Хлебные крошки

Статьи

Крымский узел
Политика
Украина

Николай Троицкий

Неотделимый остров Крым

Битва за суверенитет

20 января жители Крыма традиционно отмечают День своей автономной республики. В названии праздника уже заключено некоторое лукавство. В этот день двадцать лет назад, в 1991 году, в Крыму состоялся референдум, на котором 93 процента его участников высказались «за восстановление Крымской АССР как субъекта федерации СССР». Но в феврале Верховный Совет Украины, тогда еще советской социалистической республики, принял закон о восстановлении Крымской автономии в составе УССР.

Битва за суверенитет

Таким образом, суть народного волеизъявления была искажена, а результаты референдума – элегантно передернуты. Впрочем, это было типично для той бурной поры. Многие уже, наверное, не помнят или не знают, что 17 марта того же года состоялся другой, уже всесоюзный референдум. Из 185,6 миллиона граждан СССР с правом голоса в нем приняли участие 148,5 миллиона, то есть 79,5 процента, и 76 процентов из них высказались за сохранение Союза. Прошло несколько месяцев, и эти итоги были перечеркнуты и забыты.

Вопрос крымского референдума был сформулирован предельно ясно. Жителей Крыма спрашивали, хотят ли они жить в отдельной союзной республике, а не в украинской автономии. В Киеве тоже это прекрасно поняли и сделали все, чтобы не допустить отделения полуострова. Симферополь пытался сопротивляться и настаивать на своей трактовке.

Борьба, начавшаяся в УССР, продолжилась в рамках незалежной Украины. После распада Союза крымские депутаты Верховного Совета отказались от первоначального намерения. Они трижды голосовали за постановления о государственном суверенитете своей республики, дважды принимали Конституцию, где поначалу было записано, что «Крым входит в состав Украины на основе договора и соглашений». Но Киев решительно отвергал любые компромиссы, отменял все законы и декларации, противоречившие украинскому Основному закону.

Московское время

Схватка достигла кульминации осенью 1993 года, когда в Крыму был введен – вопреки Конституции Украины – пост президента. В феврале 1994-го прошли выборы, которые выиграл юрист Юрий Мешков. Основой его политической программы стал курс на сближение с Россией. Об отделении от одного государства и присоединении к другому Мешков прямо не говорил. Только обещал ввести в Крыму рублевую зону, заключить с Москвой военно-политический союз, предоставить жителям Крыма российское гражданство и ввести московское время.

Выполнить удалось только последний пункт, московское время в Крыму ввели, но ненадолго. Да и сам Мешков продержался на своем посту чуть меньше года. Киев жестко прессовал любые попытки Симферополя обрести хотя бы некоторую самостоятельность. Популярность Мешкова быстро иссякла. Недолговечный крымский президент оказался слабым политиком, умудрился переругаться со всеми своими товарищами из предвыборного блока, который его выдвигал, и в январе 1995 года убыл в Москву, где и сейчас работает в Юридической академии.

Борцы за крымскую – хотя бы относительную – независимость долго надеялись на помощь России. Но так и не дождались. Нашим политикам было в те годы совсем не до Крыма. Сначала Ельцин боролся с Горбачевым, затем воевал с Верховным Советом, параллельно шла долгая мучительная распря Центра с собственными субъектами Федерации, в ходе которой первый президент РФ даже выступил с памятным заявлением: «берите столько суверенитета, сколько проглотите».

Скорее всего, украинские власти внимательно следили за этим процессом, в связи с чем и не позволили Крыму «проглотить» ни одной крохи суверенитета. Само это слово было категорически вычеркнуто из Конституции полуостровной республики.

Не нашлось Аденауэра

Единственное, чем Россия пыталась в какой-то мере помочь Крыму, так это специалистами. Когда Мешков еще был президентом, он пригласил на пост вице-премьера (фактического главы правительства) известного московского экономиста Евгения Сабурова, увы, ныне покойного. Он сумел продержаться на этой должности всего восемь месяцев и ничего не сумел сделать с депрессивной местной экономикой. Уволили его опять-таки под нажимом Киева. Формально – за то, что приезжий вице-премьер не захотел отказываться от российского гражданства.

Но Сабуров и сам охотно уехал, да фактически сбежал из бывшей всесоюзной здравницы. Он прибыл на новое место работы с небольшой командой, но вскоре обнаружил, что не может ни проводить реформы, ни хотя бы добиться исполнения элементарных распоряжений. Они попросту игнорировались, никто не желал подчиняться решениям «варяга». Всем распоряжались местные авторитетные бизнесмены, которые взяли российских специалистов под суровую опеку.

Коллега рассказывал забавную историю, случившуюся летом 1994 года. Он приехал в Крым брать интервью у Сабурова, тот стал жаловаться на полное бессилие и, в частности, сказал: «К сожалению, здесь так и не удалось найти Аденауэра». Имелся в виду первый канцлер ФРГ, возродивший независимую Германию после Второй Мировой войны. Однако присутствовавший при этом разговоре «авторитетный» помощник Сабурова, весьма устрашающего вида, услышав незнакомую фамилию, тут же спросил: «Кого вы тут не смогли найти? Мы быстро найдем и доставим в лучшем виде».

Да что там говорить о политиках уровня Аденауэра. Все беды и проблемы Крыма проистекали из-за того, что там не нашлось крепкого регионального лидера, который попытался бы привести в порядок хозяйство, а не занимался бы бесполезной борьбой за «государственный суверенитет» республики. Изначально было ясно, что любые руководители независимой Украины будут весьма болезненно реагировать на любые намеки на возможность даже символического обособления автономии. И так же понятно было, что Россия не станет не то что воевать (даже подумать об этом страшно), а всерьез ссориться с соседней страной из-за Крыма и Севастополя.

Севастопольская страда

Севастополь, кстати, административно не входит в состав республики Крым, а напрямую подчиняется Киеву. Как известно, там базируется российский Черноморский флот. Украинская Конституция не допускает пребывания иностранных войск на незалежной территории, но для этого случая было сделано исключение и заключено межгосударственное соглашение. Первоначально – до 2017 года.

В период ухудшения отношений между двумя государствами Севастополь и флот превращались в яблоко раздора между нашими двумя государствами. Отдельные киевские политики требовали срочно вывести чужеземный флот из уютной севастопольской бухты. Из Москвы тоже звучали грозные заявления: дескать, в советское время Севастополь был городом федерального подчинения, не входил в УССР, а потому, дескать, не входит и в независимую Украину. Очень любил поговорить на эту тему, например, бывший мэр Москвы Юрий Лужков.

С международно-правовой точки зрения эти заявления юридически ничтожны. Во-первых, еще в далеком 1978 году была принята новая Конституция УССР, где Севастополь был указан как город республиканского, а не союзного подчинения. Во-вторых, при заключении в 1997 году так называемого Большого договора между России и Украиной никаких оговорок относительно Севастополя сделано не было. Можно к этому по-разному относиться, но все дискуссии по данному поводу – не более чем демагогия.

В политике между словами и делами – дистанция огромного размера. Заявлять «Севастополь - русский город» – это вовсе не значит выслать десант для захвата военно-морской жемчужины Крыма. В Киеве в пору президентства Ющенко долгое время делали вид, что не понимают этой разницы. Отдельные маргинальные политические группы в автономии пытались делать ставку на этот конфликт. И совершенно напрасно. На Украине сменился президент, пришел к власти Виктор Янукович, и все проблемы с Черноморским флотом были спокойно решены «в теплой дружественной обстановке».

Никакая не заграница

Крым по-прежнему остается автономной республикой в составе Украины. Государственным языком там объявлен украинский, русский получил статус языка общения. Правда, по данным опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии, русский язык использует для общения абсолютное большинство – 97 процентов населения Крыма.

Разговоры об отделении или независимости полуострова фактически сошли на нет. Строго говоря, они лишены всякого смысла. Автор этих строк неоднократно бывал в Крыму после 1991 года и ни разу, ни одной секунды не ощущал, будто находится «за бугром». В духовном, ментальном смысле Крым никогда от России не «отделялся». Да и съездить туда нашим согражданам совсем нетрудно, не требуется даже заграничный паспорт.

Это вовсе не значит, что автономия вошла в эру полного благополучия. Местные жители выживают только благодаря курортному сезону, когда к ним в гости по-прежнему прибывают десятки тысяч отдыхающих. Вот только с годами их становится все меньше, отдых в Крыму становится все дороже, дешевле слетать в Турцию, а «сервис» остается на достопамятном советском уровне. И даже летом жизнь бьет ключом только на побережье, а уже в нескольких километрах от моря царит запустение и нищета.

В республике Крым по-прежнему очень много проблем, только отнюдь не языковых или политических, а сугубо экономических. Однако решение этих проблем – дело рук самих крымчан и Киева.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie