Хлебные крошки

Статьи

Россия и Русский мир
Политика
Молдова и ПМР

Модест Колеров

Чего хочет Россия

в отношениях с Молдавией

9 июня в Москве состоялся "круглый стол" по теме "Россия-Молдова: перспективы сотрудничества между муниципалитетами, регионами, государствами". В выступлениях его участников, представлявших молдавскую и российскую стороны, отношения между нашими странами характеризовались как "тупиковые", и не конструктивные. Среди наиболее животрепещущих проблем назывались вопросы приднестровского урегулирования, положение российских соотечественников в Молдове, статус русского языка и общий имидж России в этой постсоветской республике. В выступлении Начальника Управления Администрации Президента РФ по международным и культурным связям с зарубежными странами Модеста Колерова были обозначены основы прагматичной политики России в отношениях с Молдовой. По сути, участники круглого стола в данном выступлении услышали ответ на главный вопрос: "Чего хочет Россия в Молдавии?". Ниже приводится текст выступления Модеста Колерова. Я лишь хотел уточнить некоторые аспекты, которые не относятся к дипломатической сфере. Россия не болеет проблемой территориальной целостности, такой проблемы у нас уже не существует. И попытки наших уважаемых соседей указывать нам на уже мифический опыт Ичкерии считаю недобросовестными, нет Ичкерии, и больше не будет. Чего хочет Россия в Молдавии? Россия хочет демократического обеспечения прав национальных меньшинств, без которого не может быть решения приднестровской проблемы. А национальные меньшинства - это не только русские, это и болгары, и гагаузы, и украинцы. "Холодная реальность", которая описана нашими молдавскими коллегами, делает этот полиэтнический плюрализм при нынешней системе отношений невозможным. Мы должны признать, что проект моноэтнического, полуполицейского, унитарного государства не может обеспечить полиэтнический плюрализм. Чего хочет Россия? Она хочет защиты прав соотечественников и особенно российских граждан, и особенно в Приднестровье, где их 87 тысяч человек. Также хочу обратить внимание, что в Приднестровье около 50 тысяч граждан Украины. И их общее число почти равно числу граждан Молдовы на территории Приднестровья. Россия хочет гарантий невраждебности Молдовы в отношении к России, честных экономических отношений, которые исключали бы отношение к России как к дойной корове, которые исключали бы отношение к нам с позиций "транзитной философии" согласно которой мы никуда не денемся от транзитных посредников. Как показывает блестящий проект газопровода по дну Балтийского моря, и на эту проблему у нас есть ответ. Не надо думать, что наши транзитные соседи получили от Бога, от географии монополию на нашу любовь. Любви надо взаимно добиваться, добиваться взаимного уважения, исходя из того, что ни у кого из нас нет "ключей друг от друга". Чего мы хотим? Мы хотим прозрачности и легальности трудовой миграции на территории России. Например, в Киргизии все ветви власти солидарно говорят, что для Киргизии жизненно важно добиться согласия России на двойное гражданство, добиться обеспечения прав киргизских граждан, которые работают в России. Но сами же приводят цифры, которые показывали огромную пропасть, лежащую между "холодной реальностью" и этими желаниями. В России постоянно работает 500 тысяч киргизских граждан, только 70 тысяч из них зарегистрировано, и только 5 тысяч из них имеют разрешение на работу. Эта практика трудовой миграции может быть отнесена к практике трудовой миграции из любого сопредельного государства. Прозрачность и легальность - только это может защитить трудовых мигрантов, которые, уходя в тень, уходят в тень насилия и бесправия. Чего мы хотим? Мы хотим легитимных, свободных и демократических выборов, муниципальных свобод, свободы этнических меньшинств. Муниципальная свобода в этой ситуации во многом совпадает с инфраструктурой обеспечения прав национальных меньшинств. Говоря о контексте, в котором живет и развивается Молдавия со своими проблемами, хочу упомянуть о возобновленных разговорах о Балтийско-Черноморской дуге, об этой новой дипломатическо-политологической игре, которая снова произнесена в рамках ГУАМ и которая ставит перед собой мифологическую задачу создания, так называемой оранжевой дуги от Балтийского до Черного моря. Я хочу вернуть эту мифологическую дугу в поле реальности и указать на то, что до того, как станет возможной эта Балтийско-Черноморская дуга, она должна будет достичь, - и мы этого хотим, - демократической стабилизации и сохранения национальных суверенитетов, прав меньшинств на том пространстве, которое я бы назвал кавказско-черноморской дугой: это Закарпатье, Буковина, Молдова, Приднестровье, Гагаузия, Южная Бессарабия, Крым и далее, далее, далее. То есть пространстве, которое сейчас располагается между Румынией, Турцией и Украиной. Если Молдова ведет борьбу против российского присутствия, если "молдавская власть сделала свой антироссийский выбор", если "молдавская элита испытывает устойчивую аллергию к России" и к федерализму как механизму защиты прав меньшинств, если "Россия должна объяснить, почему ей не нравится антироссийская политика", то пусть это будет проблемой национальной элиты.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie