суббота, 27 мая 2017
22:27, время московское

Пульс
вся лента
Подлинник
Проект "Новороссия"
Русскоязычные против русских
Правда о "Правом секторе"
«Терроризм» по-латвийски

проект Института Русского зарубежья

   Новости     Статьи     Поиск     Документы   
   Библиотека     Что пишут?     Интервью     Партнеры   
   КтоЕстьКто?     О проекте     Мультимедиа     Организации   
fullitem
 
Американская исключительность – неуместная шутка
Беспрерывное ущемление свобод. Убийства без суда и следствия. Всеобщая слежка. Америка – это что угодно, но только не демократия.
Альфред МакКой 03.03.15 // 13:35
 

«Суверенен тот, кто принимает решение о чрезвычайном положении», - написал в 1922 году теоретик «консервативной революции» Карл Шмидт. Под этим выражением он понимал право национального лидера нарушить закон во имя благой цели. Хотя служба Шмидта в качестве главного юриста Нацистской Германии и его непоколебимая поддержка Гитлера, начиная с ночи длинных ножей до «Хрустальной ночи», и даже после, нанесли ущерб его репутации на десятилетия вперед, сегодня его идеи достигли небывалого расцвета. Они фактически сформировали неоконсервативные взгляды на природу президентской власти, которая стала в сущности двуликой после терактов 11 сентября. На самом деле Шмидт напрямую повлиял на американскую политику с помощью своего идейного протеже Лео Штрауса, который эмигрировал и в качестве профессора Чикагского Университета подготовил архитекторов иракской войны из администрации Буша Пола Вулфовица и Абрама Шульца.

Всего этого должно бы быть вполне достаточно для проштрафившихся, давно уже умерших идеологов авторитаризма. Однако труды Шмидта легли в основу философии американского глобального доминирования в течение четверти века с момента окончания холодной войны. Вашингтон сыграл основную роль в создании современного международного сообщества законов и договоров, которое теперь позволяет ему сохранить право безнаказанно нарушать эти самые законы. Суверенный правитель обязан, по словам Шмидта, отменять действие законов в случае возникновения чрезвычайного положения. Таким образом, Соединенные Штаты, как последняя супердержава на планете, или, по Шмидту, ее глобальный суверен, в течение всех этих лет с завидной постоянностью игнорировали международное право, следуя своим неписаным законам мирового лидера.

Точно также как Шмидтовский суверен предпочитал управлять государством неограниченной исключительности без конституции для своего Рейха, так и Вашингтон сейчас вот уже два десятилетия находится в состоянии бесконечной войны с терроризмом, которая составлена из исключительности по отношению к международному праву: повсеместное ущемление свобод, убийства без суда и следствия, всеобъемлющая слежка, атаки беспилотников с нарушением границ суверенных государств, применение пыток по своему усмотрению, и освобождение от ответственности за вышеперечисленное под предлогом государственной тайны. И все эти американские исключительные привилегии являются лишь поверхностными проявлениями постоянно расширяющегося тайного измерения американского государства. Целью этой громоздкой системы, стоимость которой с момента терактов 11 сентября превысила триллион долларов, является установление контроля над невидимым пространством, которое все больше превращается в главную арену геополитического противостояния в XXI веке.

Казалось бы, это должно быть (но редко таковым является) раздражителем, сбивающим с толку направлением движения для страны, которая сильнее всех лелеяла идею, и написала соответствующие правила для сообщества стран, управляемых на основе верховенства закона. На первой мирной Гаагской конференции в 1899 году делегат от США Эндрю Диксон Уайт, основатель Корнельского университета, предложил создать Постоянную палату третейского суда и убедил Эндрю Карнеги выстроить для его размещения монументальный Дворец мира в Гааге. На второй Гаагской конференции 1907 года государственный секретарь США Элиу Рут указал на то, что в будущем международные конфликты будут разрешаться судом профессиональных юристов – идея, которая была реализована в 1920 году с созданием Постоянной палаты международного правосудия.

После Второй мировой войны Соединенные Штаты использовали свой триумф в деле создания ООН, принятия Всеобщей декларации прав человека и ратификации Женевской конвенции о защите жертв войны. Если вы взгляните на другие инициативы, активно продвигавшиеся США, такие как Всемирная организация здравоохранения, Всемирная торговая организация, Всемирный Банк, то вы увидите целую институциональную инфраструктуру того, что мы привыкли называть «международным сообществом».

Несоблюдение правил

США не только сыграли значительную роль в написании правил этого сообщества, но именно они тут же начали их нарушать. В конце концов, даже несмотря на возникновение другой супердержавы – Советского Союза, Вашингтон являлся в то время мировым сувереном и мог решать, какие могут быть исключения из собственных правил, в частности, для создания принципа всего этого мироустройства – национального суверенитета. По мере борьбы за доминирование над сотнями новых государств, появившихся сразу после войны, каждое из которых обладало незыблемым суверенитетом, Вашингтону потребовались новые средства распространения своей власти, выходящие за рамки обычной дипломатии или военной силы. Как результат, тайные операции Центрального разведывательного управления (ЦРУ) стали тем средством вмешательства в условиях нового мирового порядка, когда не возможно, или не следует вмешиваться открыто.

Вся эта исключительность на самом деле проистекает из решения Соединенных Штатов присоединиться к тому, что бывший разведчик Джон ле Карре назвал «убогой процессией дураков, предателей… садистов и пьяниц», и вывести шпионаж на первое место после окончания Второй мировой войны. Вплоть до создания в 1947 году ЦРУ, США в мире шпионажа выглядели за рубежом невинным младенцем. Когда генерал Джон Першинг во время Первой мировой войны привел два миллиона американских солдат в Европу, Соединенные Штаты, не имея разведывательной службы, в действиях по обе стороны фронта могли полагаться только на армию. Более того, Вашингтон в ходе этой войны создал довольно серьезный орган секретной службы, однако он был в кратчайшие сроки ликвидирован республиканцами-консерваторами в 20-х годах. В течение десятилетий намерения сократить или ограничить подобные секретные службы имели как противников, так и сторонников, и во времена президента Гари Трумэна, сразу же после Второй мировой войны распустившего предшественника ЦРУ – Управление стратегических служб, и во времена президента Джимми Картера, уволившего 800 оперативников ЦРУ после Вьетнамской войны.

Однако урывками тайная область деятельности внутри правительства США стабильно расширялась с начала XX века и по сегодняшний день. Этот процесс начался с момента учреждения Федерального бюро расследований (ФБР) в 1908 году и военной разведки в 1917-м. Вслед за созданным после Второй мировой войны ЦРУ, появилось множество аббревиатурных агентств, которые образовали Разведывательное сообщество США, включающее Агентство национальной безопасности (АНБ), Разведывательное управление Министерства обороны (РУМО), и новое, но едва ли последнее, созданное в 2004 году, Управление директора национальной разведки. Не перепутайте: существует четкое различие между государственной безопасностью и верховенством закона – пока первое расширяется, второе очевидно сужается.

Мировой суверен

Безоговорочное следование США в эту тайную преисподнюю началось во времена президента Трумэна, создавшего ЦРУ для сдерживания подрывной деятельности Советского Союза в Европе. Это был континент, который нашпиговали шпионами всех мастей: от поверженных фашистов до махровых коммунистов, и всем, что между ними. Посвященное в шпионское ремесло своим британскими кузенами, ЦРУ вскоре преуспела в этом деле, установив секретные связи с бывшими нацистскими шпионами, итало-фашистскими боевиками и десятками секретных служб на континенте.

Как новый мировой суверен, Вашингтон использовал ЦРУ с целью сделать свою исключительность одним из законов мирового устройства, практически центральным стержнем принципа суверенитета. В течение двух своих сроков президент Дуайт Эйзенхауэр санкционировал 104 тайные операции на четырех континентах, большинство из которых было нацелено на установление контроля над множеством новых государств, появившихся после многовекового колониализма. Эйзенхауэровская исключительность привела к вопиющим нарушениям национального суверенитета, например к таким, как превращение насильно северной Бирмы в плацдарм для несостоявшегося вторжения в Китай, обеспечение вооружением региональных мятежей в целях расчленения Индонезии, и свержение законно избранных правительств в Гватемале и Иране. К тому времени как Эйзенхауэр покинул пост в 1961 году, тайные спецоперации обрели такую мистическую силу, что президент Джон Кеннеди санкционирует 163 операции за три года, предшествующие его убийству.

Как выразился один из высокопоставленных сотрудников ЦРУ, находившийся на Ближнем Востоке в 1950-е годы, агентство рассматривало каждого мусульманского лидера, который не был настроен проамерикански, как «цель, официально утвержденную в соответствии с правилами, для очередной политической акции ЦРУ». Применяемая на глобальном уровне, и не только к мусульманам, такая политика породила отчетливую «обратную волну» в мировом масштабе по отношению к демократии с 1958 по 1975 года, перевороты – большинство из которых были санкционированы США – позволили военным захватить власть в более чем трех десятках государств, представляющих четверть всех суверенных государств мира.

«Исключительность» Белого дома также породила глубокое противоречие в США по отношению к пыткам с первых же лет Холодной войны. Официально негативная позиция Вашингтона по отношению к пыткам была закреплена в правозащитной деятельности на основе Всемирной декларации прав человека ООН в 1948 году и в Женевской конвенции от 1949 года. В то же самое время, секретно, ЦРУ приступило к разработке оригинальных, новых методик пыток, что шло вразрез с упомянутыми международными конвенциями. После десяти лет исследований по контролю над разумом, ЦРУ фактически систематизировало свои новые методики психологических пыток в секретной инструкции – Пособии ЦРУ по проведению допросов или «пособие по пыткам» (KUBARK Counterintelligence Interrogation), которая была предназначена для использования разведсообществом США и союзными секретными службами по всему миру.

Огромное количество пыток, которые стали синонимом эры авторитарного правления в Азии и Латинской Америке в течение 1960-х и 1970-х годов, по всей видимости, возникло из американских программ подготовки, которые содержали мудреные техники, современнейшее оборудование и моральную готовность к их применению. С 1962 по 1974 годы ЦРУ действовало через отдел общественной безопасности, одно из подразделений Агентства США по международному развитию, которое посылало полицейских советников в развивающиеся страны. Созданный президентом Кеннеди в 1962 году отдел общественной безопасности за шесть лет вырос в глобальную антикоммунистическую операцию, насчитывающую более 400 полицейских советников. К 1971 году структура подготовила боле одного миллиона полицейских в 47 государствах, включая 85 тысяч в южном Вьетнаме и 100 тысяч в Бразилии.

Скрытая за деятельностью отдела общественной безопасности подготовка в соответствии с «пособием по пыткам» ЦРУ стала синонимом серьезнейших нарушений прав человека, в частности в Иране, Филиппинах, южном Вьетнаме, Бразилии и Уругвае. Организация Международная амнистия (Amnesty International) задокументировала широкое распространение пыток, обычно местной полицией, в 24 из 49 стран, в которых поработали команды полицейских советников. Расследуя факты пыток по всей планете, Эмнести прямо таки везде находила след ЦРУ и его «пособия по пыткам». Значительное снижение количества эпизодов с пытками произошло тогда, когда Соединенные Штаты опять решительно выступили против подобной практики в конце Холодной войны.

Война с терроризмом

Несмотря на то, что предоставленные ЦРУ права на убийства, тайное вторжение, слежку и пытки были урезаны с окончанием Холодной войны, террористические атаки в сентябре 2001 года спровоцировали беспрецедентное по размаху расширение разведывательного сообщества и соответствующее возрождение использования исключительности. Неуемный аппетит в отношении информации, присущий войне с терроризмом, издание «Вашингтон Пост» окрестило истинной «четвертой ветвью» федерального правительства США. Она включает 854 тысячи проверенных и преданных государству силовиков, 263 структуры по обеспечению безопасности, более трех тысяч частных и общественных разведывательных агентств и 33 новых комплекса обеспечения безопасности, к 2010 году все вместе ежегодно выдающих 50 тысяч закрытых разведывательных донесений.

К слову, один из вновь созданных членов разведсообщества – Национальное агентство геопространственной разведки, уже насчитывает 16 тысяч сотрудников, имеет бюджет в пять млрд долларов США и огромную, стоимостью 2 млрд долларов США штаб-квартиру в форте Бельвуар, Мэрилэнд – все это предназначено для координации потоков разведывательных данных, поступающих от беспилотников, самолетов-шпионов У-2 (U-2), Google Планета Земля (Google Earth) и орбитальных спутников.

Согласно документам, предоставленным известным разоблачителем Эдвардом Сноудэном изданию «Вашингтон Пост», в течение десятилетия с момента совершения терактов 11 сентября США израсходовали 500 млрд долларов на разведывательные службы, включая ежегодные финансовые ассигнования в 2012 году в размере 11 млрд долларов на АНБ и 15 млрд долларов на ЦРУ. Если мы добавим 790 млрд, затраченных на Министерство внутренней безопасности, к упомянутым 500 млрд на поддержание разведдеятельности, получится, что Вашингтон израсходовал около 1,3 триллиона долларов США на строительство секретного «государства в государстве» абсолютно беспрецедентных размеров и могущества.

Когда это секретное государство разбухло, мировой суверен решил, что пришло время некоторых дополнительных исключений в гражданских правах у себя в стране и суверенитете за рубежом. Это стало отчетливо ясно, когда ЦРУ возобновило, теперь уже печально известную, практику использования пыток подозреваемых в терроризме и выстроило свою собственную сеть тюрем по всему миру, так называемых «секретных тюрем ЦРУ» (black sites), находящихся за пределами досягаемости любого суда или юридической власти. Вместе с пиратством и рабством, отмена пыток долгое время была ключевым вопросом в области международного верховенства закона. Этот принцип был настолько важен, что Генеральная ассамблея ООН в 1984 году единогласно приняла Конвенцию против пыток. Когда дело дошло до ее ратификации, Вашингтон все же заколебался и оттягивал ратификацию вплоть до окончания Холодной войны, когда возобновил свою поддержку международного правосудия, приняв участие в 1993 году во Всемирной конференции по правам человека в Вене, и годом позже ратифицировал Конвенцию ООН против пыток.

Но даже после этого суверен решил приберечь для своей страны кое-какие исключения из общих правил. Всего через год после подписания конвенции ООН президентом Билом Клинтоном, агенты ЦРУ начали хватать подозреваемых в терроризме на Балканах, некоторые из которых были гражданами Египта. Они переправлялись в Каир, где не гнушающаяся пыток местная автократия могла в собственных тюрьмах делать сними все, что захочет. Бывший директор ЦРУ Джордж Тенет позже показал под присягой, что в год, предшествующий терактам 11 сентября, ЦРУ переправило около 70 человек на территории иностранных государств без обязательной процедуры экстрадиции – действия, обозначенные как «экстраординарная выдача преступника», и явно запрещенные в соответствии со ст. 3 Конвенции ООН.

Сразу же за публичным обращением к потрясенному сентябрьскими терактами народу президент Джордж Буш отдал своим подчиненным обширный секретный приказ об использовании пыток, сказав (в характерном для Шмидтовского диктата стиле): «Меня не волнует, что скажут международные юристы, мы собираемся надрать кое-кому задницу». В том же духе Белый дом наделил ЦРУ правом создать глобальную сеть секретных тюрем, обзавестись целой армадой самолетов для доставки в них похищенных людей, подозреваемых в терроризме, и выстроить сеть союзников, которые могли бы помочь в захвате подозреваемых на территориях суверенных государств и переправке их в «наднациональный ГУЛАГ», состоящий из восьми «секретных тюрем ЦРУ», раскинувшихся от Таиланда до Польши, или в венец всей этой системы – Гуантанамо, нарушая тем самым законы и договоры, которые продолжают составлять основу территориальной концепции суверенитета.

Как только ЦРУ позакрывало секретные тюрьмы в 2008-2009 годах, соучастники американцев по глобальному ГУЛАГу ощутили на себе всю силу закона, обрушившегося на них за совершение преступлений против человечества. Под давлением Совета Европы в 2008 году Польша инициировала продолжающееся и по сегодняшний день уголовное расследование в отношении офицеров своих спецслужб, которые организовали секретные тюрьмы ЦРУ на северо-востоке страны. В сентябре 2012 года Верховный суд Италии признал 22 агента ЦРУ виновными в незаконной переправке Египетского эмигранта Абу Омара из Милана в Каир и начал расследование в отношении  руководителя итальянской военной разведки, который в результате был приговорен к 10 годам тюрьмы. В 2012 году Скотланд Ярд начал расследование уголовного дела в отношении агентов МИ6, которые переправили ливийских диссидентов в тюрьму полковника Каддафи, где они подвергались пыткам, а два года спустя Апелляционный суд разрешил некоторым из этих ливийцев подать гражданский иск против МИ6 за похищения и пытки.

Но это не коснулось ЦРУ. Даже после заслушивания в 2014 году в Сенате доклада о пытках, содержащего задокументированные в мельчайших подробностях издевательские пытки ЦРУ, не было открыто никаких уголовных или гражданских дел в отношении тех, кто отдавал приказы о проведении пыток, или тех, кто непосредственно пытал. 21 декабря 2014 года с издательской колонки газета «Нью-Йорк таймс» обратилась к читателю с вопросом - может ли нация остаться в стороне и предоставить исполнителям пыток постоянный иммунитет. Конечно же, ответ был «да». Предоставление иммунитета наймитам - одно из важнейших исключений для суверена.

Как только президент Буш завершил свой второй срок в 2008 году, расследование Международной комиссии юристов показало, что ЦРУ вовлекло в свою деятельность союзные агентства безопасности по всему миру, нанеся тем самым серьезный урон международному правопорядку. «Исполнитель…ни при каких обстоятельствах не должен использовать кризисную ситуацию, при которой жертва нарушения прав человека лишается… доступа к правосудию», такова была рекомендация комиссии после доклада о деградации гражданских свобод в 40 странах. «Государственная тайна и подобные ограничения не должны препятствовать праву на эффективное средство правовой защиты в случае нарушения прав человека».

Времена Буша ознаменовались наиболее вопиющим отрицанием верховенства закона со стороны Вашингтона. Как только недавно учрежденный Международный уголовный суд собрался в 2002 году в Гааге, Белый дом под руководством Буша вышел из соглашения о создании суда и затем предпринял жесткие дипломатические шаги к тому, чтобы военные операции США имели иммунитет и не подпадали под его юрисдикцию. Этот акт отречения является экстраординарным со стороны нации, которая вдохнула жизнь в концепцию международного трибунала.

Сферы деятельности с неограниченными правами суверена

Если президенты Эйзенхауэр и Буш придумывали для себя исключения из общих правил, которые привели к нарушениям границ суверенных государств и международных договоренностей, то президент Обама использовал и продолжает использовать свои неограниченные и исключительные возможности в аэрокосмической и кибернетической сферах деятельности.

Обе сферы деятельности являются новыми, нерегулируемыми областями военного противостояния, выходящего за рамки международного права, и Вашингтон убежден, что может использовать их в качестве «Архимедова рычага» для достижения мирового господства. Так же как Британия в свое время правила миром с моря и послевоенная Америка решала глобальные задачи за счет воздушного господства, так и Вашингтон в настоящее время рассматривают воздушно-космическое и кибернетическое пространства, как особые области, обеспечивающие доминирование в XXI веке.

При Обаме беспилотники из вспомогательного средства в афганской войне превратились в стратегическое оружие глобального доминирования. С 2009 по 2015 год ЦРУ и ВВС США создали армаду из более 200 беспилотных летательных аппаратов (БЛА) Предатор и Рипер (Predators and Reapers), только по одному Пакистану было нанесено 413 ударов, в результате которых погибло порядка 3800 человек. Как сообщало в 2012 году издание «Нью-Йорк таймс», каждый вторник в ситуационной комнате Белого дома президент Обама изучал списки ЦРУ, содержащие перечень лиц, подлежащих уничтожению при помощи БЛА, и вглядывался в лица людей, которые возможно скоро будут уничтожены ударами с воздуха. Затем, без всяких юридических процедур, он принимал решение кому жить, а кому умереть, даже если целью были граждане США. В отличие от других мировых лидеров, «государь» распространял свою исключительность по всему Ближнему Востоку, части Африки или где-нибудь еще по своему усмотрению.

Этот смертельный успех является ударной силой в рамках совершенно секретного проекта Пентагона, который подразумевает создание к 2020 году трехуровневого космического «щита», простирающегося от стратосферы до экзосферы и патрулируемого БЛА Глобал Хок (Global Hawk) и перспективными БЛА X-37B, вооруженными продвинутыми ракетами.

Пока Вашингтон добивается права обеспечивать охрану всего остального мира с воздуха и космоса, этот мир может задаться вопросом - насколько высоко простирается национальный суверенитет. После успешного провала Парижской конференции по воздухоплаванию 1910 года, Правил ведения воздушной войны, принятых в Гааге в 1923 году, Протокола-I Женевской конвенции от 1977 года, оговаривающих суверенитет воздушно-космического пространства и ограничивавших воздушные войны, какой-нибудь озорной юрист Пентагона может ответить: настолько высоко, насколько хватит сил.

Президент Обама также утвердил созданную АНБ систему всеобщей слежки в качестве постоянного оружия глобального доминирования. На более высоком уровне такая слежка дополняет общую оборонную стратегию Обамы, направленную на сокращение обычных вооруженных сил и обеспечение глобального доминирования США через способность осуществлять «совместные действия в операциях различных видов ВС и родов войск во всех сферах: земле, воздухе, воде, космосе и киберпространстве». Ко всему прочему, не удивительно, что являясь первооткрывателями возможности ведения боевых действий в киберпространстве, Соединенные Штаты в лице президента, и глазом не моргнув, развязали первую в истории кибервойну против Ирана.

К концу первого срока Обамы АНБ перехватили миллиарды сообщений по всему миру с помощью своей продвинутой системы всеобщей слежки. Она включает в себя сотни точек доступа для несанкционированного подключения к оптико-волоконным кабелям всемирной паутины – Интернета; вспомогательный перехват через специальные протоколы и искусственно созданные уязвимости программного обеспечения; суперкомпьютеры для взлома зашифрованных потоков цифровых данных; и громадный центр хранения информации в г.Блаффдейл, штат Юта, построенный за 2 млрд долларов с целью хранения йоттабайтов (1024 байт) краденой информации.

Даже после того как власти Силиконовой долины, опасаясь за свою мульти миллиардную индустрию, выступили против использования АНБ программных уязвимостей в собственных целях, Обама назвал комбинацию интернет-информации и суперкомпьютеров «могущественным орудием». Он настаивал на том, что являясь «единственной в мире супердержавой» США «не могут в одностороннем порядке распустить свои разведывательные агентства». Другими словами, суверен не может допустить в своем арсенале исключений из общих для всех стран правил.

Откровения из тайных документов Эдварда Сноудэна, которыми он завладел в 2013 году, свидетельствуют о том, что АНБ следила за лидерами 122 государств по всему миру, 35 из которых находились под наиболее пристальным надзором, включая президента Бразилии Дилму Русеф, бывшего президента Мексики Филиппа Кальдерона и канцлера Германии Ангелу Меркель. После мощнейших протестов Обама согласился избавить телефон Меркель от последующей прослушки АНБ, однако сохранил право, как он выразился, продолжить «собирать информацию о намерениях государств… по всему миру». Суверен отказался сообщить, который из мировых лидеров будет избавлен от его всевидящего взгляда.

Разве могут быть какие-нибудь вопросы по поводу того, что в последующие несколько десятилетий Вашингтон продолжит нарушать национальный суверенитет посредством старомодных тайных и открытых вторжений, особенно после того, как он настаивает на отмене любых международных конвенций, ограничивающих использование им воздушно-космического и кибернетического пространства для внезапного применения силы повсеместно и в любое время? Существующие законы и конвенции, каким-либо образом ограничивающие эту власть, будут нарушены, как только суверен этого захочет. Теперь существуют неписаные законы дальнейшего существования нашей планеты. Именно они составляют настоящую американскую исключительность.

Перевод: Михаил Кот специально для RUSSKIE.ORG                        Источник: TomDispatch

Вывести на печать

 Оставить комментарий 
Имя:
E-mail:
Сообщение:
Код безопасности

 ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ  
25.05.17 // 16:33 О "неправильном" польском политике | Олег Назаров
 

Россия  Ближнее зарубежье   Украина   Белоруссия   Казахстан и Средняя Азия   Прибалтика   Закавказье   Молдавия 
 Дальнее зарубежье   Европа   Америка   Ближний и Средний Восток   Австралия   Дальний Восток   Африка 
Rambler's Top100  
© 2005, Институт Русского зарубежья
Портал "Россия и соотечественники" зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ. Свидетельство Эл № ФС 77-20926 от 15 сентября 2005 г.
Редакция: info@russkie.org
Телефон: +7(495) 718-84-11
© При полном или частичном использовании материалов ссылка на russkie.org обязательна.
Позиция редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов.
© Создание сайта: InfoRos, 2004-2011.
ПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31