пятница, 23 июня 2017
11:36, время московское

Пульс
вся лента
Подлинник
Русский вопрос в Казахстане
Проект "Новороссия"
Новороссия: истоки
Правда о "Правом секторе"

проект Института Русского зарубежья

   Новости     Статьи     Поиск     Документы   
   Библиотека     Что пишут?     Интервью     Партнеры   
   КтоЕстьКто?     О проекте     Мультимедиа     Организации   
fullitem
 
Сенатор Андрей Соболев: «За нами была правда»
18 марта - День воссоединения Крыма и России
Елена Ефимова 18.03.15 // 13:16
 

Русский мир празднует первую годовщину воссоединения Крыма с Россией. О тех февральских и мартовских событиях, которые навсегда изменили современную историю России, о будущем Крыма, о работе с соотечественниками за рубежом –  эксклюзивное интервью Андрея Николаевича Соболева, представляющего в Совете Федерации город Севастополь.

- Андрей Николаевич,  мы отмечаем первую годовщину «русской весны» - и  это поистине всенародный праздник. Вы  всегда стояли на том, что Крым  и Россия неразделимы, вы были среди тех, кто самым активным образом содействовал тому, чтобы историческое событие совершилось. Что из тех памятных дней наиболее ярко запечатлелось у вас в памяти?

- То, что прежде всего вспоминаешь в эти дни – это калейдоскоп событий  и -  абсолютная неправдоподобность этих событий. Всё произошло очень быстро, и хотя мы  более 22-х лет ждали этого,  откровенно говоря, не совсем верилось в происходящее. Тем не менее, я думаю, что большинство из нас, крымчан, были настолько внутренне готовы к происходящему, что действовали так, как должны были действовать.  Каждый находился на своем месте –  люди выходили на площади, люди выходили в силовые ведомства, блокировали войсковые части, выступали по телевидению, на страницах СМИ…И уже буквально через пять дней после первого митинга,  23 февраля, мы шагнули в неизведанное. И когда в Симферополе и в Севастополе подняли флаги России, когда мы избрали себе народного мэра, Алексея Чалого, мы поняли, что это дорога в одном направлении. И нас уже было не остановить.

Мы волновались, конечно, но понимали, что свадьбе, как говорится, быть и изменить уже ничего нельзя. Никто не сомневался в правильности избранного пути – это была всеобщая уверенность, всеобщее участие.

И когда 16 марта  мы пришли на участки для проведения референдума  – каждый верил в то, что все, нами задуманное, совершится. Смелость и решительность первых лиц, тех, кто руководил процессом, тех, кто все организовывал – несомненны. Но я думаю, что  если бы не было двадцатилетней борьбы, создания среды, русского мира, солидарного общества, если бы народ не был един в своем стремлении вернуться в Россию – ничего  не получилось  бы.

А какой был энтузиазм! По сути дела, все мужское население Крыма было готово записаться в самооборону. Люди отдавали свои, часто небольшие, средства, для тех, кто стоял на блокпостах, кто обеспечивал общественный порядок…

Потом появились «вежливые люди» и стало легче.

Небольшой, но несгибаемый полуостров, Крым,  небольшой Севастополь сотворили настоящее чудо, создали поистине тектонический перелом…  И это чудо объясняется просто: верой в то, что нельзя предавать гробы, нельзя предавать самих себя, нельзя предавать память и нельзя участвовать во лжи. Солженицын в Нобелевской лекции сказал философскую вещь: «Слово правды прорвет любую плотину». За нами была правда - и  это самое главное.

Сегодня в Крыму  мы находимся в непростой ситуации, нас блокируют, жестко контролируют передвижение населения, нам недостает воды, энергии, из-за санкций не работают порты, трудно приходится бизнесу, нам грозит транспортный коллапс – но это не самое главное. Ощущение исторической правды помогает нам выстоять. Все остальное, кроме этой правды – вторично.

И нам есть с чем сравнивать. Посмотрите на ситуацию на Украине, какой там  творится произвол, когда людей бросают в мусорные баки, когда льется кровь, когда за георгиевскую ленточку тебя могут убить, когда валюта выросла в четыре раза, процветает уже не коррупция даже, а государственный рэкет… Ясно, что наша  дорога верна. Не остается ни тени сомнения в этом.

Я думаю, что украинцам местным, крымским, и украинцам материковым - тем, свидомым -  надо задуматься над тем, стоит ли генерировать зло в отношении народа, с которым столько прожито вместе. Если от тебя ушла женщина – не надо мстить, надо думать о будущем своих детей. И последнее, что в этом случае надо делать – это пытаться творить зло тому, кто ушел. А на нашу голову сыплются проклятья – и кажется, что это навсегда, на всю жизнь. В истории есть примеры – Северная и Южная Корея, Армения и Азербайджан – вражда длится столетиями. Но это дорога в никуда. Может быть, еще не настало время собирать камни, но время разбрасывать камни точно прошло. Надо находить  точки соприкосновения, а их много. Товарооборот между Украиной и Россией продолжается, транспортные артерии соединены очень жестко, есть масса других связей, которые нельзя рвать. Я не представляю себе, что будет делать Украина, прекратив общение с восточным соседом, с Россией. Надо  задуматься: кто же в большей степени виноват. И остановиться.

- Но власти Украины не хотят останавливаться. Они нагнетают антирусскую, антироссийскую истерию, они ведут войну с собственным народом – даже и теперь, после подписания минских соглашений,  обстреливают города Донбасса…

Война для хунты – это способ оправдать свое бессилие, свою бездарную, безмозглую  антинародную политику. Поэтому создаются страшилки, внешние и внутренние враги, и под прикрытием всего этого власть Украины продолжает распиливать бюджет, грабить народ. Если  они остановятся в своей ксенофобской риторике, в антирусской политике, то хунта просто вылетит на улицу,  им больше нечего будет сказать народу. Вопросы «кто виноват» и «что делать» у них просто не звучат. Виноват у них внешний враг во главе с Путиным, и каждый русский – это враг, который что-то отнял у украинца. Покажите мне, что я отнял у украинцев?

У них никто ничего не отнимал – у них остались  мощности, заводы, которые они перепродали самим себе и затем олигархам за границу, у них остались ресурсы, у них осталось население – 40 миллионов. Покажите мне, какой в этой стране есть прогресс, хотя бы стабилизация? Ее нет.

И посмотрите на Крым: нас пугают блокадой - ну что же,  кубинцы живут в блокаде 40 лет. В блокаде живет Иран – и довольно успешно развивается. Мы готовы платить эту цену, может быть, это наше испытание, это тест на выживание. Мы к нему готовы. И готовы не только терпеть лишения, но и помогать одному из двух самых надежных союзников России, флоту.

Мы, крымчане, после этих событий вернули себе ощущение надежной защиты, настоящей любви к нашим воинам. Мы видим, какой стала наша армия на уровне духа, воспитания, внутреннего содержания каждого бойца. Российский солдат, матрос, военнослужащий – это  очень образованный, очень убежденный и профессиональный воин. С этим ощущением засыпаешь и спишь спокойно. Очень важно понимать, насколько сейчас высок уровень наших войск. И крымская операция продемонстрировала это в полной мере, ведь все произошло практически бескровно.

Это вызывает изжогу у наших врагов – и за океаном в том числе. Они постоянно увязают в конфликтах, и способа решить эти конфликты мирным путем у них нет.

Возвращаясь к воспоминаниям о  прошлом 18-ом марта, могу сказать, что карнавал в Рио (я не был там, может быть, он более шумный и красочный и, конечно, там теплее), наверное, уступил бы нашему празднику. Атмосфера, которая царила тогда в Севастополе – это было нечто непередаваемое. Люди обнимались, братались,  радовались, и можно было, казалось, расцеловать  любую женщину, любого мужчину. Это было настоящее народное гулянье, великий праздник.

 - Моя мама помнит день Победы  9 мая 1945 года. И она сравнивала те чувства, которые все мы испытывали в день возвращения Крыма в Россию с той радостью, которой была ознаменована та победа…

Да, я думаю, что это именно так. Такая же теплая, братская атмосфера царила в Петербурге, когда там отмечали трехсотлетие города. Я, как каждый русский, каждый россиянин, люблю Петербург, часто там бываю. Петербург и Севастополь – давно уже города-побратимы, и это не формальность. Я думаю, что сегодня ситуация с Крымом возобновит этот великий путь с севера на юг и с юга на север. Вернутся перетекающие потоки курсантов, офицеров с Балтики на Черное море и назад.

 Эта геополитическая конфигурация сакральна, символична, у нас общая история, общая среда, у основания одного  города стоял Петр, у другого – Екатерина; это два великих города-символа, которые связывают Россию нерушимой скрепой, а Москва как раз находится посередине.

Я жду, что в этом году масса российских школьников приедет в Севастополь и получит здесь новую  патриотическую энергетику  - именно энергетику, не просто знания, некий дух, некое самоощущение себя частью великой истории; и новые знания, полученные здесь, сделают этих ребят новыми людьми. Они расширят  свои горизонты – и нравственные, и интеллектуальные. То же самое будет, если мальчишки из Севастополя поедут в Санкт-Петербург. Я думаю, что это будущее наших внутренних трафиков.

И если появится Керченская переправа – это станет местом настоящего паломничества. Если будет пешеходный переход – каждый, наверное, захочет пройти эти пять километров до Крыма. Эти вещи – строительство моста - носят, кажется,  чисто технический, инженерный характер, но на самом деле так работают на духовную сферу, так расширяют наши возможности, что я жду не дождусь, чтобы Господь дал дожить до этого момента. Я искренне люблю Керчь, и сегодня, наконец, этот город открывает свои ворота. Там появятся новые возможности, и я не боюсь предположить, что Керчь, древнейший город Крыма, станет в нем первым. Это город-труженик, и ему будет воздано за его подвиг. С мостом в Крым придет вода, придет энергетика, и. что особенно важно - все вопросы о принадлежности Крыма отпадут, поскольку у нас будет  своя  прямая дорога на Россию.

- Как в Крыму решается национальный вопрос?

Сегодня в Крыму исчезли те вопросы, которые Украина всегда оставляла – это вопросы национальной дискриминации. У нас сейчас все народы наделены одинаковыми правами, все равны, как везде в России. Почва для национальной розни устранена, ее нет. 98% татар получили российские паспорта. Язык у нас один, это русский язык, а это – язык-миротворец, который все понимают, на котором все говорят. Этнические конфликты у нас практически невозможны, мы вместе отмечаем и русские, и татарские праздники, у нас масса смешанных браков. А все этнические правительства, меджлисы, курултаи – это путь в никуда. Мы все вместе! И карта, которую до сих пор пытаются разыграть при помощи крымских татар, эта карта бита.

  - Как сказал наш президент, Владимир Путин,  русские – самый большой разделенный народ в мире. Мы действительно разделены по разным государствам, очень много русских в Прибалтике, на Украине, в Молдавии…Что ждет русский мир, станет ли он вновь единым?

В этой ситуации есть две стороны: материковая Россия - и  русские, находящиеся в рассеянии, диаспора. В большей степени ситуация зависит от успешности материковой России. Я признаюсь откровенно: за те годы, что мы находились в зарубежье, на мой взгляд, как человека, который находится в рядах профессиональных культурологов, политиков, мы помощь из Москвы ощущали  слабо. Она была, и в абсолютных цифрах она была очень большой, но направлялась не всегда тогда и туда, куда должно. Все это осталось в прошлом, не хотелось бы на этом заострять внимание, но так оно и было.

Россия должна стать мощной державой, укрепить свои позиции – и уже одно это не позволит подвергать дискриминации русских за рубежом. Надо оказывать соотечественникам целенаправленную методическую, юридическую,  материальную помощь. Не устраивать биеннале с матрешками, а, например, содействовать книгоизданию, русской прессе, создавать настоящие центры притяжения для соотечественников.

Что касается диаспоры: соотечественникам надо быть более пассионарными, более решительными, более целеустремленными, боевыми. Инертность многих русских очевидна. Они ассимилируются, конечно, но надо их зарядить. Надо быть понастойчивей со своими партнерами в Москве, находить общий язык, добиваться своих целей. Но, повторяю, большая часть успеха в работе с соотечественниками зависит от Москвы, которая должна делать более эффективные шаги.

Работу с соотечественниками необходимо перезагрузить с учетом крымского опыта, донецкого опыта.

Недавно Ваши коллеги-сенаторы как раз обсуждали судьбу «Русского мира», работу с зарубежными соотечественниками. Как член комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре  – что Вы предложили бы изменить в  этой работе?

В этом вопросе пальму первенства мы отдаем коллегам из международного комитета, с которыми работаем в тесном контакте. Но я бы сказал, что здесь нужна не столько работа Совета Федерации, сколько общегосударственный мессидж, государственная политика, которая пока еще вызрела не окончательно. Должна быть перезагрузка в отношении русских за рубежом. Как поется в песне: «Своих Россия не бросает, своих Россия не сдает». Если  где-то нарушают права русских, то реагировать надо самым решительным образом, реагировать мгновенно. Если мы не можем защитить, скажем, наших матерей в Норвегии или в других странах, у которых отнимают детей – это не добавляет нам авторитета.

Я должен отдать должное  большому политику, Вячеславу Никонову,  который возглавляет фонд «Русский мир».  И вот эта организация, на мой взгляд,  работает очень активно и в высшей степени профессионально. Но все зависит от экономики страны. Будут средства – и помощь будет более действенной, будет более высоким уровень интеграции с соотечественниками за рубежом.

Нельзя сказать, что сейчас дело обстоит совсем уж плохо, нет. Но помощь соотечественникам надо оказывать всем миром. Для Донбасса помощь собирается всем миром (я состою в комитете Совета Федерации по организации помощи жителям Юго-Востока Украины) – если бы вы знали, с каким тщанием, с каким упорством организуются помощь для жителей Донбасса: юридическая, организационная, материальная, любая. И ее собирают во всех регионах России, Потому что там, на Донбассе – наши люди, наши сограждане, там русские. И здесь важна не только национальная принадлежность, но и духовное родство. У нас один язык, одна вера, одна культура. И точно так же должна быть организована помощь соотечественникам за рубежом – им тоже надо помогать всем миром, как это было с Севастополем, с Крымом. Какие огромные средства собрали регионы для Крыма! Нам посылали все, от медикаментов до полевых кухонь, мы получали и материальную помощь, и организационную, любую необходимую помощь. За всеми районами Крыма были закреплены регионы России, за Севастополем, конечно, – Москва, которая делегировала колоссальные средства.

- Расскажите, пожалуйста, о том, чем сейчас живет Крым, как он, на ваш взгляд, должен расти, развиваться.

Я глубоко убежден в том, что в Крыму необходимо развивать экономику, открывать здесь российские предприятия, как говорится, хочешь накормить голодного – научи его ловить рыбу. Сегодня надо найти возможности интегрировать российские предприятия в Крым. В условиях блокады, в непростых условиях – но изыскать возможности надо. Во время Великой Отечественной войны мы перевозили предприятия за Урал, а теперь и Сибирь, и  Санкт-Петербург, и другие регионы могут сделать то же самое для Крыма.

Надо инвестировать в Крым!  Я даже создал шуточный слоган: «Любишь Россию – купи квартиру в Крыму». Я думаю, что должны быть созданы программы, которые позволили бы россиянам покупать жилье в Крыму. Цены на недвижимость здесь упали, и довольно нашим согражданам покупать дома на Мальте или в Испании. Какую бы помощь нам не дали, будь это Крым или Дальний Восток – она будет проедена, а вот создание своей инфраструктуры, мощной, российской, открытие предприятий, всевозможных учебных центров, развитие издательской деятельности,  туризма – это было бы правильно.

 - Крым всегда был ярчайшей драгоценностью России. Здесь находились царские резиденции, здесь отдыхали и жили наши великие писатели, художники, музыканты – я не говорю уже о таких исторических святынях, как Херсонес. Только в Севастополе насчитывается более 2000 культурно-исторических объектов. Все это надо сохранять, реставрировать, что-то возрождать…И, наконец, все это  должно стать  доступно россиянам. Какая работа ведется в этом направлении?

Работа по сохранению культурного наследия Крыма всегда велась, исторические реликвии всегда сохранялись,  даже и во времена Украины. Но если говорить о развитии туризма, то необходима инфраструктура. Должен быть создан туристический кластер. Должен быть организован туристической поток в Крым  - и  на это, как мне кажется, должен сработать административный ресурс. Как это было в СССР – все было спланировано, можно было получить путевку в санаторий, в пансионат. Люди получали путевки – и ехали. Вот и теперь пришла пора планировать.

У нас же в Крыму пока еще очень силен стихийный фактор. Я предполагаю, что масса народу приедет на 9 мая, на День флота. А летний сезон? Пока мы с точностью не можем сказать, сколько человек к нам приедет, как будут загружены гостиницы, рестораны, кемпинги. Я всегда говорил, что Крым должен быть круглогодичным курортом. Зимой это зона очень комфортного отдыха. Ждать только  солнца – подход неправильный, невозможно накопить за два месяца денег на то, чтобы жить целый год. У нас есть для этого большой ресурс – праздники, фестивали, «событийный туризм», который может быть интересен не только летом. Или, например, то же празднование крымской весны? Может быть, стоит запланировать специальную туристическую программу. А Крещение? Почему не организовать паломничество в Севастополь, где крестился князь Владимир?

Я уж не говорю об альпинизме, о скалолазании, о велосипедном спорте, яхтинге, каякинге, для которых есть все возможности. Вообще Крым и спорт – огромная тема.

В Крыму мощная научная база, есть институты, которые могут привлекать научные ресурсы, проводить здесь  различные конференции,семинары, симпозиумы, организовывать совместные программы…

Мы уже говорили о молодежном патриотическом туризме. Я считаю,  что у нас здесь должна быть организована специальная  методическая площадка, что патриотическое воспитание российских школьников должно начинаться в Крыму, в Севастополе, на Аджимушкае, в Керчи, под Симферополем, чтобы дети поняли – вот где Русь, оказывается, начала быть…

Вообще такой универсальный объект, как Крым, не может остаться диким полем, не может остаться невостребованным.

- К сожалению, у нас  совсем не осталось времени, чтобы поговорить о Вашем творчестве, ведь вы не только общественный деятель, не только политик, вы поэт, Вас так и называют – сенатор-бард. И, как мне кажется, Ваши песни очень и очень многих сплотили, вдохновили на то, чтобы сохранить волю к возвращению в Россию. Ваша песня «Мы возвращаемся домой», написанная в марте прошлого года, собрала на Ютьюбе почти полмиллиона просмотров:

Мы возвращаемся к себе

Прими нас, Родина, скорее -

 Мы столько лет уже в борьбе,

Но от того не стали злее.

 

Мы не заблудшие сыны,

не сироты, как оказалось –

мы своей Родине верны,

она ведь с нами не рассталась.

 

Пора на мирные поля,

Где наша память не убита

Где наша общая земля

теперь навеки будет сшита.

- Я не хотел бы делать на этом акцент, не мне об этом судить. Я только знаю, что делал это абсолютно честно и  безвозмездно. 

- Благодарю Вас за беседу и еще раз поздравляю с праздником, с русской весной!

Вывести на печать

 Оставить комментарий 
Имя:
E-mail:
Сообщение:
Код безопасности

 ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ  
 

Россия  Ближнее зарубежье   Украина   Белоруссия   Казахстан и Средняя Азия   Прибалтика   Закавказье   Молдавия 
 Дальнее зарубежье   Европа   Америка   Ближний и Средний Восток   Австралия   Дальний Восток   Африка 
Rambler's Top100  
© 2005, Институт Русского зарубежья
Портал "Россия и соотечественники" зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ. Свидетельство Эл № ФС 77-20926 от 15 сентября 2005 г.
Редакция: info@russkie.org
Телефон: +7(495) 718-84-11
© При полном или частичном использовании материалов ссылка на russkie.org обязательна.
Позиция редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов.
© Создание сайта: InfoRos, 2004-2011.
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30