Хлебные крошки

Статьи

Прибалтика
Политика
Прибалтика

Владас Любартас

Детектив в коричневых тонах

Литва: Нацизм поднимает голову

Подарок к Рождеству

Аккурат в канун католического Рождества в Литве четырехтысячным тиражом вышел труд широко известного (правда, в относительно узком кругу литовских любителей баскетбола) спортивного комментатора и, как оказалось, историка по образованию (десять лет назад он окончил университет в городе Клайпеда) Робертаса Петраускаса – «Триумф Третьего Рейха». Пока что выпустившее книгу вильнюсское издательство Tyto Alba торгует ею по 65 литов (это 19 евро), намекая при этом, что в книжных магазинах цена книги с учетом «накруток» будет выше, и уже планирует сделать книгу одним из «хитов» намеченной на февраль будущего года 12-й Международной книжной ярмарки в Вильнюсе. К слову, весящий более полутора килограммов 700-страничный том – всего лишь первая часть задуманной автором многотомной серии, посвященной Второй мировой войне, она охватывает период с 1919-го по лето 1940 года. Примечательно, что сам автор (даже не владеющий языком страны, об истории которой он пишет) считает его «детективом, предназначенным для неискушенного читателя».

Обложку издания украшает фашистский шлем с орлом и свастикой. «Это – не просто солдатская каска, а каска летчика люфтваффе, – с какой-то плохо скрытой гордостью говорит мне Робертас. – Видишь, крылышки у орла подняты вверх?» Я вижу – и спрашиваю уже у директора издательства Лолиты Варанаускене, как же она, собственно, собирается объяснять наличие одного из наиболее одиозных символов тоталитаризма здесь, в Литве, где любые «тоталитарные» символы (не только орел со свастикой, но и пятиконечные звезды, и серп с молотом, и даже гимн российский) категорически ЗА-ПРЕ-ЩЕ-НЫ.

Еще два года назад тогдашний президент Литвы Валдас Адамкус (летом 1944 года он служил во 2-м полку сформированной немцами «Армии обороны отечества» под командованием полковника вермахта Гельмута Мадера, кавалера «Рыцарского креста» с мечами и бриллиантами) подписал поправки к закону «О собраниях», запрещающие использование ЛЮБОЙ нацистской и советской символики. Такое использование расценивается как «пропаганда оккупационных режимов», а полиция зорко следит за тем, чтобы на улицах Вильнюса не продавались бы шапки-ушанки, кокарды со звездочками, пионерские галстуки, бюсты вождей.

Впрочем, нет: несмотря на то, что в большинстве стран ЕС нацизм осужден, в Литве можно легко обзавестись бронзовым бюстом любимого фюрера, кокардами, повязками, нашивками – и даже консервами и спичками, выпущенными в фашистской Германии «для фронта». Госпожу Лолиту мой вопрос, похоже, застал врасплох – и она говорит мне что-то о том, что, дескать, ее издательство вот уже второй год судится из-за помещенного в одном из ее изданий совета – потреблять хорошее красное вино (что было расценено некоторыми политиками как «пропаганда алкоголизма»).

Ингредиенты для «торта»

Когда Робертас Петраускас был маленьким, то он «очень радовался тому, что стал октябрёнком, а затем и пионером, и в то же самое время не мог понять, отчего его любимая бабушка считает Ленина и Сталина самыми ужасными созданиями на свете». В учебниках было написано, что таким созданием был Гитлер – и, если бы не советский народ, литовцы навечно стали бы рабами немецко-фашистских захватчиков. Но потом появились другие учебники, в которых говорилось, что уже не фашистское, а советское иго было самым большим порабощением Литвы и самым страшным, что могло произойти со страной, правители которой некогда поили своих коней в Черном море. «В конце концов, будучи уже студентом-историком, – говорит мой собеседник, – я понял, что историю не надо осуждать, историей не нужно гордиться и даже не стоит пытаться понять. И что она (история) не бывает черной или белой; учебники все упрощают, с тем чтобы проще было готовиться к экзаменам. А время – оно беспощадно сглаживает острые углы».

Далее Робертас приводит слова, сказанные Гитлером накануне вторжения в Польшу: «Чингисхан со спокойным сердцем приказал истребить миллионы женщин и мужчин. С точки зрения истории он был великим создателем государства». По мнению автора, Гитлер был абсолютно прав. Чингисхан создал могущественную империю, вчетверо большую, чем Александр Македонский. Мало кто ныне помнит о том, что, создавая свою империю, Александр вырезал тысячи человек, а с рабами жестоко обращался за то лишь, что те были «варварами». Так же как и римляне, как крестоносцы, как все прочие «великие», цели которых были важнее, чем средства и тем более чем судьбы отдельных людей. А кто сейчас помнит имена бояр, уничтоженных Иваном Грозным? Кстати, добавляет с какой-то гордостью Робертас, не знай он о важнейших реформах Ивана Васильевича, не сдал бы он выпускной экзамен по истории. «Но не только в учебниках все упрощается. Историю красят однозначно в черный и белый цвет, не оставляя и места для оттенков».

– Хорошо, – спрашиваю я Робертаса, – а чем тогда твоя книга отличается, скажем, от известной книги Уильяма Ширера «Взлет и падение Третьего Рейха»?

– Время много чего отправляет в небытие, но много чего расставляет по своим местам, – говорит он. – Ширер писал свою книгу, когда все было ясно: эти – плохие, а эти – хорошие. А сейчас, 65 лет спустя, когда утихли эмоции и обиды, когда рассекречены многие (но далеко не все) документы, можно попытаться восстановить истинный облик той эпохи. Со всеми красками и оттенками. Я хотел рассказать историю, которую будет интересно читать. Без каких бы то ни было искусственных приукрашиваний и без не-бывших в действительности сенсаций. Историю, которая была бы не «российской» и не «западной», не «немецкой» и не «литовской». Просто историей. Но написанной по-литовски. Это – как коктейль, ингредиенты которого были созданы задолго до тех пор, как я их обнаружил, собрал и объединил в одно целое. Кому интересно, из чего был испечен торт? Важно, чтобы он был вкусным.

Чтобы он был вкусным… Убежденному в своей правоте автору фолианта я не стал напоминать, что иные ингредиенты могут быть по первому ощущению вкусными, но оказаться ядовитыми.

Информация к размышлению

Наступающий 2011-й год официально объявлен в Литве «Годом памяти защиты свободы и великих лишений». Исполняется 70 лет с начала сталинских репрессий летом 1941 года и 20-летие «январских событий» в Вильнюсе. Еще одна дата – «вооруженное восстание» 23 июня 1941 года. Кстати, по случаю 70-летнего юбилея будет снят историко-документальный фильм «Восстание порабощенных». Между прочим, за деньги литовских налогоплательщиков, поскольку «партнерами» этого проекта являются две бюджетные организации – канцелярия сейма Литвы и литовский Центр исследований резистенции и геноцида.

«Июньское восстание» знаменито тем, что студенты и гимназисты в Каунасе, воспользовавшись всеобщей неразберихой (Красная армия оставляла город под напором наступавших частей вермахта), заняли местную радиостанцию и вышли в эфир с заявлением о провозглашении независимости и создании «временного правительства». Объявили по радио и о решении «Фронта активистов Литвы» освободить страну от евреев. «Активисты» обвинили евреев в организации и участии в депортации литовцев в Сибирь. Уже к вечеру того же дня в Литве начались погромы (притом что Вильнюс и Каунас были единственными в царской России, где в 1905-м году ВООБЩЕ не было погромов).

«Добровольцы» (по-немецки Hilfswillige, сокращенно – Hiwis) устроили резню евреев в таких масштабах, что командующий группой армий «Север» даже издал приказ: немедленно прекратить их деятельность. Кстати, несмотря на приветственную телеграмму фюреру, направленную членами «временного правительства» (министром коммунального хозяйства в нем был отец нынешнего европарламентария Витаутаса Ландсбергиса) в благодарность за «освобождение Литвы от большевистского гнета», немцы его не признали. Уже 5 августа 1941 года «правительство» было расформировано, а «независимая» Литва – включена в состав рейхскомиссариата «Ostland».

Нынешние литовские историки любят повторять, что чего-чего, а «легионов» SS в Литве никогда не было. Это – правда, однако правдой является и то, что «вспомогательные полицейские батальоны», истребившие едва ли не 80% всего еврейского населения Литвы и принимавшие самое активное участие в карательных акциях в соседней Беларуси, от «Waffen SS» мало чем отличались.

Вот отрывок из мемуаров одного из «фронтовиков-активистов»: «После того, как в Сибирь был выслан дядя-священник, пришел второй дядя-»шаулис» (»стрелок» по-литовски, так называется действующая до сих пор военизированная организация) и предложил поучиться стрелять. Стрелять мне было интересно. Мы ходили в лес и упражнялись. Постепенно к нам примкнули другие желающие пострелять. Со временем образовалась довольно большая группа. Дядя был очень доволен, всегда нас называл патриотами Литвы. Он все время шутил, что НКВД и ГПУ не тех выслали… Сначала нас учили стрелять из пистолетов, потом из карабинов. Когда группа выросла, нам стали рассказывать о вреде, который Литве и верующим католикам нанесли большевики, о необходимости бороться за освобождение Литвы от коммунистов… Со временем стали рисовать на мишенях пятиконечные звезды, а потом, уже перед самой войной, и шестиконечные. Нам все время доказывали, что все евреи – большевики и что только они виноваты в том, что так много патриотов выслали в Сибирь. Потом нас распределили по отрядам. Нашим отрядом руководил виршила (старшина) бывшей литовской армии. Он нам постоянно повторял, что скоро всем жидам и особенно комиссарам придет конец… Вечером 21 июня виршила дал нам боевое задание. Мы должны были находиться на башне костела, рядом с Неманом, следить за мостом и постоянно докладывать, что там происходит. Назавтра 22-го, рано утром, началась бомбежка аэродрома, оставаться на башне было опасно и бесполезно, и нас сняли с наблюдательного пункта. На этом мои боевые действия закончились. К вечеру нам вручили белые повязки, сказали, что мы сейчас будем вести партизанскую борьбу против Советов… Нам велено было ходить по указанным адресам, собирать евреев и доставлять их в тюрьму, в семинарию иезуитов или в бывшие отделения милиции, превращенные в штабы партизан… Я не сразу заметил, что к нам присоединились уголовники, выпущенные из тюрьмы. Они во время арестов евреев невероятно зверствовали, убивали прямо в квартирах всех, кого там находили. Вещи, понравившиеся им, уносили с собой, тут же делили деньги, драгоценности… Наш шеф был очень рад нежданным помощникам. Он и нам предлагал взять все, что подойдет. Начались погромы в еврейских районах. Нам помогали дворники и их близкие. Они показывали квартиры евреев или советских служащих, сами грабили своих бывших хозяев и соседей… Я как верующий католик избегал заходить в дома, старался оставаться на улице. Но это заметили и стали издеваться надо мной, говоря, что я трус и жалею евреев. Виршила также следил за мною, он решил, что пора меня «перевоспитать». Он вытащил из одного из домов девушку, поставил ее на край крыльца, сунул мне в руки свой пистолет и вынудил выстрелить в упор. Раненая, она упала с крыльца прямо к моим ногам. Добил ее, как и других раненных, виршила. Этому садисту нравилось стрелять в голову раненным. Я до сих пор не могу забыть расширенные от испуга глаза раненной мною белокурой девушки, не могу забыть, как она смотрела на меня, когда в неё целился виршила…»

Один из таких отрядов (600 человек под командованием Йонаса Климайтиса) уничтожил 3800 евреев лишь в одном Каунасе и позже 1200 – в других городах Литвы. Всего к концу 1941 года было уничтожено 175000, или 80% всех литовских евреев. Перед убийством их избивали палками, резиновыми шлангами, прикладами, не щадя женщин и даже детей. Литовцы грабили не только евреев, но и белорусов, они забирали все: кожу, обувь, ткани, золото, по рассказам солдат вермахта, буквально вместе с кожей стаскивали кольца с пальцев своих жертв. Но – по утверждению доктора исторических наук Арунаса Бубниса – в общем и целом «борьба литовской «полиции безопасности» с коммунистическим и польским подпольем (в окрестностях Вильнюса активно действовала польская партизанская «Armja Krajowa». – В.Л.) нисколько не противоречила интересам литовского народа и потому не является предосудительной».

Нацизм поднимает голову

После вступления Литвы в Евросоюз весной 2004 года проявления национализма стали куда более частым явлением: литовцы недовольны не только ростом цен, но и тем, что большинство самых важных в жизни страны решений принимается уже не в Вильнюсе, а в Брюсселе. Скажем, по требованию того же Евросоюза была закрыта Игналинская АЭС. «За что же мы тогда стояли у Вильнюсской телебашни, за что тогда наши отцы и деды проливали свою кровь, отстреливаясь от регулярных частей МГБ?» – говорят они.

Разгул «демократии» особо ощутим в Литве в дни национальных торжеств, когда и стар и млад марширует по центральному проспекту литовской столицы и открыто требует «выдворения всех нелитовцев». Уже традицией стало в канун 9 мая обливание краской скульптуры советским солдатам-освободителям, стоящей на «Зеленом мосту», – последней оставшейся во всем Вильнюсе. Национал-радикалы требуют скинуть ее в реку как совершенно чуждый элемент «тоталитарной символики».

Власти Литвы тоже не отстают: бывшие приспешники нацистов объявляются «борцами за свободу», им (даже посмертно!) от имени президента присуждают регалии. А ветеранов-антифашистов (таких, как Фаня Бранцовская, которую правительство ФРГ наградило «Крестом за заслуги») преследуют за «геноцид»!

Не так давно в Литве было учреждено общественное движение – «Литва без нацизма». Весть о его создании была расценена как очередная «провокация Кремля». Почти одновременно с этим еще один литовский «историк» и высокопоставленный чиновник литовского МВД Пятрас Станкерас выступил со статьей, в которой он назвал Холокост «ничем не доказанной документами легендой» и заявил, что Нюрнбергский процесс основывался именно на «легендах», а не конкретных документах и доказательствах свидетелей.

И вот новое свидетельство тех же самых процессов в коричневых тонах – выход в свет «Триумфа Третьего Рейха»…

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie