Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Почему Карэн Драмбян открыл стрельбу

в здании Министерства обороны Эстонии?

В четверг в 15 часов 30 минут вооруженный пистолетом Карэн Драмбян, юрист из города Маарду, расположенного недалеко от Таллина, вбежал в здание Минобороны Эстонии. Послышались выстрелы, потом странный хлопок. Фойе заволокло дымом. «Я не буду стрелять в безоружных!» - кричал мужчина. Появившиеся поначалу сведения о том, что он взял заложников, были позже опровергнуты. В результате полицейской операции по захвату Драмбян был убит. Среди сотрудников министерства жертв нет, хоть эвакуировались люди спешно, многим приходилось выпрыгивать из окон.Что могло заставить 57-летнего мужчину совершить такой поступок? И кем, собственно, он был?

Если бы Драмбян пришел в мэрию или в суд, который принял решение выставить на торги его квартиру, это можно было бы свести к «бытовому» уровню. Но он отправился в министерство обороны, которое имеет отношение к политике государства. Конечно, неуравновешеные люди подвержены приступам агрессивности в первую очередь, их психика не выдерживает тяжести неблагополучной политической ситуации».

Сама идея «напасть» на оборонное ведомство кажется на первый взгляд по меньшей мере нелепой. Ясно, что один человек захватить все здание не мог, да и экипирован он был совсем не так, как, скажем, норвежский террорист Брейвик. К тому же и стрелять в безоружных людей Карэн Драмбян не собирался, о чем сразу и сообщил. Складывается впечатление, что человек в порыве глубокого отчаяния просто подставил грудь под пулю — ведь самоубийство это грех, а заставить выстрелить в себя можно лишь совершив нечто из ряда вон выходящее и явно представляющее опасность для других людей.

...Поздно ночью в четверг я брела по Маарду и просто расспрашивала прохожих — конечно, по-русски, поскольку эстонского не знаю. Но и город населен в основном русскоязычными жителями — не слишком успешными, не очень богатыми. Предприятия позакрывались, пришла безработица, начала расти преступность. Многие родители из более благополучных районов стараются отговорить детей-подростков от поездок к приятелям в Маарду: опасно там, говорят.

Случайно зайдя как-то позапрошлой весной на местный рыночек, я поежилась. Торговали какими-то старыми тряпочками, странными продуктами и проросшей картошкой. Базар этот вынырнул словно из чужой мрачной жизни, из ушедшего века. Я ждала машину у края дороги, у ларька, и за четверть часа ко мне раз пять то на эстонском, то на русском обратились «тени прошлого» - изможденные морщинистые мужчины, дышащие одеколонами и туманами похмелья.

Купив в киоске леденец на палочке и пройдя раз двадцать по маршруту «вход на рынок-ближайший перекресток» я сочла за благо укрыться на единственном видимом островке благополучия и безопасности — в чистой прибазарной аптеке.

Вот уж не думала, что когда-то опять окажусь в этом городе!

Летним вечером, «после дождичка в четверг», умытый и закрасивший раны «зеленкой» травы и листьев Маарду кажется не столь ужасным.

«Этот Карэн, что к оборонщикам пошел, нормальный мужик был, - говорит мне хозяин разгоряченного щелястого фургончика, выгружающий из багажника нечто хозяйственное, рубероидовидное. - Довели его. А так он, вроде, даже мэра консультировал».

«Ну да, - перебивает подошедшая дама в шлепанцах, держащая в руках точно такую же серую пластиковую обувку, но в прозрачной упаковке. - Но он, главное, защищал в суде ребят молоденьких из дозора у Бронзового солдата. Тех, что ночью-то арестовали...».

«А вы где были в те дни?», - спрашиваю.

«Я-то? Да плитку клала в ванной. Пошла поесть купить, а мне женщины говорят: «Как бы там не революция!». Я еще-то и не знала ничего, и телевизор не включала. Стою себе и думаю, класть мне плитку, или уж все равно теперь. Потом — дай, думаю, уж доложу, раз начала. Но все наперекосяк пошло!»

«Неприятности, что ли, на работе?», - говорю.

«Да нет. Неприятности — это само сабой, работы потом вообще не стало. А тут-то просто плитка стала наперекосяк ложиться. Я молока с хлебом попила и к матери поехала — мало ли что с ней могло случиться в заварухе. А в этом, например, году сто-олько народу к Солдату пришло! Ну, море цветов было, видели?».

Карэн Драмбян, и правда, защищал девушку Ларису из «Ночного дозора» у Бронзового солдата, «первую жертву», которую схватили в ходе операции 25-26 апреля 2007 года.

Кстати, юрист являлся членом Объединенной левой партии, которой, говорят, оказывал юридические услуги. Жители Маарду упорно твердят, что консультировал он и мэра города.

«А кто у нас мэр? - поинтересовалась я.

«Не местная? И не таллинская? - удивились собеседники. - Мэр у нас ничего мужик. Такой... Васильич. Целиком если, то Быстров Георгий Васильевич. Ему Лужков кепку подарил, но мы не видели, чтоб носил. И еще от церкви православной орден дали, он ведь у нас церковь построил. Прямо с нуля. Но тоже не носит — орден-то».

«А вообще вы его видите?», - интересуюсь.

«Да видим, все время. Во-он там машина его стоит, отличная. Что-то все-таки делается сейчас, как-то двигается. У нас тут вообще очень хорошие люди есть. Инженеры, бывшие военные, специалисты разные. Но заработки никакие. Многие квартир, машин, участков набрали в лизинг, а расплатиться не могут. Разоряются со свистом, хоть и были-то не олигархами, как и Драмбян этот. Бежит, конечно, молодежь, кто куда. И в Таллинн, и в Финляндию кому удается — вот зубные врачи многие уехали — а бывает иногда, что и в Россию... Но ночью-то лучше особо тут не ходить, приезжайте утречком, если интерес есть».

Я сказала, что, конечно, вернусь. На тихой улочке продолжалась беседа: «Да просто довели мужика, он же восточный человек, не выдержал...»

***

Как удалось выяснить, Карен довольно активно участвовал в политической жизни, в последнее время состоял в Объединенной левой партии Эстонии.

В 2007 году был одним из крупных пожертвователей на избирательную кампанию Конституционной партии, - как писала в то время пресса: «горячий человек: дал 50 тысяч».

По словам его знакомых, Драмбян действительно был довольно резок и даже грубоват в суждениях, которые отстаивал. Его даже прозвали в народе «Маардуский Жириновский». Если ему что-то или кто-то не нравился, он был довольно жёсток в отношениях. Например, терпеть не мог Димитрия Кленского.

По имеющейся информации личная жизнь у него в последнее время не складывалась. Знакомые незадачливого налетчика рассказывают, что Драмбян был разведен, одна его дочь живет в Испании, другая, кажется, в Эстонии. Зять погиб, разбился, упав с обрыва.

У Карена Драмбяна были крупные долги перед банком SEB и налоговым департаментом Эстонии. Для их покрытия судебные исполнители продали его квартиру площадью 47,4 квадратных метра в городе-спутнике Таллина - Маарду.

Возможно все это и толкнуло на безумный поступок. Комментируя случившееся, премьер-министр Эстонии Андрус Ансип и министр обороны Март Лаар предположили, что ворвавшегося в Министерство обороны мужчину, вероятнее всего, вдохновил Норвежский террорист Андерс Брейвик. У Карена Драмбяна было с собой около сотни патронов и сумка со взрывпакетами. Кроме того, у него была газовая маска. Правда в отличие от норвежского террориста у таллинского не оказалось никаких политических или социальных требований.

А может быть он просто не успел их изложить - пуля спецназовца завершила инцидент в Министерстве обороны Эстонии.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie