Хлебные крошки

Статьи

Мухтар Шаханов
Исход Востока
Политика
Казахстан и Средняя Азия

Казахский Парламент пошёл по следам Дика Чейни

Открытое письмо Республиканского Славянского движения «Лад»

Литератором-депутатом Мухтаром Шахановым в СМИ было распространено заявление антироссийского характера. В нём он, фактически, обвиняет руководство Российской Федерации в политике «языкового геноцида». Можно было бы оставить этот пассаж «советского национал-диссидента» без внимания, если бы не одно немаловажное обстоятельство: под заявлением поставили подписи ещё 40 парламентариев, что составляет более половины депутатского корпуса Мажилиса Республики Казахстан. Таким образом, на основании этого документа можно судить о настоящем отношении депутатов Парламента РК к России и, собственно, - к внешнеполитическому курсу страны, последовательно проводимому президентом Назарбаевым.

По форме это заявление представляет собой полемику с небезызвестным депутатом Госдумы Владимиром Жириновским, а по содержанию является бесцеремонным вмешательством во внутренние дела Российской Федерации. Г-н Шаханов в своём антироссийском запале – при этом, вполне отдавая себе отчёт, что это «вопрос внутренней политики России» - берёт на себя смелость давать рекомендации руководству РФ и возлагает ответственность за их исполнение на «соответствующие государственные органы России» и министра иностранных дел РК Касымжомарта Токаева.

В заявлении, в частности, говорится о «подавлении российскими властями интересов национальных меньшинств» и процессе «искоренении языков малых народов» на территории РФ. При этом г-ном Шахановым даются ссылки на некие абстрактные «международные правоохранительные органы» и (siс!) «Эстонский институт защиты прав человека». В заключение объёмного текста - предварительно процитировав русских классиков и в цифрах рассказав о том, как хорошо в Казахстане живётся нацменьшинствам (прежде всего - русским) - автор пишет о том, как сильно его волнует судьба «малых народов и наших соотечественников, оторванных от родного языка».

Без тени смущения Мухтар Шаханов заявляет (этот фрагмент надо обязательно привести полностью): «В российской Федерации проживает более 800 тысяч казахов. Может возникнуть такой закономерный вопрос: «А сколько в России существует школ для казахов?». Раньше они были. Сейчас их нет. Даже не сочли нужным оставить хотя бы одну школу ради уважения к дружественному Казахстану, с которым Россия подписала соглашение о вечной дружбе».

Вообще, г-н Шаханов, опрометчиво вступил на скользкую тропу статистики и темы реализации прав и свобод нацменьшинств. У нас есть что возразить ему по этому поводу, - хотя бы о евангельских «соринке» и «бревне» в глазу ближнего. Но в данном случае речь идёт об инсинуациях в адрес властей Российской Федерации. Поэтому мы ограничимся только российской тематикой и тем, как в России на законодательном уровне соблюдаются права нацменьшинств, в том числе и казахов, чья численность в РФ составляет менее 1%.

Всё нижесказанное будет говориться не для Шаханова, человека с устойчивой репутацией «русофила», а для казахстанцев, в которых он хотел бы вызвать неприязнь к нашему «большому соседу» - России, а вместе с тем и к русским. И в отличие от него, ссылающегося на непоименованные «международные правоохранительные органы», мы готовы привести конкретные официальные источники нашей информации, с которыми любой казахстанский гражданин может свободно ознакомиться и проверить их.

Общеизвестно, что с точки зрения всестороннего соблюдения прав и свобод нацменьшинств федеративное устройство государства предпочтительнее устройству национального унитарного государства. В Российской Федерации, чего нет ни в одной другой стране СНГ, создана мощная законодательная база, позволяющая всем малым народам иметь национально-культурные автономии.

Вот перечень некоторых законодательных документов, дающих гражданам РФ реализовывать национальные интересы:

Федеральный закон «Об общественных объединениях»; Федеральный закон «Об общих принципах местного самоуправления в РФ» (позволяющий иметь национальные районы); «Концепция государственной национальной политики РФ»; Федеральный закон «О национально-культурной автономии».

Национально-культурные автономии (НКА) дают самые широкие права нацменьшинствам, проживающим на территории России, в частности:

право самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования и культуры; получения поддержки со стороны органов государственной власти, необходимую для сохранения самобытности, национального языка и национальной культуры; право получения льгот по налогам, сборам и кредитам; право создавать региональные и федеральные НКА, создавать Консультативные Советы (КС) при органах исполнительной власти всех уровней, имеющие право участвовать в подготовке программ, проектов нормативных актов, затрагивающих интересы этнических общностей; право приглашать представителей органов государственной власти по вопросам, входящим в компетенцию КС.

А теперь, собственно, к вопросу об уважении в России языковых, культурных и иных прав малых народов
В Российской Федерации (по данным за 2002 г.) зарегистрированы 11 федеральных, более 100 региональных и около 200 местных национально-культурных автономий. Только в одной Оренбургской области казахскую диаспору представляют: Оренбургская региональная казахская национально-культурная казахская автономия, Казахская национально-культурная автономия Акбулакского района, Казахская национально-культурная автономия Домбаровского района, Оренбургская городская казахская национально-культурная автономия, Оренбургская областная общественная культурно-просветительская организация казахов «Казах тили» и её отделения (городское, Адамовское, Амбулакское, Домбаровское), Областное национальное общественное объединение казахов Оренбуржья и пр.

В Оренбургской области (по устаревшим данным за 2001 г.) функционировали более 200 учреждений с этнокультурным аспектом образования, в том числе: 144 общеобразовательные школы, где родной язык изучается как предмет (татарский - 78 школ, башкирский - 42, мордовский - 4, казахский – 1, чувашский – 2 школы), 36 дошкольных учреждений; 172 факультатива (татарских, казахских, башкирских, польских, немецких, чувашских, мордовских), 176 кружков (татарских, башкирских, казахских, мордовских, чувашских).

В Астраханской области работают 114 школ, в которых изучается родной язык (казахский – 72 школы, татарский – 25, ногайский – 9, калмыцкий – 5, немецкий – 3), 24 дошкольных учреждения.

В Самарской области действуют 224 национальные (нерусские) школы, из них: башкирских - 6, казахских - 7, мордовских - 51, немецких - 3, татарских - 26, украинских - 4, чувашских - 87, школ со смешанным национальным составом - 40.

В Омской области, где проживает 95 тыс. казахов, открыты и действуют 17 казахских школ.

Если ли смысл продолжать дальше?

Странными в этом антироссийском, а по духу - русофобском заявлении выглядят подписи 4-х депутатов с русскими фамилиями. Понятен их личностный генезис в нынешнем Парламенте РК, когда хочется выглядеть более казахом, чем русским. Уровень сегодняшнего представительства казахстанцев русского происхождения (более 4 млн.) в органах государственной власти таков, что выбор у них небольшой: либо вжимать голову в плечи и давить в себе «русскость», либо уходить с работы.

Но, тем не менее, позволять себе клеветать на страну, где покоятся кости поколений твоих предков, - означает пройти точку духовного и нравственного «невозврата». Политическая лояльность не требует национального самоуничижения, если это, конечно, не продиктовано внеморальными категориями.

Думается, сегодня «пятая колонна» в Казахстане - не столько «оранжевые», сколько кланово-олигархические группы, работающие на политическую дестабилизацию в республике. Они внедрены во власть и единственное, чего им сегодня не хватает – электоральной поддержки. Поэтому идёт активный поиск «фетишей», способных подорвать у титульного населения доверие к президенту. И в этом смысле, тема «путинского режима» и «русского фашизма», раскручиваемая Западом, актуализируется в Казахстане.

Такие, как Мухтар Шаханов, деятели с «националистической харизмой», сегодня востребованы и могут принести вреда больше, чем разношёрстная оппозиция, – ибо их риторика обращена к национальному сознанию, а конкретно - к социально неблагополучной массе казахского населения. Потому не случайно, что в последнее время на всех уровнях государственной власти активизировалась полемика о немедленном введении в делопроизводство казахского языка, а национал-радикалы возглавили протестное движение самозастройщиков Шанырака.

Точно такие же процессы развиваются и в соседней Киргизии. Там «зависшую» проблему захватчиков земель держат как «мобилизационный резерв», а внезапно развернувшаяся кампания за введение в делопроизводство киргизского языка имеет отчётливо политический характер с явным привкусом антироссийских настроений.

И в этом отношении «русский вопрос» в Казахстане, во всех его аспектах, становится эффективным политическим инструментом для казахских элит, готовящихся к смене власти. С его помощью (исподволь) можно сломать систему прогрессирующих казахстанско-российских отношений, позволяющую Казахстану иметь все геополитические, экономические и военные выгоды от такого сотрудничества. А поскольку во главе интеграционных процессов стоит сам президент Назарбаев, - несущий персональную ответственность за выбранную стратегию - то любое осложнение в двусторонних отношениях, будет использовано его оппонентами против него лично. Такие попытки уже предпринимаются.

Можно не соглашаться с нашими выводами, но факт внутрипарламентской оппозиции внешнеполитическому курсу страны имеет место быть. Пока антироссийские и антирусские настроения, в большей степени, остаются в кулуарах Парламента. Но где гарантия, что «молчаливое большинство» в какой-то кризисный момент не проявит себя и не потребует отставки самого президента?

29.05.06 г.

Президиум РСД «Лад»

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie