logo

Хлебные крошки

Статьи

Виталий Игнатьев

"Эсэсовский вопрос"

Несмотря ни на что, Эстония упорно продолжает поиски своих "национальных героев" среди нацистских военных преступников из "Ваффен СС"

Сегодня у многих эстонцев обвинения их страны в попытках пересмотреть историю второй мировой войны и героизировать военных преступников из числа лиц, служивших в войсках СС и гитлеровской "вспомогательной полиции", вызывает только зубовный скрежет и дикое раздражение.

"Горр-я-ччие эст-оо-нские па-арни" никак не могут понять, чего это на них "наезжают" всякие там московиты, евреи и прочие "демократы"? Независимой Эстонии, члену НАТО и ЕС, как и любому уважающему себя государству, нужны собственные "национальные герои"! И где же их еще взять, как не среди "борцов с большевизмом и советской оккупацией", которые выбрали "меньшее из двух зол" и пошли служить Гитлеру, "в душе оставаясь верными патриотами своей родины".

Судя по всему, эта идея находит довольно широкие отклик и одобрение в эстонском обществе. Не так давно некий господин Хейки Ахонен, один из руководителей "музея Оккупации", открытого в Таллине в прошлом году, сообщил информагентству REGNUM, что эстонское общество поддерживает идею увековечения памяти соплеменников-эсэсовцев. Он подчеркнул, что существует общественное мнение "за" подобные памятники, которое оказывает давление на эстонских политиков и правительство. А потому, делает вывод музейный господин, памятники и памятные знаки "воинам СС" будут появляться в Эстонии и дальше и во все большем количестве.

В то же время господин Ахонен согласился, что в Европе сегодня Эстония с памятниками нацистам выглядит как-то не очень хорошо – этакой "белой вороной" – особенно в свете отмечаемого в этом году 60-летия высадки войск антигитлеровской коалиции в Нормандии и подготовки к празднованию 60-летия победы над фашизмом в 2005 году. Тем не менее, как полагает уважаемый музейный работник, эстонцы хотели бы, чтобы остальной мир все-таки принял бы их точку зрения и смирился с аргументом, что эстонцы-эсэсовцы воевали "за независимость своей страны".

Судя по словам Ахонена, в настоящее время в Эстонии "по инициативе общественности" развернулось широкое движение по увековечению памяти тех эстонцев, что в годы второй мировой войны в составе 20-й дивизии войск СС воевали против Красной Армии. По его оценкам, число надгробных камней, плит, крестов, прочих памятников и знаков борцам с "советской оккупацией" и "жертвам красного террора", установленных по частной инициативе по всей Эстонии, может превышать уже тысячу единиц.

Немалый шум в Эстонии наделала, например, очередная "частная инициатива", когда в мае с.г. некий Лембит Сыбер воздвиг в своих личных владениях в лесу у поселка Вийтна уезда Ляне-Вирумаа крест в честь Альфонса Вильгельма Роберта Ребане. Как известно, этот "выдающийся эстонский полководец", дослужившийся в войсках СС до звания "штандартенфюрер" (некоторые СМИ его почему-то "понижают" в звании до "оберштурмбанфюрера") и исполнявшего в конце войны обязанности командира 20-й "эстонской" дивизии войск СС, является сегодня основным претендентом на "канонизацию" в качестве "героя борьбы за национальное освобождение". Напомним, что еще в 1999 году останки Ребане усилиями эстонских властей были перевезены с кладбища в немецком городе Аугсбурге в Эстонию и со всеми воинскими почестями перезахоронены на таллинском мемориальном кладбище Метсакальмисту, где покоятся выдающиеся общественные и политические деятели.

Правда, на могильной плите Ребане его эсэсовское звание стыдливо заменили на "политкорректный" армейский аналог "полковник", тем самым начав корректировать по своему усмотрению историю. Кстати, и на "частном" кресте господина Сыбера звание Ребане тоже значится как "полковник". Так и написано на кресте: "Здесь начался боевой путь полковника Альфонса Ребане (1908-1976)". В "частной" церемонии открытия креста, наряду с уцелевшими ветеранами СС и представителями "патриотической общественности" принял участие депутат Национального собрания Эстонии от праворадикальной партии "Союз Отечества" Тривими Веллисте.

Более того, парламентарий произнес весьма примечательную речь. Как сообщило агентство REGNUM, Веллисте для начала многозначительно указал, что "никогда нельзя быть уверенным в том, что вслед за нынешним благополучным периодом в жизни эстонцев вновь не наступит черная полоса". Далее он заявил, что "по этой причине крайне важно, учитывая необходимость сохранить историческую память для наших потомков, сберечь дух эстонской нации", чему и служат и памятники "национальным героям Эстонии".

Штандартенфюрер СС Ребане, по мнению господина Веллитсе и многих эстонских политиков, является "ярким примером выполнения воинского долга и жертвенного служения своей нации" и, следовательно, может быть образцом для подражания у нынешней эстонской молодежи. Эстонские историки уже активно разрабатывают для штандартенфюрера "легенду", согласно которой он был только "боевым офицером", а данных о его причастности к военным преступлениям "не обнаружено". По их версии, Ребане, добровольно пошедший на службу гитлеровцам в августе 1941 года и практически до последнего дня войны воевавший за нацистский режим, "в душе всегда сражался под эстонским флагом – и в этом смысле является символом эстонского офицера".

Как будто господам историкам не известно, что уже сама принадлежность к войскам СС, согласно всем международным нормам, является военным преступлением, ибо эти войска сплошь и рядом практиковали бесчеловечные методы войны и "прославились" особой жестокостью по отношению к мирному населению и военнопленным. В этом смысле 20-я дивизия СС, в которой служил Ребане, ничем не отличалась от "Мертвой головы", "Викинга", "Адольфа Гитлера" и прочих эсэсовских соединений, оставивших за собой длинный кровавый след на землях бывшего СССР, Восточной и Западной Европы.

Ребане же за свое преданное служение гитлеровскому режиму единственным из эстонцев удостоился третьей по значимости высшей награды "третьего рейха" – "рыцарского креста с дубовыми листьями". После войны он быстро завербовался на службу в английскую разведку, где отвечал за руководство и координацию террористической деятельности антисоветского подполья в Эстонии – т.н. "лесных братьев", а затем служил "консультантом" в разведке ФРГ. К смущению поклонников Ребане, вскоре после его торжественного перезахоронения обнаружились и некие свидетельства о том, что еще до войны он был завербован органами сталинского НКВД. После 1945 года с целью избежать ответственности за свою службу в "Ваффен СС" Ребане якобы возобновил связи с советской разведкой, поставляя ей важную информацию. Впрочем, эстонские "патриотические" историки это категорически отрицают – "национальный герой" должен быть вне всяких подозрений!

Помимо креста Ребане "частными лицами" в Эстонии установлен еще ряд монументов в честь эстонцев, воевавших на стороне нацистов. Например, три камня и крест, установленные в Синимяэ – местах ожесточенных боев нацистских войск против Красной Армии зимой-весной 1944 года, памятная плита так называемым "финским парням" – эстонцам, воевавшим с СССР в рядах сначала финской, а затем германской армий и т.д. В последние годы официальный Таллин, где политическую погоду делают сегодня выходцы из числа вернувшихся на историческую родину эмигрантов, неоднократно предпринимал попытки переосмыслить и переоценить действия эстонцев, участвовавших во второй мировой войне на стороне нацистской Германии и представить их как "борцов за освобождение Эстонии от коммунистического режима".

Официальная историческая наука этой республики также пытается опровергнуть обвинения в активном участии эстонских эсэсовцев в уничтожении мирного населения оккупированных нацистами территорий и евреев. Так, упомянутый "музей Оккупации" утверждает, что "концлагеря в Эстонии были не лагерями смерти, а рабочими лагерями". А убивать там стали "лишь в 1944 году во время отступления", да и убили то "всего" 12 тысяч человек, в основном евреев. Одновременно музей с гордостью сообщает, что в составе дивизии СС и 54 полицейских и "охранных" батальонов и других оккупационных структур служили почти 200 тысяч эстонцев. Получается, что в годы войны каждый третий взрослый эстонец активно содействовал установлению гитлеровского "нового порядка в Европе". Есть чем гордиться Новой Эстонии?

Но эстонские правящие круги, убежденные в своей "нужности" Западу, это нисколько не смущает. Они снисходительно смотрят на растущую в стране ностальгию по "национальным героям" из войск СС. Похоже, не впечатляет их даже пример старших партнеров по ЕС и НАТО. Известно, что канцлер ФРГ Герхард Шредер в период празднования 60-летия высадки в Нормандии уклонился от посещения кладбища, где похоронены эсэсовцы, видимо, считая неудобным для себя поклоняться памяти тех, кто ревностно служил человеконенавистническому и преступному режиму Гитлера.

Но у официального Таллина, похоже, своя, отличная от остального цивилизованного мира точка зрения на "эсэсовский вопрос". Вычеркнув из учебников истории 14 эстонцев-героев Советского Союза и 20 тысяч солдат и офицеров 8-го Эстонского гвардейского корпуса, награжденных орденами и медалями за героизм в борьбе с фашизмом, в независимой Эстонии усердно и трудолюбиво поднимают на щит военных преступников из "Ваффен СС". Что закономерно вызывает вопрос: куда же такие реваншистские тенденции могут завести эстонское общество?

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie