Хлебные крошки

Статьи

Культура
Культура

Виктор Леонидов, историк, публицист, сотрудник архива Российского Фонда Культуры

Режиссер Сергей Зайцев – человек помнящий

Режиссер снял фильм о Русском экспедиционном корпусе, сражавшемся во Франции в годы первой мировой войны

Сергей Зайцев родился в 1969 году. В 1989 г. закончил эстрадно-джазовое отделение Государственного музыкального училища имени Гнесиных по классу гитары. В 1992 г. – курсы сценаристов при ВГИКЕ. В 1996 г. – Высшие режиссерские курсы – отделение кинорежиссуры в мастерской М.Туманишвили, В.Акимова, И.Класса. В 1996 г. снял фильм "Лики Отечества". В 1998 г. завершил съемки игрового фильма "Змея" по рассказу Александра Грина, который до сих пор не вышел на экраны. В 1987 г. на Втором Московском фестивале неигрового кино был удостоен диплома "За лучшее музыкальное решение к фильму "Арбатские мотивы" режиссера Миланы Великжаниной. В 2000 году завершил съемки фильма "Под знаком Поздеева". В 2003 г. закончил съемки еще двух фильмов – "Погибли за Францию", воссоздающего историю Русского Экспедиционного Корпуса, воевавшего во Франции в годы Первой мировой войны, и "Чаша", посвященного творчеству замечательного сибирского художника Андрея Геннадьевича Поздеева.

Иногда кажется, что он не осознает, в какое время живет. Такое ощущение, что вокруг нет ни "чернухи", ни скорострельного клипового кино, ни откровенной халтуры многих наших знаменитых актеров и режиссеров. Сергей Зайцев снимает свое кино – мощное, вдумчивое, может быть, немного сентиментальное, но всегда авторское и честное. Недаром свой первый фильм, сделавший ему имя – "Лики Отчества", он хотел назвать строкой любимого им Вертинского – "То, что я должен сказать". Потому что в своих фильмах он говорит именно то, что должен сказать сам. Без всякого пафоса Сергей размышляет о людях, которые жили по таким забытым понятиям, как честь, долг и совесть.

Несколько лет назад корреспондентка "Учительской газеты" допытывалась у него: "Откуда у хлопца испанская грусть?" Почему сегодня он снимает о могилах русской эмиграции в Тунисе, о романтических героях Грина? Сегодня этот вопрос можно продолжить – о сибирском мастере Андрее Поздееве, писавшем в эпоху социалистического реализма то, что хотел, о русских бригадах, воевавших во Франции в годы первой мировой, память которых так чтят французы и русские эмигранты, и которых совершенно забыли в родном Отечестве. Фильм, просмотрев который, написали свои восторженные отзывы Александр Солженицын и Валентин Распутин. Но почему-то ни на один фестиваль эта лента так и не попала – наша "кинотусовка", видно, расходится с мнением великих прозаиков. Исключением стал лишь фестиваль "Золотой Витязь" в Калуге, где Сергей за свою ленту о подвигах русских солдат на галльской земле сразу получил главный приз.

В 1997 году увидел свет очередной выпуск альманаха "Крымский альбом", где Зайцев опубликовал записки удивительной женщины – дочери командира миноносца Черноморской эскадры "Жаркий" Анастасии Александровны Манштейн-Ширинской. Этот альбом вот уже который год издает неутомимый подвижник культуры и истории благословенного Таврического края Дмитрий Лосев. Среди прочих тем видное место на страницах его издания занимает история последних дней Белой России на берегах Крыма.

В предисловии к запискам Сергей рассказал, что встреча с Ширинской произошла случайно, когда он приехал в Тунис, тогда еще не помышляя о режиссуре. В тунисском портовом городе Бизерта увидев купол православной церкви за стеклом автобуса, впервые задумался о съемках. А, подружившись с Анастасией Александровной, решил снять фильм "Лики Отечества", который затем был показан по всем ведущим телеканалам. Это картина, где впервые перед потрясенными зрителями предстали разбитые могилы русских моряков в Бизерте. Ведь именно туда, в Тунис, на французскую военно-морскую базу, пришли 33 корабля – остатки некогда могучего флота Российской империи, не пожелавшие сдаваться красным частям.

В 2003 году в Центральном Доме работников искусств Сергей представил свой новый фильм – "Погибли за Францию". "Погиб за Францию" – такую надпись можно прочесть на крестах единственного кладбища во Франции, где похоронены только русские, – погоста в местечке Сент-Илер-Ле-Гран в Шампани. Здесь стоит обелиск с надписью "Дети Франции! Вспомните о Ваших русских братьях и принесите сюда цветы". Среди полей, где когда-то находились окопы первой мировой, теперь – большой мемориал русской военной славы, церковь Воскресения Христова, возведенная по проекту Альберта Бенуа в 1936 году. Это святое место для тысяч русских изгнанников, и только в России до фильма Зайцева о нем почти никто ничего не знал.

Каждый год сюда, на праздник Святой Троицы, ежегодно собираются сотни русских эмигрантов, их дети и внуки. Они вспоминают героев, о которых совершенно забыли на их Родине. Зайцев впервые в своем фильме снял и показал в России эти торжества.

Как и в "Ликах Отечества", Сергей вновь открыл щемящую и совершенно неизвестную страницу в нашей истории. Страницу мужества русских Особых пехотных бригад, во многом благодаря которым Франция была спасена. Он рассказал историю солдат и офицеров, которые были посланы на Западный фронт еще Николаем II и на чужих берегах встретили перемены на своей Родине. И как не вспомнить, что именно здесь над Россией нависла кровавая тень гражданской войны – часть солдат, стоявшая в лагере Ле-Куртин, отказалась присягать Временному Правительству и потребовала возвращения домой. Конец этого выступления оказался печален – мятежники были сметены огнем своей же артиллерии.

Судьбы тех, кто сражался в Шампани, сложились по-разному. Одни навсегда остались верными присяге, которую давали царю, и продолжали сражаться с немцами даже после того, как Россия вышла из войны по Брест-Литовскому миру, другие за участие в мятеже были сосланы в Алжир на каторжные работы. К сентябрю 1920 г. многим все же удалось вернуться на Родину. Кто-то стал под знамена Белой Армии, кто-то оказался в рядах красноармейцев. Такая судьба ждала Родиона Малиновского, впоследствии ставшего министром обороны СССР. К слову, будущий прославленный маршал, уже воюя под Красным знаменем, так и не узнал, что в 1919 году приказом представителя адмирала Колчака во Франции генерала Щербачева был награжден вторым Георгиевским Крестом за то, что первым во главе русского отряда ворвался на позиции линии Гинденбурга. И как знать, так ли удачно сложилась бы судьба бывшего унтер-офицера Малиновского, если бы его новое командование узнало об этой награде.

Работая над фильмом, Сергей разыскал детей тех, кто воевал в Шампани. Героями картины стали сын капитана Лейб-гвардии Павловского полка Вячеслава Ивановича Копылова, ныне известный французский отоларинголог Юрий Копылов, и дочь маршала Малиновского Наталья Родионовна. Режиссер нашел уникальные фотографии и кинокадры в российских и французских государственных и частных архивах, привлек к работе лучших специалистов по истории русской военной эмиграции. В фильме на основе уникальной кинохроники и рукописных свидетельств очевидцев, сохранившихся в личных коллекциях, Зайцев развернул огромное полотно истории русских бригад, в 1916 году пришедших на помощь Франции.

Фильм смотрится на одном дыхании. Временами просто перехватывает горло. И недаром ленте сопутствовал такой успех на премьерах во Франции и, конечно, в России. Зрители, заполнившие Московский Дом работников искусств, а затем и зал на Парижской улице Пьер Николь недалеко от Пантеона, рукоплескали режиссеру, сумевшему так много сказать в этой часовой ленте. На премьере в Москве взволнованно приветствовали ленту наш великий прозаик Валентин Распутин и популярные актеры Юрий Назаров и Александр Феклистов, работавшие над фильмом вместе с еще одним знаменитым мастером – Юрием Соломиным. В Париже картину представлял предводитель Союза российских дворян во Франции князь Сергей Оболенский. Немало добрых слов услышал о себе и продюсер картины, президент общества франко-русских инвестиций "СИФРУС" Александр Константинович Смолко. Сергей Зайцев сделал абсолютно авторский фильм. Не просто документальную ленту, а снова – то, что он должен сказать. Это не просто рассказ о событиях, а именно исповедь – почему он обратился к памяти этих людей и почему их история так болит до сих пор.

"Фильм Сергея Зайцева "Погибли за Францию" очень трогает русское сердце, восстанавливает горькую и драгоценную нам память. Очень находчиво снят, выразительный монтаж, хорошо влились солдатские песни… Спасибо С.Зайцеву и всем, кто приложил к фильму свое участие". Так написал Александр Исаевич Солженицын. Ни к отзыву, ни к самому имени нашего великого современника добавлять, по всей видимости, лишних слов не надо.

А вот как откликнулся на фильм другой наш замечательный прозаик, о котором мы уже упоминали, – Валентин Григорьевич Распутин: "Есть работы в искусстве, которые не требуют превосходной степени, точность, полновесность и самодостаточность которых не нуждаются в усиленных приставках типа "очень", "очень хорошо" или "очень впечатляюще". К таким работам надо отнести видеофильм молодого кинорежиссера Сергея Зайцева "Погибли за Францию" – об экспедиционном союзническом корпусе русских, отправленных в первую мировую войну во Францию, да там по большей части и оставшихся под православными могильными крестами. Страница в истории российской боевой славы малоизвестная, поэтому фильм и приковывает к себе сразу внимание. Но одного этого – темы, малоизвестной страницы истории – было бы слишком мало, чтобы сначала и до конца смотрелся он с нарастающим волнением и чувством обретения чего-то чрезвычайно важного в своем сознании и даже дыхании, точно дыханию была помехой какая-то соринка эта, после почти случайной очищающей процедуры, наконец, выскочила. Достигается это удивительное восприятие фильма главным образом точностью музыкального сопровождения. И еще искренней любовью и состраданием к героям зрителю. Эту работу из почтения к ней даже не хочется относить к искусству – так искусство в последние времена уронило свою честь, и так эта работа благородна и талантлива мерой вкуса и достоинства".

Согласитесь, такие оценки надо заслужить.

И еще один отзыв, который здесь нельзя не привести:

"Я бесконечно благодарна создателям фильма и в первую очередь Сереже Зайцеву. Не только за то, что этот фильм открывает забытую страницу нашей истории, особенно мне дорогую, – открывает профессионально, талантливо, умело, но и за интонацию фильма: спокойную, вдумчивую, бережную, а проще говоря, человечную.

Мы привыкли к определению человек разумный – homo sapience, хотя, казалось бы, пора убедиться, что разумностью род человеческий не отличается. Я бы взяла на себя смелость предложить другое определение – homo memor – человек помнящий. Ведь именно память делает человека человеком. Помните? "Уважение к минувшему есть черта, отличающая цивилизованность от дикости".

Этот фильм сделал человек помнящий. Мне близка авторская интонация фильма – интонация человека, который хочет понять ушедшее, услышать смолкшие голоса – не судит. Никого не судит, не ищет правых и виноватых – а это такая редкость по нынешним временам.

Тем людям, о которых рассказывает фильм, выпало нелегкое время, смутное и жестокое. Им, еще таким молодым, выпала война, да еще за чужую землю. А тем, кто выжил, пришлось решать, возвращаться на Родину, где Бог знает, что творилось, и начинать новую жизнь на чужбине.

Я не знаю, какая сила заставила отца вернуться – ведь у него на Родине не было никого – ни семьи, ни дома. И во Франции ему, с французскими орденами, знающему язык, было бы легче, чем другим. Все же он вернулся. И судьба, начавшись столь головокружительно, продолжилась в полном согласии с жанром авантюрного романа. Чего только в ней не было – Испания, Дальний Восток и еще одна великая война, и мир, который при отцовской работе оказался не легче войны.

Спустя сорок лет отец в силу политических случайностей приехал в Париж и встретился там со своей юностью. И в "Огоньке", самом популярном журнале советских времен, в отчете проскользнуло упоминание о его службе в экспедиционном корпусе. Что тут началось! Посыпались письма. Откликнулись его сослуживцы по корпусу из самых разных мест: Казахстан, Сибирь, Вологда, Франция, Югославия. У меня хранятся эти письма с рассказами не только о службе в корпусе, но и о дальнейшей судьбе их авторов. Это удивительные, драгоценные человеческие документы – живая история в судьбах. Надеюсь, что когда-нибудь мне удастся опубликовать хотя бы часть этих писем.

Ни одно из них не осталось без ответа. Всем отец ответил собственноручно, многим помог. И под каждым таким письмом была такая подпись: бывший пулеметчик 4-й пулеметной роты 2-го пехотного полка Маршал Советского Союза Родион Малиновский".

Наталья Малиновская.

Сейчас Сергей приступил к съемкам третьей картины о русской военной эмиграции, на этот раз посвященной творчеству российских офицеров в изгнании. Еще он мечтает снять игровой фильм о Николае Гумилеве. У него растет сын, он полон планов, и будем надеяться, что его талант и умение пронзительно сказать о самом главном еще не раз реализуют себя.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie