logo

Хлебные крошки

Статьи

Беседу вел Юрий Козлов, Астана-Москва

Независимость банка проверяется временем

Беседа с председателем Национального банка Республики Казахстан Григорием Марченко

Банковская система Казахстана считается одной из лучших в СНГ. Ее совокупные активы только за последний год выросли более чем в полтора раза. Сейчас в Казахстане действуют сорок четыре банка. На один банк в среднем приходится по 127 миллионов долларов. Замедление темпов инфляции и снижение доходности на финансовом рынке позволили довести ставку рефинансирования до 8 процентов – самого низкого уровеня в СНГ. Такая процентная политика ориентировала банки на снижение ставок по кредитам. Это повысило их доступность не только для предприятий, но и для населения. Более 60 процентов всех активов банковской системы Казахстана направлено сейчас на кредитование реального сектора экономики. С конца 1999 года оно возросло более чем в три раза. За это же время уровень инфляции снизился примерно в четыре раза, а объем вкладов населения вырос в четыре с половиной раза.. Золотовалютные резервы только за последние десять месяцев увеличились на 24,2 процента и достигли 2,8 миллиардов долларов. Какие задачи стоят сегодня перед Национальным банком Казахстана? Как будет развиваться банковский сектор? Останется ли стабильной национальная валюта – тенге?

На вопросы нашего корреспондента отвечает председатель Национального банка Республики Казахстан Григорий Марченко.

– Григорий Александрович, насколько, по вашему мнению, должен быть независим главный банк страны?
– В каждой стране этот вопрос решается по-разному. Есть формальные юридические аспекты. И есть реальная независимость. Во многих странах, как правило под давлением международных финансовых организаций, принимаются совершенно замечательные законы об абсолютной независимости центральных банков. Однако на деле независимости у них нет. Банки подвергаются политическому давлению. В результате принимаются неправильные решения.

Степень независимости того или иного центрального банка можно оценить лишь по прошествии времени. Если в течение этого периода банк проводил последовательную политику – основные показатели в норме, банковский сектор развивался эффективно – значит, этот центральный банк сумел сохранить реальную независимость. Общественное мнение в развитых странах еще в семидесятые годы склонилось к тому, что центральные банки должны быть свободны от давления со стороны парламентов и правительств. В Казахстане председателя Национального банка назначает президент, согласовав его кандидатуру с обеими палатами парламента. То есть банк подотчетен президенту, избранному народом, а не парламенту или правительству. Но никакого давления со стороны президента, или его администрации мы не ощущаем. Такое положение нас устраивает. Так что можно утверждать, что в Казахстане Национальный банк фактически независим.

– Независимость Нацбанка – это, конечно, хорошо, но большинство граждан судят о надежности банковской системы по тому, насколько защищены их вклады, насколько они могут доверять отечественным финансовым институтам…
– В Казахстане создана вполне надежная платежная система. В системе защиты вкладов участвуют 22 банка. Действует ЗАО "Казахстанский фонд гарантирования (страхования) вкладов физических лиц". Мы намерены и далее осуществлять мероприятия по совершенствованию системы обязательного коллективного гарантирования вкладов физических лиц, внедрять международные стандарты по страхованию депозитов. Причем гарантии вскоре будут распространяться и на депозиты физических лиц до востребования. Банки предлагают населению достаточно привлекательную депозитную политику. За последний год удельный вес депозитов населения в общем объеме обязательств банков вырос с 21 до 29 процентов. Если бы народ не доверял банкам, он бы не держал в них свои деньги. В 2002-2004 годах кредитно-денежная политика Национального банка будет направлена на обеспечение внутренней и внешней устойчивости национальной валюты – тенге. Инфляция в этом году составит не более 5-7 процентов, а в 2004 году – 4-6 процентов. То есть в ближайшие три года её суммарный уровень составит 18-20 процентов. Низкая инфляция – это своеобразный "якорь" кредитно-денежной политики, снижающий еe текущую зависимость от обменного курса. Мне представляется, что у граждан Казахстана нет причин волноваться за сохранность своих сбережений. Не имеет смысла и переводить их в доллары или евро.

– То есть вы – сторонник сильной национальной валюты?
– Курс национальной валюты должен отражать реальный уровень конкурентоспособности национальной экономики. Казахстанская экономика, как, впрочем, и российская, сейчас сильно зависима от мировых цен на нефть. В принципе, уровень залотовалютных запасов позволяет нам хоть сейчас зафиксировать курс тенге и держать его неизменным, допустим, в течение двух лет. Ну, а что дальше? А дальше случится вот что: наш рынок окажется заваленным более дешевыми в долларовом исчислении товарами соседей, наши предприятия начнут переходить на неполный рабочий день, отпускать рабочих в длительные отпуска. Поэтому Нацбанк будет сохранять режим свободно плавающего обменного курса тенге, реагирующего, в основном, на внешние факторы. Такая политика способствует сохранению ценовой конкурентоспособности казахстанских товаров на внутреннем и внешнем рынках. Национальный банк не будет вмешиваться в формирование обменного курса. Как и прежде, мы намерены лишь минимально присутствовать на валютном рынке, чтобы предотвращать спекулятивные скачки обменного курса. Я считаю полезной для экономики и дальнейшую либерализацию валютного режима. Это предполагает смягчение валютного регулирования, контроля над вывозом и ввозом капитала. Либерализация же вывоза капитала должна включать в себя поэтапную отмену лицензирования или расширение круга нелицензируемых операций, связанных с движением капитала. Таким образом, очевидно, что мы являемся приверженцами открытой, прозрачной финансовой политики, которая, собственно, и обеспечивает национальной экономике рост и нормальное развитие.

– Можно ли утверждать, что и сам Национальный банк, как государственное учреждение – открытая организация? К примеру, в России до сих пор никто точно не знает, сколько получают сотрудники Центробанка…
– Мы каждый месяц проводим плановую пресс-конференцию. Каждые десять дней выпускаем пресс-релизы с данными о состоянии золотовалютных резервов, активов национального фонда. Четыре раза в месяц выходим в прямой эфир на радио: на казахском и на русском языках. Никогда не отказываемся и от прямого эфира на телевидении. Другое дело, что не все журналисты хорошо разбираются в финансовых реалиях. Отсюда – непрофессиональные, необъективные публикации, обязательные "привязки" к политике. Мне очень трудно доказать журналистам, что я не являюсь политиком. Каждое мое слово тщательно анализируется, взвешивается на "политических весах". А между тем, главное мое занятие – обеспечивать в стране стабильную работу банковской системы. Осуществлять денежно-кредитное и валютное регулирование, совершенствовать платежную систему, вести денежно-банковскую статистику, прогнозировать и формировать платежный баланс, внедрять современные методы бухгалтерского учета в финансовом секторе. Именно в этом заключаются классические функции центрального банка в цивилизованной стране. Что же касается прозрачности, зарплат сотрудников, то и здесь всe на виду. Любые серьезные закупки – компьютеры, корировально-множительную технику, автомобили и так далее – Нацбанк осуществляет в результате тендеров, в среднем на 40 процентов дешевле, чем другие организации. Да, мы обеспечиваем своим сотрудникам достаточно высокий уровень зарплаты – примерно в два-два с половиной раза ниже, чем в негосударственных банках, но в полтора-два раза выше, чем в других государственных организациях. Я, например, считаю, что сотрудники Минфина или Минэкономики должны получать столько же. То есть надо им повышать зарплату, а не нам срезать. Потому что иначе мы не сможем удержать специалистов. Самые грамотные, опытные уйдут в другие банки, а кто останется, начнут искать способы дополнительно заработать. Мы знаем, как это делается. Так что никаких тайн в Нацбанке нет. Нам, в общем-то, нечего скрывать.

– Какие направления в деятельности Национального банка представляются вам приоритетными на ближайшее время?
– Во-первых, развитие страхового рынка. Процесс его реформирования идет уже около трех лет, но пока результаты, особенно если сравнивать с банковским сектором, не так ощутимы. Показатели все еще не соответствуют масштабам экономики. Сейчас в Казахстане 38 страховых организаций имеют лицензии на право осуществление страховой деятельности. В декабре 2000 года был принят новый закон об этой деятельности, вполне соответствующий международным принципам и стандартам. В стране реализуется государственная программа развития страхования, обеспечивающая прозрачность и надежность страхового рынка. Мы намерены способствовать ускоренному развитию долгосрочного страхования жизни, пенсионного и иных социально значимых видов страхования и, естественно, повысить требования к страховым организациям. Страховую индустрию – одну из важнейших сфер рыночной экономики – необходимо поднять на качественно новый уровень. Для этого уже в самое ближайшее время надо привлечь на страховой рынок надежных инвесторов – отечественные банки, иностранные страховые компании. Другое важное направление – рынок ценых бумаг. Здесь есть над чем поработать. На фоне мощного рынка государственных ценных бумаг рынок акций в Казахстане пока развит недостаточно. Одна из основных проблем фондового рынка – отсутствие акций в свободном обращении, несмотря на немалое число акционерных обществ. Акции предприятий сосредоточены в основном у так называемых стратегических инвесторов. Поэтому приоритетными направлениями развития казахстанского рынка ценных бумаг я считаю: дальнейшее расширение возможностей инвестирования, повышение качества и привлекательности казахстанских акций и негосударственных облигаций, создание механизмов привлечения сбережений населения в реальную экономику через коллективные формы инвестирования, развитие системы контроля за деятельностью участников рынка ценных бумаг. Наверное, нельзя здесь не упомянуть и работу накопительной пенсионной системы, не имеющей аналогов на постсоветском пространстве. В Казахстане уже действуют один государственный, пятнадцать негосударственных накопительных пенсионных фондов и семь компаний по управлению пенсионными активами. Численность вкладчиков накопительной пенсионной системы растет с каждым месяцем. В начале этого года их уже насчитывалось более четырех с половиной миллионов. Общий объем пенсионных активов достиг 1,36 миллиардов долларов. Основная часть этих активов размещена во внутренние финансовые инструменты, или инвестирована в ценные бумаги казахстанских эмитентов. Будет также продолжена работа по развитию сектора финансовых услуг для субъектов малого и среднего бизнеса. Здесь предусмотрен упрощенный порядок работы для организаций, осуществляющих отдельные виды банковских операций, в том числе кредитных товариществ и структур, выдающих микрокредиты населению. Намечена апробация принципиально новой схемы финансирования жилищного строительства – системы строительных сбережений. В некоторых регионах планируется внедрение системы ипотечного кредитования. Таким образом, есть все основания утверждать, что в Казахстане создана достаточно эффективная, прозрачная и защищённая от вмешательства государства финансовая система. Мне кажется, еe надо сравнивать даже не столько с финансовыми системами в странах СНГ, сколько в странах Восточной Европы: Польши, Венгрии, Чехии.

– Стало быть, вы гарантируете, что никакого дефолта, резких скачков обменного курса в ближайшее время в Казахстане не произойдет?
– Теоретически что-то может произойти только в двух случаях: если цены на нефть обвалятся ниже 10 долларов за баррель, или в России случится резкая девальвация рубля, как в августе 1998 года. Но поскольку и то, и другое крайне маловероятно, я в обозримой перспективе, скажем, на ближайший год, никаких поводов для волнений не вижу.

– Но народ сейчас стал грамотный. Он уже беспокоится не столько о рубле или тенге, сколько о долларе, который продолжает своe падение…
– Да, предсказаний и страхов по поводу судьбы доллара высказывается немало, причeм достаточно обоснованных. Трудно спорить с тем, что США имеют большой дефицит платежного баланса, что обеспечение доллара оставляет желать лучшего, что курс его несколько завышен по отношению к валютам других стран. Предсказывали, что спад в США произойдет в 1999 году, однако он начался только в 2001-м и – далеко не в ожидаемых масштабах. Как бы там ни было, доллар пока ещe остается важной единицей в международных финансовых расчетах, а экономика США – наиболее сильной и технологически продвинутой в мире. До тех пор, пока инвесторы готовы вкладывать большие деньги в американскую экономику – покупать их акции, облигации и так далее – до тех пор США и будут финансировать свой дефицит за счет иностранных инвестиций. В резком обвале доллара, в общем-то, никто не заинтересован. Если это случится, всем мало не покажется. До тех пор, пока доллар относительно стабилен, относительно стабильна и мировая финансовая система. Мировые финансовые институты жизненно заинтересованы в том, чтобы доллар "падал" постепенно, медленными темпами. Сами американцы и МВФ полагают, что он должен подешеветь на 15, может быть, 20 процентов. Но ведь что-то похожее уже было в середине семидесятых во время энергетического кризиса, когда надо было снизить покупательную способность нефтедолларов, хлынувших в СССР и арабские страны. Если же говорить о Казахстане, или России, то наши страны от падения доллара однозначно не выиграют. Большая часть нашего экспорта оплачивается долларами. Что мы будем делать? Судорожно продавать доллары за евро или иены, с горечью выясняя, что получаем в два-три раза меньше? Хотя, конечно, ухо, как говорится, надо держать востро. Видимо имеет смысл диверсифицировать свои залотовалютные активы, увеличить в них удельный вес золота и других валют.

– Как развивается сотрудничество Национального банка Казахстана с Центробанком России, банками других стран СНГ?
– Нацбанк довольно тесно сотрудничает с Интеграционным комитетом СНГ, с центральными банками стран, входящих в СНГ, и особенно в Евразийское Экономическое Сообщество (ЕврАзЭс). В ЕврАзЭс мы координируем свою кредитно-денежную политику, принципы валютного регулирования и контроля, финансовое законодательство. Нацбанк Казахстана принимает самое активное участие в создании общей платежной системы, совершенствовании платежно-расчетных отношений государств ЕврАзЭс. Если же говорить о сотрудничестве с Россией, то в Казахстане работают филиалы крупнейших российских банков, в России – филиалы казахстанских. Это совершенно нормальный процесс. Мы создаем финансовую систему, основанную на конкуренции. Так принято в цивилизованном мире. От такой конкуренции выигрывает не только национальная банковская система той или иной страны, но и население. Финансовые инновации – это именно та сфера, где Казахстан и Россия могут очень эффективно сотрудничать.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie