Хлебные крошки

Статьи

Россия
Политика

Сергей Петров

Можно ли "умиротворить" террористов?

Взгляд на "миротворческие усилия" до и после теракта в Москве

Беспрецедентный по наглости массовый захват заложников чеченскими боевиками в концертном зале мюзикла "Норд-Ост" в Москве глубоко потряс не только всю Россию, но и практически всю планету. Цели террористов были вполне очевидны: громко заявить о себе на весь мир, дестабилизировать ситуацию в стране, запугать российское общество и вынудить президента и правительство РФ пойти на серьезные уступки сепаратистам по принципиальным аспектам чеченской проблемы. К счастью, благодаря твердости руководства России и профессионализму российских антитеррористических подразделений, бандиты потерпели провал и были уничтожены. Но, к несчастью, погибло и очень много невинных людей из числа заложников, горе в очередной раз пришло во многие российские семьи.

Примечательно, что новому масштабному теракту предшествовала не только активизация диверсионно-террористической деятельности боевиков на территории самой Чечни, но и странным образом совпавшая с ней очередная вспышка "миротворчества" в некоторых политических кругах в Москве и за рубежом. Буквально накануне драматических событий некоторые пламенные сторонники идеи переговоров между федеральным центром и формальным лидером чеченских сепаратистов А. Масхадовым предприняли очередную попытку реанимации "мирного процесса".

Группа известных столичных "миротворцев" во главе с И. Рыбкиным и Р. Хасбулатовым объявила о намерении провести в ноябре 2002 года в Швейцарии очередную встречу с представителем Масхадова Ахмедом Закаевым. Однако на этот раз ведущая роль в "миротворческом процессе" отводилась депутату Госдумы России Асламбеку Аслаханову. Как сообщалось в СМИ, предполагалось, что Аслаханов и Закаев встретятся один на один, чтобы "всерьез обсудить условия, на которых можно прийти к переговорам". Аслаханов и его соратники намеревались "в обмен на мир" предложить представителю Масхадова согласиться на полную или частичную автономию Чечни в рамках российской государственности.

Подключение к "народной дипломатии" А. Аслаханова позволяло сторонникам "умиротворения" сепаратистов надеяться, что Масхадов и Закаев отнесутся к встрече в Швейцарии более серьезно. Все-таки Аслаханов, в отличие от Рыбкина и Хасбулатова, наделен официальными полномочиями представителя власти, как заместитель председателя сразу двух комитетов Госдумы – по государственному строительству и по содействию политическому урегулированию и соблюдению прав человека в Чеченской Республике.

Авторы этой идеи полагали, что гарантия автономии для Ичкерии обеспечит Масхадову "достойный выход" на официальные переговоры с российской властью. Правда, между требованиями федерального центра и условиями масхадовцев существует ряд принципиальных противоречий, которые также попытались разрешить участники "миротворческой миссии".

Масхадов и его окружение, как известно, готовы на переговоры лишь при условии предоставления им гарантий личной безопасности. Но подобных гарантий им никто предоставить не может, поскольку жесткая позиция президента В. Путина по чеченской проблеме требует, чтобы боевики сначала без всяких условий прекратили сопротивление и сложили оружие. Но Аслаханов, Рыбкин и другие, тем не менее, были полны оптимизма и считали, что их деятельность все равно принесет успех, потому как "переговоры неизбежны". И оказались почти провидцами. Только переговоры пришлось вести не с Закаевым, а с террористами Мовсара Бараева, который, кстати, всячески распинался перед телекамерами о своем уважении к "законному лидеру Ичкерии" Масхадову и требовал, чтобы власти России вступили с ним в переговоры.

Господин Аслаханов в преддверии переговоров с Закаевым даже начал было формировать образ "независимого и принципиального" политика. В интервью газете "Коммерсант" депутат и бывший генерал резал "правду-матку": "Нужно честно сказать, что население страдает больше от федеральных сил, чем от боевиков. Потому что боевики все-таки считаются с национальными обычаями. И поэтому люди больше сочувствуют Масхадову, чем федералам".
text
Хотелось бы узнать в связи с этим у господина депутата Государственной думы от Чеченской Республики: а отрезая пленным головы, взрывая автобусы с мирными жителями, расставляя растяжки и фугасы, на которых подрываются их же соотечественники и единоверцы, захватывая в заложники женщин и детей и т.д. боевики тоже соблюдают местные обычаи? Тем более, что Аслаханов (надо отдать должное его мужеству) сам ходил на переговоры к террористам в концертный зал "Норд-Оста" и лично мог убедиться в том, как они "соблюдают" кавказские обычаи и традиции. С какими "блюстителями" чеченских обычаев и истинного ислама призывали вести переговоры Рыбкин и Аслаханов видно даже по тому, что сам Бараев был убит с литровой бутылкой коньяка "Хеннеси" в руке, а у тел женщин-"камикадзе" из его банды были обнаружены шприцы с наркотиками.

Намерения "миротворцев" вновь посадить федеральную власть за стол переговоров с весьма одиозной со всех точек зрения фигурой А. Масхадова еще до событий в Москве вызвали крайне негативную реакцию у руководства Чечни. Cекретарь Совета безопасности ЧР Рудник Дудаев в связи с этим сделал заявление о том, что переговоры с Масхадовым бесперспективны, поскольку бывший президент "независимой Ичкерии" давно потерял в республике всякую реальную власть. "Заигрывание с ближайшим окружением Масхадова некоторых бывших и ныне действующих российских политиков дает повод сепаратистам множить свои ряды, обманывать людей разговорами о предстоящем подписании некоего соглашения наподобие Хасавюртовского и возвращении Масхадова в Грозный в качестве президента", – справедливо отметил секретарь Совбеза Чечни.

Главы ряда районных и городских администраций Чечни даже потребовали отзыва из Государственной думы депутата Аслаханова и выступили со специальным заявлением, в котором аслахановская инициатива была оценена, как попытка в очередной раз ввергнуть Чечню в хаос. "Мнение же руководства республики и подавляющего большинства населения – категорически против переговоров с главарями бандитов, уничтожающих свой народ дома, на рынках, на работе и в автобусах", – говорилось в заявлении.

"Миротворческая" затея Аслаханова, Рыбкина и Хасбулатова тогда же получила соответствующую официальную оценку со стороны российской власти. Помощник президента Сергей Ястржембский заявил, что в позиции федерального центра относительно контактов с лидерами чеченских сепаратистов изменений не было и нет. "По-прежнему остаются в силе основные положения известного заявления президента Владимира Путина, в соответствии с которым его полпред в Южном федеральном округе Виктор Казанцев был уполномочен федеральным центром на осуществление контактов с представителями бывшего режима Ичкерии, – подчеркнул помощник президента. – Все инициативы последнего времени вне этого формата, связанные с проведением каких-либо встреч в России или за ее пределами с представителями масхадовского окружения, являются частной инициативой их организаторов и не отражают позицию федерального центра".

Кроме этого, С. Ястржембский высказал вполне очевидное предположение, что окружение Масхадова пытается "раскачать" позицию федерального центра и в надежде заработать очки в глазах общественного мнения имитируют "переговорную активность", призванную скрыть их неготовность к серьезным встречам с Виктором Казанцевым. Помощник президента также напомнил, что двери к встречам и контактам на основе заявления президента В. Путина остаются открытыми для всех, кто хотел бы стать ответственным политическим деятелем и внести свой вклад в прекращение бессмысленного сопротивления.

Однако, как выяснилось теперь, руководство чеченских сепаратистов во главе с Басаевым и Масхадовым, а также их зарубежные покровители и спонсоры и не помышляли о мирном диалоге с федеральным центром. Вместо этого они готовили очередной громкий теракт международного уровня. Не исключено, что события в Москве явились звеном в цепи крупных терактов по всему миру, в частности в Индонезии и на Филиппинах.

Однако Рыбкин, Аслаханов и их сторонники уверяли, что переговоры нужно вести именно с Масхадовым, поскольку к нему-де "прислушивается воюющая сторона" и именно он может помочь решить "сложнейшую для России проблему Чечни". Аслаханов также утверждал, что он сам решает с кем и когда ему встречаться и не обязан согласовывать свои действия с официальными российскими инстанциями. Что же он теперь скажет, когда доказано, что Масхадов как минимум знал о готовящемся теракте, а возможно и был одним из координаторов всей "операции" боевиков Бараева в Москве?

В Чечне всем давно уже известно, что Масхадов не способен обеспечить выполнение каких-либо договоренностей с федеральным центром. Причина проста – он полностью зависим и в политическом и в финансовом плане от воинствующих фанатиков – ваххабитов, полевых командиров из числа "молодых волков", иностранных наемников и их хозяев из зарубежных панисламских центров и международных террористических структур. Они никогда не позволят Масхадову принимать самостоятельные решения, тем более, если они будут противоречить их планам "нескончаемого джихада" против России на Кавказе и построения "чистого исламского государства" от Каспия до Черного моря. Трагические события в Москве служат очередным подтверждением этого.

Именно по данной причине все предыдущие попытки завязать миротворческие контакты с чеченскими сепаратистами заканчивались ничем. Ахмед Закаев и прочие эмиссары Масхадова уже неоднократно встречались с российскими политиками. Встречи российских парламентариев во главе с Б. Немцовым со своими ичкерийскими коллегами в Назрани зимой 2000 года, официальная беседа полпреда президента в Южном федеральном округе Виктора Казанцева с Закаевым в ноябре 2001 года в аэропорту Шереметьево, а также переговоры бывшего секретаря российского Совбеза И. Рыбкина с Закаевым в Лихтенштейне в августе 2002 г. так и не привели к сколько-нибудь зримым результатам.

Между тем, еще буквально накануне теракта в концертном зале "Норд-Оста" сторонники "мирного решения" чеченской проблемы активно наращивали давление на российское руководство и общественное мнение. Так, 18-19 октября 2002 г. в московской гостинице "Россия" прошла организованная Союзом комитетов солдатских матерей России при поддержке Фонда гражданских свобод конференция "Чеченский тупик: где искать дорогу к миру?". В конференции приняли участие некоторые лидеры парламентских фракций и независимые политики, религиозные и общественные деятели, представители правозащитных организаций, в том числе неизменный И. Рыбкин, лидер СПС Б. Немцов и другие.

В ходе конференции господин Рыбкин подверг критике "негибкую" политику руководства России в Чечне и призывал российский народ "взять в свои руки" вопросы чеченского мирного урегулирования, поскольку "власть в этом не преуспела". Сопредседатель Антивоенного комитета Чечни Соломбек Маигов, к вящему удовольствию зарубежных "правозащитников", вообще фактически обвинил российские власти в геноциде, заявив, что за последние 3 года в Чечне якобы погибли и пропали без вести более 100 тысяч гражданских лиц. Раздавались на конференции и требования к Кремлю вступить в переговоры с "легитимно выбранным президентом" Асланом Масхадовым. В целом, кроме избитой риторики о "необходимости немедленно прекратить войну, чтобы с обеих сторон перестали гибнуть люди", конференция не смогла выработать и предложить руководству страны и обществу какие-либо конкретные пути разрешения чеченской проблемы. Зато организаторы теракта в зале "Норд-Оста", пославшие в Москву вооруженных до зубов и обвешанных пластидом боевиков и боевичек на "боевую операцию" против беззащитных людей, видимо хорошо знали, что им надо делать.

Интересно, что теракт в Москве также странным образом был предпринят в преддверии т.н. "всемирного чеченского конгресса" в Копенгагене, задуманного как очередная крупная антироссийская акция. Если бы события в Москве вокруг концертного зала с заложниками затянулись, они стали бы отличным пропагандистским фоном для этого сборища радетелей за "мирное урегулирование" чеченской проблемы. В свете этого вполне возможно, что и время "операции" бандитов Бараева в Москве было выбрано отнюдь не случайно.

После недавних трагических событий в Москве утверждения сторонников переговоров с Масхадовым о том, что именно через них лежит чуть ли не единственный путь к выходу из "чеченского тупика", представляются абсурдными и неуместными. Какой "диалог" можно вести с теми, кто готов массами убивать невинных людей ради достижения своих темных политических целей. У России уже есть печальный опыт уступок наглым требованиям террористов, приведшим к еще большей крови и поставившим страну на грань катастрофы. "Хасавюртовские" схемы решения проблемы Чечни и попытки "умиротворения" сепаратистов ни к чему хорошему не приведут. К сожалению, у ряда российских политиков и правозащитников стремление заработать себе быстрый политический капитал на чеченской теме, особенно в преддверии парламентских и будущих президентских выборов, иногда берет верх над здравым смыслом и гражданским долгом по отстаиванию жизненных интересов России. Это было заметно и в период трагедии в зале "Норд-Оста".
text
Но, российская власть в то же время обязана извлечь необходимые уроки из событий в Москве. И не только политические – в плане сохранения твердой и принципиальной позиции по вопросу о попытках заигрывания с вожаками кровожадных террористов и сепаратистов. Профессионализм бойцов "Альфы" и "Вымпела" не должен заслонить факт кризисного состояния системы внутренней безопасности в стране, ее вооруженных сил и органов охраны правопорядка. Реформы в этой сфере идут слишком медленно. Террористы же вряд ли успокоятся, угроза широкомасштабных терактов в России сохраняется в полном объеме. Не случайно, тот же Закаев, комментируя террористическую акцию Бараева, намекал на существование неких планов захвата атомных электростанций или подобных особо опасных объектов на российской территории.

В нынешней обстановке от всех ветвей власти в России требуется твердая политическая воля, выдержка, ответственность и способностью трезво оценивать все последствия любых решений по урегулированию проблемы Чечни. Кремль также должен обязательно использовать небывалый по масштабам уровень солидарности с Россией во всем мире для завоевания на свою сторону мирового общественного мнения, показа истинного облика чеченских "борцов за свободу" и мобилизации ресурсов всех заинтересованных государств на совместную скоординированную борьбу с международным терроризмом.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie