Хлебные крошки

Статьи

Россия и Русский мир
Взгляд
Россия
Алексей Дзермант

Русский мир миров

Современное противостояние происходит не только на фронтах, на поле боя, но и в сфере смыслов, идей и концепций. Постоянно приходится слышать вопросы о том, что несет с собой Россия? Русский мир? Cоздает новый Союз? Или просто демонтирует возникающие вокруг угрозы безопасности

В самой России есть разные мнения на этот счет, для кого-то Русский мир – это исключительно восточнославянская, русская общность, разделенная искусственными границами, которую любыми способами нужно воссоединить.

Для других Русских мир – сообщество людей русской культуры и говорящих на русском языке, в которую могут входить не только восточные славяне, но и тюрки, кавказцы, представители разных народов. И в этом смысле Русский мир вполне сочетается с понятием Россия-Евразия.

Но и здесь возникают споры, вопросы и претензии, мол, в России-Евразии, в евразийстве, русскость может раствориться, эти концепции открывают путь к ассимиляции русских более пассионарными и демографически растущими народами. Это известный националистический страх и возражение.

Напомним, что примерно с теми же страхами и возражениями некоторые представители «русской партии» в СССР, а также диссиденты вроде Солженицына выступали за отделение Закавказья и Средней Азии. 

И это умонастроение сыграло свою фатальную роль при распаде Союза, ведь Ельцин и его команда хотели вывести РСФСР из его состава, чтобы перестать «кормить балласт» и досыта накормиться самим. Итог известен: Большая Держава распалась на осколки, некоторые из них стали дробиться внутри себя и ситуация на Украине – продолжение этого процесса, который Россия хотела бы обратить вспять, вновь собирая земли в одно целое.

Но Россия – сложносочиненная страна, государство-цивилизация, в которой действительно есть ядро этнокультурно-русское, восточнославянское, но это ядро только тогда обладает внутренней энергией и магнетизмом, когда оно находится не в вакууме самоизоляции, а в плотном взаимодействии и взаимопритяжении с другими мирами: тюрко-монгольским, финно-угорским, иранским и другими.

У России это генетическое, ведь древняя Русь так и возникала – как новая, пассионарная сверхэтническая общность, поверх племенных и языковых делений. Русь, Россия уже тысячелетие осваивающая и развивающаяся в не самых благоприятных условиях Северной Евразии – это исторически наиболее успешная форма объединения этого пространства, которое с давних времен представляла собой некое единство и называлось по-разному: Скифия, Сарматия, Тартария.

Русь—Россия вбирает в себя эти названия, разные культуры, языки и эпохи. И поэтому она сложносочиненная, многоликая и устойчивая одновременно – «цветущая сложность» или Россия-Евразия. Именно так, всегда с какой-то «надстройкой».

В «евразийском» определении России нет никакого умаления её русского истока и ядра, а есть указание на источник силы и пространство расширения. Другое дело – уметь добыть эту силу и правильно управлять этим пространством.

Сила добывается за счет приращения, присоединения к вашему ядру других субъектов, а не исключительно в консервативной изоляции. Да, нельзя постоянно совершать энергозатратные рывки, в какие-то моменты необходимы энергонакопление, народосбережение и интровертность, связанные с решением внутренних проблем.

Этот уровень связан с поддержанием необходимой степени активности, витальности этнокультурного ядра – носителей русской идентичности, языка и культуры, что требует демографической массы для количества и культурно-образовательной массы для качества этого ядра.

И здесь вместо националистических стенаний и нытья в отношении чужаков самым действенным будет рождение и воспитание собственных детей, а также образование и приобщение к высокой русской культуре как можно большего числа соотечественников и тех, кто эту культуру может и хочет воспринять. Понятно, что без государства здесь нельзя, особенно в плане демографической политики и поддержки семьи, но любая политика будет иметь эффект, если она опирается на практическую поддержку снизу.

Русскость – идентичность с открытым кодом, у которой в принципе не может быть границ и пределов, хотя очевидно, что сейчас она с такими пределами сталкивается в лице других сильных идентичностей и цивилизаций. Но для того, чтобы оставаться живой и расширяющейся важно сочетание нескольких стратегий.

Первая – сохранение и преумножение восточнославянского ядра, а также самая тесная интеграция с белорусами и (пост)украинцами, подавление антирусских национализмов, что, кстати, сейчас и происходит в рамках СВО на Украине.

Вторая – через евразийство, имеющее в основе русское миропонимание, культуру и язык активно интегрировать как различные народы внутри России, так и культурно-исторические ей близкие, находящиеся рядом. Евразийская интеграция должна иметь чёткие цели и ориентиры – создание полноценного Евразийского Союза как геоэкономического и военно-политического блока, способного эффективно защитить суверенитет и безопасность, обеспечить развитие всех его участников.

Третье – находить формы конструктивного взаимодействия, мягкого вовлечения в свою орбиту представителей других «миров» в Евразии и вне её: тюркского, иранского, арабского, китайского, индийского, европейского, африканского, латино-американского. 

Русский мир должен восприниматься как мир миров, матрешка, которая состоит из нескольких уровней, где каждый последующий должен иметь более широкое пространство охвата. И все они должны быть взаимосвязаны между собой.

Основная проблема состоит в правильном соотношении стратегий и уровней, чтобы на них хватало ресурсов и энергии. В этом смысле, СВО на Украине можно рассматривать как спланированный пассионарный толчёк. При всех издержках военной ситуации и тотального противостояния с Западом в рамках всего большого восточнославянского (русского) социора (социального организма) спецоперация приведет к существенным изменениям в верном направлении.

Во-первых, это суверенизация и обновление элит, в том числе, за счет тех, кто будет использовать свое участие в СВО в качестве социального лифта – сознание и действия этих людей будут серьезным образом отличаться и это придаст новую динамику русской государственности и общественной жизни.

Во-вторых, на месте Украины как неудавшегося русского государства, наверняка возникнут новые очаги этногенеза, например, в рамках Новороссии или в другой территориальной форме, в результате чего потенциал провалившегося украинства перейдет на русскую сторону, что тоже будет иметь активизирующий эффект.

Это можно сравнить с овладением атомной электростанцией, в результате чего имеющие там мощности начинают работать на твою энергосистему. Кстати, это прекрасно понимают поляки – именно поэтому они пытаются тем или иным образом использовать энергию украинского полураспада в своих целях, для своего социора.

Происходящее сейчас на Украине приведет к тому, что возникающий там у России новый опыт и силовой потенциал неизбежно будет переходить на другие уровни матрешки и будет проецироваться дальше. А это значит, что должна будет начаться активизация Русского мира как мира миров в Евразии с сопутствующими интеграционными процессами. Это нужно осознавать и к этому нужно готовиться.

Мир миров в качестве метафоры России-Евразии – это продолжение формулы сакральной власти: царь царей, шахиншах, которая точно описывает необходимую меру русского мироощущения и целеполагания.

Алексей Дзермант


Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie