Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Модрис Аузиньш

Латвия: Институт нелояльности

Учитель русского языка сформулировал настроение общества

На прошлой неделе учитель русского языка 40–й рижской средней школы Владислав Рафальский прославился не только на всю Латвию, но и далеко за ее пределами. Для этого оказалось достаточно публично произнести то, о чем большая часть граждан и жителей Латвии — независимо от их национальности — думают и обсуждают на кухнях, в кулуарах и на улицах. Учитель словесности честно признался в своей нелояльности латвийскому правительству и латвийским политикам…

Требовать или заслужить?

Как и следовало ожидать, первыми тревогу забили лидеры национального блока. Взволнованные подобной показательной дерзостью сопредседатели нацобъединения Райвис ДЗИНТАРС и Гайдис БЕРЗИНЬШ обратились к высшему начальству нелояльного учителя в лице министра образования Робертса КИЛИСА с призывом дать оценку профессиональной пригодности г–на РАФАЛЬСКОГО. Мол, не место в латвийской школе такому сеятелю смуты, который мало что языку чуждому детей учит, так еще и в верности политического курса страны усомнился!

Министр — вслед за "нациками" — также не упустил возможность использовать подвернувшуюся ситуацию со строптивым учителем в собственных узкопартийных интересах — и переадресовал обращение представителей национального блока руководителям Рижской думы. Таким образом, как ему самому показалось, он одним выстрелом убил двух зайцев. Во–первых, ушел от необходимости публично оправдать нелояльного учителя словесности. Во–вторых, сохранил в партийной копилке очередную жемчужину "черного пиара" — о том, что думская коалиция культивирует и прикрывает антигосударственные настроения.

Самая большая ошибка "нациков", министра Килиса и прочих ревнителей лояльности заключается в том, что они путают лояльность государству с лояльностью собственным политиканским экспериментам и экономическим просчетам. Ведь именно об этом говорил учитель 40–й школы Владислав Рафальский, и именно в этом его нелояльность готовы поддержать сотни тысяч единомышленников не только в Риге, но и по всей Латвии.

При этом никто из правящих политиков так и не удосужился включиться в дискуссию на предложенную тремя неделями раньше бывшим министром обороны Талавсом ЮНДЗИСОМ тему о том, что "Латвия не смогла завоевать лояльность нелатышей". Более того, нынешний политический курс государства стремительно теряет лояльность даже латышей, и пугало "Русские идут!" на голодный желудок уже не кажется таким страшным.

Это еще одна грубейшая ошибка латвийских политиков. Они почему–то уверены, что достаточно прописать лояльность в Конституции, чтобы она с материнским молоком усваивалась всеми, кому "подфартило" родиться в нашей "стране трудного счастья". Но если придерживаться этого заблуждения, история Старого Света повествовала бы об одной, а не о пяти французских республиках. Потому, будь ты хоть коммунистом, хоть капиталистом, хоть анархистом, но лояльность действительно необходимо если не завоевывать, то, как минимум, заслужить…

Поедатели салаки в Стране Дураков


Тем, кто сегодня так убедительно проповедуют принципы лояльности, было бы нелишне напомнить про уроки, в разное время преподнесенные латвийскими политиками собственному народу. Их наберется как минимум на целый институтский курс.

Начало политическому образованию (и политическому обману) латвийского общества положил еще Народный фронт. Обещания предоставить гражданство всем борцам за независимость и последовавший вслед за этим раздел общества на людей первого и второго сортов определил основной закон политики: "Обманывай сам — или обманут тебя".

Этот закон успешно работает и сегодня, будь то отношения между политическими оппонентами, отношения между избирателем и властью или отношения между налогоплательщиком и Службой государственных доходов.

Из рук Народного фронта эстафетную палочку по "прививанию лояльности" приняли представители "Латвийского пути". Сначала Валдис БИРКАВС поделил общество на себе подобных и остальных, которым дал пренебрежительное определение "поедатели салаки". Согласитесь, это мощнейший аргумент для укрепления лояльности. Товарищ г–на Биркаса по партии Вилис КРИШТОПАНС в своей "политической креативности" пошел еще дальше. Именно благодаря ему "поедатели салаки" узнали, что они живут в Стране Дураков. Скажите, у какого уважающего себя индивида может появиться не то что любовь, а хотя лояльность к Стране Дураков и желание стать верноподданными такой страны?

Дальше пошло–поехало. "Латыш — не сдавайся!", "Как можно не обещать?", "крестовый поход на русские школы", "зачистки олигархов", "схемы ухода от налогов" с участием тех, кто громче всего призывает эти налоги платить… Особый прилив лояльности снизошел на жителей Латгалии после печально известного монолога председателя парламента Солвиты АБОЛТИНИ, в котором она назвала последних мародерами. Скажите, только честно: кто–нибудь из вас встречал лояльного мародера?

Неистребимый народ

Все сказанное выше имеет отношение как к гражданам, так и негражданам, как к латышам, так и к русским, и к представителям других национальностей. Все реформы образования — что проведенные до Килиса, что затеянные по его инициативе — всегда приводили к сокращению финансирования образования, повышению его стоимости и к ухудшению качества. Это в равной степени относится и к латышским, и к русским школам. Разве ситуация, когда получение образования за пределами Латвии дешевле и качественнее, чем у себя на родине, не является парадоксальной?

То же самое можно сказать о недавно обнародованной статистике о том, сколько семей в Латвии могут себе позволить дать своим детям высшее образование. Конечно, необразованный избиратель намного легче "попадается" на удочку политического популизма. Но нельзя забывать, что, доведенный до отчаяния, именно такой избиратель чаще готов прибегнуть к непарламентским формам отстаивания своих прав и интересов.

Пенсионная реформа также не разделяет своих заложников и жертв ни по гражданскому или национальному признаку, ни по тому, получают они пенсию сами или пока только делают пенсионные накопления на будущее. Сегодняшняя пенсионная политика страны с постоянным повышением пенсионного возраста и все громче звучащей риторикой о том, что несколько поколений вообще могут остаться без пенсионного обеспечения, бесспорно, является сильным аргументом для укрепления лояльности политике правительства.

Любви к правительственному курсу вряд ли добавит официальная евроэйфория в сочетании с теми 4 процентами латвийцев, кто поддерживает присоединение Латвии к еврозоне. Если учесть, что процент чиновников в стране существенно превышает процент еврооптимистов, получается, что переход на евро поддерживает в лучшем случае 1 чиновник из 5. А это уже серьезный повод для размышлений.

Латвийским политикам не везет с народом. При всех их консолидациях система образования до конца не развалилась. При всех повышениях пенсионного возраста находятся пенсионеры, у которых хватает наглости дожить до пенсии и даже пару лет сверху. И при всех усилиях политиков отбить последние зачатки лояльности у народа, он — народ — продолжает любить эту землю и эту страну. Достичь взаимопонимания и гармонии можно двумя путями. Первый — заменить народ. И второй — заменить политиков.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie