Кишинёв выбирает в конфронтацию с Москвой: Выдержит ли это молдавская государственность?

Игорь Иваненко 14.11.17 // 17:13
 

В 2017 году Молдова и Украина предприняли ряд скоординированных действий, наносящих урон российским интересам в Приднестровье. Киев и Кишинёв внедряют совместный контроль над восточной границей  самоопределившейся республики и, тем самым, осложняют российско-приднестровское экономическое взаимодействие. Кишинёв попытался отказаться от закупки электроэнергии, вырабатываемой на Молдавской ГРЭС - крупнейшим приднестровским предприятием, которое контролируется российским бизнесом. В качестве альтернативного поставщика электричества выступает украинская кампания «DTEK Traiding». Тирасполю это грозит существенными бюджетными потерями и необходимостью обращаться за дополнительной экономической помощью к Российской Федерации.


Основной мотив данных шагов Молдовы очевиден - экономическое ослабление «мятежного региона», принуждение его к подчинению этнократичному кишинёвскому режиму. Однако в борьбе за эту цель Молдова  рискует окончательно испортить отношения с Москвой. Парадокс в том, что исторически именно Российское государство, а никак не Украина и тем более не Румыния является главным гарантом существования Молдавской республики.


В связи с этим не лишним вспомнить, что когда в 1924 г. в Советском Союзе решался вопрос о воссоздании молдавской государственности (в 1917 г. Молдавская республика в Бессарабии была ликвидирована Румынией) развернулась острая дискуссия о её форме. Власти Украинской ССР, в Приднестровском регионе которой создавалась молдавская автономия, настаивали на её областном статусе. Молдавская Автономная Республика в составе УССР была учреждена лишь под нажимом Москвы.


Союзная Молдавская Республика в СССР была образована в 1940 г. И в этом случае союзному центру пришлось серьёзно  корректировать политику Киева. После занятия 28 июня 1940 г. Бессарабии Красной Армией там стали формироваться партийно-государственные структуры УССР. Глава компартии Украины Никита Хрущев прибыл в Кишинёв уже на второй день после эвакуации румынских властей. Первые полосы центральных советских газет изобиловали тогда статьями о том, как «тысячи угнетенных украинцев» в Кишиневе и других городах Бессарабии торжествуют по поводу воссоединения с Советской Родиной; что «история Бессарабии всеми нитями связана с украинским народом».


Надо признать, что в этническом плане Бессарабия не вполне соответствовала критериям образования здесь национальной союзной республики. Принять данные румынских переписей населения советские власти не могли, а по последним статистическим данным Российской империи к началу революционных событий 1917 г. молдаване не обладали абсолютным большинством среди жителей Бессарабии (их доля составляла 47,6%). В случае соединения Бессарабии и Приднестровья в объединённой республике доля молдавского населения становилась ещё меньше.


Всё шло к тому, что Бессарабия станет частью Молдавской Автономной Республики, которая, в свою очередь, останется в составе Украины. Однако 10 июля 1940 последовало синхронное принятие обращений партийными и государственными органами Украины и Молдавской автономии о создании Молдавской ССР. Эти обращения были направлены в адрес Верховного Совета СССР и дали старт массовым выступлениям трудящихся в поддержку создания союзной Молдавской республики.


Изменить первоначальный план интеграции Бессарабии с Украиной могло лишь решение, принятое на уровне Союзного центра. Очевидно, что оно принималось не по инициативе украинского руководства. Ведь в этот период первый секретарь ЦК КП(б)У исповедовал наступательную тактику в территориальных спорах с соседями. По воспоминаниям главы компартии Белоруссии Пантелеймона Пономаренко, в конце 1939 г. Н. Хрущёв пытался  даже присоединить к Украине большую часть Беловежской пущи, западно-белорусские города Брест, Пинск, Кобрин.


В августе 1940 г. развернулась борьба за территориальное разграничение Украины и Молдавии. Если бы за МССР сохранились все районы бывшей Молдавской автономии в Приднестровье и вся Бессарабия, это была  бы шестая по величине республика Советского Союза с населением 3,5 млн. человек. Однако весовые категории руководителей двух союзных республик были слишком не равны. УССР смогла заполучить значительную часть Приднестровья (с городками Котовск и Балта), северную и южную части Бессарабии с городами Хотин, Измаил, Аккерман (в будущем - Белгород-Днестровский), почти 190 км. морского побережья и выход к Дунаю.


За получение статуса союзной республики Молдавия заплатила дорогую цену, основным же выгодополучателем этой сделки стала Украина. РСФСР, кстати, имела на южно-бессарабские земли  прав не меньше, чем УССР.  Даже по данным румынской статистики начала 30-х годов русские (включая старообрядцев - липован) были самым многочисленным этносом Измаильского уезда (около 29% жителей). В самом Измаиле доля русских достигала почти 60%. В соседнем Аккерманском уезде около четверти жителей были русскими (это также самый высокий показатель среди этнических групп). Тем не менее, РСФСР претензий на Южную Бессарабию не заявляла.


Руководители Молдавской ССР 40-50-х годов осознавали, что новые границы внутри Бессарабии сдерживают социально-экономическое развитие республики. В 1946 г. на имя Иосифа Сталина была подана докладная записка главы компартии и председателя правительства Молдавии с просьбой о возвращении республике районов юга и севера Бессарабии. Обращение аргументировалось отсутствием у Молдавии черноморских и дунайских портов, нехваткой посевных площадей, богатых рыбных водоёмов, месторождений строительных материалов, бурого угля. Всё это в изобилии имелось на бессарабских землях, отошедших к Украине. Однако тогда для пересмотра территориального разграничения кишинёвским политикам не хватило влияния и настойчивости.


Сегодня Молдавская республика впервые за время своего существования вступает в открытую конфронтацию с Москвой - глобальным политическим  центром, который в своё время обеспечил воссоздание молдавской государственности. Сам по себе этот конфликт не слишком опасен, однако уже сейчас он имеет для Кишинёва весьма серьёзные осложнения: усиление унионистских (прорумынских) настроений в молдавских элитах, геополитический раскол в обществе и среди регионов, массовый исход населения на фоне продолжающегося сокращения промышленного производства. Устоит ли в этих условиях молдавская государственность? Также как 100 лет назад этот вопрос не имеет однозначного ответа.


Игорь Иваненко, историк, эксперт Института русского зарубежья


http://russkie.org/index.php?module=fullitem&id=36279