Хлебные крошки

Статьи

Виталий Журавлёв
Непризнанные республики
Политика
Молдова и ПМР

Виталий Журавлёв

Российско-приднестровские отношения

как геополитическая характеристика цивилизационного выбора России

Выступление эксперта Института Русского зарубежья Виталия Журавлева на международной конференции «Приднестровье: прошлое, настоящее, будущее» 23 мая 2007 года в Российском Государственном Гуманитарном Университете.

Как известно, рассмотрение социальной или социально-политической проблемы требует комплексного подхода. В том числе - исследование генезиса социального объекта, его взаимоотношения с другими социальными акторами, системного описания составляющих элементов и характера функциональных связей, проведение морфологического анализа и т.д.

Рассматривая феномен создания и развития государственности Приднестровья, следует вывести основную функцию и основную аксиологию существования Приднестровской Молдавской Республики. К этому вопросу можно подходить по-разному. Существуют разные точки зрения, в зависимости оттого, что наблюдатели ставят «во главу угла».

Так, для официальной позиции Молдовы, Приднестровье это сепаратистское криминальное образование, поскольку приднестровская государственность не позволяет молдавским чиновникам осуществлять контроль и управление на территории республики.

Для НАТО, ЕС и США Приднестровье представляет собой потенциально опасный геополитический фактор, поскольку этот неподконтрольный Западу регион, расположен по соседству с новыми местами размещения американских военных баз в Румынии и Болгарии.

Наконец, для приднестровских элит приднестровская государственность даёт возможность самостоятельно развивать бизнес, свободно осуществлять социальные и образовательные программы, не зависеть от этнократического государственного аппарата в Кишинёве.

Нет необходимости идеализировать ПМР, представлять его в виде некоего платоновского «идеального государства». Процессы, которые происходили на территории республики, были сходны со всем постсоветским пространством. Период первоначального накопления капитала, приватизация, миграция, нарушения традиционных экономических связей, низкая зарплата у большинства населения, кризис в сельском хозяйстве и т.п., болезненно сказывались на развитии экономики, социальной сферы.

Республика Молдова, используя дипломатическую «непризнанность» ПМР, максимально, особенно при президенте Владимире Воронине, старалась, да и старается, нанести экономический и политический ущерб развитию Приднестровья, особенно в сфере экспортно-импортных операций приднестровских экономических агентов.

Возникает закономерный вопрос, что стоит за возникновением и существованием ПМР, в чём его исторический смысл? Ответ можно получить, учитывая, что абстрактные научные теории, здесь можно проверить опытным эмпирическим путём.

Специфика ПМР состоит в том, что она создавалась без опоры на предшествующий автономный статус в бытность существования СССР. В глазах части экспертов это юридический минус с точки зрения права приднестровцев на самоопределение. Но давайте вдумаемся.

С точки зрения демократического подхода к образованию государства, первичной предпосылкой основой легитимации созданного государства является воля к его созданию. Если союзные и автономные республики создавали независимые суверенные государства по воле своих бюрократий, то приднестровская государственность создавалась волей народа на выборах и референдумах. Поэтому созданная методами «прямой» демократии, доказавшая свою эффективность в течение 16 лет, имеющая современную демократическую политическую систему ПМР, имеет право на дипломатическое признание не только не меньше чем Косово, но и не меньше чем Молдова, Грузия, Эстония и другие постсоветские государства.

Воля народа, обличённая в юридическую форму Закона, является основой существования любого истинно демократического государства.

Вспомним Референдум о независимости Приднестровья, состоявшийся 17 сентября 2006 года. Тогда Верховный Совет Приднестровья принял постановление о проведении в республике референдума по вопросам взаимоотношений с Россией и Молдовой. На референдум были вынесены два вопросы: «Поддерживаете ли Вы курс на независимость Приднестровской Молдавской Республики и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации?» и «Считаете ли вы возможным отказ от независимости Приднестровской Молдавской Республики с последующим вхождением в состав Республики Молдова?».

За поддержание курса на независимость Приднестровской Молдавской Республики и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации проголосовали 97,1%, против - 2,3%. Против возможного отказа от независимости Приднестровской Молдавской Республики с последующим вхождением Приднестровья в состав Республики Молдова проголосовали 94,6%, за - 3,4%. Не определили свое мнение 2% приднестровцев. Всего по республике проголосовали 78,6% граждан.

Государственная Дума России приняла заявление «Об итогах референдума в Приднестровье 17 сентября 2006 года». Документ поддержали единогласно 419 депутатов. В заявлении отмечается, что референдум в Приднестровской Молдавской республике (ПМР) прошел в полном соответствии с международно-правовыми нормами и законодательством ПМР.

«Итоги референдума в Приднестровье, — говорится в заявлении, — должны быть в полной мере учтены международным сообществом ради обеспечения прав человека, мира и безопасности в данном регионе и справедливого разрешения приднестровского конфликта. Госдума полагает, что РФ должна выстраивать свою политику с учетом свободного волеизъявления народа Приднестровья».

В тоже время Молдова, ЕС, ОБСЕ отказались признать итоги референдума. Так глава миссии ОБСЕ в Молдове, американец Луис О’Нилл на своей пресс-конференции в Кишиневе, заявил, что «этот референдум ставит под сомнение территориальную целостность Молдовы, а мандат нашей миссии призывает оказывать помощь в укреплении территориальной целостности РМ».

Если проанализировать лаконичные, но очень информативные количественные итоги Референдума, то мы видим, что за свободное присоединение к России проголосовало свыше 97% избирателей при явке свыше 78% всех граждан ПМР, обладающих правом голоса.

Таким образом, Референдум дал ответ на вопрос о смысле и цели существования приднестровской государственности. Она состоит в сохранении этой территории как исторического анклава России, части Русского мира.

При этом можно не вдаваться в геоэкономические, военно-стратегические, международно-политические и иные факторы роли Приднестровья во взаимоотношениях Россия - Запад. Эти факторы многообразны и их исследованию посвящено много разнообразных информационно-аналитических материалов. После проведения настоящей конференции их количественные и качественные характеристики, несомненно, ещё более возрастут. Сейчас только ограничусь напоминанием о данных социологических опросов, согласно которым большинство россиян готово видеть Приднестровье в составе России.

Чтобы рассмотреть на теоретическом уровне реальный социальный феномен отношения России к Приднестровью, следует вспомнить идею многополярного мира и теорию цивилизаций.

Согласно теории культурно-исторических типов, ни одна цивилизация не может выдавать себя за высшую точку развития по отношению к другим. Русская цивилизация, возникшая исторически на славянской этнографической основе, является одной из мировых цивилизаций, наряду с европейской, китайской, латиноамериканской, семитской и др.

Отношения России с Приднестровьем, также как отношения с Белоруссией, Украиной, Казахстаном, другими современными государствами, с которыми существует историческое единство или где проживают российские соотечественники, должны строиться с учётом цивилизационного фактора как интегрирующего компонента. Поддержка российских соотечественников, проживающих за рубежом, и определение развития межгосударственных отношений со странами СНГ в качестве приоритетных сегодня являются основными векторами российской внешней политики.

Можно также напомнить, что идеология цивилизационного культурно-исторического и политического своеобразия в рамках глобального общества принадлежит выдающемуся русскому историку и социологу Николаю Данилевскому. В западной социологии идеи Данилевского о культурно-исторических типах получили продолжение в работах О.Шпенглера, А.Тойнби, С. Хатингтона и других авторов.

Следует отметить, что не только Приднестровье, но и другие стремящиеся к самоопределению «осколки» Российской и Советской Империи, стремятся к интеграции и воссоединению с Россией. Так, 14 июня 2006 года на встрече президентов Абхазии, Приднестровья и Южной Осетии в городе Сухуми было провозглашено образование Сообщества «За демократию и права народов» (СДПН). В Совместной декларации государств-учредителей четко обозначена основная цель Сообщества: «Завершение политико-правового оформления распада Союза ССР через признание международной правосубъектности РА, ПМР, РЮО». Заявлен общий цивилизационный вектор на интеграцию в пророссийские межгосударственные объединения (СНГ, ЕврАзЭС, ЕЭП). В качестве базовых направлений сотрудничества отмечены такие жизненно-важные сферы, как социально-культурная, информационная, научно-техническая, производственно-экономическая, а также миротворческая деятельность. Вопросам миротворчества было посвящено первое Заявление глав государств Сообщества «За демократию и права народов».

Полноценные интеграционные процессы в международных отношениях требуют определённого уровня взаимной гармонизации национального законодательства, создания общего правового пространства – важнейшего условия эффективной экономической и политической интеграции.

30 сентября 2006 г. в г. Сухуми прошло первое заседание Совета Межпарламентской Ассамблеи Сообщества «За демократию и права народов», а 18 декабря 2006 г. в Москве состоялось Первое пленарное заседание Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Сообщества «За демократию и права народов». Второе пленарное заседание Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Сообщества «За демократию и права народов» прошло совсем недавно также в Москве 9 апреля 2007 г.

Обсуждаемые на этих мероприятиях парламентариями вопросы традиционно относятся к наиболее важным проблемам в парламентской работе: это вопросы войны и мира, экономического сотрудничества, рассмотрение модельных законодательных актов, принятие обращений и заявлений о межпарламентском сотрудничестве и т.п. Так, в ходе второго заседания была заслушана информация о работе специальной комиссии и принято Заявление Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Сообщества «За демократию и права народов» «О преступных деяниях властей Грузии и Республики Молдова в 1989-1994 гг.». Был заслушан и утверждён Доклад «О результатах работы Специальной комиссии МПА СДПН по изучению и сравнительному анализу деятельности российских миротворцев в зонах грузино-абхазского, молдавско-приднестровского и грузино-югоосетинского конфликтов». Принято Обращение Межпарламентской Ассамблеи государств - участников Сообщества «За демократию и права народов» к Российской Федерации о возможности реализации российских национальных проектов в отношении граждан Российской Федерации, проживающих в государствах-участниках СДПН.

Прошедшие два пленарных заседания МПА СДПН уже продемонстрировали правильность выбранного пути. Документы, подготовленные и принятые на заседаниях, соответствуют стандартам, используемым в международных парламентских организациях. Стоит также отметить деятельность межпарламентской ассамблеи по мониторингу проведения выборов и референдумов в государствах-участниках СДНП.

Как ни парадоксально, помимо объективного характера интеграционных процессов на общем цивилизационном пространстве и живого примера сотрудничества в форме Содружества Независимых Государств (СНГ) заметную роль в создании СДНП сыграли страны ГУАМ - международной региональной организацией, в состав которой входят Азербайджанская Республика, Грузия, Украина и Республика Молдова.

Провозгласив в качестве одной из своих основных целей «борьбу с агрессивным сепаратизмом», эти государства стали последовательно добиваться вытеснения России из каспийско-черноморского региона; требовать изменения сложившегося миротворческого формата; осуществлять собственную интеграцию в западные политические организации, в том числе в военно-политической блок НАТО.

У НАТО, естественно, есть свои интересы на постсоветском пространстве, связанные со стремлением установить контроль над источниками углеводородных энергоресурсов (Иран и Центральная Азия, в первую очередь Туркмения и Казахстан) и их транзитом (тот же Иран и Южный Кавказ) на запад. Для решения этих задач НАТО нужны военные базы, которые уже есть на территории Грузии, Болгарии, Румынии, Киргизии и др., и необходимо вытеснить Россию из указанных регионов. В геополитическом и геоэкономическом плане идёт выстраивание антироссийского санитарного кордона от «Большой Азии» через Каспий, Кавказ, черноморский регион до Балтии. Это совпадение интересов и обусловило тесное сотрудничество НАТО и ГУАМ, ГУАМ и ЕС.

В завершении выступления, хотелось бы так же остановиться на целесообразности подготовки специального учебного курса «общая теория «непризнанных» государств на постсоветском пространстве».

Необходимость решения проблем «непризнанных» государств постсоветского пространства (Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах) требует дополнительной проработки указанной темы. Это предполагает, в том числе, разработку специального учебного курса и подготовку специалистов в области истории, теории и практики международных отношений, способных ориентироваться в общей проблематике «непризнанных» государств и проводить необходимые аналитические исследования.

Особенностью указанного курса является то обстоятельство, что он претендует на системный и междисциплинарный (исторический, социологический и политико-правовой) характер.

На мой взгляд, проблема «непризнанных» государств постсоветского пространства является следствием и частным случаем глобальных процессов, происходящих в результате распада биполярной мировой системы и становления нового мирового порядка. Данную проблему следует рассматривать в контексте эволюции международных отношений (в пределах задач и цели работы) и анализа наиболее известных концепций социальных изменений (теория глобализации, концепция устойчивого развития, «социология мировых систем» Э. Валлерштейна, постмодернизм, идеи мирового лидерства З. Бжезинского, конфликт цивилизаций по С. Хатингтону и др.).

В тоже время социальные процессы находят своё отражение в области права как особой сфере общественного сознания. Следует остановиться на соотношении права как теории легитимации в различных доктринах (феноменологическая концепция и др.) и социальной реальностью.

В программе курса следовало бы рассмотреть эволюцию международной правовой системы и провести анализ (в пределах задач и цели исследования) на основополагающих международных документах, имевших в течение ХХ века наиболее весомое значение (Устав ООН, Декларация о принципах международного права, Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе и др.).

Принципиальным моментом также является анализ в исследовании таких основополагающих понятий международного права как: суверенитет; принцип самоопределения народов и наций; принцип территориальной целостности государств; правопреемство новых независимых государств и т.д.

В ходе курса также необходимо рассмотреть проблему легитимации социальных инноваций по М. Веберу, внешнюю и внутреннюю легитимацию новых государственных образований, проблему внешней и внутренней легитимации «непризнанных» государств.

Исследование проблематики легитимации самопровозглашённых государств логично проводить как с позиций международного права, так и с точки зрения с учётом цивилизационных, геоэкономических, геополитических, военных и иных аспектов Realpolitik, фактического протекания конфликтов и переговорного процесса.

Отдельно в программе курса также следует остановиться на мировом опыте проведения миротворческих операций и операций с участием российских миротворцев на постсоветском пространстве.

Кроме того, в процессе изучения курса обучающийся должен получить представление о наиболее актуальных методологических подходах и методах проведения исследования регионального конфликта (генетический метод, сравнительно-исторический, анализ документов, использование нарративов – воспоминаний участников событий и др.).

Думается, что подобный курс, подготовленный на базе МГУ им. М.В. Ломоносова и Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) был бы востребован не только для подготовки студентов, но и для чиновников различных ведомств, работающих в сфере международных отношений.

Виталий Журавлёв, нач-к Представительского отдела ПГУ им. Т.Г. Шевченко в РФ, эксперт Института Русского Зарубежья

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie