Хлебные крошки

Статьи

История
История

Эмиграция из России за последние полтысячелетия

XIX век

Период поверхностного заимствования западной культуры российским дворянством сменился к концу XVIII века заимствованием политических идей и прежде всего революционных. Противоречие между закрепощенной российской действительностью и идеями европейских мыслителей породило в дворянской среде новое явление – российскую интеллигенцию, выступившую с обличением самодержавия. Увлеченная западными идеями, ментально оторванная от родной почвы, она пребывала в состоянии "внутренней" эмиграции. Прекрасно это выразил Ф.М. Достоевский на примере А.И. Герцена: "Герцен был совсем другое: то был продукт нашего барства, gentilhomme russe et citoyen du monde прежде всего, тип, явившийся только в России и который нигде, кроме России, не мог явиться. Герцен не эмигрировал, не полагал начало русской эмиграции; нет, он так уж и родился эмигрантом. Они все, ему подобные, так прямо и рождались у нас эмигрантами, хотя большинство их не выезжало из России. В полтораста лет предыдущей жизни русского барства за весьма малыми исключениями истлели последние корни, расшатались последние связи его с русской почвой и с русской правдой".

"Внутренняя" эмиграция свободомыслящего дворянства стала перерастать постепенно в реальную эмиграцию. Ее началом можно считать невозвращение на суд в Россию декабриста Н.Тургенева. До 1840-х годов политическая дворянская эмиграция носила единичный характер: за рубежом оказывались и представители высшей аристократии с неудовлетворенными служебными амбициями, и исповедники либеральных взглядов. С А.И. Герцена начинается история российского революционного зарубежья. Государство само стало выталкивать за свои пределы политически неугодных подданных, лишая их гражданства. С 1860-х годов начинается и разночинская эмиграция, на волне увлечения народническими идеями. Русское политическое зарубежье стало разрастаться за счет вольнодумцев, бежавших с каторги. К концу XIX века их сменили марксисты.

Начиная с Герцена государство стало контролировать политическую эмиграцию. Невозвращенец-декабрист Я.Толстой становится секретным агентом III отделения. Полиция заключила негласные соглашения с полицейскими ведомствами различных государств о выдаче политэмигрантов. Так был выдан С.Нечаев. С 1880-х годов стала действовать специальная Заграничная Агентура, следившая за политэмигрантами.

Самодержавная власть предпочитала тратить деньги на секретных агентов, но только не идти на политические уступки. На протяжении всего XIX века право разрешения на выезд по-прежнему оставалось за самодержцем. А.С. Пушкин, неоднократно просивший императора отпустить его за границу, так и не был выпущен из страны. Легально выездным был только правящий класс, поскольку оформление паспорта и государственный налог требовали больших денег. Но и для него не существовало свободы выезда и проживания за рубежом: каждые пять лет необходимо было продлевать загранпаспорт.

XIX век в истории российской эмиграции стал закономерным продолжением века предшествующего. Массовое крестьянское бегство в Польшу по социально-экономическим причинам прекратилось вследствие раздела Речи Посполитой в конце XVIII века и присоединения ряда ее территорий к России. К тому же ряд правительственных мер, постоянно предпринимаемых для cмягчения крестьянского вопроса вплоть до отмены крепостного права в 1861 году, позволял крестьянам надеяться на облегчение их доли. Однако с конца XIX века неразрешенный до конца крестьянский вопрос (высокие выкупные платежи, дробление наделов) стал вынуждать российских крестьян наниматься на сезонные работы в Германию и Данию или нелегально эмигрировать.

По-прежнему в XIX веке продолжалось регулярное бегство старообрядцев за российские границы, поскольку государство так и не пересмотрело своей репрессивной политики в отношении сторонников древлего благочестия. К первой половине XIX века в дальнем зарубежье сформировалась русская старообрядческая диаспора. С 1840-х годов неотъемлемой частью ее бытия стал феномен "восстановленной иерархии": в Белокриницком монастыре в Буковине (Австрия) сначала была создана старообрядческая архиерейская кафедра, преобразованная затем в митрополию, а вскоре после этого возникли и зарубежные епархии. С 1860-х гг. у зарубежных старообрядцев появились собственные типографии. Таким образом, сложился уникальный феномен "Зарубежной Древлеправославной России" со своими монастырями, епархиями, иерархией, типографиями, привилегиями. Однако она не была отделена от России, а пребывала в состоянии постоянной сопряженности, взаимодействия с ней: шел обмен посланиями, книгами, наставниками, финансами и т.д. Русские общины за рубежом были прочно связаны с московскими центрами, обменивались посланиями, книгами, полемическими сочинениями, сотни людей переезжали из страны в страну.

С конца 1880-х гг. русские старообрядцы начали переселяться в США. Одними из первых в Новый Свет отправились поморские старообрядцы из Сувалок (Польша) и сельских районов вокруг Минска. Их эмиграция совпала с активным проведением на "инородческих" окраинах Российской империи политики русификации, культурной и конфессиональной унификации населения с гонением на национальности, которые соединялись с религиозными гонениями. Именно при Александре III начали отнимать детей у сектантов (духоборов, униатов и т.д.) и отсылать их подальше от родителей для воспитания в православной вере.

Возникшая в 1770-х годах этническая эмиграция в XIX столетии приобрела взрывообразный характер. Имперская национальная политика, основанная на началах принудительной русификации и христианизации инородцев, жестокие подавления проявлений национально-освободительных тенденций на присоединенных к России территориях заставляли представителей различных этнических групп эмигрировать из страны. В 1830-1860-х гг. из Российской империи выехало значительное число поляков, татар, ногайцев. В конце Кавказской войны страну покинуло более 1 миллиона представителей северокавказских народностей (мухаджиры), которые расселились в Турции, Сирии и других странах. К концу XIX века началась эмиграция евреев, прибалтов, финнов. В 1880 г. император разрешил выезжать евреям из России, но запретил возвращаться обратно.

Эмиграция народных масс носила нелегальный характер. Только в самом конце XIX века на волне массовой трудовой эмиграции был подписан русско-германский торговый договор, в котором было легализовано право на сезонный выезд на сельскохозяйственные работы.

Маргарита Кононова (продолжение следует)



Ссылки по теме:

Эмиграционная политика российского государства. Петербургский период

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie