Хлебные крошки

Статьи

Русский мир
Культура

По материалам сборника "Русская эмиграция в Италии", Москва, 1998

Русская колония в Мерано

Очаг русской культуры в Южном Тироле

Наши соотечественники начали приезжать сюда, в самую южную часть Австро-Венгерской империи, на лечение, по-видимому, в начале 70-х годов XIX века. Их привлекал не только мягкий климат и здоровый воздух южного Тироля, но и целебная вода со слабой радиоактивностью, полезная при заболеваниях опорно-двигательной системы. В 1875 г. здесь было учреждено частное Благотворительное общество русских жителей Мерано (Русский комитет), которое существовало на пожертвования его членов. Целью общества была помощь больным и нуждающимся соотечественникам, желавшим пройти курс лечения в Южном Тироле. В середине 70-х годов в зимний сезон сюда приезжали уже более тысячи человек. По количеству отдыхающих здесь русская колония вышла на третье место. Курортное управление Мерано, учитывая большое число гостей из России, помогло в организации православных богослужений.

Толчок развитию города как курортного центра дало строительство австро-венгерской железной дороги, связавшей его напрямую с Россией, с Петербургом. В Мерано начали строить большие санатории со столовыми, танцевальными и читальными залами (самыми популярными в среде русской знати стали Ра1асе Ноtе1 и Меrаnеrhоf), разбивать великолепные сады, прокладывать прогулочные дорожки, открывать культурные учреждения – шахматный клуб, библиотеку, театр, курзал, спортивные сооружения – тир, теннисные корты, гольф-клуб, ипподром. Мерано в эти годы посещали русские аристократы, промышленники, коммерсанты, представители свободных профессий. В 1896 г. курорт посетила великая княгиня Александра Иосифовна.

Новый этап в жизни русской колонии в Мерано связан с именем Надежды Ивановны Бородиной. Москвичка, дочь надворного советника, она приехала сюда вместе с матерью для лечения от чахотки. Целебный воздух Мерано ей не помог – болезнь была запущена. 16 апреля 1889 г., в возрасте 37 лет Н.И. Бородина скончалась, оставив Русскому комитету в Мерано крупную сумму на строительство Русского дома, где могли бы получать помощь ее неимущие соотечественники.

Для распоряжения оставленным капиталом было учреждено Благотворительное общество помощи больным. Им был приобретен участок, на котором уже велось строительство двух вилл. Обществу предстояло их достроить, возвести храм и разбить сад. Руководить строительством предложили архитектору Тобиасу Бренеру, избравшему стиль, характерный для тогдашней Европы, – эклектизм и изящество, с несомненным влиянием венских и северо-итальянских традиций. Сооружение Русского дома растянулось на несколько лет, но уже 27 сентября 1897 г. в нем появились первые гости. В декабре того же года русская колония торжественно праздновала освящение церкви. Сразу же после открытия Русского дома в управлявший им Комитет стали поступать прошения о субсидиях не только от русских из Мерано, но и из России.

Постояльцы прибывали в Русский дом на зимний период. Сезон начинался 16 сентября и продолжался до 15 июня. Социальный состав постояльцев был весьма разнообразен. Общество помогало малоимущим больным - в подавляющем большинстве жильцами Дома были разночинцы: студенты, гувернантки, инженеры и даже крестьяне из разных уголков России, много больных детей и подростков. Но гостями Мерано в разное время были и представители многих знатных семейств России: граф А.Канкрин, князь А.Гагарин, сенатор В. Ратьков-Рожнов, а также графы Клейнмихили, княгини О.Урусова и А.Шаховская, баронесса Врангель, фрейлина и воспитательница одной из дочерей Александра II – А.Ф. Тютчева и другие. Администрация настаивала на православном характере заведения – полякам и евреям в праве пользования Домом отказывали, всем прибывающим следовало представить справку о крещении.

Правила проживания были достаточно строги. Вилла насчитывала 19 комнат и около 30 спальных мест. Комнаты отапливались с ноября по март, но лишь в том случае, если температура в них не превышала 11°С. Впрочем, жильцам позволялось самим отапливать свои комнаты, оплачивая все связанные с этим расходы. Постельное белье меняли два раза в месяц, четыре полотенца выдавали каждую неделю по субботам. Трижды в день постояльцам предлагалось принимать ванны. В комнатах запрещалось готовить еду, перемещать мебель, ковры, вбивать гвозди в стены, держать собак и музыкальные инструменты.

В Доме была укомплектована отличная библиотека с книгами на русском, французском и немецком языках. Работали читальный и игральный (шахматы и т.п.) залы. Кормили жильцов по-русски: борщами, щами из свежей капусты, гречневой кашей, пирогами, варениками, колтунами, киселем, блинами. Электричество, проведенное в конце 1899 г., в общих помещениях отключали в десять часов вечера. Медицинские консультации доктор Михаил фон Мессинг, происходивший из русских немцев, проводил в самом Доме, для бедных – бесплатно.

Администрация заботилась и о душевном состоянии своих подопечных. В Русском доме были запрещены всякого рода политические или религиозные дискуссии. Большое значение придавалось обеспечению возможности удовлетворять духовные запросы.

Первая русская православная церковь была организована в Мерано в наемном доме еще в 1884 г. и освящена в честь Николая Чудотворца. Почетной попечительницей храма стала Великая княгиня Екатерина Михайловна. Настоятелем церкви был о. Феофил Кардасевич. Он жил в Ироме, в 10 км от Будапешта, и служил в храме, построенном в 1802 г. над могилой великой княгини Александры. После получения благотворительным обществом капитала, завещанного Н.Бородиной, и в связи с тем, что небольшая комната в частном доме не вмещала всех прихожан, решено было построить новый храм. Его торжественное освящение в память св. Николая состоялось 3 (15) декабря 1897 года. Теперь с середины ноября до середины мая в церкви Русского дома в каждое воскресенье и праздничные дни совершалось православное богослужение. По решению Синода служить в новом храме стали приезжавшие на зимний период монахи Александро-Невской лавры. Отлаженная система – приезд из Петербурга священника с псаломщиком сохранялась до первой мировой войны.

Размеренная жизнь меранской колонии оборвалась в 1914 году. В годы первой мировой войны в Мерано осталось двое русских – брат и сестра фон Мессинги. Они приняли на себя заботу о сохранении санатория. Победа ''союзников" полностью изменила положение Русского дома. Во-первых, он оказался не на австрийской, а на итальянской территории; во-вторых, был отрезан от России, где к власти пришли большевики. Мерано принимало теперь не больных, а искавших пристанища беженцев, как правило, потерявших все свое состояние и не имевших возможности платить за проживание в пансионате. Это заставило управлявшую Русским домом Ф. фон Мессинг до предела снизить плату за проживание и питание. В 1922 г. она составляла от 90 до 250 лир (вместе с бельем и освещением) и 14 лир – суточной платы за трехразовое питание. Финансовое положение Дома было тяжелым. Стремясь спасти "русский уголок", управляющая предприняла поиск частных благотворителей. К сожалению, он не принес успеха.

Работы в Южном Тироле для эмигрантов было мало, они голодали. Количество постояльцев "Бородина" в 20-е годы неуклонно сокращалось (в 1924 г. здесь жили 64 человека, в начале 1930-х годов их осталось пять или шесть). Это не спасло колонию от дрязг. Оторванные от привычного существования, люди вымещали свою депрессию на окружающих. В качестве повода для разлада было использовано существовавшее правило об оказании помощи исключительно русским. Некоторые члены колонии стали упрекать в "нерусскости" даже Мессингов, верой и правдой служивших Дому несколько десятилетий; выражались опасения в прозелетизме со стороны католиков и протестантов; использовались и противоречия двух созданных в эмиграции юрисдикции Русской православной церкви. В 30-е годы Русский комитет практически прекратил свое существование. Брат и сестра Мессинги старели. Постояльцы Дома осаждали жалобами органы местной власти. Поэтому в 1935 г. администрация города приняла радикальное решение: назначила комиссара префектуры Луиджи Росси "временным управляющим" Домом, изъяла его из-под управления Русского комитета и передала местной благотворительной ассоциации Сапш. Бородинская вилла была сдана на пять лет в аренду Веронике Аблер. Материальная сторона дела улучшилась, Дом стал приносить доход, но льготы для русских жильцов были аннулированы. Так закончилась "русская" история Мерано...

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie