Хлебные крошки

Статьи

Украинский спецназ на плато Ай-Петри
Крымский узел
Политика
Украина

Луиза Борисова, "Фонд стратегической культуры"

Опасные игры

крымских татар

В последнее время в средствах массовой информации активно обсуждается тема «второй Чечни» на Крымском полуострове. В связи с этим редакция портала Russkie.org публикует статью Луизы Борисовой, посвященную роли т.н. меджлиса крымскотатарского народа и его главы Мустафы Джемилева в политических процессах на полуострове

7-9 декабря 2007 года в Симферополе состоялся V курултай (съезд) крымских татар, на котором обсуждались общественно-политическая ситуация в Украине и в Крыму, а также основные задачи органов самоуправления крымских татар.

Делегаты курултая выбрали членов меджлиса и его председателя. Меджлис - один из числа нелегитимных органов так называемого «национального» представительства крымско-татарской этнической группы, хотя большая часть крымских татар не идет за этим самочинным образованием (согласно результатам всеукраинских парламентских выборов в марте 2006 г., доверие меджлису выразили менее трети крымских татар).

Ни одна этническая группа в Украине - кроме крымских татар - вообще не имеет «органов национального самоуправления».

Меджлис – организация, не зарегистрированная в соответствии с украинским законодательством и уже потому незаконная. Несмотря на это, меджлис имеет свои счета в украинских банках. «Легитимность» этой организации придал некогда экс-президент Украины Л. Кучма, регулярно встречавшийся с лидерами меджлиса. Благодаря этому меджлис приобрел право от имени всех крымских татар решать вопросы, касающиеся их возвращения в Крым и обустройства. В то же время умеренные движения крымских татар украинским руководством были проигнорированы. Впоследствии, когда крымчане боролись с центральной украинской властью за право на автономию Крыма, меджлис постоянно призывал ОБСЕ и другие европейские организации обратить внимание на якобы не решаемые украинским государством их проблемы.

Фактически меджлис представляет интересы радикальной крымско-татарской элиты, живущей за счет украинских налогоплательщиков: программы возвращения и обустройства крымских татар финансируются из центрального и крымского бюджетов.

Что стоит за возможным уходом лидера меджлиса?

С 1991 г. бессменным лидером меджлиса является Мустафа Джемилев. Все разговоры о смене лидера, которые велись непосредственно перед предыдущими курултаями, так и остались разговорами. Игра со «сменой лидера» использовалась для смягчения позиции недовольного меджлисом большинства крымских татар. С одной стороны, эта игра должна была демонстрировать демократичность процедур избрания в делегаты курултая, с другой стороны, - скрыть противоречия внутри меджлиса.

С 1991 года по 2007 год в составе меджлиса побывало 92 человека, 16 из которых были исключены за нарушение правил этой организации.

Накануне проведения нынешнего курултая крымско-татарская общественность вновь муссировала вопрос об избрании нового председателя меджлиса. Способствовал этим дебатам и М. Джемилев. После выполнения решения суда о сносе в ноябре 2007 г. на плато Ай-Петри, на территории заповедника, незаконно возведенных крымскими татарами строений Джемилев заявил о своем возможном уходе, сделав это предметом политического торга (предполагалось шантажировать власти возможностью прихода на место Джемилева наиболее «горячих голов» из радикального движения крымских татар). Торг касался, прежде всего, гарантий личной безопасности лидера меджлиса, который инициировал в Крыму массовые, систематические захваты земель, квалифицируемые как уголовное преступление. Ведь возникновения ситуации, при которой украинская общественность потребует привлечь Джемилева к ответственности по суду, никто не исключает.

Джемилев, безусловно, это понимает. Сейчас он является народным депутатом Украины от ющенковского блока «Наша Украина - Народная самооборона», однако рано или поздно его депутатская неприкосновенность будет утрачена. Его страшит, что будет после этого, если он покинет руководство меджлисом.

Помимо этого руководимый Джемилевым меджлис заинтересован в экономических выгодах - постоянном выделении земель и т.д. А еще игра в «уход» была призвана завуалировать снижение рейтинга этой нелегальной организации среди крымских татар.

Как бы ни сложилась ситуация в дальнейшем, вряд ли Джемилев уйдет совсем. Ведь, как постоянно подчеркивают его оппоненты, денежные потоки из зарубежных стран, выступающих спонсорами крымско-татарского движения, проходят только через Мустафу Джемилева. Если он и уйдет с поста председателя, то придумает для себя какой-нибудь другой пост (например, почетного председателя). Поэтому ни один новый руководитель меджлиса не будет свободен от влияния Джемилева. Недаром за неделю до курултая все возможные преемники Джемилева на пост председателя отказались от попыток претендовать на этот пост, ссылаясь на личную неподготовленность или на авторитет и незаменимость нынешнего главы меджлиса.

Тем не менее, на курултае для общественности был разыгран спектакль, в ходе которого Джемилев взял самоотвод, развернулась дискуссия, после чего делегаты внесли в регламент норму, по которой самоотвод председателя меджлиса должен приниматься с согласия большинства. Джемилев в свою очередь предложил провести внеочередные выборы председателя меджлиса в следующем году.

Создание иллюзии «демократического процесса» и свободного волеизъявления в рамках курултая вполне удалось. После чего Джемилев остался главой меджлиса еще на год – до октября 2008 г.

Одной из интриг состоявшегося курултая должен был стать вопрос о реформировании органов представительства крымских татар. При существующей схеме избрания в эти органы появление там «лишних» людей не предполагается. Обвинения со стороны самих крымских татар в чрезмерной жесткости управления меджлисом и в отсутствии прозрачности выборов в делегаты курултая звучат уже много лет. Ничего не изменилось в этом плане и на прошедшем курултае. Таким образом, вопрос о «реформировании» органов управления крымско-татарским движение - тоже своеобразная игра.

Политический курс меджлиса меняется

1. По итогам курултая можно сделать вывод о том, что курс крымско-татарского меджлиса становится более радикальным. Прежде всего, это касается войны против русских, русского движения и русского самосознания. С трибуны съезда Мустафа Джемилев свободно разглагольствовал о «разгуле дикого русского шовинизма», «русском фашизме, которым пронизаны снизу доверху власти в автономии». Киевские власти, как заявил Джемилев, должны положить этому конец, иначе, пригрозил он, становится «реальной угроза кровопролитных столкновений» в Крыму.

Картина столкновений 2006 года в Бахчисарае была представлена Джемилевым в искаженном свете, как и ликвидация по решению суда незаконных строений на плато Ай-Петри.
Приведем характерную цитату из речи Джемилева на курултае, говорящую о непримиримости и экстремизме возглавляемой им группировки: «В начале июля этого года Симферопольский городской совет по инициативе «Русского блока» выносит решение об установлении в центре города памятника российской императрице Екатерине Второй, хотя прекрасно понимают, что это может вызывать межнациональную рознь, поскольку с именем этой блудной царицы связана трагедия нашего народа…Вместо того, чтобы предпринять какие-то меры против организаторов этой провокационной акции, МВД Украины присылает из Киева своего эмиссара, который уговаривает крымских татар, во избежание конфликтов, не препятствовать этим провокатором в установлении памятного камня…».

2. На курултае было заявлено о необходимости повторного рассмотрения и принятия Верховной Радой Украины законопроектов «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку» и «О статусе крымскотатарского народа в Украине». Если украинский парламент примет эти законопроекты, то Украине придется десятилетиями (это в лучшем случае) оплачивать обустройство и нужды перемещенных крымских татар за счет всех украинских граждан, значительная часть которых прозябает за чертой бедности. А в плане эволюции национальных отношений это будет означать ускоренное продолжение курса на этническую изоляцию и сепаратизм.

3. Мустафа Джемилев предложил продолжить практику выращивания национальных кадров. Создание этнической системы образования крымских татар – идея не новая, и она активно воплощается в жизнь. На сегодняшний день украинских школ в Крыму меньше, чем крымско-татарских, несмотря на то, что украинцы – второй по численности (после русских) этнос на полуострове. А теперь еще планируется создавать крымскотатарскую систему дошкольного воспитания (детские сады) и расширять количество этнически ориентированных высших учебных заведений.

Луиза Борисова

Фонд стратегической культуры

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie