Хлебные крошки

Статьи

Кавказ
Взгляд
Узбекистан

Кирилл Бенедиктов

Болевая точка

Политолог Кирилл Бенедиктов — о том, чем грозит обострение ситуации на Кавказе

На этой неделе Минобороны допустило утечку информации в одно из СМИ. Речь идет о том, что в военном ведомстве рассматриваются планы подключения армейских подразделений к участию в контртеррористических операциях, которые сейчас проводятся на Кавказе силами спецслужб и МВД. Источники в Минобороны объясняют эти планы возросшими потерями силовиков — только за последнюю неделю августа в регионе погибли 15 и ранены 11 солдат и офицеров.

Самым важным в этой «утечке» являются слова анонимного источника о том, что окончательное решение по вопросу привлечения армии к уничтожению боевиков пока не принято, но обязательно будет принято, «если нападения на военнослужащих на Кавказе продолжатся».

Не нужно быть пророком, чтобы предсказать: эти нападения в любом случае будут продолжаться. Следовательно, речь идет не о колебаниях политического руководства, вводить в игру армию или не вводить, а о чем-то другом.

Утечку информации из Минобороны следует рассматривать как предупреждение, а может быть, даже и ультиматум.

Серьезность его призвано подтвердить включение в состав Национального антитеррористического комитета министра обороны и начальника Генерального штаба. Это, на первый взгляд, чисто аппаратное действие должно произвести впечатление на тех, кому адресован ультиматум. Трудно отделаться от ощущения, что настоящие адресаты утечки — не бородатые моджахеды «Имарата Кавказ», а вполне системные люди, включенные в вертикаль власти. Ведь помимо непрерывной партизанской войны с ваххабитами на Кавказе происходят и другие конфликты. Один из них разгорается прямо у нас на глазах — это противостояние лидеров Чечни и Ингушетии. Вполне возможно, что Рамзан Кадыров и Юнус-Бек Евкуров давно недолюбливали друг друга, но по-настоящему они поссорились этим летом, когда между ними разгорелся спор из-за спецоперации в ингушском селе Галашки. Пустяковый поначалу конфликт быстро перерос в выяснение отношений между главами субъектов федерации. Потребовался всего месяц, чтобы две северокавказские республики оказались на грани войны.

Кадыров обвинил ингушские власти в том, что они провели размежевание в двух районах республики, «прирезав» себе более 5 тыс. га земли. Евкуров ответил, что сохранение границ между Ингушской и Чеченской республиками в их устоявшихся пределах — единственный путь бесконфликтного решения территориальных споров. Тогда Кадыров заявил, что располагает документами, подтверждающими факт принадлежности Сунженского и части Малогобекского районов Ингушетии к Чеченской Республике.

Надо иметь в виду, что любой территориальный спор в условиях дефицита плодородных земель на Кавказе довольно часто заканчивается кровью. Даже в Советском Союзе межевые конфликты ингушей и осетин вынуждали власть использовать для подавления беспорядков армию (как это было в Орджоникидзе в 1981 году). Выяснение отношений между Кадыровым и Евкуровым опасно не тем, что нарушит мир в регионе, потому что мира там по факту нет уже третье десятилетие. Оно попросту может оказаться той соломинкой, которое переломит, наконец, спину верблюду, и без того качающемуся под тяжестью борьбы с ваххабитским подпольем, вымотанному необходимостью мирить между собой соперничающие кланы и обескровленному все увеличивающейся финансовой подпиткой дотационных субъектов федерации.

Единственная сила, которая может — и то теоретически — остановить вошедших в клинч лидеров северокавказских республик, это армия. Почему теоретически? Да потому что в ходе военной реформы были ослаблены как раз те структуры Минобороны, которые доказали свою эффективность во время первой и второй чеченских войн. Речь идет в первую очередь о ГРУ МО, подвергшемся сокращениям и реорганизации. За последние три года была почти уничтожена радиоэлектронная разведка управления, сокращена численность агентурной и стратегической разведки. Еще раньше (в 2008-м) были расформированы батальоны спецназа ГРУ «Восток» и «Запад» — единственные вооруженные формирования в Чечне, не подчинявшиеся Кадырову. Разумеется, в распоряжении Минобороны есть и другие подразделения, которые могут принять участие в «контртеррористической операции», но без исправления кадровых ошибок, допущенных в отношении ГРУ, проблему вряд ли удастся решить.

И те, кому предназначена «утечка информации» из недр Минобороны, прекрасно это понимают.

Понимает, очевидно, и федеральный центр, оказавшийся заложником им же самим построенной системы отношений с руководителями северокавказских республик. Отношений, при которых эти руководители берут на себя ответственность за борьбу с сепаратистами и ваххабитским подпольем, а в обмен получают фактическую независимость от Москвы (одной из гарантий этой независимости и было отстранение армии от участия в контртеррористических операциях).

Система эта худо-бедно работала, пока наместники не начали ссориться друг с другом.

Сейчас ситуация изменилась. Вряд ли кто-то из руководителей республик региона всерьез хочет кровопролития. Но у войн есть одна отвратительная особенность — они начинаются даже тогда, когда никто не хочет их начинать.



Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie