Хлебные крошки

Статьи

Россия
Политика
Россия

Василий Лихачев

Государство как личность

Россия раскрывает свой международно-правовой потенциал

Один из главных трендов современной глобалистики - дискретное внимание суверенных акторов к сфере внешней политики, дипломатии и международных отношений. Причина очевидна. Она опирается на логику социальной целесообразности, прагматизм мироуправления. Именно в данной области сосредоточен и обеспечивается значительный спектр актуальных (политико-экономических, финансовых, технологических, культурных) и иных важных интересов государств. Протекает динамично их историко-национальная идентификация. Устанавливается гармоничное и поливекторное взаимодействие этих властных образований с международным сообществом, его субъектами - народами, нациями, международными организациями и конференциями, ТНК, другими значимыми внешними персонами. Поэтому именно государства, прежде всего, несут ответственность в XXI в. за прогрессивное развитие международной сферы, ее устойчивость, дееспособность отражать новые вызовы и угрозы на основе права и справедливости. Осознание этого положения, консолидация ресурсов в целях его материализации приобщает то или иное государство к когорте цивилизованных, делает их, образно говоря, международной личностью.

Таким статусом, вне всякого сомнения, обладает Российская Федерация. Она имеет уникальный опыт миросозидания, выполняет публичные функции одного из ведущих идеологов, архитекторов и строителей демократического правопорядка. Их эффективность получила широкое признание в рамках двусторонней и многосторонней дипломатии, в лице государств, ООН, международной общественности. Эта роль России как международного игрока универсально-системного характера имеет тенденцию к повышению, она объективно детерминирована. Поэтому поддержание многовекторного авторитета РФ, укрепление ее влияния в международных отношениях должно рассматриваться в качестве важной государственной задачи.

Практическим и солидным подтверждением этой линии стал Указ Президента России В.В.Путина "О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации" от 7 мая 2012 г. Опираясь на Конституцию страны, документ, будучи политико-государственной новеллой (подобного рода акт в истории современного института президентства появляется впервые), обеспечивает преемственность внешнеполитической деятельности России и ставит соответствующие времени цели на будущее. Указ решает три группы связанных друг с другом фундаментальных проблем - концептуальные, ресурсные и кадровые. Его прикладная цель - подготовка к декабрю 2012 г. новой редакции проекта Концепции внешней политики Российской Федерации. Отметим, что рабочий процесс запущен. Самое активное участие в нем принимают структуры Правительства, Федерального Собрания, Совета Безопасности, Академии наук России. Особая нагрузка лежит на МИД, Минэкономразвитии, Федеральном Агентстве по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству. Свой вклад призваны внести и другие органы исполнительной власти, а также специализированные НПО (например, "Фонд поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова"), общественные структуры (Российская Ассоциация международного права, Российская Ассоциация содействия ООН), средств массовой информации. Отличительная черта Указа - утверждение многогранных приоритетов внешней политики России на среднесрочную перспективу. Среди них - Содружества Независимых Государств, евразийская интеграция; Европейский Союз; Азиатско-Тихоокеанский регион; отношения с Китаем и США; Евро-Антлантический регион, включая контакты с НАТО, ОБСЕ, Советом Европы; углубление связей с государствами Латинской Америки и Африки; кризисоурегулирование; международная гуманитарная безопасность; активизация публичной дипломатии; информационное сопровождение внешнеполитической деятельности РФ и другие ориентиры. Профессионализм их индикации и формулирования (это нельзя не заметить) - результат действия нескольких предпосылок. В их числе - обладание современной методологией анализа международных процессов, четкое восприятие собственных потребностей, их согласование (гармонизация) с региональными и общими для международного сообщества интересами, освоение методов стратегического планирования и прогнозирования. Отметим еще один специфический, субъективный по смыслу, момент.

Речь идет о накопленном В.В. Путиным в прошлом политико-государственном цикле нахождения у власти опыте оценок международных процессов, формирования дипломатических инициатив РФ и проведения их в жизнь. Многое из этого багажа сохранило свою актуальность и прикладную нацеленность. В истории политической мысли и практики XXI в. достойное место заняли российские предложения относительно обеспечения и развития международного права, Устава ООН, международных многосторонних договоров, межправительственных организаций (универсальных и региональных). В настоящее время в центре международного сообщества озвученные В.В.Путиным идеи о региональной интеграции, евразийском экономическом союзе, новой системе европейской и азиатско-тихоокеанской безопасности, реформировании Организации Объединенных Наций, ОБСЕ, мировых финансовых институтов и др. Они адекватны времени, существующим запросам регулирования разнообразных вопросов глобалистики. В позитивности и перспективности этой своего рода внешнеполитической оферты Президента Российской Федерации убеждают не только факты ее практической сегментарной реализации (например. в рамках ООН, ШОС, Таможенного Союза, ЕврАзес, ЕАЭС, АТФ, в диалоге РФ - Евросоюз, РФ-Китай, БРИКС, двадцатки, восьмерки), но и иные, сложные и противоречивые, явления, присущие эволюции современного миропорядка. Одно из наиболее значимых - образование и действие так называемой "критической массы" в международных отношениях. Будучи фактором со знаком "минус", она требует серьезного восприятия, поскольку негативно влияет на атмосферу межгосударственного взаимопонимания, количественные и качественные параметры международного сотрудничества, в том числе и в границах Повестки дня (по версии ООН). Образуются коллизии между разными юридическими пространствами (национальными, региональными и всемирным), между морально-политическими и правовыми стандартами. Создаются предпосылки для кризиса международной субъектности, судебной и арбитражной систем, атакуется государственный суверенитет и компетенция международных организаций.

Термин "критическая масса" охватывает многие (поведенческие, волевые, психологические) аспекты. Среди них: - страноведческий эгоцентризм (претензии США и Евросоюза на роль исключительных управляющих и законодателей миросообщества, неких "мировых судей", которые решают судьбы суверенных государств (Ливия, Сирия, Ирак, Северная Корея и т.д.) и их политическое будущее; двойные стандарты во внешней политике ряда государств (страны НАТО); игнорирование участия в международных режимах по разоружению и нераспространению; правовой нигилизм (несоблюдение международных обязательств, игнорирование императивных норм международного права и принципов Устава ООН); противоправное применение силы, в том числе и вооруженной, для решения споров (агрессия Грузии в августе 2008 г. в отношении Южной Осетии и Абхазии); русофобия (пример - резолюции Европарламента, Конгресса США, ПАСЕ, ПА НАТО, других парламентских структур по ситуации в России, вопросам истории XX в., в частности, II мировой войны); нарушение общепризнанных прав человека (политика негражданства в странах Прибалтики, факты дискриминации по гендерному критерию и др.); использование современных технологий, включая Интернет, для вмешательства во внутренние дела других государств (тактика "цветных" революций, активно поддержанная западными державами); тиражируемая практика злоупотребления правом в собственных интересах и в ущерб общим законам международного сообщества (например, правом участия или неучастия в международных организациях США пользовались для приостановления сотрудничества с ЮНЕСКО, Межпарламентском союзом); размывания института международной правосубъектности (одностороннее признание режима в Косово, отрицание государственности Абхазии, Южной Осетии, необоснованное расширение применения санкций США и ЕС в отношении Республики Беларусь, угрозы в адрес Исламской республики Иран - членов ООН). Этот перечень может быть, к сожалению, продолжен. Он неокончателен. Учитывая масштаб распространения этого фактора и последствия, которые им вызываются, имеет смысл сфокусировать на нем особое внимание в ходе межмидовских консультаций, общеполитической дискуссии на очередной сессии Генеральной Ассамблее ООН, которая открывается в сентябре т. г. в Нью-Йорке. Полезным будет его рассмотрение на площадках парламентской и публичной дипломатии.

Указанный проблемный ряд генетически связан с другими процессами в международной системе, которые подлежат учету и исследованию. Среди них - мировой экономический и финансовый кризис, геополитическая турбулентность, эгоизм в поведении ряда суверенных государств и их союзов, длительная консервация нерешения многих вопросов общепланетарной и региональной безопасности, отсутствие необходимых ресурсов для миростроительства, вулканизация предпосылок для территориальных споров, снижение авторитета международных организаций и др.

На этом фоне особую социальную ценность (аксиологичность) приобретает прикладная направленность Указа Президента Российской Федерации, посвященного реализации ее внешней политики и дипломатии. Наиболее рельефно, предметно это проявляется в обозначении им конкретных векторов и перспектив применения современного международного права. Заметим, что подобного ряда подход - следование государственной традиции России, начиная с Декрета о мире 1917 г., развернутой в Основном законе России 1993 г. и раскрытой содержательно в Концепции внешней политики РФ 2008 г., других политико-нормативных актах.

Продолжая эту конструктивную линию, Указ обозначил задачи утверждения верховенства права в международных отношениях, отстаивания основополагающих принципов Устава ООН, которые требуют развивать дружественные отношения между государствами на основе равноправия, уважения их суверенитета и территориальной целостности, в качестве центрального звена российской дипломатии. Документ определяет и специализированные проблемы, сферы использования международно-правового инструментария. В их числе - практическая реализация Договора о зоне свободной торговли от 18 октября 2011 г., российско-американского Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений от 8 апреля 2010 г., заключение межправительственных соглашений для эффективной защиты прав и законных интересов российских детей, усыновленных (удочеренных) за рубежом; соглашение с Европейским Союзом об отмене виз при краткосрочных взаимных поездках граждан; поддержанка деятельности Совета Европы по укреплению единого для всех европейских государств правового пространства; развитие отношений с США, НАТО; преодоление кризисов на Ближнем Востоке на основе принципов международного права; создание евро-атлантической системы равной и неделимой безопасности на международно-правовой платформе; содействие всеобъемлющему урегулированию арабо-израильского конфликта на общепризнанной международно-правовой базе; продолжение целенаправленной работы по надлежащему международно-правовому оформлению внешних границ Российской Федерации, включая внешние границы континентального шельфа, и разграничение прилегающих морских пространств; эффективное использование механизмов и процедур, предусмотренных системой Договора об Антарктике, 1959 г.

Внимательный анализ документа позволяет сделать существенный вывод: Указ от 7 мая 2012 г., подписанный Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, закладывает фундамент и определяет содержание национальной программы Российской Федерации по содействию прогрессивному развитию и эффективной имплементации международного права. Такого рода документальная потребность существует, она реальна. Подготовка подобного акта должна стать важным шагом на пути формирования и принятия в рамках ООН Декларации международного права, отражающей его тенденции, социальный статус и векторы развития в условиях ХХI века.

В этих целях Российская Федерация могла бы выступить перед международным сообществом с соответствующей политико-дипломатической инициативой. Один из ее элементов - предложение о проведении Десятилетия международного права (2015-2025 гг.) под эгидой Организации Объединенных Наций. Следуя этим курсом реформирования миропорядка, Российская Федерация раскрывает собственный потенциал международно-правовой личности, стимулирует прагматично-позитивное поведение других международных акторов, содействует расширению международного сотрудничества по юридическим проблемам современного мироуправления.

Новая редакция Концепции внешней политики России, как того и требует Указ "О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации", позволит решить две взаимосвязанные задачи общего характера. С одной стороны, содействовать созданию благоприятных внешних условий для долгосрочного развития Российской Федерации, модернизации ее экономики, укреплению позиций России как равноправного партнера на мировых рынках. С другой, способствовать углублению в международных отношениях идей демократии, сотрудничества, права и справедливости.

Василий Лихачев, депутат Государственной Думы, чрезвычайный полномочный посол, доктор юридических наук

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie