Хлебные крошки

Статьи

Великая геополитическая игра
Политика
Европа

Виктор Шестаков

"Косоварево"

от истории до перспектив

История с косовской «незалежностью» вызвала повышенный интерес, ибо не каждый день в мире появляется государство. Косово испокон веков населяли сербы, здесь произошли важнейшие события их истории и не зря они до сих пор называют Косово «Старой Сербией». Край имеет огромное значение для сербской истории и культурно-цивилизационного идентитета Сербии – здесь был центр и колыбель сербского государства. Это - как Киев для русских.

Старая Сербия

Собственно сербы расселялись по Балканам с севера и заняли полосу от Моравы до Далматийского побережья, достигнув могущества при «великом жупане» Стефане Немане. Он же и принял христианство греческого обряда. Тогда в Косово строится масса православных монастырей. Королевством же Сербия стала при сыне Немани – Стефане Первовенчанном, а наивысшего расцвета добилась при короле Стефане Душане, который венчался в 1345 г. как «царь и самодержец Сербии и Романии».

В 70-х годах XIV в. над Балканами нависала угроза османского завоевания. Турки разбили македонское ополчение в 1371 г. на реке Марице и выступили на север. Однако их первая попытка закончилась провалом. В 1389 г. султан Мурад вновь двинулся на Сербию. 15 июля в день святого Витта (по-сербски Видовдан) на Косовом поле 80-тысячная армия сербского короля Лазаря встретилась с превосходящими в шесть раз силами противника. Во время битвы ценой своей жизни сербский витязь князь Милош Обилич, проник в лагерь турок и мечом убил султана. Турки пришли в замешательство, но сын султана Баязит взял командование на себя, и сербы были разбиты. Король Лазарь и часть элиты сербов были жестоко казнены.

Битва нашла свое отражение в сербских эпосах, причем во многих произведениях содержится и причина поражения – отсутствие единства и предательство, например - Вука Бранковича. Новые властители Сербии признали себя вассалами Турции. Часть сербов перешла в мусульманство, часть сохранила верность православию. Южные сербские земли, включая Косово и Метохию (Космет), попали под турецкое иго и сразу пришли в запустение. С этого момента их начали заселять албанцы, пришедшие сюда на равнины Космета, вместе с турками и принявшие мусульманство.

Волосатая турецкая рука

Корни албанского сепаратизма в Косово лежат в последствиях Русско-турецкой войны 1877-78 гг., когда Россия настояла на передаче Сербии части земель (Поградец, Дебар, Гостивар и Тетово), считающихся у албанцев «своими».

При поддержке Турции 80 делегатов в городе Призрен в июне 1878 г. создали Албанскую или Призренскую лигу. На турецком языке была издана первая официальная программа – «Карарнаме» («Книга решений»), - в которой шла речь о «борьбе до последней капли крови против какой-либо аннексии албанских территорий», «объединение всех населенных албанцами территорий в одну провинцию, управляемую турецким генерал-губернатором», «придание албанскому языку официального статуса» и «введение национальной армии под командованием турецкого офицера».

Призренская лига сразу получила поддержку Турции. По сведениям российского консула в Янине А.Троянского, до декабря 1878 г. местный комитет Албанской лиги получил от командования турецкой армии 12 тысяч ружей. Летом того же года турецкие представители раздавали оружие и боеприпасы албанскому населению Косово. Турки признали объединение всех албанских территорий в единый албанский вилайет, при сохранении верховного суверенитета султана. На все должности, включая пост губернатора, должны были назначаться албанцы. Предусматривалось и создание национальной албанской армии в составе 200 тысяч человек.

В 1879 г. лидеры албанского национального движения Абдюль Фрашери и Мехмет Али Вриони представили меморандум, в котором провозглашалась принадлежность к Албании не только Косово или населенной албанцами северо-западной части греческого Эпира. Одновременно шел процесс вытеснения сербов из Косово, в 1876-1912 гг. Косовский вилайет покинули около 400 000 сербов. Особенно активно этот процесс проходил в период Греко-турецкой войны 1897 г. Именно тогда и именно насильственным путем и начало формироваться то количественное преобладание косовских албанцев над сербами в Косово.

Результатом активности турок и начавшихся балканских войн после 1913 г. на Балканах стало появление мусульманской республики Албания, хотя Косово и Метохия, по решению Лондонского совещания послов великих держав, отошли к Сербии. Первый Балканский раздел вызвал споры, ведь Германия, Австро-Венгрия и Турция пытались сохранить здесь в лице албанцев противовес влиянию России. В результате компромисс был достигнут на основе включения в албанские пределы города Шкодер (Скадар), при одновременной передаче Сербии территорий со смешанным сербо-албанским населением, в том числе городов Призрен, Дебар, Печ и Джяковица. Увы, но активную помощь албанскому сепаратизму оказывали и «православные братья из Болгарии».

После 1918 г. Косово осталось в составе КСХС (Королевство сербов, хорватов и словенцев), будущей Югославии, где и встретило II Мировую войну.

«Адольф, акбар!»

Сама Албания еще в 30-х гг. стала частью фашистской Италии и вторжение в Югославию гитлеровцев албанцы восприняли приблизительно так же, как и бандеровцы их вторжение в СССР. Появились местные «бандеровцы» - албанские "качаки" (турецкое слово, обозначающее разбойника, дезертира или преступника, объявленного в розыск) и члены организации «Балли комбетар» (баллисты). Именно они зверски уничтожали косовских сербов, практически «зачистив» от них Косово и Метохию. По ряду свидетельств, численность уничтоженных составила более 15 тысяч человек.

Стоит вспомнить, что в 1943 г. была создана "Вторая албанская лига", а позже и албанская 21-я Добровольческая дивизия СС "Скандербег", которая была укомплектована мусульманами из Албании и их соотечественниками из Косово. Дивизия эта, равно как и дивизия СС «Галичина», оказалась небоеспособной, и ее использовали для карательных операций. На фоне геноцида сербов и черногорцев, отмечался рост мусульманского населения Косово.

Плохой коммунист Тито, как предвестник развала

Очередной гвоздь в сербско-косовский гроб вогнал «коммуно-интернационализм», который, как правило, насаждался за счет конкретной нации. После войны Косово получило широкую автономию в составе Сербии, ставшей в свою очередь частью Социалистической Федеративной Республики Югославия. Дело в том, что сербы были представлены во всех республиках СФРЮ, но административно присоединить их анклавы к Сербии никто не собирался – это усилило бы Сербию… (Помните, как в СССР с русскими – почти для всех крупных народов были созданы национальные республики, только не для русских).

Действительно, многонациональная Югославия, чем-то напоминающая СССР, требовала особого отношения к национальному вопросу. В стране проживало 25 этнических групп, и при маршале Тито косовских албанцев любили и лелеяли. В 1963 г. Косово становится автономным краем, здесь существовало 904 албанских начальных и 69 средних школ, университет. Но албанцев это не устраивало – этнонационализм уже пустил метастазы. В 70-х годах в Косово происходят столкновения с полицией, а югославский УГБ (служба безопасности) докладывает о постоянном росте сепаратистских настроений.

Но вместо того, чтобы уничтожить разрушителей с тем азартом, как хорват Тито уничтожал сербских национал-патриотов, в новой Конституции СФРЮ 1974 г., Косово вновь предоставляют невиданные права автономии – фактически край стал самостоятельным субъектом федерации и обладал равными правами с другими республиками, кроме одного – он не мог отделиться от Сербии. Появляется концепция «интеграции албанцев в единую Югославию, через искусственно поднимаемый уровень их культуры». Государство финансирует новые школы, албанские газеты и албанское телевидение. (Ничем это Вам не напоминает заботу советской власти об украинизации Южно-Русских земель?)

Со смертью Тито, косовары просто распоясались. В крае начались антисербские демонстрации, все чаще появлялись лозунги и требования об отделении от Югославии и объединении с Албанией, которая кстати, активно содействовала сепаратизму. Первые акты геноцида против сербов появились в марте 1981 г., когда албанцы саботировали работу предприятий, распространяли антигосударственные листовки, оскверняли памятники культуры, православные храмы и кладбища, поджигали дома, убивали людей, захватывали чужие земельные участки, ограничивали свободу передвижения. Следствием этого стал массовый отъезд сербских семей из края. В 1981 г. из 1451 населенного пункта в 635 не осталось ни одного серба. Чисто сербскими оставались только 216 сел.

Любопытно, что во главе косовского национал-погрома стояли …албанские коммунисты, вроде Фадила Хокси, который в 1987 г. в ответ на жалобы о многочисленных случаях изнасилования сербок, цинично заметил, что «если бы больше сербок занялось проституцией, подобных проблем было бы меньше». Но сербы, к сожалению терпели.

Албанизм как религия

Без сомнения, истоки косовского кризиса лежат в плоскости этно-религиозной. Ключевым источником развития албанского движения до конца XIX в. была мусульманизация сербского населения в районах со смешанным сербо-албанским населением. Особенно активно она происходила в тех районах, где сербский элемент был разрозненным вследствие исхода славянского населения после поражений войск антитурецкой коалиции в 1690 и 1737 гг. О существовании собственно албанской нации долго не решались всерьез говорить даже лидеры албанского национального движения. То есть, сегодняшние косовары есть полутурки – потомки сербов, принявших ислам в период Османской империи. Специалисты этим объясняют их жестокость в отношении своих бывших соплеменников, приводя в пример и боснийских мусульман, также «полусербов».

Религия играет в Косово особую роль на протяжении всей ее истории. Идеолог албанского национального движения Пашко Васа Шкодрани говорил еще в XIX в., что «религией албанцев является албанизм». Албанцев до сих пор четко идентифицируют в Италии, Хорватии, Австрии именно по этно-религиозному признаку.

С началом распада Югославии и войны в Боснии и Герцеговине, сюда, вместе с афганскими моджахедами, палестинскими боевиками и хамасовскими «борцами за веру», хлынул ислам воинствующий. Многочисленные мусульманские организации и фонды стали открывать в регионе свои филиалы и представительства. Нередко (как в случае с псевдогуманитарным саудовским фондом «Аль-Харамейн») под прикрытием благотворительных вывесок осуществлялся набор «воинов джихада», закупалось оружие, создавались тренировочные лагеря. Проник сюда и ваххабизм. Причем его проникновение в Косово началось сразу после размещения в крае в 1999 г. миротворческих сил НАТО и вывода края из-под контроля Белграда. Главными финансистами исламских боевиков и их структур стали базирующиеся в Саудовской Аравии Комитет помощи Косово и Чечне, а также фонд «Аль-Харамейн». Кроме того, в Косово и соседней Албании открыто действуют ячейки террористической сети «Аль-Каида». Руководит этой сетью Мухаммад аз-Завахири – брат одного из приближенных Усамы бен Ладена Аймана аз-Завахири.

От развала до войны

Первым о серьезной надобности защиты косовских сербов заговорил Слободан Милошевич, возглавивший Президиум Социалистической Республики Сербия в мае 1989 г. Но было уже поздно. Если бы сербы взялись за оружие, как их братья в Боснии и Герцеговине, то ситуация могла быть другой (боснийские сербы оружием добились своей автономии), но Югославии уже вынесли приговор…

Белград старался помогать своим, пытаясь одновременно сохранить целостность государства. Но сербы, равно, как и русские стали народом, «разорванным в клочья». И на этом печальном для сербов фоне возникла реальная угроза потери Косово. В 1989 г. албанская автономия в Косово фактически была ликвидирована. В сентябре 1991 г. на фоне распада Югославской федерации косовские албанцы провозгласили независимую Республику Косово, а чуть позже «провели выборы албанского президента и албанского парламента». Президентом непризнанной республики стал «писатель» Ибрагим Ругова. Белград объявил эти действия незаконными, но США и Европу мнение Белграда уже не интересовало.

В 90-х гг. в Косово и Метохии попадает исламский экстремизм, поднимает голову албанская мафия, вплоть до серьезных скандалов в Италии. Большая часть денег «исламского наркотраффика», проходящего здесь, идет на выкуп домов и земель сербов, проживающих в Косово. В 1992 г. в крае появляется ОАК – Освободительная армия Косово - террористическая боевая организация, которая опиралась на поддержку цивилизованной Европы и США.

С 1998 г. боевики ОАК стали нападать на сербскую полицию, прозвучали взрывы в македонских городах Гостивар, Куманово и Прилеп, участились убийства мирных жителей. Сербов убивали, насиловали, брали в заложники. Через границу с Албанией в Косово пошел поток оружия, в самой Албании работали лагеря подготовки боевиков. В 1998 г. сербы начали масштабные действия по ликвидации баз Освободительной армии Косово, что привело к жертвам среди мирного населения.

Было очевидным, что любое сопротивление партизан ОАК, сербы могли раздавить силами 3-й общевойсковой армии (командир генерал Павкович) дислоцированной в крае и 63-й бригады ВДВ. Так и начиналось. В 1999 г. численность ОАК, по разным оценкам имевшей до 10 тыс. бойцов и 20 тыс. ополченцев, после весенних операций армии и МВД Сербии сократилась до 4 тысяч. Сербы могли «додавить гадину», но вмешался Запад, снова вставший на защиту «демократии».

Не замечая проблемы сербов, международное сообщество вдруг проявило «огромный интерес» к проблеме прав человека в Косово. Сербов стали цинично унижать на всяческих конференциях в Рамбуйе, ввели против них международные санкции. Потом НАТО сообщило, что готово выступать не как инструмент реализации решений СБ ООН, а как самостоятельный фактор, что фактически означало поддержку отделения Косово, при участии натовских «миротворческих» войск. Сербы отказались и получили новую войну.

Сербско-натовская война

24 марта 1999 г. - генеральный секретарь НАТО, «большой друг Украины и всего Майдана» Хавьер Солана отдал приказ командующему силами НАТО в Европе американскому генералу Уэсли Кларку начать войну против Югославии. Официальным поводом начала военных действий было объявлено присутствие сербских войск на территории края Косово. Белград, Приштина, Ужице, Нови-Сад, Крагуевац, Панчево, Подгорица подверглись мощным бомбардировкам.

Одновременно активизировалась ОАК. Их разрозненные отряды при содействии «иностранных спецов» свели в бригады под руководством главкома Агима Чеку (бывшего капитана армии СФРЮ, выпускника Белградской академии, воевавшего в составе хорватской армии с сербами). Военную полицию албанцев возглавлял нынешний «глава страны» Хашим Тачи. Поддерживаемые американцами «косоварвары» довели свой антисербский террор до предела, уничтожались не только военные лица, но и гражданские, священники, уничтожались даже церкви и кладбища.

Не отставали и западные союзники исламистов, воевавшие с сербами до июня 1999 г. В результате «миротворческой операции НАТО», согласно сербским источникам, число гражданских жертв на территории Сербии превысило 2000 человек, зарегистрировано более 15 000 новых случаев рака предположительно связанных с использованием силами НАТО боеприпасов с обедненным ураном. Экономика стран бывшей Югославии была отброшена на уровень 1945 г., работы лишилось около 600 тысяч человек, 2,5 млн. граждан осталось без каких-либо доходов и средств к существованию. Общий ущерб, нанесённый промышленным и транспортным объектам, оценивается в 1 миллиард долларов.

К сожалению, внешнеполитическая реакция тогдашней России не отличалась продуманностью и была не вразумительна, как и блестящий, но увы, не совсем пригодившийся марш-бросок русских десантников в Приштину, где они встретили мгновенно струсивших и ошалевших «суперсолдат НАТО».

По сути, Югославия, а в ее лице – Сербия – была брошена и предана всеми.

В результате войны, югославские войска были выведены с территории края Косово, который перешел под контроль сил НАТО, а потом и KFOR. Юридически Косово осталось принадлежать Сербии, как часть бывшей Югославии, но сербское население почти полностью покинуло Косово. Косово стало этнически однородной территорией, на которой свыше 90% населения - албанцы. В крае «уселась» международная администрация, которая провела «первые свободные выборы». Вопреки нормам международного права количество мест в парламенте распределили по этническому признаку – этническим албанцам досталось 100 мест из 120. Остальные 20 были зарезервированы за национальными меньшинствами, в том числе 10 - за сербами, хотя подавляющее большинство косовских сербов выборы проигнорировало (пришло всего 900 человек). Зато продолжались этнические чистки теперь уже под эгидой миротворцев. В марте 2004 г. в результате беспорядков и погромов в Косово 19 человек погибли, 4 тысячам сербов и других неалбанцев пришлось бежать, были сожжены сотни домов и разрушены десятки православных храмов и монастырей. ООН, столь влюбленно относящееся к различным беженцам, не видит 300 тысяч изгнанных из Косово сербов до сих пор.

Вот цена «западной демократии», евро-америанской и натовской гуманитарной стратегии.

Потом начались бесконечные и бесплодные переговоры о статусе края, где блистал «миротворческим интеллектом» специальный представитель генсека ООН Мартти Ахтисаари. При этом Сербия виновато просила сохранить хоть какой-то контроль над своей же исторической территорией и дать возможность оставшимся косовским сербам Митровицы пользоваться правами самоуправления в вопросах здравоохранения, образования, юридической и социальной службы, и вопросах безопасности. До февраля 2008 г. на это призрачно надеялись…

Что день грядущий им готовит?

Собственно для Сербии и сербов вопрос уже решен. Их излишняя уступчивость и стремление к «общечеловеческим ценностям» принесли плачевный результат. Сербия осталась неготовой к ассиметричному ответу, а Тадич и Коштуница по сути - отцы сегодняшней ситуации. Сербия стал мальчиком для битья, прежде всего потому что позволила себя бить.

Экономические санкции против Косово, даже с гипотетическим использованием российского «Южного потока», не приведут к серьезным результатам. Гораздо реальнее провести операцию по расколу уже независимого Косово, при помощи еще находящихся там сербов Митровицы. Сценарий – все тот же, что и для самого албанского Косово: помощь большой этнической родины, пропаганда и другие инструменты, обычно применяемые демократами для достижения гуманистических идеалов.

«Кейфоровцы» и косовары не скрывают, что опасаются настоящей войны с сербским спецназом или «добровольцами». В конце концов, ведь не прекращают «народной войны» в Ираке местные партизаны, причем вплоть до обсуждений Сенатом необходимости вывода американских войск…

Очередным последствием для Европы будет продолжение ее исламизации со всеми вытекающими последствиями в виде сгоревших кварталов Парижа и Амстердама, Но это их забота и их ценности. Есть проблема глобальнее.

Самопровозглашение независимости Косово и его признание США, Великобританией, Германией, Францией, Турцией, Албанией, Латвией и иными государствами, привело не только к серьезной дискуссии по возможным перспективам подобного «легального сепаратизма». Хотя представитель Конгресса США Маккормак и говорит, что его страна «отвергают любые попытки такой увязки».

Страна может и «отвергает», но ситуация с Косово уже вызвала «эффект домино». О своих «суверенитетах» открыто заговорили даже во Фландрии. А почему бы и нет, господа евроинтеграторы?

Создан прецедент для той же Великобритании, где есть Шотландия и Ольстер. Для Франции, где есть Корсика, для Турции с Курдистаном, для Испании, где есть Страна басков и Каталония… Нельзя забывать, что ситуация, схожая с косовской, может «выстрелить» на Тайване, в Тибете. Афганская марионетка Хаким Карзай, также поддержавший косоваров, практически живет в стране, разделенной на анклавы таджиков, пуштунов, узбеков, хазарейцев. На территории постсовествкого пространства живут и процветают четыре «суверенных» государства - Приднестровье, Абхазия, Нагорный Карабах и Южная Осетия. Европа, столь решительно побежавшая в сторону пересмотра послевоенных границ, не понимает, что здесь может возникнуть спорная этническая территория в любой точке внутриевропейского пограничья. В Румынии есть «исторические венгерские анклавы», а Германия может вспомнить, что польский Гданськ, это древнегерманский Данциг, а Клайпеда – тоже бывшая собственность Германии. Словом – есть не только тема, но и проблема.

Безусловно, нельзя не сказать об Украине, где современная политика Киева продолжает нагнетать весьма нежелательные последствия.

В Закарпатье уже высказались по этому поводу русины. Усугубляется брожение в Крыму. На западе страны есть большие по численности анклавы мадьяров и румын, граничащие с «этническими родинами». И, в конце концов, Юго-восточная русская Украина – вернее – Юго-западная Русь (которую в принципе и надо так называть) должна вызывать серьезные раздумья – глумление над историей, языком, культурой миллионов людей не исключает и радикальной реакции, далекой от преследуемого СБУ и националистами и выглядевшего безвольным «гуманитарного» съезда в Северодонецке. Действие, как известно, может породить противодействие.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie