logo

Хлебные крошки

Статьи

Русская Украина
Политика

Беседовал Геннадий Петров

Зачет по "научному национализму"

Украине его пока не сдать

Беседа с научным сотрудником центра украинистики Института балканистики и славяноведения РАН Романом Манекиным.


– В России распространено мнение, что система исторического образования на Украине целиком находится под контролем националистов, которые разжигают антирусские настроения среди украинской молодежи. Оправданны ли эти опасения?
– Это не совсем верно. Дело в том, что судьбы народов наших стран исторически настолько взаимосвязаны, что в свое время для украинской элиты единственным способом обосновать свои претензии на власть была демонизация России, "русской экспансии" и т.д. При этом надо учитывать, что национализм никогда не был идеологией украинской бюрократии – у нее вообще нет никакой идеологии. За пределами Западной Украины национализм популярен лишь среди ничтожно малой части украинской интеллигенции. Но она совершенно невлиятельна и очень бедна.

– Тем не менее, на Украине из года в год издаются учебники, в которых рассказывается о борьбе украинского народа против "москальского ига".
– Такого рода учебники свидетельствуют только о том, что общий уровень исторической науки на Украине чудовищно снизился. В условиях, когда прежняя централизованная система присвоения ученых степеней и званий приказала долго жить, а никакой новой по существу не возникло, количество академиков, докторов и кандидатов наук множится день ото дня. Я всегда привожу в качестве примера Макеевский университет (названный так в честь города Макеевки на востоке страны), возникший на базе местного ПТУ. Можете себе представить, какой там может быть уровень преподавания.

Национализм привлекает ученых-недоучек, прежде всего тем, что дает им готовую схему и полный простор для фантазии. Националисту не надо думать – ему нужно просто подгонять факты под уже готовые выводы. Если в области технических наук чаще всего преобладает просто банальное воровство (дешевле пиратским способом издавать чужую книгу на Украине, чем написать самому что-нибудь стоящее), и это отчасти решает проблему качественной учебной технической литературы в школах, то гуманитарные дисциплины страдают от засилья многочисленных националистов-лжеученых. Некоторые из них были в прошлом преподавателями истории КПСС, а теперь превращают национализм в новое, единственно верное учение.

– На Украине в последнее время появилось много учебников, написанных украинскими историками – выходцами из Канады и США. Как вы относитесь к их работам, в частности к широко известной книге Ореста Субтельного "История Украины"?
– Действительно, на фоне псевдоисторической литературы, заполонившей киевские книжные прилавки, книги многих авторов украинской эмиграции (не скажу, что всех) выгодно выделяются. Однако следует учитывать, что такое украинская эмиграция, например, в Канаде. Тон там задают эмигранты второй волны. Их нетерпимость и национализм переносятся и в учебники.

В книге Субтельного есть полный набор таких националистических мифов. После ХVII века вся история страны – сплошная иллюстрация к борьбе украинцев за национальное освобождение. А историк – это прокурор, который делит исторических персонажей на соответствующих верной национальной идее и не соответствующих.

Почему стычки казачьих банд в Поднепровье имеют для истории Украины большее значение, чем, скажем, творчество киевского писателя Михаила Булгакова? По каким критериям Субтельный определяет, что русский историк Костомаров является частью украинской культуры, а украинец Гоголь не является?

Тяга чиновников от образования к произведению Субтельного, конечно, понятна. Поиск научного "сюзерена", который на доходчивых примерах объяснил бы, что к чему, – это характерная черта всей украинской политической жизни последних лет.
Только украинская эмиграция с ее националистическими комплексами – не лучший источник для поиска национальной идеи.

– В течение длительного периода историки были заметными фигурами в высших эшелонах власти Украины. Я имею в виду доктора исторических наук Дмитрия Табачника, с 1994 по 1996 год являвшегося главой администрации президента, вице-премьеров и академиков Ивана Кураса и Владимира Смолия. Помогло ли политическое влияние продвижению исторического образования?
– Деятельность этих людей, к моему глубокому сожалению, является иллюстрацией известной математической аксиомы: "От перемены мест слагаемых сумма не меняется". Попытка добровольно-принудительным порядком ввести вместо коммунистических нелепостей националистические ни к чему хорошему не приведет, что они блестяще доказали. Слава Богу, целый ряд их инициатив так и остался на бумаге. Одна их идея ввести в республиканскую школьную программу новый предмет "научный национализм" чего стоит. Правда, дело Табачника – введение преподавания в высшей школе на украинском языке – по-прежнему живет.

– Существенно ли различие между региональными образовательными программами по курсу "История Украины", например, в Львове и Донецке?
– Они сильно различаются. В Донецке курс истории Украины – это видоизмененный курс истории УССР. Во Львове, разумеется, все по-другому. Характерная черта региональных "восточных" программ – это концептуальная неопределенность. Националистам, по крайней мере ясно, о чем им нужно говорить и какие идеи прививать обществу. Вообще в течение последних лет наблюдается крайне опасная для государства тенденция: в различных регионах студенты и школьники изучают по существу разную историю своей страны.

На Украине киевская элита - первая среди равных, не более того, потому что Украина – страна, исторически разделенная на пять регионов. Если Донбасс и Одесса - это плавильный котел различных культур и народов, где через одно-два поколения, работая на одном и том же заводе, украинский Петро и русский Иван забывали, кто какой национальности, то в Галиции этническая принадлежность всегда имела колоссальное значение, потому что всегда помещиком был поляк, венгр, немец, а крепостным – украинец. И поэтому сейчас надо понимать и чувства западников: они в основной свое массе искренне полагают, что тот, кто не считает Бандеру национальным героем и говорит на "суржике", – враг и предатель.

И все же без интеграции с Россией Украине так или иначе не обойтись, и это понимают даже националисты. С националистическими учебниками может произойти то же самое, что ранее произошло с националистической украиноязычной прессой, – их просто перестанут читать.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie