезены 1100 вагонов со снарядами, 200 вагонов – с авиабомбами и 47 – с трофейными боеприпасами. Василий Христофоров сообщает: «С 9 по 25 января все три дворца и прилегающую к ним территорию тщательно обследовали сапёры 118-го гвардейского Ялтинского отдельного сапёрного батальона Отдельной Приморской армии, минёры 355-го отдельного инженерного батальона Черноморского флота и минёры МПВО Крыма. Они не обнаружили следов мин замедленного действия и мин-сюрпризов, однако нашли 43 артиллерийских снаряда, 9 ручных гранат, 8 миномётных мин, 21 прыгающую мину и один реактивный снаряд».

С 25 января был введён режим полной светомаскировки.

27 января нарком внутренних дел СССР Лаврентий Берия направил Сталину докладную записку, в которой сообщил о полной готовности к приёму, размещению и охране участников конференции.

Как встречали англичан и американцев

Добираясь до Крыма, Рузвельту и Черчиллю предстояло преодолеть долгий и небезопасный путь. Британский премьер-министр вспоминал: «29 января я вылетел с аэродрома Нортхолт… На Мальту мы прилетели перед самым рассветом 30 января, и там я узнал, что один из этих самолётов разбился близ Пантеллерии. Только трое из экипажа и два пассажира остались в живых. Таковы превратности судьбы».

Несмотря на то, англичане и американцы три долгих года войны саботировали открытие второго фронта на севере Франции, встречали их в Крыму как дорогих гостей – хлебом, солью и многим другим. Государственный секретарь США Эдвард Стеттиниус писал: «В 7.30 утра 3 февраля 1945 года наш С-54 приземлился на аэродроме Саки на западном побережье Крымского полуострова. На летном поле для приветствия прилетающих американских и английских делегаций выстроился почётный караул и военный оркестр. Когда мы спустились по трапу с борта самолёта, нас встретили комиссар иностранных дел В. М. Молотов, его заместитель А. Я. Вышинский, маршал авиации С. А. Худяков, адмирал Н. Г. Кузнецов, генерал армии А. И. Антонов, послы А. А. Громыко и Ф. Т. Гусев. Русские установили три большие палатки, где стояли столы со стаканами горячего сладкого чая с лимоном, бутылками водки, коньяка, шампанского, тарелками с икрой, копчёной осетриной и сёмгой, сыром, варёными яйцами, чёрным и белым хлебом. Мы надолго запомнили оказанный нам русскими в то раннее утро на аэродроме тёплый приём».

4 февраля перед самым открытием конференции Сталин поочерёдно посетил Черчилля и Рузвельта. Стеттиниус вспоминал: «После обмена приветствиями президент и Сталин обсудили наступательные операции английских, американских и советских войск. Рузвельт сказал Сталину, что он поражён страшными разрушениями, произведенными немцами в Крыму. Это сделало его, Рузвельта, сейчас более беспощадным по отношению к немцам, чем год назад. Сталин ответил, что все стали сейчас более беспощадными, чем раньше. Разрушения в Крыму - это ничто по сравнению с тем, что гитлеровцы учинили на Украине».

Историк Анатолий Уткин в книге «Вторая мировая война» восстановил любопытную деталь: «Рузвельт старался завоевать доверие Сталина и Молотова, говоря о потрясении от виденных в Крыму разрушений. Он теперь чувствует большее ожесточение в отношении немцев, и, если Сталин поднимет тост за казнь 50 тысяч немецких офицеров, он его поддержит». Руководитель Советского Союза советом Рузвельта повесить 50 тысяч гитлеровцев не воспользовался. Может, зря?

Германский вопрос и репарации

Когда участники конференции заняли места за круглым столом, Сталин попросит Рузвельта открыть заседание. Глава американской делегации произнёс: «Ни в законе, ни в истории не предусмотрено, что я, Рузвельт, должен открывать совещания. Лишь случайно я открывал совещание также в Тегеране. Я считаю для себя большой честью открыть нынешнее совещание. Прежде всего я хотел бы выразить благодарность за оказанное мне гостеприимство советской стороной».

Согласовав с участием военных планы по доведению войны в Европе до безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии, главы государств Антигитлеровской коалиции приступили к обсуждению проблем послевоенного мироустройства.

Прежде всего, предстояло найти взаимоприемлемое решение германского вопроса. По вопросу об оккупации Германии и контролю над ней союзники заявили: «Нашей непреклонной целью является уничтожение германского милитаризма и нацизма и создание гарантии в том, что Германия никогда больше не будет в состоянии нарушать мир всего мира. Мы полны решимости разоружить и распустить все германские вооружённые силы; раз и навсегда уничтожить германский генеральный штаб, который неоднократно содействовал возрождению германского милитаризма, изъять или уничтожить все германское военное оборудование, ликвидировать или взять под контроль всю германскую промышленность, которая могла бы быть использована для военного производства; подвергнуть всех преступников войны справедливому и быстрому наказанию и взыскать в натуре возмещение убытков за разрушения, причинённые немцами; стереть с лица земли нацистскую партию, нацистские законы, организации и учреждения; устранить всякое нацистское и милитаристское влияние из общественных учреждений, из культурной и экономической жизни германского народа и принять совместно такие другие меры к Германии, которые могут оказаться необходимыми для будущего мира и безопасности всего мира. В наши цели не входит уничтожение германского народа».

Таким образом, в Ялте был сформулирован знаменитый принцип «трёх де-»: демилитаризации, денацификации, демократизации.

Сталин, Рузвельт и Черчилль договорились и о том, что поверженная Германия будет разделена на четыре зоны оккупации – советскую, английскую, американскую и французскую. Каждая зона будет находиться под контролем главкома соответствующей армии, а совет четырёх главкомов станет решать вопросы общегерманского характера.

Советская делегация подняла вопрос о репарациях с Германий за причинённый в годы войны ущерб. Если с Рузвельтом Сталин быстро нашли взаимопонимание, но Черчилль стал вставлять палки в колёса. Переводчик Валентин Бережков вспоминал: «Если внимательно проследить за дискуссией по вопросу о репарациях с Германией, то становится очевидным, что Черчилль, ссылаясь на всё новые сложности на пути справедливой компенсации Советскому Союзу его гигантских потерь, не хотел думать о жертвах советского народа, подвергшегося гитлеровской агрессии. Его гораздо больше заботил вопрос о том, как создать благоприятные условия для послевоенной Германии».

Говорливый Черчилль пустился в рассуждения о лошади, которую надо кормить сеном и овсом, чтобы на ней ездить, и автомобиле, которому необходим бензин. Выслушав демагогические разглагольствования англичанина, Сталин прямо сказал: «Немцы – люди, а не лошади и автомобили, и репарации им придётся платить за причинённые в годы войны несчастья и разруху».

Дискуссия по германскому вопросу затянулась на несколько дней. Майский свидетельствовал:

«10 февраля подводились итоги проделанной работы, а также утверждались подготовленные совещанием министров иностранных дел решения. Дошла очередь и до вопроса о репарациях. И тут произошло следующее.

Черчилль с плохо скрытым раздражением стал возражать против упоминания в Протоколе по германским репарациям каких-либо цифр, определяющих размер репараций. Сталин вскипел, поднялся из-за стола и, обращаясь к Черчиллю, воскликнул:

- Если англичане не хотят, чтобы Советский Союз получил репарации, пусть они прямо это скажут!

Черчилль тоже вскочил и заявил:

- Ничего подобного!.. Мы только против упоминания на этой стадии каких-либо определённых цифр. Пусть цифры устанавливает Межсоюзная репарационная комиссия».

В данном случае Сталин мог позволить себе идти к цели поэтапно - несколькими шагов. В итоге по предложению советской делегации Рузвельт, Сталин и Черчилль подписали «Протокол о переговорах между главами правительств трёх правительств на Крымской конференции по вопросу о репарациях натурой с Германии», в котором говорилось, что «советско-американское предложение передано Московской Комиссии по Репарациям в качестве одного из предложений, подлежащих её рассмотрению». Сталин позаботился о том, чтобы зафиксировать общность позиции СССР и США и предложенную ими вполне определённую общую сумму репараций с Германии в 20 млрд долларов, половина которой должна была пойти СССР.

Советский лидер, настояв на том, чтобы получать репарации натурой, добился разрешения важного вопроса в соответствии с интересами Советского Союза. Правда, репарации лишь отчасти возмещали понесённые нашим народом огромные материальные потери.

Польский вопрос

Сталин напомнил о том, что в октябре 1944 года в Москве прошли переговоры тогдашнего главы польского эмигрантского правительства С. Миколайчика, спикера национального совета эмигрантского правительства С. Грабовского и министра иностранных дел эмигрантского правительства Т. Ромера с представителями ориентированного на СССР люблинского правительства Б. Берутом, Э. Осубка-Моравским и М. Роля-Жимерским.

Польское эмигрантское правительство возникло осенью 1939 года.

В декабре 1943 года Польская рабочая партия выступила с инициативой с целью объединения демократических сил страны создать временный парламент Польши – Крайову Раду Народову. После вступления Красной Армии на территорию Польши она образовала Польский комитет национального освобождение (ПКНО).

Вспоминая октябрьские 1944 года переговоры на Ялтинской конференции,  Сталин напомнил: «Наметились даже некоторые пункты соглашения. Черчилль об этом должен помнить. Затем Миколайчик уехал в Лондон, с тем чтобы очень скоро вернуться в Москву для завершения шагов по организации польского правительства. Вместо этого, однако, Миколайчик был изгнан из польского правительства в Лондоне за то, что отстаивал соглашение с люблинским правительством. Нынешнее польское правительство в Лондоне, возглавляемое Арцишевским и руководимое Рачкевичем, против соглашения с люблинским правительством. Больше того: оно относится враждебно к такому соглашению. Лондонские поляки называют люблинское правительство собранием преступников и бандитов. Разумеется, бывшее люблинское, а теперь варшавское правительство не остается в долгу и квалифицирует лондонских поляков как предателей и изменников. При таких условиях, как их объединить?»

Объединить лондонских сидельцев с поляками, кто находился на территории Польши, не удалось. Слишком разными были их политические взгляды. В начале 1945 года ПКНО был преобразован во Временное правительство Польши (поначалу его называли люблинским). 4 января 1945 года СССР установил с ним дипломатические отношения (25 апреля 1945 года Сталин подписал с ним договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве).

В Ялте Сталин сказал, что для русских вопрос о Польше является вопросом безопасности, поскольку на протяжении истории она была коридором, через который проходил враг, нападающий на Россию. Дважды за последние тридцать лет немцы прошли по этому коридору. Сделав энергичный жест рукой, Сталин спросил: «Почему враги до сих пор так легко проходили через Польшу? Прежде всего потому, что Польша была слаба. Польский коридор не может быть закрыт механически извне только русскими силами. Он может быть надежно закрыт только изнутри собственными силами Польши. Для этого нужно, чтобы Польша была сильна. Вот почему Советский Союз заинтересован в создании мощной, свободной и независимой Польши. Вопрос о Польше - это вопрос жизни и смерти для Советского государства».

В Ялте Сталин добился согласия союзников на то, чтобы после войны западная граница Польши будет передвинута на запад, а восточная граница прошла по линии Керзона - в декабре 1919 года ее рекомендовал Верховный совет Антанты (имя британского министра иностранных дел эта линия получила в 1920 году, когда Джордж Керзон потребовал остановить на ней наступление Красной Армии). Советский лидер поставил партнёров по переговорам в тупик, поинтересовавшись: «Что же вы хотите, чтобы мы были менее русскими, чем Керзон и Клемансо?»

Долгую дискуссию вызвал вопрос о политическом устройстве Польши. Черчилль утверждал, что его сведениям,  люблинское правительство не представляет и трети поляков. Но сразу оговорился: «Конечно, тут возможна ошибка. Нельзя, разумеется, верить каждому рассказу людей, приезжающих из Польши».

Сталин был весьма убедителен, проведя аналогию между французским и польским правительством. Он подчеркнул, что ни правительство Шарля де Голля, ни Временное правительство Польши не имеют ясно выраженного мандата избирателей. Но поскольку СССР признал режим де Голля, то и союзники должны сделать то же самое по отношению к люблинскому правительству. Далее Сталин напомнил о том, что не предъявляет Черчиллю счета по поводу формирования правительства Греции. Наконец, он пообещал включить во Временное правительство Польши некоторых демократических лидеров из эмигрантских кругов.

Через два дня эту линию развил Молотов, предложив «вести переговоры о создании нового польского правительства на базе пополнения существующего польского правительства». Оно, подчеркнул советский нарком иностранных дел, находится в Варшаве и «пользуется авторитетом в польском народе».

После продолжительной дискуссии главы делегаций пришли к решению реорганизовать временное польское правительство на «широкой демократической основе». Как и предлагал Сталин, восточная граница Польши была определена по линии Керзона с отступлением от неё в некоторых районах от 5 до 8 км в пользу Польши.

Дальний Восток

Ещё в сентябре 1944 года участники состоявшейся в Квебеке англо-американской конференции пришли к выводу, что даже после поражения Германии война с Японией затянется примерно на полтора года и обернётся большими потерями. Такая перспектива приводила союзников в ужас. Стеттиниус писал, что накануне Ялтинской конференции Объединённый комитет начальников штабов прислал в государственный департамент копии документов относительно участия СССР в войне против Японии. В них говорилось: «…мы хотим вступления России в войну в самые возможно кратчайшие сроки, совместимые с её способностями начать наступательные операции…»

Огромной радостью для англичан и американцев стало согласие СССР вступить в войну с Японией через три месяца после капитуляции Германии. За это Станин предложил вернуть нашей стране Курильские острова и южную часть Сахалина, восстановить её права на аренду военно-морской базы в Порт-Артуре и Китайско-Восточную железную дорогу. Кроме того, СССР получил преимущественные права на порт Дальний (Дайрен) и Южно-Маньчжурскую железную дорогу. Была подтверждена независимость Монголии и неприкосновенность её территории. 11 февраля Сталин, Черчилль и Рузвельт подписали соглашение по вопросам Дальнего Востока. Но этот сверхсекретный документ не был упомянут в протоколе Ялтинской конференции.

Впоследствии Сталин выполнил взятое на себя обязательство с предельной точностью – в отличие от США и Великобритании, три года тянувших волынку с открытием второго фронта. Все эти годы на фронте гибли наши деды и прадеды, а в поле и у станка до изнеможения работали полуголодные женщины, подростки, старики…

Вопрос о создании ООН и Декларация об освобождённой Европе

В числе основных тем конференции значился вопрос о создании Организации Объединённых Наций, главной задачей которой должно было стать укрепление международной безопасности. «Большая тройка» решила, что учредительная конференция ООН состоится в Сан-Франциско (США) в апреле 1945 года.

7 декабря советская делегация внесла на заседании глав правительств предложение о членстве в ООН советских республик, внесших значительный вклад в победу над нацизмом. Речь шла об Украинской ССР, Белорусской ССР и Литовской ССР. Молотов указал на то, что Британское Содружество будет представлено в будущей ООН в полном составе. Советское предложение о членстве советских республик в ООН было принято, за исключением Литовской ССР. Данное решение являлось ещё одним несомненным успехом советской дипломатии.

В Ялте договорились, что постоянными членами Совета Безопасности станут СССР, США, Великобритания, Китай и Франция. Первостепенное значение имел вопрос о процедуре голосования в Совете Безопасности. Но он, свидетельствовал Бережков, «окончательно был решён уже после Ялтинской конференции в ходе обмена посланиями между Рузвельтом и Сталиным. Записанная в конечном счёте в Уставе ООН формула основывается на принципе единогласия великих держав и обеспечивает такой порядок, который исключает возможность навязать державе – постоянному члену Совета Безопасности ООН волю других государств в вопросах, имеющих принципиальное с точки зрения её интересов значение».

Была подписана Декларация об освобождённой Европе, провозгласившая принципы послевоенной политики победителей. В документе говорилось: «Установление порядка в Европе и переустройство национально-экономической жизни должно быть достигнуто таким путём, который позволит освобождённым народам уничтожить последние следы нацизма и фашизма и создать демократические учреждения по их собственному выбору».

Помнят ли об этом документе в ЕС и на Украине? 


Заключение

Успех Крымской конференции неотделим от личности Сталина. В Тегеране, Ялте и позже в Потсдаме именно он во многом определял ход работу международных форумов и принимаемые на них решения. Всех поражали глубокие знания руководителем СССР самых разных вопросов. Участвовавший в работе Крымской конференции советский посол в США Андрей Громыко вспоминал: «Не помню случая, чтобы Сталин прослушал или недостаточно точно понял какое-то существенное высказывание своих партнёров по конференции. Он на лету ловил смысл их слов. Его внимание, память, казалось, если употреблять сравнение сегодняшнего дня, как электронно-вычислительная машина, ничего не пропускали. Во время заседаний в Ливадийском дворце я, возможно, яснее, чем когда-либо раньше, понял, какими незаурядными качествами обладал этот человек».

Заключительное заседание конференции утром 11 февраля было посвящено обсуждению и утверждению совместного коммюнике, которое предстояло опубликовать на следующий день. За основу для обсуждения приняли американский проект. Начальник сталинской охраны, генерал-лейтенант Николай Власик вспоминал: «При подписании коммюнике у т. Сталина что-то случилось с авторучкой, он обратился ко мне, я дал ему свою ручку, который и был подписан исторический документ».

В отличие от Рузвельта Черчилль - самый старший по возрасту член «Большой тройки» - проблем со здоровьем в Ялте не испытывал. Это подтверждает запись, которую 9 февраля оставил в дневнике постоянный заместитель министра иностранных дел Великобритании Александр Кадоган: «Премьер-министр чувствует себя хорошо, хотя и хлещет вёдрами кавказское шампанское, которое подорвало бы здоровье любого обычного человека». Услышав от Сталина, что грузинская виноградная водка чача «лучшая из всех видов водки», Черчилль захотел её попробовать. На следующий день главы делегаций Великобритании и США получили в подарок от Сталина по две бутылки чачи.

По окончании конференции Сталин пригласил Рузвельта посетить Крым летом 1945 года. Президент США принял предложение с благодарностью. 11 февраля советская делегация специальным поездом выехала из Симферополя. Следом за ней из аэродрома в Саки в небо поднялся самолёт американского президента. Черчилль вылетел лишь 14 февраля. Он задержался в Крыму, чтобы осмотреть Сапун-гору и Севастополь.

Государственный секретарь Стеттиниус, характеризуя в своём отчёте атмосферу международного форума, констатировал: «Весь дух заседания был пронизан стремлением к сотрудничеству».

После смерти Рузвельта по вине англичан и американцев «дух Ялты» был утрачен. Судя по всему, навсегда…

                                                                                         Интернет-портал «Русский век»

Вывести на печать

 Оставить комментарий 
Имя:
E-mail:
Сообщение:
Код безопасности

RobertKi (05.02.2015 06:07:30)

Газобетон в Одессе по самым низким ценам. Купить Газобетон Одесса у нас это выгодно. Звоните нам и мы привезем вам газобетон. http://www.gazzobeton.in.ua/gazobeton-odessa

 ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ  
 

Россия  Ближнее зарубежье   Украина   Белоруссия   Казахстан и Средняя Азия   Прибалтика   Закавказье   Молдавия 
 Дальнее зарубежье   Европа   Америка   Ближний и Средний Восток   Австралия   Дальний Восток   Африка 
Rambler's Top100  
© 2005, Институт Русского зарубежья
Портал "Россия и соотечественники" зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ. Свидетельство Эл № ФС 77-20926 от 15 сентября 2005 г.
Редакция: info@russkie.org
Телефон: +7(495) 718-84-11
© При полном или частичном использовании материалов ссылка на russkie.org обязательна.
Позиция редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов.
© Создание сайта: InfoRos, 2004-2011.
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30