Хлебные крошки

Статьи

Кавказ
Политика

Анатолий Отырба

Признание суверенитета Абхазии – веление времени

Есть мнение

Десятилетие фактически независимого существования в XXI веке – срок вполне достаточный, чтобы с полным основанием претендовать на признание мировым сообществом статуса государственности, чего сегодня добивается Абхазия. И было бы логично, если первой ее признала именно Россия.

А логика в том, что, став правопреемницей, Россия, вместе с правами переняла и обязательства СССР, которые не ограничиваются лишь выплатой долгов "Парижскому клубу". В гораздо большей степени, они касаются основной обязанности любого государства – защиты своих граждан.

За все постсоветское время население Абхазии не признало грузинского гражданства. Соответственно, сегодня жители Абхазии являются гражданами страны правопреемницы – России. А так как все эти годы над абхазами висит угроза уничтожения, то Россия с целью предотвращения подобного исхода просто обязана признать суверенитет Абхазии.

Как известно, в политической практике, помимо юридических норм, существует еще политическая этика и мораль. И если взглянуть на положение Абхазии через призму этих норм, то признание Россией ее суверенитета в сегодняшней ситуации выглядело бы совершенно обоснованной политической акцией. Аргументов, объясняющих и оправдывающих подобный шаг, более чем достаточно. Вот некоторые из них.

Прежде всего, на России как правопреемнице СССР лежит как моральная, так и юридическая ответственность за бывших граждан СССР, волей судьбы и вопреки желанию оказавшихся вне пределов своего единственно признаваемого отечества СССР, что сегодня означает – России. Она как страна-правопреемница ответственна за судьбу каждого гражданина СССР до тех пор, пока он окончательно не определятся со своим гражданством. В свою очередь, любой бывший гражданин СССР, независимо то места проживания, до конца своих дней имеет право считать себя гражданином России – страны, взявшей на себя обязательства его родины.

Все 10 постсоветских лет Абхазия фактически живет независимо, опираясь исключительно на свои законы и, несмотря на сильнейшее политическое давление и изоляцию, убедительно доказывает мировому сообществу свою жизнеспособность и самодостаточность.

Существенным аргументом в пользу государственности Абхазии является факт того, что на проведенном в последний год существования СССР референдуме население Абхазии подавляющим большинством высказалось за желание жить в составе СССР, что сегодня автоматически означает – в составе России. Около половины ее граждан являются сегодня гражданами России.

Нельзя не учитывать и того, что грузино-абхазская межэтническая вражда, спровоцированная войной, находиться на уровне, практически исключающем их совместное проживание. Высоким уровнем враждебности и объясняется присутствие миротворческого контингента по периметру их противостояния. Подобное состояние может длиться неопределенно долго, и совершенно нелогично на неопределенно долгий срок задерживать естественный процесс развития целого народа. Сложившаяся ситуация – раздельное проживание враждующих этносов является сегодня наиболее оптимальным вариантом решения проблемы, т.к. совместное проживание при нынешнем характере взаимоотношений неизбежно приведет к новому вооруженному столкновению, в которое неминуемо втянутся родственные абхазам народы Северного Кавказа. Подобное развитие событий несет угрозу российской государственности, а потому Москва имеет право принимать все необходимые меры по упреждению конфликта вблизи своих границ.

За время своего независимого существования народ Абхазии создал все государственные институты, необходимые для полноценного функционирования, тем самым подтвердив свою цивилизованность и отсутствие склонности к криминализации, и доказал бы это еще убедительней, если бы не подвергался дискриминации, сдерживающей его развитие.

Совершенно алогично звучит ссылка на "принцип целостности государств" при отказе в признании суверенитета Абхазии, поскольку он постулирует, что на Земле завершился процесс образования государств. Но, может ли кто-либо взять на себя смелость утверждать, что завершилась эра рождения государств? Наверное, пришло время признать, что процесс рождения государств не поддается правовому регулированию, т.к. лежит в плоскости совершенно иных научных дисциплин, и до сегодняшнего дня не имеет четкого обоснования. Кстати, и бесстрастная статистика утверждает, что со дня провозглашения "принципа целостности государств" (1948 г.), он был попран более сотни раз, что дает основание считать его больше пустой декларацией, чем общемировым принципом.

Отношение населения Абхазии к вопросу грузино-абхазских политических взаимоотношении совершенно исключает ее вхождение в состав Грузинского государства. Здесь позиция народа бескомпромиссна и значительно радикальней позиции руководства Абхазии, порой проявляющего склонность к малодушию. Такая позиция исходит не столько из политических соображений, сколько диктуется инстинктом самосохранения. Народ, который лишь ценой огромных жертв сумел сохранить себе жизнь, гораздо лучше своих руководителей, чувствует опасность, исходящую от соседа.

Все 10 постсоветских лет абхазы не видели от Грузии ничего, кроме насилия, и ничего другого от нее не ждут. Уже много веков время от времени переплетая с ней свою судьбу, абхазы соседствуют с ней, и потому, как никто другой, знакомы с особенностями грузинского менталитета, с характерной высокой степенью агрессивного шовинизма. Лучше кого бы то ни было они осведомлены и об истоках мышления "доблестных" сынов Грузии – Сталина и Берии, которыми они руководствовались, управляя Советским Союзом. Человечество и сегодня с нескрываемым ужасом вспоминает те годы. Помнят о них и абхазы. И эти воспоминания не дают им оснований верить на слово грузинским политикам, а тем более, строить свое будущее под их началом.

Сегодня, мировое сообщество, ссылаясь (выборочно) на международно-правовые нормы, пытается принудить народ Абхазии признать верховенство законов Грузии. Но правовые нормы, даже если они и международные, не должны служить аргументом, принуждающим к признанию доминирования законов враждебного государства, т. к. в данной ситуации они являются открытым принуждением к общенациональному самоубийству. В подобных законах нет логики, что говорит об их несовершенстве и необходимости скорейшего приведения в соответствие с требованиями времени. В конце концов и законы, и государства создаются для защиты людей, а не наоборот.

Принудить абхазов к возвращению в лоно грузинского правового пространства практически невозможно. Они прекрасно понимают, что в этом случае их ждет унизительное бесправное существование, сопровождаемое изощренной формой насильственной ассимиляции или геноцида, через которые им пришлось пройти. И нет ни одного аргумента, способного разубедить их в этом, поскольку еще свежо в их памяти воспоминание о той кровавой бойне, которую учинила им Грузия. Невозможно, даже представить, чтобы абхазы в сегодняшней ситуации (да и в обозримом будущем) добровольно, без кровопролития, признали правоту имперских амбиций Грузии и согласились войти в ее состав. Но стоят ли эти амбиции крови?

Что касается Грузии – страны, куда пытаются затолкать Абхазию, то положение, сложившееся во всех сферах ее жизнедеятельности, совершенно не вдохновляет абхазов к совместному с ней ведению государственного хозяйства. Мало того, на данном этапе даже соседство с ней представляет колоссальную опасность.

Сегодняшняя Грузия – это страна, где правит бал тотально коррумпированный и криминализованный чиновничий аппарат. Режим Шеварднадзе, удерживающий власть исключительно с помощью западных кредитов, практически потерял контроль над половиной территории страны. При таком положении вещей абхазская политика тбилисских властей с ее имперской алчностью это – позиция собаки на сене. Спрашивается – какой смысл в подобной ситуации, грузинским политикам претендовать еще и на Абхазию?

Политическая элита Грузии, требуя покорности от Абхазии, рассматривает ее исключительно как территориальную единицу, совершенно не принимая во внимание интересы населяющих ее людей. Вспоминают о народе только в тех случаях, когда призывают мировое сообщество к ужесточению режима санкций, направленных против него. Сам Шеварднадзе с упорством, достойным восхищения, планомерно пытается осуществить свой план – с помощью санкций изолировать абхазов от остального мира, довести их до полной деградации и в конце концов уморить голодом. Это вызывает у абхазов адекватную реакцию – рассматривая его как своего врага, они вполне обоснованно отказывают ему в доверии.

За все годы своего правления, считая абхазов своими поданными, Шеварднадзе ни одним добрым словом не упомянул их. Ни разу не высказал он слов сожаления и по поводу жертв, понесенных народом Абхазии в грузино-абхазской войне. А жертвы были немалые – 4% от их общей численности. Цифра эта красноречивей любых слов подтверждает, что геноцид в Абхазии действительно имел место, и что совершен он был, вопреки грузинским доводам, именно по отношению к абхазам.

Будучи ставленником преступной группировки, возглавляемой "вором в законе" Джабой Иоселиани, Шеварднадзе за время своего правления сумел доказать лишь полное отсутствие способностей к созиданию.

Все, что он сумел создать за все время своей долгой политической карьеры, это две террористические организации – "Лесные братья" и "Белый легион". Уже много лет эти банды содержаться на деньги грузинских спецслужб и ими же контролируются. А так как сама Грузия существует в основном за счет западных кредитов, то получается, что ее террористы содержатся на деньги международных финансовых институтов и стран-кредиторов.

К сожалению, не миновала сия участь и Россию. Продавая Тбилиси по заниженным ценам, российский газ и электроэнергию, Россия невольно оказалась в роли спонсора режима в Тбилиси. Несмотря на многочисленные предупреждения и требования со стороны СБ ООН, власти Грузии не предприняли ничего, чтобы пресечь деятельность своих террористов. Руководство Грузии, в зависимости от мировой политической ситуации, то дистанциируются от них, то, заигрывая с ними, позволяет их главарям красоваться на государственных телеэкранах в роли "героев-партизан". Любопытно, что сам Шеварднадзе никогда не высказывал своего отрицательного отношения к ним. И это при том, что на их счету около сотни убитых военнослужащих из состава миротворческих сил – военнослужащих Российской армии, а также, вертолет с 9 членами миссии ООН, сбитый в Кодорском ущелье во время их совместного с бандой Гелева похода на Абхазию. Количество же жертв – жителей Абхазии уже давно перевалило за тысячу.

Динамика развития социально-политических процессов в Грузии, ее тотальная криминализация и огромный (для ее масштабов) внешний долг дают основание утверждать, что она – страна без будущего. Недальновидная имперская политика ее лидеров позволяет предположить, что в ближайшие годы она подведет черту под историей своего существования, по крайней мере, в ее нынешней форме – микроимперии, ограничившись территорией, контролируемой тбилисской властью. И это вполне логично, т.к. любое государство должно существовать лишь в пределах пространства подконтрольных ему.

Историческое прошлое Грузии, ее древняя и богатая культура достойны почитания. Но история – это прошлое, а не страшная действительность сегодня. Что же касается будущего, то оно навевает лишь пессимистические ожидания и с высокой долей вероятности позволяет прогнозировать, что Грузия вскоре пополнит почетный список государств, ушедших в историческое небытие.

"Благодарить" за такую судьбу народ Грузии, конечно же, должен своего нынешнего президента – человека, обладающего богатейшим опытом по части развала государств. Что для Шеварднадзе крохотная Грузия, если он с гордостью бахвалится своим вкладом в разрушение одного из величайших творений человечества – империи под названием СССР.

Что же касается жителей Абхазии, то они вполне обоснованно не желают разделять судьбу окончательно состарившейся и безвозвратно утратившей жизнеспособность Грузии.

Можно привести еще множество доводов, доказывающих право Абхазии на свободу, в сравнении с которыми аргументы грузинских политиков, основанные на полуправде, будут выглядеть неубедительными и лишенными всякой логики. Но я полагаю, что и приведенных здесь доводов вполне достаточно, чтобы народу Абхазии можно было во весь голос заявить о своем праве на свободное развитие. Для того чтобы нормально развиваться, принося пользу своему народу и человечеству, абхазскому государству сегодня недостает лишь одного – признания международным сообществом его суверенитета. И в связи с этим, народ Абхазии, обращается к мировому сообществу с просьбой не оставлять его судьбу без внимания и подойти к ее решению взвешенно, с учетом всех обстоятельств и сложившихся реалий.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie