Украинский детонатор молдо-приднестровского урегулирования
Переговорный процесс между Кишиневом и Тирасполем под угрозой из-за позиции Киева
Илья Галинский 23.05.14 // 13:25
 

Молдо-приднестровское урегулирование за два десятилетия переживало разные стадии, вплоть до  полного замораживания. Однако, пожалуй, впервые сам процесс молдо-приднестровского урегулирования столкнулся с явно парадоксальной ситуацией. Один из посредников  и гарантов урегулирования, а именно Украина, фактически открыто выступает против одной из сторон конфликта – Приднестровья. Его власти Киев обвиняет во враждебной подрывной деятельности против нынешней Украины. Параллельно ужесточается экономическая и транспортная блокада на приднестровского-украинской границе. Против Приднестровской Молдавской Республики ведется самая настоящая информационная война, причем для этих целей используется в том числе и посольство Украины в Кишиневе.


Ситуация усугубляется и тем, что второй (и, на наш взгляд, основной)  посредник и гарант урегулирования – Россия исходит из того, что в Украине произошел государственный переворот. Российское руководство, как и российский народ в целом, считает, что  ключевые посты в верхних эшелонах киевской власти захватили приверженцы нацистской, бандеровской, русофобской идеологий и в силу этого не признает законность нынешних украинских властей. И хотя мы, в Приднестровье, солидарны с такой позицией и разделяем подобные оценки, встает большой вопрос. Смогут ли взаимодействовать на предстоящих молдо-приднестровских переговорах в формате «5+2» в Вене полномочные представители России и Украины, и если да, то как именно это будет происходить. Не обернется ли их венское «визави-соседство» жестким политическим противостоянием и «битьем посуды».


Более того, сегодня США и Евросоюз фактически проводят по отношению России конфронтационную политику, пытаясь загнать ее в угол и ослабить всевозможными санкциями и враждебными действиями. Например, размещением войск НАТО в Прибалтике, усилением военного присутствия США в Румынии, перевооружении армии Молдовы по натовским стандартам. А  значит, эта  конфронтационная политика направлена в том числе и против   Приднестровья.


Нелишним было бы напомнить и то, что политические позиции  России и Украины по рассматриваемому вопросу при внешне декларируемом сходстве, как правило, различались, причем весьма серьезно, по сути. Россия всегда выступала в молдо-приднестровском урегулировании как  посредник и гарант,  искренне заинтересованный в нахождении взаимосопоставимого компромисса между сторонами конфликта. Москва всегда искренне пыталась разрешить «неразрешимое цивилизационное противоречие» в данном регионе, а попутно осуществляла здесь максимально успешную миротворческую операцию.


Украина же практически весь период молдо-приднестровского урегулирования  выполняла в переговорном процессе роль, скажем так, замаскированного симпатизанта Молдовы и мягкого проводника западной политики. Участвуя в молдо-приднестровском переговорном процессе, и тому есть множество примеров, всегда держали в уме «фактор Крыма», иначе говоря, рассматривали «приднестровскую проблему» через призму возможностей Крыма повторить приднестровский сценарий.


И вот то, чего так опасалась украинская власть в течение последних двух десятилетий, произошло. Крым добился независимости и воссоединился с Россией. Подчеркнем, что именно эти две максимы являются ныне стратегическими политическими целями и народа, и властей Приднестровья. Более того,  по этому  пути сегодня  идут и две другие территориальные единицы бывшей унитарной Украины: Донецкая и Луганские Народные Республики, которые провозгласили свой суверенитет и обратились к России за юридическим признанием.


К сожалению, вместо того, чтобы инициировать с политическим руководством вновь образовавшихся государств мирный переговорный процесс, незаконные власти Киева используют в качестве единственного аргумента исключительно военную силу, совершают убийства мирных граждан, осуществляют террор против народа, которого они называют своим. Все остальное – это маскировка, покрывало, скрывающие творимые нынешними киевскими диктаторами,  злодеяния. Спрашивается, с какой правовой ответственностью и, по большому счету, с какой совестью, после демонстрации подобной жестокости и агрессивности украинская сторона в Вене сможет рассуждать о мирном молдо-приднестровском урегулировании? Разумеется, это будут все лишь ничего не значащие слова.


Наконец, на фоне готовящегося подписания Украиной ассоциации с Евросоюзом и  фактического внешнего управления украинским государством со стороны Евросоюза и США (чего стоит только государственный флаг США, демонстративно вывешенный у входа в здание СБУ в Киеве), постоянной декларируемой поддержки только одной стороны конфликта (а именно, Республики Молдова), конечно же, нетрудно просчитать, какова в реальности позиция нынешних властей Украины в молдо-приднестровском урегулировании.


Поэтому, если совершенно беспристрастно рассматривать ситуацию, сложившую на данный момент в молдо-приднестровском урегулировании, следует признать, что налицо явные элементы антагонистических противоречий в рамках переговорного формата «5+2». А это, по нашему мнению, в перспективе может взорвать сам данный формат и в очередной раз заморозить переговорный процесс.


Илья Галинский, директор Центра социальных и политических исследований «Перспектива» (Тирасполь)


http://russkie.org/index.php?module=fullitem&id=32565