Хлебные крошки

Статьи

Проект "Новороссия"
История
Украина
Игорь Иваненко

Новая Сербия на землях войска Запорожского

С чего началась Новороссия

Портал RUSSKIE.ORG продолжает серию публикаций об истории Новороссии - исторического региона Северного Причерноморья, входившего в состав Российской империи, и включавшего, в частности, территории нынешних независимых Украины, Молдовы и непризнанного Приднестровья. Сегодня речь пойдет о начале новороссийской истории, связанной с основанием на землях нынешней Кировоградской области Украины особого административно-территориального образования - Новой Сербии.

Российская императрица Елизавета I11 (22) января 1752 года был опубликован указ императрицы Елизаветы Петровны о создании на юго-западной границе Российской империи, в землях Запорожского войска первой сербской колонии — Новой Сербии. Весной 1764 года указом другой российской императрицы Екатерины II эта 15-ти тысячная колония была преобразована в Новороссийскую губернию.

Таким образом, небольшая военно-поселенческая провинция стала предтечей одного из самых обширных, густонаселенных и экономически развитых регионов Российской Империи – Новороссии, Новой России. Однако преемственность между Новой Сербией и Новороссией проявлялась не только в ходе административных преобразований. Именно в Новой Сербии, а также близкой ей по устройству Славяносербии создавался бесценный опыт освоения бескрайнего и малолюдного причерноморского «Дикого поля» имеющего для Российского государства огромное геостратегическое значение.

Массовому югославянскому переселению в Россию предшествовала просьба ряда офицеров австрийской службы (сербского происхождения) во главе с Иваном Хорватом принять их в российское подданство и выделить земли для поселения в пределах Малороссии. Просители обязывались содействовать переходу на русскую службу еще нескольких тысяч сербов – гранычар (служителей пограничной стражи). Желание сербов перебраться в Россию, было обусловлено сильными притеснениями, которые они испытывали в Австрийской империи и начавшимися там непопулярными военными реформами.

Российское правительство довольно быстро откликнулось на данное обращение, предоставив будущим колонистам для заселения заднепровские земли между реками Синюха и Днепр. Административным центром Новой Сербии был объявлен городок Новый Миргород. Кроме того для военного прикрытия поселения возводилась крепость Св. Елизаветы (впоследствии – Елисаветград, ныне – Кировоград). Новая Сербия являлась автономным административным образованием подотчетным только Сенату.

Внутренняя структура поселения была схожа с аналогичными образованиями в Австрийской империи. Колония делилась на полки, которые в свою очередь разделялись на роты, селения и шанцы. Селения и шанцы возводились как на пустовавших землях, так и располагались в уже существующих населенных пунктах. Все они получали сербские названия — Вуковар, Сомбор, Чонград и др. [1].

Новая Сербия и Славяносербия (жёлтым) в отношении к границам нынешних Кировоградской и Луганской областей Украины

Заинтересованность российских властей в создании данной колонии объяснялась несколькими причинами. Новые гарнизоны, состоящие из опытных солдат, знающих пограничную службу, должны были укрепить государственную границу на весьма опасном направлении. При помощи вновь возводимых крепостей обеспечивался контроль над довольно своевольным Запорожским войском. Новая Сербия, по сути, становилось буферной зоной между Запорожьем и Польшей, затрудняя прямые контакты между ними. Колонизация ускоряла хозяйственное освоение региона.

Первая партия сербских переселенцев прибыла уже осенью 1751 года. Российское правительство выделило им земельные наделы сообразно воинским званиям: от 100 четвертей земли для капитана, до 20 – 30 четвертей для рядовых гусар [2]. Сербские офицеры, переходившие на русскую службу, сохраняли воинские чины. Существенные торговые привилегии получали сербские купцы (в т.ч. на ведение беспошлинной внешней торговли) [3]. Поселенцы получали из казны пособия деньгами, хлебом а также лесом («для важнейших нужд»). В некоторых случаях им компенсировались расходы на переезд в Россию. За счет ассигнований из казны в населенных пунктах колонии велась постройка церквей, административных зданий, предоставлялись льготы по податям и повинностям. Всячески поощрялась вербовочная деятельность поселенцев – офицеров по привлечению из других государств (особенно из Польши и Османской империи) «людей всякого возраста и звания» для расселения на землях, пожалованных за службу. Весьма важным фактором была финансовая автономия провинций. Все государственные доходы, полученные здесь, поступали в так называемые Новосербскую и Славяносербскую суммы, которые расходовались только на местные нужды.

Крепость Св. Елизаветы. Реконструкция

Взамен колонисты должны были выполнять целый ряд обязанностей по охране границ. Они препятствовали распространению эпидемий, боролись с лазутчиками и разбойниками, привлекались к военным походам Российской армии.

Благодаря предпринятым мерам, в Новую Сербию начался активный приток переселенцев. Причем, прибывали в колонию не только выходцы из Сербии, но и из Молдавии, Валахии, Венгрии, Болгарии и других стран. К концу 1754 года в провинции жили уже около 4000 человек. В 1758 году население составило около 10000 человек, а в 1761 году — около 14000 человек [4].

Почти одновременно с Новой Сербией на юго-западной границе Российской империи возникла еще одна военно-поселенческая провинция – Славяносербия. Она располагалась на землях между речками Бахмут (Бахмутка) и Лугань. Состав, внутреннее устройство и функции Славяносербии были идентичны первой колонии. Однако, существенным отличием было то, что Славяносербия непосредственно подчинена не Сенату, а Военной коллегии. Тем самым уровень ее автономии был существенно ниже.Унтер-офицер и Обер-офицер Сербского Гусарского полка

С самого начала в колониях формировался многонациональный состав населения. Уже к 1754 году сербы перестали составлять большинство жителей провинций. Самой многочисленной общиной среди иностранных переселенцев были волохи и молдаване. Это было связано с тем, что крестьяне из дунайских княжеств активно привлекались в поселения в качестве сельскохозяйственных работников. Между тем, сербские эмигранты сохраняли за собой основные командные должности [5]. 

Предпринимались активные действия по привлечению в Новую Сербию русских переселенцев из Польши (в особенности старообрядцев). В одном из предписаний местным чиновникам говорилось «Всех таковых людей наделять дачами, селить, записывать в земледельцы, или мещане…» [6] Старообрядцам, отнесенным к купечеству крепости Св. Елизаветы было позволено свободно отправлять богослужения, вести весьма прибыльную внутреннюю торговлю. Специальным указом 1761 года местным властям запрещалось предпринимать насильственные действия «на счет бритья бород» и ношения традиционной одежды старообрядцами.

В 1754 году в Новую Сербию были переселены украинские казаки, из числа которых был сформирован Новослободской полк. Однако в поселении было категорически запрещено принимать беглых казаков из других украинских полков, а также беглых крепостных крестьян. Кроме того существовал строжайший запрет на постоянное проживание в Новой Сербии польских подданных. Исключения делались только для великороссов и малороссов выехавших из Польши, а также для «художников и мастеровых» [7].

Гусар Сербского полкаВ целом, опыт создания военно-поселенческих провинций оказался довольно противоречивым. С одной стороны, существенно усилить потенциал российской армии за счет сербских подразделений не удалось (прежде всего, из-за их малочисленности). Здесь стоит отметить, что испугавшись действительно массового переселения сербов в Россию, Вена стала им чинить препятствия при переезде. По этому поводу даже возник австро-российский дипломатический конфликт. Многие переселенцы оказались не готовы к тяготам жизни в условиях малоосвоенного края, вследствие чего существовала проблема дезертирства. Замкнутые этнические сообщества были благоприятной средой для коррупции и произвола. Эти проблемы проявлялись на фоне очень крупных расходов (до 700 000 рублей) российской казны на обустройство провинций.

Тем не менее, военно-поселенческие провинции в непосредственной близости от Запорожского войска позволили усилить контроль над ним со стороны российских властей. Новая Сербия и Славяносербия придали мощнейший импульс экономическому развитию всего региона. Кроме земледелия колонисты активно занимались животноводством (в т.ч. разведением лошадей, крупного рогатого скота). Возникли различные виды промыслов - садоводство, виноградарство. Выходцы из Сербии первыми провели разведку и организовали добычу каменного угля и железной руды по р. Лугань [8]. В крепости Св. Елизаветы и Бахмуте стали регулярно проходить крупные ярмарки, ставшие частью международной торговли с Турцией и Польшей.

В течение 13 лет среди пустынных степей выросли более 200 новых селений, опорных пунктов и крепостей. Такая активность настораживала турецких правителей. Существуют свидетельства, что султан Махмуд I требовал от Елизаветы Петровны свернуть действия по колонизации причерноморских степей. Императрица пообещала прекратить строительство поселений, но так его и не выполнила.

Сербские колонии выступили важнейшим звеном общего движения Российской державы на юг, к Черному морю. Вот как довольно поэтично описывает этот процесс одесский историк ХIХ века Апполон Александрович Скальковский, которого современники называли не иначе как «Геродот Новороссийского края»: «Из-за Днепра вышли первые русские и иностранные войны и землевладельцы в степь Новороссийскую, основали там жилища и, следуя общему закону распространения и умножения своего могущества, пошли далее и далее на юг и не остановились, пока черные орлы русские не распахнули своих крыльев на берегах Черного и Азовского морей, пока от Дуная до Кременчуга вся степь не сделалась великою и цветущею Областью Русской» [9].

Наследие Новой Сербии и Славяносербии, безусловно, передалось Новороссии, сформировав уникальный образ этого региона, актуальный и сегодня. Его важнейшими элементами стали полиэтничность и межнациональная интеграция на основе русского языка, веротерпимоть, культурная, миграционная и экономическая открытость, а также отождествление региональных интересов с интересами Великой России.

Примечания

1. Кирпиченок А. И. К выходу книги «Сербские поселения на Украине в середине ХVII в.» // Петербургское библиотечное общество. № 1, 2. СПб., 2006. С. 116 http://www.rasl.ru/e_editions/pbsh_2006-1-2.pdf.
2. Там же.
3. Дмитриев В. Сербы в Украине (XVIII - начало XIX века) / Автореферат на соискание научной степени кандидата ист. Наук. Киев, 2006. http://www.argfurniture.ru/rastko/delo/13578
4. 1. Кирпиченок А. И. К выходу книги «Сербские поселения на Украине в середине ХVII в.» // Петербургское библиотечное общество. № 1, 2. СПб., 2006. С. 116 http://www.rasl.ru/e_editions/pbsh_2006-1-2.pdf.
5. Там же.
6. Скальковский А. А. Хронологическое обозрение истории Новороссийского края. 1730 – 1823. Ч. 1. Одесса, 1836. С. 30.
7. Там же С. 22
8. Дмитриев В. Сербы в Украине (XVIII - начало XIX века) / Автореферат на соискание научной степени кандидата ист. Наук. Киев, 2006. http://www.argfurniture.ru/rastko/delo/13578
9. Там же С. 7.

Первая статья - "Одесса - город вольный..." 

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie