Хлебные крошки

Статьи

Внутриполитический процесс в России
Политика
Россия

Наедине со всеми

Два года Дмитрия Медведева

Ровно два года назад Дмитрий Медведев стал главой Российского государства.

Половина президентского срока - дата, позволяющая не только подвести промежуточные итоги и дать прогнозы на оставшееся время. Это своего рода точка невозврата, за которой глава любого государства начинает строить свою политику почти что с нуля. Либо ориентируясь на то, что ему предстоит еще одна кампания по завоеванию симпатий избирателей на следующий президентский срок. Либо исходя из того, что второго срока не будет, а значит, в историю придется буквально "вбегать" за оставшиеся два года.

И в том и в другом случае вторая половина президентского срока наполнена большими амбициями как самого Медведева, так и его сторонников и противников.

Сегодня эксперты и колумнисты "РГ" дают свою оценку тому, что произошло в России за прошедшие два года, и пытаются смоделировать, в какой стране мы будем жить в оставшееся Дмитрию Медведеву президентское время.

Без ошибок
Алексей Волин, член Правления Института современного развития

Основным итогом двухлетия президента Медведева я бы назвал не то, что он сделал на этом посту, а то, чего он избежал. А избежал он двух ошибок, которые вполне мог бы совершить.

Ошибка первая - он мог вести себя как несамостоятельный президент, целиком и полностью зависимый от своего предшественника. И ошибка вторая (из разряда обратной крайности) - Медведев мог бы поссориться с Владимиром Путиным. По прошествии двух лет можно точно сказать, что ни в одну из этих двух глупостей Дмитрий Анатольевич не вляпался.

Если же говорить про то, что ему удалось сделать на посту главы государства, то думаю, что главным результатом этих двух лет уже является тот факт, что в 2012 году политический ландшафт России невозможен без участия в нем, в той или иной степени, Дмитрия Медведева. И именно за счет того, что он, с одной стороны, не поссорился со старыми элитами, а с другой стороны - сумел зарекомендовать себя как лояльный к своему предшественнику, но при этом самостоятельный политик, - Медведев обеспечил себе возможность, в случае желания с его стороны, участия в российской политике после 2012 года, причем на весьма серьезных и весомых ролях. Следует отметить, что из российских политиков только Владимир Путин (опять-таки при наличии у него желания) гарантированно может перейти через 2012 год.

Вполне возможно, с учетом высокой степени лояльности Медведева к своему предшественнику, и с учетом того, что Владимир Путин крайне не любит делать тех вещей, которые от него все ожидают (а сейчас от Путина ожидают, что он непременно снова должен будет стать президентом), в 2012 году не исключены самые неожиданные и любопытные конфигурации на российском поле. В любом случае крайне важно то, что даже со стороны представителей "Единой России" и такой встроенной во власть оппозиции, как "Справедливая Россия", все чаще и чаще раздаются голоса о том, что дуумвират будет сохранен и после 2012 года. Услышать подобного рода высказывание еще год тому назад, наверное, было бы нереально.

Год назад я говорил о том, что стиль президента Медведева характеризуется четырьмя словами: удобный, рациональный, спокойный, современный. Но за первый год ему удалось реализовать только "рациональный" и "современный", поскольку Южная Осетия и финансовый кризис не дали ему продемонстрировать все четыре характеристики. За прошедший год это Медведеву удалось. Стиль президента пополнился характеристиками "спокойный" и "удобный". Потому что Медведев по-прежнему спокоен, хотя при этом и проводит довольно жесткие собственные кадровые назначения. Те вещи, которые он делает применительно к государственному управлению, и те требования, которые он выдвигает, все больше и больше направлены на создание так называемого бесконтактного государства - ситуации, когда общение гражданина с чиновником сводится до минимума. Они, вне всякого сомнения, идут по линии удобства. Рационализм его никто не отрицал. Более того, я бы к этим четырем качествам добавил бы еще одно. Он достаточно человечен, потому что Медведев не боится проявлять простые человеческие реакции. На мой взгляд, особенно зримо это проявилось в истории с гибелью президента Польши Леха Качиньского, когда реакция Кремля, с одной стороны, была совершенно неожиданной для значительной части политологов, советологов, русологов. А с другой стороны - эта реакция абсолютно понятна и прогнозируема с простой человеческой точки зрения. Таким образом, с Дмитрием Медведевым происходит очередная попытка очеловечивания российской власти. Хотя справедливости ради надо отметить, что на отечественной почве подобного рода цивилизаторские вещи приживаются плохо.

Хотя в управлении за последний год Медведев стал жестче. Это особенно заметно по тем реформам, которые он затеял: МВД, ФСИН... Медведев четко демонстрирует, что он президент, и требует к себе соответствующего отношения. Реплики типа "все, что я говорю, в граните отливается" и "те, кто не выполняет распоряжения президента, пускай идут на улицу" - это реплики уверенного в себе человека. Параллельно с этим он демонстрирует, на мой взгляд, более глубокий внутренний демократизм, чем это было принято до него. Об этом свидетельствует, например, открытие архивов по Катыни.

И еще хочу обратить внимание на одну знаковую, на мой взгляд, реплику, которую президент Медведев произнес в ходе государственного визита в Норвегию - о гласности и свободе слова.

Это очень важная и интересная реплика: нам не нужна гласность, нам нужна свобода слова. А интересна она тем, что это дословная формулировка российских демократов периода Собчака - Афанасьева. Именно эта формулировка стала камнем преткновения спора демократической платформы с Горбачевым. Сейчас об этом все подзабыли. Но судя по тому, что цитирует Медведев, видимо, именно в тот период в нем были заложены многие мировоззренческие вещи, которые сегодня дают о себе знать.

Промежуточные итоги
Виталий Дымарский, журналист

Не то чтобы при Медведеве жизнь стала намного лучше, но совершенно точно - чуть веселее.

Впрочем, и сам президент, вступая в должность два года назад, не обещал скорых радикальных улучшений. Уж очень заскорузлыми выглядели внешние и внутренние, подкожные, болячки, набухшие за годы витринного благополучия, купленного на потоки нефтедолларов и газорублей.

Да и политическая конъюнктура была объективным и субъективным фактором, которая ставила нового главу государства в рамки, ограничивающие если не его намерения, то, во всяком случае, действия по их реализации. Разве что события августа 2008 года понудили Медведева отнюдь не к миру, а к жестким и решительным шагам, вылившимся в военную кампанию.

С учетом всех этих обстоятельств, к которым добавился экономический кризис, никак, конечно, не фигурировавший в изначальных расчетах, и надо оценивать промежуточные итоги президентства Дмитрия Медведева.

В его активе, с одной стороны, пока больше заявленных целей, чем достигнутых. С другой - было бы наивно ожидать, что главные, стратегические лозунги его первого мандата - модернизация и борьба с коррупцией - могут материализоваться за каких-то два года. Обе задачи требуют комплексного подхода, который, в свою очередь, предполагает широчайший набор коренных трансформаций политического, экономического, социального, культурного характера.

И кадрового. Здесь Медведев сумел начать обновление губернаторского корпуса (сменилось более двух десятков глав регионов), но не удалось ему пока обрасти собственной дееспособной командой, обладающей достаточным влиянием и эффективными рычагами для претворения в жизнь президентских установок. Не удалось, если хотите, создать широкую коалицию перемен, в результате чего все задуманные реформы приходится проводить руками тех, против кого фактически они направлены.

Могут ли быть, скажем, искренне заинтересованными в действенной борьбе с коррупцией чиновники, более других замеченные в мздоимстве? Нужна ли истинная многосторонняя (а не только технологическая) модернизация нынешней элите, благополучно существующей в архаичных формах производственных и общественных отношений, снимающей с них немалую ренту? Или насколько эффективна будет начавшаяся реформа МВД, если те, кому она поручена, находятся внутри самой структуры с ее туго связанными горизонтальными и вертикальными корпоративными интересами?

Вопросы риторические, которые задаются не столько в упрек Медведеву, сколько для иллюстрации условий, в которые он был поставлен и из которых за два года он еще не выбрался.

Где же набирать членов этой коалиции? Понятно, что за пределами тех властных групп, которые объединились отнюдь не ради перемен и сформировались по признаку скорее профессионально-географической близости, а не идеологической (общего понимания содержания социального совершенствования). Дорога к потенциальным единомышленникам пролегает, таким образом, через политическую и экономическую демократизацию и, как следствие, привлечение к реализации основных президентских проектов широкого круга людей, искренне (а не по принуждению) желающих жить иначе. Их, уверен, больше, чем мы предполагаем и чем нам об этом рассказывают.

Для Медведева здесь, безусловно, нет откровений, и он пытается прорубить эту дорогу через заросли консерватизма, клановости, корпоративных, коррупционных и всяких других связей.

За два года верховная власть стала более открытой (в том числе благодаря поколенческому увлечению президента Интернетом). Сделаны первые шаги навстречу оппозиции (пока, правда, только той, которую называют системной). Приняты меры, пусть и скромные, по демонополизации политических процессов (закон о равном доступе парламентских партий к государственным СМИ, о выделении партиям, набравшим 5 проц. голосов, депутатских мандатов в Госдуме и региональных парламентах). Чуть оживилось телевидение, где явно прибавилось дискуссий. Заметно изменился управленческий почерк власти, все больше предпочитающей диалог монологу...

Судя по социологическим опросам, авторитет президента от этого вовсе не страдает, а, напротив, растет, опровергая устоявшееся мнение, будто нашему народу нужна "сильная рука" и вообще будто кнут эффективнее пряника. Что, правда, пока еще не обеспечивает Медведеву гарантированный второй мандат в 2012 году, хотя его программа выходит за рамки 4-летнего срока и требует дополнительного времени.

Он его получит, если жизнь станет не только веселее, но и лучше. На это у президента есть еще два года.

Быстрое включение
Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности, Вашингтон, США

В начале своего срока Дмитрий Медведев сетовал, что военный конфликт вокруг Южной Осетии сильно изменил его планы и намерения.

Он отвлек внимание, потребовал времени и усилий, которые Медведев планировал потратить на иные проблемы. Статья "Россия, вперед!", ставшая основой его президентской программы, появилась лишь после окончания войны на Южном Кавказе.

Однако нельзя сказать, что Медведев во внешней политике в первые два года был заложником обстоятельств, которые формировались вне сферы его влияния, кризисных ситуаций, которые сложились до него, занимал пассивную позицию. Совсем нет. К большому и искреннему удивлению наблюдателей, в том числе зарубежных, он занял активную позицию, быстро включился в мировую политику, показал, что готов не только отстаивать российские национальные интересы, но и играть важную роль в решении глобальных проблем современности.

Это было особенно неожиданно, учитывая, во-первых, острые проблемы, которые стояли перед Россией внутри страны, необходимость модернизации, реформы всей системы управления национальным хозяйством.

Во-вторых, кризис больно ударил по российской экономике, почти полностью зависимой от внешнего энергетического рынка, и объективно снизил роль России на мировой арене. В-третьих, Медведеву надо было избавляться от образа преемника Владимира Путина, временно приглашенного занять должность президента, только чтобы не нарушать Конституцию. В-четвертых, ему надо было найти свой собственный стиль и внешнеполитическую манеру на мощном фоне предшественника.

Можно признать, что Медведев в целом справился с этим комплексом задач и за два года проявил себя как активный и эффективный внешнеполитический лидер, имеющий свой стиль и свой собственный взгляд на мировую ситуацию.

Недавно в Вашингтоне мне довелось участвовать в совещании, где обсуждалась внешняя политика России. Было интересно наблюдать, как участники разговора вольно или невольно приходили к выводу, что сегодня США и мечтать не могут о таком положении, в котором находится Россия. Как заметил один из выступающих, Россия старается дружить со всеми и делает это гораздо лучше многих других стран. Безусловно, сегодня Россия находится в благожелательном и дружелюбном международном окружении, что в значительной степени является результатом линии, которую предложил Медведев.

Удалось вывести из еще недавнего кризиса отношения с США. Президенты двух стран подписали масштабный договор, не только сокращающий их ядерные вооружения, но и дающий возможность начать восстанавливать взаимное доверие. Улучшение российско-американских отношений всегда оказывает благотворное влияние на атмосферу в мире, является одним из системных сигналов, которые тщательно отслеживаются в других странах. Недавний визит президента России в Вашингтон произвел там позитивное впечатление, а Медведев, как признавались сами американцы, буквально очаровал их своей прямотой и искренностью.

Отношения России с ЕС являются важными для обеих сторон. Тут накопилось немало проблем, в первую очередь в области региональной безопасности. Европейцы отказались рассматривать план Медведева по созданию единой системы безопасности, но сами они ничего не предложили взамен, сосредоточившись на своих внутренних проблемах. Однако Медведеву удалось наладить широкий диалог с целым рядом европейских стран, в том числе с Францией. Наметился позитивный перелом в отношениях с ключевой восточноевропейской страной - Польшей.

Постсоветское пространство сегодня не только экономически, но и политически гораздо больше ориентируется на Россию, чем это было несколько лет назад. События в Киргизии и настоящий прорыв в отношениях с Украиной, достигнутый благодаря договоренностям с ее новым президентом, значительно изменили атмосферу в странах бывшего СССР. Все увидели, что Москва способна в полной мере проявить свою политическую волю. Если раньше складывалось впечатление, что за ее жесткими словами не обязательно следуют действия, то теперь все увидели, что Медведев склонен действовать, а не ограничиваться заявлениями.

Если к этому добавить растущую активность России в Латинской Америке и Азии, заметную роль Медведева в "большой двадцатке", то необходимо признать, что первые два года президентства были более чем продуктивными. Конечно, проблем у него остается еще немало. Перезагрузка с США пока носит скорее виртуальный характер, далеко не все гладко в отношениях с Европой, есть острые проблемы в Евразии и ряде азиатских стран, в том числе в Китае и т.д. Есть стратегические проблемы национальной безопасности, которые остаются нерешенными. Вряд ли следующие два года Дмитрий Медведев может позволить себе расслабиться или сосредоточиться лишь на внутренних проблемах. Однако ему не придется больше доказывать миру свою легитимность.

От "трубы"
Леонид Радзиховский, политолог

В обсуждении "промежуточных итогов" президентства Медведева есть два разных плана.

Корпоративно-субъективно-придворный. Каковы отношения ДАМ и ВВП, кто главнее, кто будет главнее в 2012-м, кто из них "пойдет в президенты", какую должность займет "тот, другой" и т.д.

Это - темы живые, "смачные", публика любит замочную скважину. Жаль лишь, что я ничего толком по сему любопытному предмету не знаю в отличие от многих коллег, "строящих предположения".

Остается другая тема. А именно ПРОБЛЕМЫ И ВЫЗОВЫ, стоящие отнюдь не перед президентом РФ, а перед ней самой, перед Россией. Не отрицаю роли личности в Истории. Но, во-первых, что-то не вижу я ни в нашей, ни в других странах сегодня таких Личностей, которые способны "клячу Истории" загнать и взнуздать. Во-вторых, смена четырех президентов (Горбачев-Ельцин-Путин-Медведев), по-моему, показала, что все-таки, при всей важности и интересности "личного стиля", объективные проблемы важнее. Неразвитость институтов, уровень госаппарата, степень коррупции, характер экономики и т.д., - как ни странно, но все это не исчезает со старым президентом и не преображается с появлением нового. Поэтому не считаю, что РЕАЛЬНЫЕ проблемы нашей страны упираются в фамилию президента, при всем несомненном значении личности главы государства.

Два года пребывания Медведева на посту совпали с кризисом. Я вижу три главных итога кризиса.

Первый. Рухнула "идеология трубы" - глубокое убеждение, что "труба" есть рычаг, с помощью которого можно "поднять Россию с колен" и вообще перевернуть весь мир. Дело не в том, что ЕС будет добывать газ из сланцев, или из "Набукко", или перейдет к сберегающим технологиям и т.д. и т.п. Все эти частности могут состояться, могут не состояться. Общий итог не меняется: ЕС вполне ТВЕРДО решил "не попадать в зависимость". Наша "азартная пылкость" напугала стареющую "евроневесту".

Газ и нефть всем нужны и будут нужны. Но РФ, добывающая 12% нефти и 22% газа в мире, тут не монополист, и хоть и обеспечивает 20% европейского потребления газа, но не является единственной и незаменимой. Словом, планы создания "энергетической сверхдержавы" не слишком реальны. На одной трубе (т.е. на двух трубах) современную экономику в России не построишь. И руководство РФ это ЯСНО ПОНЯЛО И ЯСНО СКАЗАЛО.

Второй. Объявлен принципиальный курс на модернизацию. Прежде всего - технологическую. Эта идея, разумеется, не нова: в разных вариантах нечто подобное провозглашалось ВСЕГДА, еще в 1960-1970-е годы. Весь вопрос не в "светлой цели", а в МЕТОДАХ.

Третий. А вот методы пока что неясны. За два года что-то сделано, например, начинает создаваться тот же центр в Сколково и т.д. Но проблема не в тех или иных удачных (или нет) частных организационно-финансовых решениях. Проблема в том, что модернизация ВСЕРЬЕЗ (которая не получается уже добрых 50 лет!) предполагает громадные ПОЛИТИЧЕСКИЕ перемены.

Нет, речь не о том, чтобы "провести честные выборы" и по итогам "избрать модернизацию". Более открытые и конкурентные, чем в РФ, выборы на Украине что-то слабо помогли им модернизироваться! Опыт модернизаций ХХ века говорит, что "разлив демократии" им как раз не слишком помогает (впрочем, отсутствие свободы мешает еще больше).

Но есть, во всяком случае, ОДНО условие, которое имело место, кажется, ВО ВСЕХ странах, прошедших УСПЕШНУЮ модернизацию. Европа после войны; Корея в 1960-е; Япония в 1950-е; КНР в 1990-е... Все эти страны в совершенно разных формах, но так или иначе поддерживали не просто "вежливые отношения" с США, не просто торговали с ними. Нет! Они были - каждая на свой лад - их СТРАТЕГИЧЕСКИМИ ПАРТНЕРАМИ. И это немудрено: в конце концов, технологическая и экономическая модернизация так или иначе связана с тем, чтобы ПОДТЯГИВАТЬСЯ к самой передовой в технологиях стране мира. Догнать, а потом и перегнать в своем сегменте. "Учитель, научи ученика, чтоб было у кого потом учиться". Это - условие далеко не ДОСТАТОЧНОЕ.

Но абсолютно НЕОБХОДИМОЕ: провести модернизацию "в обход США", т.е. без реального СОЮЗА с ними, как-то ни у кого так и не получилось.

Безусловно, для нашей страны идея такого СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПАРТНЕРСТВА особенно сложна и НЕПРИЯТНА; безусловно, - и это еще важнее! - и сами США к такому партнерству с нами отнюдь не рвутся. Все так. Но это просто делает нашу задачу еще сложнее.

Поэтому, с моей точки зрения, встраивание России в мировую экономику не в качестве бензоколонки и, соответственно, выстраивание СОЮЗА с США (а отнюдь не просто вальяжные "переговоры по СНВ") является важнейшей ОБЩЕПОЛИТИЧЕСКОЙ задачей президента Медведева на оставшиеся годы его правления. И нового президента, как бы его не звали.

Соответственно, игнорирование этой повестки дня - под ЛЮБЫМИ предлогами - есть фактический ОТКАЗ от модернизации. И усугубление своего положения, про которое говорят "дело - труба".

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie