Хлебные крошки

Статьи

Белорусский форпост
Политика
Белоруссия

Владислав Гулевич

Добровольная «головная боль» Варшавы

А количество русских в Белоруссии уменьшилось на треть...

Для Варшавы Минск уже не один год словно головная боль. Причём «недуг» этот взят на себя Варшавой добровольно, в виде цивилизационного бремени, которое якобы предначертано нести Польше, как самому восточному форпосту западной цивилизации.

На самом деле Белоруссия «провинилась» перед Польшей своим важным стратегическим положением и нежеланием включаться в препирательства с Россией на стороне Запада. Без своих людей в Минске Варшава чувствует себя неуютно, поэтому предпринимает все усилия для изменения действующей власти. Ставка делается на т.н. «третий сектор», т.е. неправительственные организации, финансируемые польскими властями. В большинстве своём в их состав входят представители польской ирреденты, коих в республике насчитывается в общей сложности более 400 тыс. человек. Белорусский МИД неоднократно протестовал против политизации отношения Варшавы к гражданам Белоруссии польской национальности, однако воз и ныне там, и белорусских поляков делают заложниками геополитической игры, в которой им отведена роль передового тарана западной демократии.

Это привело к расколу в польском национальном движении, и сейчас в Белоруссии действуют два Союза поляков. Один из них (во главе со Станиславом Семашко) не участвует в политических махинациях Варшавы и потому ею не признаётся, а признаётся Минском, а второй (во главе с Анжеликой Орехво), напротив, обласкан польскими властями, но не признаётся официальным Минском. Как раз активисты не признаваемого белорусскими властями Союза поляков на Беларуси выступают в качестве главных бузотёров и закопёрщиков т.н. «народных волнений» против режима А. Лукашенко. Симптоматично, что своё запасённое загодя недовольство они начинают выплёскивать на улицы белорусских городов, как только намечается сближение Минска и Москвы. Спадает интеграционная динамика в отношениях России и Белоруссии, сразу же спадает и активность белорусских оппозиционеров.

Один из главных упрёков Польши к правительству А. Лукашенко – неудовлетворительное обеспечение культурных запросов белорусских поляков. При этом на территории Белоруссии работает 8 польских общественных организаций, и крупнейшая из них – пропольский Союз поляков на Беларуси, который располагает 75 первичными организациями и 17 Польскими домами. Польскому меньшинству соседней Литвы, власти которой придерживаются жёсткого курса на литуанизацию всего нелитовского населения, живётся в этом плане гораздо хуже. Но поскольку Вильнюс – партнёр Варшавы по НАТО и антироссийской риторике, польские власти только недавно вмешались в ситуацию с литовскими поляками, когда дело зашло уж слишком далеко.

Неприятно удивляет избирательность МИД Польши в деле выдачи Карты поляка гражданам Белоруссии. Её могут получить даже не поляки при условии, что они участвуют в политической и культурной жизни Союза поляков А. Орехво. Те из поляков, которые состоят в Союзе поляков С. Семашко, не признаваемом Польшей, на Карту могут не надеяться. Поражает случай с Леонардой Ревковской, председателем слонимского отделения Союза поляков С. Семашко, которой польская культурная организация «Стопка» (г. Ломжа) присудила премию в 5 000 злотых за вклад в сохранение и возрождение польской культуры. Для получения премии её пригласили на историческую родину. Но пожилой женщине въезд на территорию Польши запрещён, т.к. пани Ревковская, оказывается, представляет угрозу безопасности польского государства. Как иронизируют коллеги лауреата, руководство «Стопки» очень удивится, когда узнает, что наградило «врага» Польши!

Можно вспомнить и руководителя консульского отдела посольства Польши в Минске Марека Марчинека, который посмел оказывать дипломатическое содействие Союзу поляков С. Семашко. М. Марчинек должен был оставаться в Минске до 2012 г., но был отозван в Варшаву. Принцип польского МИДа прост – вся Полония должна безоговорочно поддерживать официальную политику Варшавы. Это является первоочередным условием для получения денег, в т.ч. на культурные проекты.

Польшей инициируется проведение таких мероприятий, как набор политических активистов в Гражданскую академию Института Леха Валенсы, Конгресс культуры стран Восточного партнёрства (ВП) и проч. Например, Конгресс культуры стран ВП работает над созданием «долговременной платформы «культуры на благо перемен», которая будет опираться на… постоянную деятельность «мозговых центров» (think-tank)». Но «мозговые центры» – это экспертно-аналитические площадки политико-стратегического и геополитического свойства, культурой как таковой мало интересующиеся.

Среднесрочная стратегия Варшавы в отношении Белоруссии заключается в достижении этнокультурного перевеса польско-католического элемента над православно-русскоязычным в прилегающих к Польше районах и в продвижении польского культурно-политического влияния вглубь республики, чтобы окончательно закрепить ментально-политический водораздел между Белой Русью и остальной исторической Россией. В какой-то мере такая стратегия соответствует известной доктрине прометеизма, активно разрабатывавшейся Юзефом Пилсудским и его соратниками в 1920-1930-х гг. Польшу тогда сравнивали с легендарным Прометеем (отсюда и название идеологии), который нёс огонь свободы людям, поплатившись за это своей жизнью. Девизом прометейцев был лозунг польских повстанцев XIX в. «За нашу и вашу свободу!». Активно прорабатывался вопрос обретения независимости не только Белоруссией и Украиной, но и Кубанью, Доном, а также мордвой, удмуртами, поволжскими татарами, армянами, кабардинцами, чеченцами и др. На эти цели была заточена работа сразу нескольких аналитических институтов и особого отдела польской разведки. В Хельсинки, Праге, Париже, Берлине, Тегеране и Харбине действовали пропагандистские ячейки, продвигавшие идею прометеизма в массы.

Зачинатели прометейской доктрины ключевое значение отводили Украине и Белоруссии: разрыв Советского Союза вдоль национальных швов должен был начаться именно здесь. На сегодня задача-минимум выполнена: Киев и Минск – де-юре независимые государства, а крепкой геополитической связки Москва – Киев – Минск не существует. Теперь главное для наследников прометеизма – пресечь интуитивный дрейф этих частей исторической Руси в сторону Москвы.

В наше время история повторяется, только теперь специалисты по ослаблению геополитического потенциала евразийского пространства базируются в Польше, Германии, США, Канаде, Великобритании, Израиле, Грузии, Прибалтике. Сама идея польского прометеизма, ушедшая в небытие с исчезновением с карты мира польского государства в 1939 г., получила второе дыхание с развалом СССР. И сегодня эту идеологию активно поддерживает и пропагандирует специализированный портал «Прометейское обозрение» («Przegląd Prometejski»), партнёром которого является Отдел изучения востока Варшавского университета. Под востоком подразумеваются земли за восточными границами Польши. На страницах этого портала появляются статьи и лекции польских политологов, историков, публицистов, воспевающие геополитическое наследие Пилсудского. Ведутся ретроспективные дискуссии о том, что неплохо бы было иметь независимую Кабарду, Чечню, Дагестан, Крым, казацкие республики Дона и Кубани. Названия некоторых материалов звучат довольно провокационно: «Через Украину и Кавказ – на Петербург». Стоит заменить название прежней российской столицы (Петербург) на сегодняшнюю (Москва) и станет ясна геополитическая логика таких дискуссий. Там же рекламируются книги, посвящённые прометейской идее. На обложке одной из них – девиз «За нашу и вашу свободу!» окружён, как указано, «гербами прометейских народов».

Обращает на себя внимание информация о том, что главы МИД Германии и Польши Гидо Вестервелле и Радослав Сикорский выступили с совместным призывом к ЕС о разработке новой стратегии в отношении Москвы. Основной упор предлагается сделать на модернизацию экономики и политической системы, а также соблюдение демократических ценностей. Но желание Запада участвовать в модернизации российской экономики и её инвестировании будет напрямую зависеть от дисциплинированности Москвы в вопросах прав человека, своеобразно понимаемые западным бомондом. Иными словами, Россию хотят принудить к игре по правилам Запада, а за это обещают некоторые экономические послабления.

Означает ли это геополитическое сближение Варшавы с Берлином в соответствии с доктриной польского геополитика Владислава Гизберт-Студницкого, которую он выдвигал ещё в начале ХХ в.? По мнению Студницкого, Польше самой природой уготована роль союзницы Германии, и этот союз должен быть направлен на борьбу с Россией. Берлину он отводил ведущую роль, Варшаве – вспомогательную. Немцы поэтому должны контролировать всю Центральную Европу, а полякам будет отдана Европа Восточная, в т.ч. территории, на тот момент входившие в состав Российской империи (Украина, Белоруссия). Германофильство Студницкого было настолько сильно, что даже после разгрома Польши вермахтом в 1939 г. он обращался к руководству Третьего рейха с идеей воссоздания Войска Польского под нацистским командованием для совместной войны против Советского Союза.

Современная Германия, как и Польша, придерживается жёсткого подхода в белорусском вопросе. Берлин не раз выступал с агрессивной критикой правительства А. Лукашенко, подыгрывая в этом Варшаве. Получит ли практическое наполнение ось Берлин – Варшава, покажет время. Но в любом случае первым объектом её внешнеполитической деятельности снова будет Минск.

Тем более что польские внешнеполитические инициативы проходят предварительную апробацию в Вашингтоне, а «белорусское направление» – поле совместной деятельности Вашингтона и Варшавы. В июне 2011 г. в польской столице было открыто Бюро базирующегося в США Немецкого фонда Джорджа Маршалла (German Marshall Fund of the United States). Директором бюро стал американский профессор польского происхождения Эндрю Михта, специалист по безопасности Центрально-Восточной Европы. Задачами бюро являются «анализ и исследование вопросов трансатлантического сотрудничества, проблем Центральной Европы и её восточных соседей, в том числе с применением сетевых принципов работы и в тесной кооперации со штаб-квартирой фонда и его представительствами». Примечательно, что варшавское бюро фонда при сборе аналитической информации будет работать в обход посольства США в Польше – у него иная вертикаль подчинения.

Нельзя не учитывать и поведение самих белорусских властей. В республике идёт мягкая белоруссизация, и, согласно данным последней переписи населения, количество русских в республике уменьшилось на треть. Периодически делаются реверансы в сторону Запада: заигрывание с Ватиканом, назначение на ведущие посты во властных структурах чиновников националистической формации, громогласные рулады о недопустимости «продажи» своей независимости Кремлю и т.д. Такие факты не способствуют укреплению военно-политического союза Минска и Москвы в условиях предельно выраженной угрозы с Запада.

«Мы обречены на величие, и либо добудем себе это величие, либо обратимся в ничто. Мы должны быть, поэтому, народом имперским, полным инициативы и воли к экспансии. Однако Польская Империя может появиться только в определённых географических условиях, в которые нас поставило Провидение, в обретении нами характеристик, абсолютно отличных от характеристик двух соседствующих с нами империй. Мы должны взять на себя нашу давнюю историческую миссию, но в изменившихся условиях…» Это – фрагмент идеологического манифеста польского журнала «Polityka» 1938 года. Но кажется, будто эти слова сказаны сегодня.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie