Хлебные крошки

Статьи

В 1940 г. произошла практически синхронная утрата Румынией контроля над Бессарабией и Северной Трансильванией
Великая геополитическая игра
История
Молдова и ПМР
Игорь Иваненко

Бессарабия, Приднестровье и Северная Трансильвания: переплетение геополитических судеб

Несмотря на относительную географическую отдалённость Приднестровья и Бессарабии от Северной Трансильвании, их связывает вовлеченность (хотя и не добровольная) в экспансионистские планы создания Великой Румынии, проекты послевоенного мироустройства.

Вопрос переплетения их геополитических судеб может иметь реальное практическое значение для международных отношений в Восточной Европе, поскольку способен стать питательной почвой для развития народной дипломатии, межмуниципальных связей регионов, испытывающих не всегда дружественное воздействие со стороны официального Бухареста. В связи с эти весьма интересным опытом выглядит установление контактов между администрацией города Бендеры и мэрией венгерского города Хайдунанаш.

Итак, переплетение геополитических судеб между упомянутыми регионами усилилось ещё в период между мировыми войнами:

  1. Румыния добилась установления контроля над Трансильванией и Бессарабией в рамах Версальской системы международных отношений.
  2. Бухарест выполнил роль жандарма при подавлении революционных выступлений в Бессарабии в 1918 г. и в Венгрии в 1919 г. Были попытки применения румынских войск против революционных сил Одесской Советской республики и РУМЧЕРОДА в Приднестровье.
  3. Присоединяя к себе Трансильванию и Бессарабию, Румыния соглашалась обеспечить автономию для национальных меньшинств, но быстро об этом забывала. Режим национально-культурной автономии в Трансильвании для венгров так и не был введён, а Бессарабская административно-территориальная автономия была упразднена через несколько месяцев после учреждения.

В 1940 г. произошла практически синхронная утрата Румынией контроля над Бессарабией и Северной Трансильванией. В обоих случаях большое значение имела позиция СССР. События 28 июня 1940 г., произошедшие на Днестре в Будапеште и Сукейском крае (Северной Трансильвании) были встречены с большим воодушевлением. Венгрия в дальнейшем смогла воспользоваться нарастанием германо-советских противоречий и добилась решения международного арбитража по Северной Трансильвании в свою пользу.   Муссолини за потворствование интересам Венгрии даже удостоился в Бухаресте эпитета «отступник латинизма».

Большое значение для событий 1940 г. имел низкий уровень лояльности местного нерумынского населения, который делал бесперспективной попытки Румынии отстоять Бессарабию и Северную Трансильванию силовым путём.

После нападения Германии и Румынии на СССР советское правительство всячески давало понять, что Москва поддерживает венгерский суверенитет над Северной Трансильванией, однако это не предотвратило вступления Венгрии в войну на стороне фашистского блока.

Геополитические амбиции правительства Хорти тогда очень сильно повлияли на судьбу Бессарабии и особенно Приднестровья. Именно венгерская дипломатия прилагала большие усилия для обоснования сдвига территории Румынии на восток. В обмен на присоединение к Будапешту оставшейся части Трансильвании предлагалось предоставить Румынии земли к востоку от Днестра в исторической Новороссии и Подолии. Это совпадало с тактическими интересами Гитлера, части румынских элит и способствовало массированному вторжению румынских войск в Северное Причерноморье.

Однако данный манёвр венгерской дипломатии не привёл к урегулированию взаимоотношений с Румынией. Антоненку воспользовался возможностями территориального приращения Румынии на востоке, но отказывался рассматривать вопрос об уступке Будапешту юга Трансильвании. Для того чтобы не создавать предпосылок к территориальному размену была придумана особая правовая форма для заднестровских территорий – т.н. Транснистрия находилась под административным и экономическим контролем Бухареста, но формально в состав Румынского королевства не входила. Это же позволило оккупантам создать в 1941-44 годах самый настоящий колониальный режим.

Напряжённые отношения Румынии и Венгрии во время 2-й Мировой войны были объективно выгодны для жителей Приднестровья, Бессарабии и всего СССР, т.к. Бухарест, опасаясь обострения территориального спора, держал на своей северо-западной границе значительные военные силы и не направлял их на советско-германский фронт или на оккупированные территории.

Решение Бессарабского вопроса в 1944-45 годах напрямую затронуло Северную Трансильванию, поскольку советское руководство считало, что спорный венгерско-румынский регион будет достойной компенсацией для Бухареста за полный отказ от претензий на Бессарабию.

Кроме того, логика Москвы объяснялась:

1.       Опасениями, что Венгрия будет находиться вне советской сферы влияния после окончания войны.

2.       Необходимостью мотивировать две румынские армии в ходе военных действий с венгерско-германскими войсками на исходе войны.

3.       Сказывалась обида советских руководителей на венгерские элиты за немотивированное напрямую участие в военных действиях против СССР.

Румынские чиновники попали в Сукейский край в обозах войск 2-го Украинского фронта. Подразделения этого военного соединения были в значительной мере укомплектованы уроженцами Приднестровья и Бессарабии весной – летом 1944 г. Командующим фронта был уроженец Одессы, освободитель Тирасполя и вдохновитель Ясско-Кишинёвской операции, маршал Малиновский. Он же возглавил Союзную Контрольную Комиссию в Румынии.

Слишком ретивое восстановление румынского контроля над Северной Трансильванией вызвало противодействие венгров, вооружённые конфликты, разгул бандитизма. В связи с этим румынская администрация из венгерских городов в Северной Ттрансильвани была удалена и регион на протяжении ноября 1944 – марта 1945 г. находился под непосредственным советским контролем.

В данный период в Москве рассматривались различные варианты будущего статуса Северной Транильвании. Кроме включения в состав Румынии и возвращения Венгрии были и варианты создания самостоятельного Трансильванского государства под протекторатом СССР. Часть трансильванских элит выступали за вхождение в состав СССР, лишь бы не под власть Бухареста.

Однако всё же возобладал вариант с передачей региона Румынии при условии прихода к власти в Бухаресте левого, просоветского правительства. В марте 1945 г. этот размен был произведён.

Залогом послушного следования Бухарестом линии Москвы во внешней и внутренней политике был советский военный контингент в это стране, который оставался по условиям мирного договора 1947 г. для обеспечения связи с советскими войсками в Австрии. Сразу после вывода советского контингента из Австрии Румыния поставила вопрос о выводе войск и со своей территории, который состоялся в 1958 г.

Вероятно, совсем не случайно во время максимального влияния Москвы на Бухарест в Румынии была создана Венгерская автономная область. История этого государственного образования изучена крайне мало.

В 1968 г., когда отношения СССР и Румынии стали быстро деградировать, Венгерская область режимом Чаушеску была упразднена. А с ней был отменён региональный статус венгерского языка, румынизировано образование, деловая сфера. Трансильванские венгры уже многие десятилетия борются за воссоздание своей государственности.

Практически синхронно с этими административными изменениями в румынской прессе и научных кругах активизировалось обоснование «единства румынского народа» по обе стороны Прута, которое переросло в активную экспансионистскую политику после распада СССР.

Таким образом геополитические судьбы Приднестровья и Бессарабии в рассматриваемый период действительно тесно переплелись с Северной Трансильванией.

Находясь в ближайшем предполье Румынии, эти регионы зачастую одновременно становились объектами притязаний идеологов «Великой Румынии».

В то же время попытки решения вопроса о венгерском статусе Трансильвании за счёт сделки по Бессарабии или о советском статусе Бессарабии в обмен на Сукейский край стабильного результата не имели.

А это значит, что властям Приднестровья и Республики Молдова целесообразно развивать механизмы взаимодействия с Северной Трансильванией.

Игорь Иваненко, историк, кандидат политических наук, эксперт Института Русского зарубежья

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie