воскресенье, 30 апреля 2017
23:42, время московское

Пульс
вся лента
Подлинник
Проект "Новороссия"
Правда о "Правом секторе"
Новые власовцы
«Терроризм» по-латвийски

проект Института Русского зарубежья

   Новости     Статьи     Поиск     Документы   
   Библиотека     Что пишут?     Интервью     Партнеры   
   КтоЕстьКто?     О проекте     Мультимедиа     Организации   
fullitem
 
Взятие цитадели германского милитаризма
9 апреля 1945 года взяла штурмом Кёнигсберг
Олег Назаров 10.04.15 // 14:05
 

70 лет назад, 9 апреля 1945 года, части доблестной Красной Армии, преодолев отчаянное сопротивление противника, овладели цитаделью германского милитаризма Кёнигсбергом и водрузили над ним красное знамя. Оно символизировало знаменательное событие: русский дух восторжествовал над тевтонским в самом сердце Восточной Пруссии. До Великой Победы оставался ровно месяц.

У «логова фашистского зверя»

Путь к триумфу был долгим и тернистым. К довоенной государственной границе Советского Союза и гитлеровской Германии части Красной Армии вышли в середине августа 1944 года. Однако продолжить наступление не было ни сил, ни средств. Наступило затишье, которым тут же воспользовались… бомбардировщики Королевских ВВС. 27 августа 1944 года британская авиация нанесла авиаудар по Кёнигсбергу. В ходе бомбардировки погибли в основном мирные жители. Странным образом многочисленные укрепления почти не пострадали. Право штурмовать их западные союзники по Антигитлеровской коалиции предоставили нашим дедам и прадедам.

До конца 1944 года на этом участке советско-германского фронта крупных сражений не было. Мирное население Восточной Пруссии получило время, чтобы выехать на запад. Однако этому категорически воспротивились нацистские бонзы, семьи которых, заметим, к тому времени находились уже за пределами Восточной Пруссии.

В свою очередь и у Ставки ВГК появилось время для разработки операции в «логове фашистского зверя», как именовали Восточную Пруссию советские люди. Замысел состоял в том, чтобы сначала отсечь от остальных сил противника оборонявшуюся в Восточной Пруссии группу армий «Центр» (ей с 26 января командовал генерал-полковник Лотар Рендулич), затем прижать её к Балтийскому морю, расчленить и уничтожить.

Решить эту задачу было крайне сложно. Гитлеровское командование долго и основательно готовилось к обороне Восточной Пруссии. Оно рассчитывало сковать здесь советские войска, не допустив их переброски на берлинское направление.

Начальник Генерального Штаба РККА и заместитель наркома обороны, Маршал Советского Союза Александр Василевский вспоминал:

«Овладение Восточной Пруссией - цитаделью германского милитаризма - составило важную страницу завершающего этапа войны в Европе. Фашистское командование придавало большое значение удержанию Пруссии. Она должна была прочно прикрыть подступы к центральным районам Германии. На её территории и в прилегающих к ней районах северной части Польши был возведён ряд укреплений, сильных в инженерном отношении фронтальных и отсечных позиций, а также крупных узлов обороны, насыщенных долговременными сооружениями. Старые крепости в значительной мере модернизировали; все сооружения были прочно связаны между собой в фортификационном и огневом отношении. Общая глубина инженерного оборудования достигла здесь 150 - 200 км. Особенности рельефа Восточной Пруссии - озёра, реки, болота и каналы, развитая сеть железных и шоссейных дорог, крепкие каменные постройки - в значительной степени способствовали обороне. К 1945 году восточнопрусские укреплённые районы и полосы обороны со включёнными в них крепостями, сочетавшимися с естественными препятствиями, не уступали по своей мощи западногерманской "линии Зигфрида", а на отдельных участках превосходили её. Особенно сильно была развита в инженерном отношении оборона на основном для нас направлении - Гумбиннен, Инстербург, Кёнигсберг».

Начало штурма Кёнигсберга

Восточно-Прусская стратегическая наступательная операция, в ходе которой планировалось взять Кёнигсберг, началась 13 января 1945 года, когда в наступление перешёл 3-й Белорусский фронт под командованием генерала армии Ивана Черняховского (см. о нём мою статью «"Ворота" в Прибалтику распахнул Иван Черняховский»). После гибели Черняховского с 20 февраля фронтом командовал Василевский. Участие в операции поначалу принимали войска 2-го Белорусского фронта Маршала Советского Союза Константина Рокоссовского, которые позже были переброшены на запад, а также 43-я армия 1-го Прибалтийского фронта генерала армии Ивана Баграмяна.

Уже к 26 января войска 3-го Белорусского фронта разгромив тильзитско-инстербургскую группировку противника, вышли к Кёнигсбергу. К концу месяца город был окружён. Объясняя причины успеха, Василевский отметил следующее: «Восточнопрусская операция по расходу боеприпасов вообще не имела себе равных среди всех операций в истории войн. Два фронта получили 13,3 млн. снарядов и мин, 620 млн. патронов, 2,2 млн. ручных гранат. Только за 13 - 14 января войска 3-го Белорусского фронта израсходовали более 1000 вагонов основных номенклатур боеприпасов, а войска 2-го Белорусского лишь за 14 января - свыше 950 вагонов. Всего же оба фронта израсходовали более 15 тыс. вагонов боеприпасов. Для перегрузки их из вагонов и подачи в войска потребовалось (в перерасчёте на 2,5-тонные автомашины) около 100 тыс. автомобилей».

Затем за две недели боев - с 27 января по 10 февраля 1945 года - войскам 3-го Белорусского фронта удалось расчленить основные силы группы армий «Север» на три изолированные группировки: на Земландском полуострове, в Кёнигсберге и в районе юго-западнее Кёнигсберга (в Хейльсбергском укрепрайоне). Первой была разгромлена наиболее крупная хейльсбергская группировка врага. Потом настал черёд Кёнигсберга.

К его штурму готовились основательно. Баграмян вспоминал: «Партийно-политическая работа началась почти сразу же после принятая решения на штурм Кёнигсберга. Первыми, как всегда, пропагандистскую кампанию начали фронтовая, армейские и дивизионные газеты. Они стали широко освещать боевой опыт советских войск при ведении уличных боев в Сталинграде, при взятии укреплённых районов в Восточной Пруссии. Печатались многочисленные статьи на такие, например, темы: "Штурм укреплённого города", "Штурмовая группа идёт в наступление" и другие.

Во всех частях были проведены беседы "Чему нас учат сталниградские бои". Участники сражения на Волге делились с молодыми воинами опытом боёв в больших домах, подвалах, квартирах, на чердаках. В газетах и листовках прославлялись героические действия бойцов и командиров, проявивших особую смелость и смекалку при штурме укреплений, уничтожении гарнизонов сильных опорных пунктов, дотов, публиковались советы бывалых воинов, которым доводилось брать укрепрайоны, рекомендации по ведению боя в условиях крупного города.

Даже доморощенные поэты нередко свои стихи посвящали пропаганде методов ведения боя в городе. Возможно, с литературной точки зрения они были и далеко не безупречны, но хорошо принимались каждым бойцом, как, например, вот такая стихотворная "инструкция", опубликованная в газете.

В бою секунда дорога -
Смелей врывайся в дом врага! 
Входи в проломы, лезь в окно - 
Спастись фашистам не дано.
Чтоб фриц живым не вышел вон, 
Дом атакуй со всех сторон
».

«Дрались и не сдались врагу…»

Гарнизон Кёнигсберга состоял из четырёх пехотных дивизий и отдельных полков. Кроме того, имелись крепостные части, охранные подразделения и отряды фольксштурмовцев. В общей сложности, около 130 тысяч солдат и офицеров. Они имели на вооружении почти 4 тысячи орудий и миномётов, более 100 танков и штурмовых орудий. На аэродромах Земландского полуострова базировались 170 самолётов. По распоряжению коменданта крепости генерала Отто фон Ляша был построен аэродром в самом Кёнигсберге.

Штурму города предшествовала многочасовая артиллерийская  «увертюра». В результате неё оборонительным сооружениям Кёнигсберга был причинён существенный ущерб. 6 апреля части Красной Армии перешли в наступление.

Немецкий штабной офицер описал бои на южном фланге:

«Утром 6 апреля противник начал генеральное наступление. После длительной артиллерийской подготовки русские, наступая при поддержке танков и самолётов с юго-запада на север, прорвали позиции на подступах к городу... К вечеру 6 апреля противнику удалось прорваться на юго-восточном участке 69 пехотной дивизии под Зелигенфельдом и Адель Нойендорфом.

Позиции наших войск, командные пункты и военные коммуникации почти непрерывно находились под сильным артобстрелом. Наша артиллерия слишком уступала противнику, чтобы оказать действенный отпор. Кроме того, ей приходилось экономить боеприпасы, которые мы не могли подвозить со стороны - ведь Кёнигсберг был окружен. Погода с 6 по 9 апреля стояла ясная, небо было безоблачным, что весьма благоприятствовало наступлению русских. Самолёты противника каждый день почти беспрерывно совершали боевые вылеты, сбрасывая бомбы всех калибров на подходящие цели, главным образом на ещё уцелевшие городские кварталы, такие как Верхний Хаберберг и Нижний Хаберберг. Противовоздушной обороны мы почти не имели. Вечером 6 апреля город горел уже во многих местах».

К концу первого дня штурма красноармейцы ворвались в город, на улицах которого сразу же начались кровопролитные бои. Несмотря на отчаянное сопротивление немцев, к исходу 8 апреля гарнизон Кёнигсберга был рассечён на части. В течение суток противник предпринимал безуспешные попытки выйти из окружения.

В книге «Так шли к победе» Баграмян писал:

«Бои до самого конца носили ожесточённый характер. Яростное сопротивление оказали фашисты во время форсирования северного рукава реки Прегель дивизиями 8-го гвардейского корпуса генерала М. Н. Завадовского.

Первыми на противоположном берегу были гвардейцы Вешкин, Горобец, Лазарев, Ткаченко, Шайдеревский и Шиндрат. Фашисты немедленно атаковали их, пытаясь сбросить в реку. Однако смельчаки не отступали. Окружённые с трех сторон, они сражались до последнего патрона, отвлекая на себя внимание от главных сил переправлявшегося полка. Когда подразделения, форсировавшие реку, прорвались к месту неравного боя, они нашли тела шести героев, а вокруг них множество вражеских трупов. На место боя была обнаружена наспех нацарапанная карандашом записка: "Здесь дрались гвардейцы и погибли за Родину, за братьев, сестёр и отцов. Дрались и не сдались врагу..."»

9 апреля, осознав бессмысленность дальнейшего сопротивления, комендант крепости Ляш отдал приказ о капитуляции. В плен сдались более 92 тысяч человек. Примерно столько же в начале 1943 года было взято в плен в Сталинграде. Когда весть о капитуляции дошла до Берлина, фюрер «тысячелетнего» Третьего Рейха Адольф Гитлер объявил Ляша изменником, а его семью приказал арестовать.

В это время генерала Ляша уже допрашивали в штабе фронта. Комендант Кёнигсберга констатировал: «Солдаты и офицеры крепости в первые два дня держались стойко, но русские превосходили нас силами и брали верх. Они сумели скрытно сосредоточить такое количество артиллерии и самолётов, массированное применение которых разрушило укрепление крепости и деморализовало солдат и офицеров. Мы полностью потеряли управление войсками. Выходя из укрепления на улицу, чтобы связаться со штабами частей, мы не знали, куда идти, совершенно теряя ориентировку, настолько разрушенный и пылающий город изменил свой вид. Никак нельзя было предполагать, что такая крепость, как Кёнигсберг, столь быстро падёт».

Гитлеровскому генералу было сложно свыкнуться с мыслью, что советские войска взяли хорошо укреплённый Кёнигсберг на четвёртые сутки штурма. Стать германским Сталинградом столице Восточной Пруссии было не суждено.

Крупный успех Красной Армии в Восточной Пруссии был достигнут ценой огромных усилий и больших потерь. За считанные недели до Великой Победы на немецкой земле гибли лучшие сыны и дочери России и других республик великого Советского Союза.

Подвиги совершали воины разных национальностей и возрастов. В том числе юноши, которым не было и двадцати лет.

13 апреля 1945 года в бою у деревни Наутцвинкель (в 12 км западнее Кёнигсберга) старший разведчик взвода управления 1-го дивизиона 12-го миномётного полка (43-я армия, 3-й Белорусский фронт) старший сержант Александр Евсеев в составе группы разведчиков вступил в бой с крупными силами противника, прорывавшимся к огневым позициям полка. Когда кончились патроны, он подпустил врагов на минимальное расстояние и бросил себе под ноги две ручные гранаты. Будучи тяжело раненым, он попал в плен, где был зверски убит разъярёнными гитлеровцами.

В тот же день в бою под Фирбруденкругом погиб и командир батареи САУ ИСУ-152 гвардии старший лейтенант Александр Космодемьянский, брат Зои Космодемьянской.

Восемнадцатилетний старший сержант Александр Евсеев и девятнадцатилетний старший лейтенант Александр Космодемьянский были посмертно удостоены звания Герой Советского Союза. Их имена навечно вошли в историю Отечества.

Кёнигсберг, переименованный в Калининград, навсегда стал российским.

портал "Русский век"

Вывести на печать

 Оставить комментарий 
Имя:
E-mail:
Сообщение:
Код безопасности

 ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ  
 

Россия  Ближнее зарубежье   Украина   Белоруссия   Казахстан и Средняя Азия   Прибалтика   Закавказье   Молдавия 
 Дальнее зарубежье   Европа   Америка   Ближний и Средний Восток   Австралия   Дальний Восток   Африка 
Rambler's Top100  
© 2005, Институт Русского зарубежья
Портал "Россия и соотечественники" зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ. Свидетельство Эл № ФС 77-20926 от 15 сентября 2005 г.
Редакция: info@russkie.org
Телефон: +7(495) 718-84-11
© При полном или частичном использовании материалов ссылка на russkie.org обязательна.
Позиция редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов.
© Создание сайта: InfoRos, 2004-2011.
ПнВтСрЧтПтСбВс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30