Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Политика
Валерий Мошев

Россия и мы

Русский взгляд из Латвии


Перемелется – мука будет. Все будет хорошо. Или плохо. Главное – будет. И вопрос лишь в том, что мы выбираем – быть или не быть? Гамлетовский вопрос витязя на распутье… Налево пойдешь – космополитом станешь. Направо пойдешь – недолатышом. Прямо пойдешь … Что там – прямо? Государственная граница.

-Стой, кто идет?

-Стой, стрелять буду!


Распалась связь времен. Сопричастность народу и государству. 15 лет назад закончилась совместная ИСТОРИЯ. Мы перешли в подраздел «Страны Балтии». Нас не касаются ни лучшие, ни худшие страницы современной истории России. Все опосредовано. Ничего – напрямую. Параллельные прямые в которой раз разошлись. Нас приподняли и переставили на европейскую, узкую, колею. Мы сопротивлялись. Объективные обстоятельства оказались сильнее. Пусть только на время. Время подзатянулось… не оставив иного выхода, кроме как бежать по шпалам. Очень неудобное, на самом деле, занятие. На каждую наступать - семенить приходится, через одну – прыгать. Да и как ни прыгай – а куда рельсы-то идут? Куда?

«Помимо метафорических отсылок к общей истории, в обыденной речи содержатся указания и на другие, более материальные основания этнической общности. Часто как о носителях общерусского качества говорят о плоти, крови и генах. Однако при внимательном рассмотрении употребляемых в разговоре тропов такого рода оказывается, что русскостью кровь, гены или плоть наделяет именно опыт физической, телесной жизни в России, опыт российской жизни. Получается, что русскость – это органическое качество, нечто вроде «осадка», образующегося в результате «реакции»- проживания человеком своей жизни в контексте российской истории.»( Нэнси РИС «Русские разговоры. Культура и речевая повседневность эпохи перестройки», с. 64, Новое литературное обозрение, Москва 2005).

Вот именно из «контекста российской истории», из «опыта физической, телесной жизни в России, опыта российской жизни» мы и выпали. Выпали тогда, когда Латвия перестала быть неотъемлемой частью России. России, на территории которой был образован Советский Союз. Неотъемлемой частью которого была и Латвия. И мы с вами.

Сначала мы выпали из юридического поля. Мы стали жить по разным законам. По разным правилам игры. С разными правами на участие в этой «игре», с разным статусом. Потом мы выпали из экономики. Из политических процессов. Теперь мы все стремительнее выпадаем из культурного поля. И это не только разные языковые практики, даже с точки зрения русского языка. Это еще и выпадание из общекультурного контекста, выпадание из общероссийского, русского контекста вообще – от праздников до бытовых привычек, от образов до социально-бытовых проблем, от постоянно изменяющейся системы приоритетов. От отношения к внешнему миру, частью которого для нас вдруг стали, ВНЕШНЕЙ частью стали – Россия и русские.

Надо признаться себе, что мы, русские зарубежья, давно уже не воспринимаем Россию и русских адекватно. Мы и любим и боимся страну и народ, которые давно уже стали иными, чем были та страна и тот народ, которые остались в нашей памяти. Мы отстали на 15 лет. На 15 лет перемен и кризисов. Многие из нас на самом деле уже не представляют толком, что там, на нашей большой Родине? Многие не имеют возможности элементарно достоверно, на собственном опыте, СРАВНИТЬ сегодняшнюю Россию с сегодняшней Латвией.

С 1990-1991 года мы не сопричастны истории России. Но и этого мало, мы уже отделены от большой Родины не только Государственной границей со всеми вытекающими последствиями. Мы отделены от России и русских настойчиво введенным в употребление лукавым термином «русскоязычные».

Таким образом для России и русского народа мы стали дважды чужими:

1. Как не причастные с определенного момента к российской истории.

2. Как «русскоязычные», а не русские.

И то и другое есть воздействие независящих от нас обстоятельств. Мы, что нам обычно не свойственно, стали не субъектом, а объектом истории, что всегда было свойственно латышам, например. И это единственное, что нас с латышами уравняло в этой жизни. Они были, а мы с определенного момента стали быть ОБЪЕКТОМ истории, а не творящим ее субъектом. В то же самое время, каковыми бы ни были силы, влияющие извне на Россию и русский народ – они так и не смогли лишить их статуса СУБЪЕКТА ИСТОРИИ.

Латвия, латыши, а вместе с ними и русские Латвии ( в условиях разделенности с русским народом и непричастности прямой к контексту современной российской истории) субъектом истории никогда не были и не будут. А зачисление нас ( пусть и ВНЕ нашей воли) в класс «русскоязычных» лишь четче обозначило ТЕНДЕНЦИЮ.

Кто виноват – известно. Объективные обстоятельства (в большей степени) и мы сами (пусть и в меньшей степени). Как не сумевшие сохранить свою сопричастность российской истории. Это утверждение естественным образом не касается постоянно проживающих в Латвии граждан Российской Федерации. Хотя необходимо отметить тот факт, что и их принадлежность к российскому историческому контексту выражена, увы, слишком вяло и маловразумительно. Но у этой группы русских по крайней мере ЕСТЬ ПОТЕНЦИАЛ увеличения своей вовлеченности в политическую, экономическую и культурную жизнь России.

Опыт прошедших полутора десятков лет ясно показал – прямое влияние на общественно-политическую и культурную жизнь России русских, постоянно проживающих на постсоветском пространстве и не имеющих российского гражданства - фактически является НУЛЕВЫМ. Несмотря на то, что русских этих более 20 миллионов.

Куда более сильными являются влияние на новейшую российскую историю и сопричастность к ней тех регионов, где российских граждан значительное количество – это Приднестровье, Южная Осетия и Абхазия. Более того, у этих «непризнанных республик» и у их населения ( вовсе не обязательно русского причем!) есть вектор БУДУЩЕГО, который прямо сопряжен с будущим России. Хотя удельный вес, если так можно выразиться, оставшихся 20 миллионов русских зарубежья (всего их около 25 миллионов) многократно превышает численность населения всех непризнанных республик. Но тем не менее остается неиспользованным и стремительно ТАЮЩИМ ресурсом. Причем не только потенциальным ресурсом России и русского народа, но и НАШИМ, русских, вычеркнутых из сопричастности современной российской истории, РЕСУРСОМ. Возможностью нашего ВОЗВРАЩЕНИЯ в СУБЪЕКТЫ мировой истории из ОБЪЕКТОВ ее воздействия. Но возможность эта ОСУЩЕСТВИМА сегодня и всегда (!) лишь только через возвращение в лоно России – либо путем прямой репатриации и воздействия на российскую историю ИЗНУТРИ, либо путем принятия российского гражданства и проведения ЗНАЧИМОЙ для общероссийского контекста организованной политики на местах постоянного проживания за пределами Российской Федерации.

Остальное – пребывание в виде неприсоединившейся, неопределившейся диаспоры - так или иначе ведет к политической и культурной изоляции, ассимиляции и ИСЧЕЗНОВЕНИЮ в качестве части русского народа. Весь многолетний опыт всех волн русской эмиграции явственно об этом свидетельствует.

До определенного времени особый, исключительный в мировой практике, статус НЕГРАЖДАН Латвии и Эстонии позволял русским этих постсоветских республик сохранять свой потенциал и в определенной степени воздействовать на исторические процессы в России и быть отчасти вовлеченным в общий русский исторический контекст. Но ОСНОВОЙ этой сопричастности НЕГРАЖДАН - России и русскому народу всегда была ВОЗМОЖНОСТЬ для этой и только этой категории русских зарубежья ЛЬГОТНЫМ путем получить ГРАЖДАНСТВО РФ в сокращенные сроки.

Точно так же и упорное нежелание 700 000 русских неграждан Латвии и Эстонии натурализоваться было основано именно на нежелании терять статусную ВОЗМОЖНОСТЬ получения на льготных условиях российского гражданства и, при необходимости, репатриации на большую Родину.

Уникальный статус и, соответственно, уникальное по удельному весу в Прибалтике количество русских могли дать неожиданный, исторически нетрадиционный результат: впервые в мировой истории могло быть создано некое особое сообщество русских, не являющихся непосредственно гражданами России, но ВЛИЯЮЩЕЕ на современную российскую историю и существующее в особом самодостаточном статусе ОРГАНИЗОВАННЫХ РУССКИХ ЗАРУБЕЖЬЯ. Русских пророссийских, но участвующих в особом европейском ГОСУДАРСТВООБРАЗУЮЩЕМ РУССКОМ проекте. (Аналогом здесь может быть лишь, отчасти, Приднестровье. Но только отчасти, поскольку, как и в Южной Осетии, и в Абхазии, в Приднестровье этническая русская составляющая сильно размыта.) Понятно, что речь идет о гипотетической автономизации русских областей Прибалтики и их возможном объединении вне республиканских границ, несмотря на разорванность, скажем так, Даугавпилса и Нарвы. Особо оговорюсь, что названный проект совершенно гипотетический и мог быть осуществлен только в результате скоординированной деятельности русских общин Латвии и Эстонии при непосредственном заинтересованном участии России и то лишь в период последних двух «перестроек» прибалтийского государственного пространства – либо в 1991 году, либо в 2004-м, в период, предшествующий вступлению названных постсоветских республик в ЕС и НАТО.

Понятно, что отсутствие возможностей для пропаганды организации подобного проекта, отсутствие сильной политической воли в постперестроечной ельцинской России и коллаборационистская подрывная деятельность русскоязычных политических партий как Латвии, так и Эстонии, вкупе со спешным выстраиванием этнократическими режимами этих стран при полной поддержке Запада репрессивной антирусской составляющей – все вместе, сделали подобный проект неосуществимым. Соответственно, мы и рассматриваем его сегодня лишь в качестве одной из исторических возможностей, оставшихся в прошлом.

Что же мы имеем в «сухом остатке»? Почему замолчали все политические партии «русскоязычных»? Почему в общественно-политической жизни Прибалтики настало такое затишье? Почему все сильнее давление и репрессии со стороны националистических режимов? Почему с каждым днем все усиливается антироссийская и антирусская истерия?

Пройден очередной узловой момент, очередная «точка бифуркации». Возможности отвлекающих маневров, позволяющих отвлечь население от экономических проблем, практически исчерпаны. Русские, не имеющие своего представительства в политике, понявшие наконец, пусть и с заметным опозданием, что «русскоязычные» партии являлись лишь частью отвлекающих маневров общеевропейской системы безопасного расширения ЕС и НАТО, русские выбили последние козыри у властей Латвии и Эстонии своим подчеркнутым равнодушием к попыткам создать из них «дымовую завесу» для прикрытия уже наступившего экономического и политического кризиса. Кризиса неминуемого и обусловленного «посттравматической реакцией» Восточной Европы после уже ВТОРОЙ в течение 15 лет кардинальной перекройки географического, политического, экономического и, главное, военно-стратегического пространства.

Неграждане уже никому не нужны и неинтересны. Наступил момент жесткого и окончательного на данный исторический период ОПРЕДЕЛЕНИЯ. И как всегда, это определение для Прибалтики может быть только одно: по оси Восток-Запад, католицизм и Православие, Россия и ЕС.

Если быть более точным, то смерть Папы может превратить извечное историческое противостояние уже по более жесткому критерию Православие и антихристианская Европа. И за Европейским Союзом все более просматривается роль Великобритании и аглосаксонской составляющей мировой политики. Передел уже внутреннего пространства ЕС становится явью сегодня. И тем значимее будет роль Восточной Европы в этом процессе.

Никакие этические христианские, космополитически-демократически-правовые стандарты, пусть даже «двойные», скоро не будут действенны в этом новом мире. Судьба неграждан Латвии и Эстонии, судьба русских на территории ЕС тем более уже никому неинтересна. России, которая тоже ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ как с внешней, так и с внутренней политикой, неграждане тоже становятся не нужны в качестве аргумента в переговорах с ЕС и НАТО. Этот аргумент себя исчерпал, порох отсырел и так и не загорелся. Во многом по вине самой России, но это уже дело прошлое и сожалеть о том бессмысленно.

Неприсоединившееся, неопределившееся «болото» «русскоязычных» неграждан уже не нужно никому. России теперь нужны определившиеся РУССКИЕ, определившиеся российские граждане и репатрианты. ЕС нужны безвольные космополиты - либо помогающие вести войну против России с использованием «русского фактора», преданного пресловутым «западным демократическим ценностям», либо занятые своим чисто физическим выживанием и не мешающиеся под ногами.

Насколько Россия в состоянии САМА в новых условиях ИСПОЛЬЗОВАТЬ на этот раз остатки русского резерва – зависит он нее. И от НАШЕГО, вместе с тем, желания, чтобы Россия этот наш, последний, ресурс использовала. Европа же нас по головке гладить не будет, перемелет на кормовую муку и выплюнет.

А мы, хотим или не хотим, должны понять, что только СОПРИЧАСТНОСТЬ современной российской истории сохранит нас русскими. Какой бы она, сегодняшняя Россия, ни была. У русского другого пути, кроме как ВМЕСТЕ с Россией пройти ее исторический путь – НЕТ. Вместе с тем, никто и не заставляет нас оставаться русскими вместе с Россией.

Но оставаться русскими ВНЕ причастности к судьбе России и судьбе русского народа ДАЛЕЕ НЕВОЗМОЖНО.

Валерий Иванов,

главный редактор Народного портала Русского Движения Латвии

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie