Хлебные крошки

Статьи

Фото: ia-centr.ru
Исход Востока
Политика
Казахстан и Средняя Азия

Евгения Ким

Отставка Жээнбекова завершила третий переворот в Кыргызстане

«В Кыргызстане в скором времени негатив может скопиться уже у уязвленных сегодня кланов и групп, которые соберут недовольных сторонников и точно так же снесут нынешнюю команду», – старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин в интервью Ia-centr.ru рассказал о последствиях отставки президента для страны и уроках кыргызских событий для всего региона Центральной Азии.

– Как сейчас изменится ситуация в Кыргызстане в связи с отставкой президента Сооронбая Жээнбекова?

 – Самое печальное, что ушел единственный легитимный представитель власти в Кыргызстане. Гарант конституции подал в отставку, и сейчас у власти в стране находятся люди, которых якобы «привела улица».

Соответственно, легитимность нынешней власти – премьер-министра (а 15 октября Садыр Жапаров уже назвал себя и.о. президента Кыргызстана – ред.) и его правительства под большим вопросом.

Нынешняя ситуация означает одно – никто никаких правил соблюдать не будет и достижение власти для групп влияния является первоочередной целью. Решение же проблем и обеспечение стабильности государства в список приоритетных задач не попадает.

– Если мы считаем, что стабильность в Кыргызстане держится на компромиссе между представителями различных элитных кругов, можно ли сказать, что нынешние власти пытаются сломать эту систему и установить новые правила?

– Такая цель у них есть. Но они не учитывают опыта своих предшественников, того же Жээнбекова.

Ведь почему для будущего страны позитивно воспринималось положение президента до его отставки? Сооронбай Жээнбеков был в какой-то степени гарантией того, что различные политические силы будут искать компромисс для своего присутствия у руля.

Новые политические силы бескомпромиссно идут к тому, чтобы полностью взять под контроль все ветви власти. Но опыт Кыргызстана показывает, что несмотря на большую «армию поддержки на улице», последнее слово остается за избирателями и региональными элитами.

Вряд ли можно ожидать, что новые лидеры смогут решить проблемы, которые не смогли решить их предшественники. Опыт беглых президентов Кыргызстана – Аскара Акаева и Курманбека Бакиева доказывает, что даже полный контроль над властью не дает контроля над ситуацией и делает положение политиков очень неустойчивым.

В Кыргызстане в скором времени может наступить скопление негатива со стороны уже сегодня уязвленных кланов и групп, которые потом соберут своих недовольных сторонников и точно так же снесут нынешнюю команду. 

Таким образом, отставка президента – серьезный удар по устойчивости и преемственности власти в стране. Если до отставки главы государства еще возникали сомнения о том, что произошло после парламентских выборов 4 октября, то сейчас можно точно сказать – это был переворот, и он окончательно оформился 15 октября после заявления главы Кыргызстана.

– Летом 2020 г. под Вашим авторством вышла статья об особенностях транзита в Кыргызстане и Грузии. Вы пишете, что две эти страны «лидеры по либерализации и демократизации» в регионе. Насколько эта «свободная модель», исходя из опыта трех смен власти, подходит Кыргызстану?

 – Грузия и Кыргызстан, несмотря на подмеченную схожесть, принципиально отличаются. Общество как актор выступило с решающим словом в Грузии в 2012 году. Когда через процедуру голосования произошла смена властвующей элиты, то вместо национального движения, которое возглавлял Михаил Саакашвили, к власти пришла совершенно другая контрэлитная группа «Грузинская мечта». Все это прошло, отмечу, в рамках законодательства.

В Кыргызстане иная ситуация. В конкуренции между различными политическими группами не всегда соблюдаются юридические правила и нормы, которые позволяют обеспечивать стабильность. Итог такого поведения – дестабилизация.

– Чем сейчас особенно опасна подобная дестабилизация для страны?

– Сегодня много факторов, негативно влияющих на развитие ситуации. Один из них – приближающаяся вторая волна коронавируса. В условиях, когда государство максимально ослаблено, нет реальных возможностей для страховки уязвимых слоев населения, любая дестабилизация разрушительна для страны вдвойне. 

Дополнительным негативным фактором является то, что из-за пандемии многие граждане лишились работы в России и Казахстане. Соответственно, влияние тех стабилизирующих факторов социально-экономической ситуации в Кыргызстане, которые ранее во многом обеспечивали относительную стабильность в республике, сегодня – менее значимо и не может компенсировать сложности, с которыми сталкивается государство.

В целом, государство как машина не может полноценно функционировать в условиях, когда каждый день наблюдается значительный прирост больных, а еще необходимо поддерживать инфраструктуру и работу медицинской системы и т.д.

В таких обстоятельствах погружаться в политическую борьбу за передел сфер влияния – непозволительная роскошь и абсолютная безответственность.

Но, к сожалению, «на войне все средства хороши», и когда одна из политических групп считает, что у нее есть все возможности, чтобы перехватить власть, то сложно найти моральные факторы, способные ее остановить.

– Какие уроки из прошедших событий могут вынести для себя другие страны Центральной Азии?

 – Если сравнивать политические структуры, наиболее близок для Кыргызстана именно Казахстан. Однако там политический процесс строился на вовлечении всех частей общества.

Если в Кыргызстане – это «север»-«юг», то в Казахстане – это три жуза. И если посмотреть в РК на баланс и вовлечение различных региональных групп влияния, то ситуация достаточно сбалансированная. То есть нет такого, что один жуз, какой-то региональный клан, занимает доминирующее положение во власти. 

На регионально-элитном уровне в Казахстане ситуация в корне отличается от происходящего в Кыргызстане. В Казахстане всегда работают механизмы рекрутирования и вовлечение разных групп, что и обеспечивает на традиционном региональном уровне относительную стабильность в государстве.

При этом пример Кыргызстана всегда оставался для Казахстана определенным раздражителем. Потому что с точки зрения свободы медиа, конкурентной политики – Кыргызстан исторически уже «белая ворона» в регионе, где вертикали власти отстроены, а контроль над политическими процессами и конкурентной политической борьбой – это залог стабильности. 

Объясняется статус дел тем, что большинство государств Центральной Азии сейчас находятся в транзитном периоде, когда партии как акторы и как представители интересов определенных групп населения еще не стали эффективными объединениями. Не превратились в институты, способные действовать в легальном, правовом поле. Соответственно, конкурентная борьба, наличие нескольких центров власти – серьезный вызов для всех государств. 

Поэтому на нынешнем этапе страны ЦА не готовы к переходу к полноценной конкурентной борьбе. Пример Кыргызстана показывает, что существуют серьезные негативные последствия перехода к чистой конкуренции и приоритета достижения власти как главного элемента борьбы.

ИАЦ МГУ

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie