Хлебные крошки

Статьи

Непризнанные республики
Политика
Молдова и ПМР

Михаил Шейнкман

Кишинев и Тирасполь "остановили часы"

В Москве безрезультатно завершились неофициальные консультации по приднестровскому урегулированию

В студии программы "Акценты" работает обозреватель Михаил Шейнкман. 

Встреча была коротка

"Если я попался вам навстречу – значит, с вами мне не по пути". Прокручивали в голове эти строки от группы "Воскресенье" приднестровские участники неформальных консультаций в Москве или нет - неизвестно. Но именно из-за их позиции воскресить официальный переговорный процесс так и не удалось. Собственно, в Тирасполе изначально предлагали воздерживаться от завышенных ожиданий. Здесь утверждали, что готовы возобновить официальное общение с Кишиневом исключительно на равноправной основе и при условии снятия экономической блокады, ставшей результатом введенных 3 марта 2006 года Молдавией и Украиной при поддержке ЕС и действующих до сих пор правил прохождения грузов через молдавско-украинскую границу. Ну а поскольку в этом смысле пока все остается без изменений, то и говорить не о чем.

"К сожалению, из-за серьезных расхождений в позициях Кишинева и Тирасполя выйти на решение об официальном возобновлении переговоров пока не удалось. Московская встреча была приостановлена по принципу "остановки часов" для того, чтобы ее участники имели возможность проконсультироваться в столицах. Она будет продолжена в Москве в согласованные сроки", - отмечается в сообщении российского МИД. Напомним, что режим "стэнд-бай" действует в процессе приднестровского урегулирования уже после пяти лет. Кстати, ведь это именно вдогонку последнему раунду, который прошел в феврале 2006 года, Кишинев и запустил санкции против Тирасполя. Как бы в наказание за несговорчивость. С тех пор и простой.

Не изменили ситуацию ни смена власти в Молдавии, ни даже личные встречи президента Приднестровья Смирнова и молдавского премьера Филата. Пару раз они пересекались на футболе. Но максимум, к чему привела эта футбольная дипломатия, так это к тому, что Тирасполь теперь заявляет, что вести переговоры об урегулировании не с кем, имея в виду недееспособности молдавской власти. Иными словами, рассчитывать на то, что консультации в Москве завершатся результативно, могли только неисправимые оптимисты. Хотя, как утверждают знающие люди, такие были и среди тех, кто готовил эту встречу.

Утверждают, например, что российская сторона, чтобы придать стимул возобновлению официальных переговоров в формате "пять плюс два", заранее согласовала со сторонами конфликта итоговый протокол заседания. Причем они приняли его основные принципы. Это необходимость интенсивного взаимодействия в рамках переговорного процесса, готовность Кишинева и Тирасполя к решению проблемы, обязательства посредников и гарантов по содействию в выработке конкретных параметров итогового документа о всеобъемлющем разрешении приднестровской проблемы.

Однако не случилось. Формально, во всем виновато упрямство Тирасполя, поскольку и Молдавия, и Россия с Украиной, и ОБСЕ как посредники, и ЕС с США как наблюдатели, – все высказались за реанимацию официального формата. В общем, в Москве, по образному выражению российского МИД, пока решили остановить часы. Может быть, это и не самый плохой вариант. Во всяком случае, теперь они показывают одно время. Значит, у Кишинева с Тирасполем появилось еще что-то общее, кроме советского прошлого и Днестра.

Тему продолжит депутат Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики (ПМР), политолог Дмитрий Соин.

Шейнкман: Московские консультации завершились безрезультатно, и во многом - из-за упрямства Тирасполя. Такая позиция Приднестровья, на ваш взгляд, действительно обоснована?

Соин: Лично я являюсь сторонником любой системы взаимоотношений, за исключением тех, которые предусматривают ведение войны или какой-то острой конфронтации. Считаю, что раз Россия является нашим стратегическим союзником и обеспечивает основные показатели как социально-экономического, так и военно-стратегического характера (в данном случае я имею в виду проблематику безопасности Приднестровья), то Тирасполь, несомненно, должен был бы гораздо глубже координировать свои действия с Москвой. Но, как я понимаю, в ходе прошедших консультаций координация не произошла, и переговоры фактически были сорваны.

Тем не менее, хотел бы обратить внимание на несколько очень важных аспектов. У Тирасполя тоже есть свои мотивы и претензии к Кишиневу в этой обстановке. Во-первых, это претензии экономического характера. По-прежнему действует экономическая блокада Приднестровья. Наши предприятия вынуждены работать через Кишинев. Не решены вопросы транспортного характера. Так и не заработала железная дорога. Имеют место различные формы давления и политические провокации в зоне безопасности между Молдовой и Приднестровьем. То есть, есть определенная мотивация. Позиция Тирасполя тоже имеет свою аргументацию. При этом, это не говорит о том, что мы не должны вести переговоры. Мы должны вести их со своих аргументированных позиций, используя ту поддержку, которую мы имеем, в первую очередь, в Российской Федерации.

Шейнкман: Получается, что в контексте возобновления официального переговорного процесса Тирасполь, по сути, остается в одиночестве, поскольку все остальные участники выступают за реанимацию этого формата. Насколько это опасно для Приднестровья?

Соин: Мне кажется, что приднестровское руководство и дипломатия в этой обстановке должны были проявить гораздо большую гибкость и дальновидность. Абсолютно правильно суждение о том, что создание единого фронта против Приднестровья крайне опасно для республики. Более того, наша негибкая позиция создает трудности для Москвы с точки зрения отстаивания интересов Приднестровья, приднестровского народа, тем более что мы говорим не о каких-то абстрактных людях, а о российских соотечественниках – почти 150 тысячах граждан Российской Федерации. Поэтому создание общего фронта, в который гибкие внешние игроки объединяются против негибкого Приднестровья, на самом деле несет для нас очень серьезную угрозу.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie