Хлебные крошки

Статьи

Фото: mos.ru (CC BY 4.0)
Пространство русской культуры
Культура
Европа

Елена Караева

Как русская классика победила европейские театры

Отмена русского искусства, главным образом классической музыки, которой пытались добиться европейские активисты, окончилась полным фиаско. И крахом. Для активистов.

Весь нынешний сезон на лучших сценах – от миланского Ла Скала до лондонского Ковент-Гардена – русские балеты и русская опера. Билеты на «Щелкунчика», которого дают в Лондоне в грядущем декабре, уже нельзя купить. Практически, если не завалялись за подкладкой пиджака в заначке или в кармашке сумочки примерно триста фунтов стерлингов. По полтораста – за каждый билет. И то – самые последние места испаряются буквально на глазах. Примерно та же ситуация будет и со «Спящей красавицей», этот балет Чайковского значится в программе, но уже зимой 2023 года. Невозможно попасть и в миланский Ла Скала, где через пару недель сезон открывается премьерой оперы Мусоргского «Борис Годунов».

И да, как вы догадались, что в репертуаре начинающегося сезона знаменитого оперного театра опять значатся русские балеты? «Лебединое озеро» Парижская опера решила показывать аж пять недель подряд. В Опера Бастилия (второе здание, то, что мы привыкли называть Гранд-опера или Пале Гарнье, отличается меньшей вместимостью). А магическое сочетание фамилий двух гениев русского балета – Чайковского и Нуриева (знаменитый танцовщик был и блистательным хореографом) – даёт невиданный успех. Не только художественный, но и кассовый.

А если говорить вообще об европейской музыкальной жизни, то лучше деньги всё-таки поставить на первое место. Они – в той экономике и в том общем менталитете, даже если речь идёт об искусстве, важнее. Поэтому, конечно, отменить исполнение увертюры Петра Ильича Чайковского «1812» одним оркестром из Кардиффа – в рамках демократии, прогресса, солидарности и всего самого хорошего, чтобы бороться с самым плохим, ещё можно. Но только единственный раз. А вот рисковать, например, деньгами спонсоров, имена которых стоят, кстати, значительно выше имени Чайковского в сетевой афише Ковент-Гардена, вряд ли сочтут уместным случаю. А спонсоры решили быть рядом с Чайковским и рядом с его «Щелкунчиком». И никакие активисты не заставят их это решение отменить.

Европейские театры, как это завёл ещё великий Сергей Дягилев, зарабатывают последние сто с лишним лет на русской опере и на русском балете. По-другому то, что принято называть европейским музыкальным классическим искусством, просто не умеет, да и не может уже функционировать. Потому что касса, точнее, заполнение её ящичков, тот самый box office, одерживает победу над любыми лозунгами «отмены русского искусства».

Другое дело, что менеджеры и руководство музыкальных театров даже уровня Ла Скала или Парижской оперы лукавят – они прячут фамилию композитора. Ставя её чуть выше, чем имена сценографов, но ниже хореографов-постановщиков, дирижёра, не говоря всё о тех же спонсорах. «Щелкунчик» (или «Спящая красавица», или «Лебединое озеро») легким движением теряет творческую и национальную принадлежность (чтобы не расстраивать активистов), при этом принося едва ли не львиную долю всего заработанного театром (или театрами) за весь сезон.

Поэтому тут такая дилемма – или русскую музыку вместе с Чайковским и Прокофьевым отменять и идти по миру за подаянием, или из года в год для наполнения кассы ставить лучшие балеты, чаще всего написанные русскими композиторами перьями русских лебедей (третье из левого крыла, если композитор – правша), которые обмакивались в русские же чернила. И при таком раскладе, конечно, Чайковский – как собирательный образ – абсолютно непобедим и неотменяем. Никакими силами. И никакими криками и лозунгами.

Радио Sputnik

Подписывайтесь на RUSSKIE.ORG в Telegram! 

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie