Хлебные крошки

Статьи

Кавказ
Политика

Сергей Сокуров

Войны за Кавказ

Тайны русско-иранских войн

Сразу напомню читателю, что войны, которые вела Россия на Кавказе, не были захватническими. Более того, они велись русскими с захватчиками – с армиями султанов и шахов, столетиями терзавшими народы региона, христиан и своих единоверцев, магометан. К концу восемнадцатого столетия в грузинских царствах и княжествах (а их насчитывалось тогда семь!) оставалось всего пятьдесят тысяч взрослых мужчин. Картли-кахетинский царь был поставлен османами перед выбором: или отказ от христианской веры и принятие мусульманства всем народом или полное истребление тех, кто поклоняется кресту. Выбор был сделан русским оружием, русской кровью, пропитавшей северные склоны Большого Кавказского хребта, почву Рионской низменности и камни Малого Кавказа. Христиане Грузии и Армении сохранили веру предков под покровительством православного императора. И даже когда военные действия начались против горцев, исповедующих Ислам, то велись они не за земли, а ради безопасности присоединенных закавказских территорий, беспрепятственных проходов к ним из России, нейтрализации союзников Турции и Ирана. Нелишне вспомнить и кое-кому в Тбилиси напомнить, что спасение от полного исчезновения с лица Земли в край "витязей в тигровых шкурах" пришло не от Джорджа Вашингтона, не от его наследников на Капитолийском холме, в сторону которого сейчас обращены ищущие взоры правящих элит независимой Грузии. Что мир и благоденствие для картвел, кахетинцев, сванов, имеретинцев, мегрел, других жителей многострадального края наступили лишь за частоколом русских штыков, когда дороги открылись для торговли, спокойствие пришло на крестьянские поля и в мастерские ремесленников, люди перестали тревожно осматриваться по сторонам, углубились в книги и в дела рук своих. Только с Россией связано для грузин время сытости, а с СССР, назовем вещи своими именами, – относительного пресыщения, которое, увы, уже не вернется, хоть все грузины выедут на заработки в Россию. Да ладно, не стану развивать это лирическое отступление от темы.

А тема – войны за Кавказ. В общественном мнении укоренился взгляд на них, как на военное противостояние Российской и Османской империй. Вполне логично. Ведь цари, затем императоры воевали с султанами, иногда переводя дух, столетиями. И призы получили вполне зримые, бросающиеся в глаза при рассматривании карт: Кавказ и Закавказье, Причерноморье от устья Дуная до Батуми, Крым. Правда, почти все названное без боя сдали, кое-что подарили "братьям".

Итак, русско-турецкие войны. Рискну начало их отсчитывать с 1556 года, когда султан вместе с крымским ханом послали рать на выручку Астрахани, занятой полками Грозного Иоанна. Рать до Волги не дошла из-за безводицы. Начало же "сношений" под гром пищалей было положено. А закончились они на таком "уровне" через 362 года, да еще до 1945 г. обе стороны грозили друг другу кулаками. За этой почти четырехвековой милитаристской декорацией трудно различимы детали русско-иранских войн. Если пренебречь хмельным куражом Стеньки Разина, швырнувшего персидскую княжну за борт струга, да нападениями дончаков на прибрежные, по Каспию, городки сонливых шахиншахов, первые серьезные столкновения русских регулярных войск с южным заморским соседом произошли при Петре Первом. Но тогда наследники Кира и Дария как-то легко отдали царевым людям часть каспийского побережья и так же легко получили его обратно. Знать, Петр больше нуждался в балтийских берегах, да и воевать сразу на трех направлениях не мог, помня неудачу Прутского похода. Настоящие войны, точнее. Почти двадцатипятилетняя война началась в 1804 году. Тому 200 лет. Дата круглая. Ей и посвятим этот очерк.

Неверно было бы видеть в Иране тех лет восточного витязя "на глиняных ногах" рядом с богатырями – Турцией и Россией. Конечно, время Аббаса Великого (этого "иранского" Петра) безвозвратно прошло. Но его ослабевшие наследники по-прежнему не расставались с мечтой не только о Северном Азербайджане и Дагестане. Руки их тянулись к территориям, находящимся под покровительством Петербурга или уже присоединенным к империи; также жаждали и того, что еще находилось под властью Блистательной Порты.

Первые девять лет военного противостояния были для России очень трудны. Значительная часть ее вооруженных сил сначала действовала с переменным успехом против Наполеона на полях Европы, потом отражала нашествие французов в самой России и совершала поход на Париж. В эти годы "второй фронт" против своего извечного врага открыл Стамбул, а Тегеран – "третий фронт". И если Кутузов расправился с турками еще до перехода Бонапарта через Неман, то с персами пришлось выяснять отношения на языке орудий до 24 октября 1813 года, когда, наконец, был подписан Гюлистанский мирный договор. Но вернемся к началу военных действий.

Зимой 1804 г. Петербург отклонил ультиматум Тегерана с требованием вывести русские войска из Закавказья, якобы угрожавшие Эриваньскому ханству, и персидский военачальник Аббас-Мирза повел свою армию через Восточную Армению на Тифлис. Немногочисленные полки генерала П.Цицианова остановили ее, заняли крепость Гянджу и осадили Эривань. Удачным для русского оружия стал следующие годы: персы бежали от столицы Картли-Кахетии, Цицианов занял Баку и Дербент, российскому императору присягнули владетели трех азербайджанских ханств. Гибель генерала и вступление в войну Турции на стороне единоверцев осложнило положение новых главнокомандующих российскими вооруженными силами и местных ополчений. Кроме того, воевать им пришлось и с чумой. Но военная удача была на стороне защитников. В тяжелом для России 1812 году, когда командование принял генерал Н.Ртищев, сначала запросили мира турки, разгромленные вместе со своими союзниками под стенами крепости Ахалкалаки. Персы еще сохраняли боевой дух. Аббас-Мирза сделал попытку вернуть шаху Карабахское ханство, но был разбит на реке Аракс при Асландузе, позднее русские взяли штурмом Ленкорань.

Конец первого акта! Занавес опущен. В местечке Гюлистан представители шаха подписываются под мирным договором. Иран признает все русские приобретения на Кавказе, включая район Восточного Закавказья и Западное побережье Каспийского моря – "алмазы" из короны незабвенного Аббаса Великого. Признает, правда, в течение тринадцати ближайших лет. За эти годы Англия, владычица (без кавычек) не только морей, но и лакомого куска суши под названием Индия, сухопутных и морских проходов к ней, очень озаботилась активизацией империи Романовых в направлении Индийского океана. Британские инструкторы реорганизовали и обучили европейским приемам ведения войны армию шаха, а промышленность Туманного Альбиона снабдила ее всем необходимым, чтобы противостоять победителям Наполеона. Пора! – решили в Тегеране летом 1826 г. и заключили князя А.Меншикова, посла Николая I, в темницу.

Иранскую армию, вторгшуюся в Карабах, вел все тот же битый, да упорный Аббас-Мирза. На полевой карте он прочертил направление победного похода: через Аракс на Тифлис. Гладко было на бумаге… Полковник русской армии Реут не сдал врагу Шуши. Высланный навстречу неприятелю героем Бородина Ермоловым отряд в четыре тысячи штыков под командованием генерала Мадатова 3 сентября на реке Шанхоре наголову разгромила 18-тысячный авангард Мирзы. Последний велел вздернуть на виселицу уцелевших командиров и сам повел всю армию (40 тысяч пехоты и конницы, артиллерию английского производства) на Елизаветполь. К Мадатову успел присоединиться пятитысячный отряд генерала Паскевича. Итого, менее девяти тысяч против сорока! И вновь "реорганизованные и обученные" британцами персы бегут аж в Тавриз. Ободренные этими победами, армяне, грузины и азербайджанцы, представители горских народов создают добровольческие отряды в помощь русским, а когда победители появляются в Араратской долине, встречное движение христиан и мусульман становится массовым. В октябре 1827 г. пала Эривань и вскоре Ермоловские солдаты овладевают Тавризом, что в Южном Азербайджане. Под его стенами, в Туркманче, и был подписан мирный договор в феврале 1828 г., в заключении которого принимал участие дипломат А.Грибоедов. По этому договору ханства Эриваньское и Нахичеваньское вошли в состав России, Аракс стал пограничной рекой, а через месяц на освобожденной территории была образована Армянская область, куда из соседних мусульманских стран переселились 140 тысяч армян.

Но последняя жертва этой войны еще едет из Петербурга в Тегеран. Автор "Горя от ума" назначен послом в поверженную страну. Там ждут его не смирившиеся с поражением активисты антирусской партии и раздосадованные англичане. 30 января 1829 г. толпа тегеранцев врывается в русскую миссию, громит здание, растерзывает дипломатов и охрану. Шах испуган призраком новой войны, ссылается на религиозных фанатиков. Император Николай объяснением удовлетворен. "Я предаю вечному забвению злополучное тегеранское происшествие", – успокаивает он представителя восточного владыки и в знак примирения принимает дорогой дар – известный крупный алмаз по имени "Шах".

А в это время Пушкин, догоняя армию генерала Паскевича, на одной из кавказских дорог встречает арбу с гробом. "Кто в нем?" – спрашивает он у возницы. "Грибоед", – отвечает тот. Только в эту минуту закрывается история войны, начатая Ираном против России зимой 1804 года.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie