Хлебные крошки

Статьи

История
История

Вячеслав Петров

Секрет Димоны

Или о том, как Израиль завладел ядерным оружием

Для пытающегося проникнуть за сверхсекретный занавес истории создания ядерного потенциала Израиля ключевыми являются три персонажа: Шимон Перес – политик, Рафи Эйтан – спецагент и шпион и Мордекай Вануну – ученый.

Первый из них был удостоен Нобелевской премии Мира и вот уже 50 лет вращается в высших кругах израильского политического истеблишмента. Второй высоко "взлетел" в иных кругах – спецслужбах, что, впрочем, не помешало ему в середине восьмидесятых так же низко пасть, причем в результате сомнительных действий в стане властей предержащих. Третий персонаж этой истории уже 17 лет сидит в тюрьме в Ашкелоне.

Карьеры этих людей – Ш.Переса, Р.Эйтана и М.Вануну – как в зеркале отражают ключевые этапы в истории становления израильского государства – его успехов и поражений. И вновь приобщают нас к покрову тайны, несущей на себе самое строгое табу: тайны создания Израилем собственного ядерного военного потенциала. О том, как Израилю удалось создать собственный ядерный потенциал, поведал недавно своим читателям немецкий еженедельник "Шпигель".

Шимон Перес, родившейся в Вишнево (Белоруссия), в одиннадцать лет вместе с семьей перебрался в Палестину. Результатом его блестящей карьеры в 1953 году стал пост главы оборонного ведомства Израиля, к тому же Перес стал "номером 2" во всем оборонном секторе и подчинялся лишь Давиду Бен-Гуриону, тогдашнему израильскому премьеру.

Основатель государства Израиль Бен-Гурион всегда опасался повторения Холокоста, причем на этот раз угрозы еврейской нации и государству исходили якобы от фанатичных арабов. Для обеспечения безопасности нации он активно ищет супероружие. И, вполне логично, обращается в сторону "ядерной дубинки". Бен-Гурион увлекается современными технологиями и читает все о возможностях расщепления ядра. Наконец, им всецело овладела идея создания ядерной бомбы. Осуществление этого проекта Бен-Гурион поручил именно Ш.Пересу.

Операцию по созданию атомной бомбы назвали в честь легендарного библейского силача и устрашителя филистимлян Самсона, а вся операция, разумеется, получила наивысший гриф секретности, так что имя Ш.Переса никогда и нигде даже не упоминалось.

Ш.Перес, естественно, был лишен каких бы то ни было иллюзий на счет возможного получения сверхсекретных ядерных технологий от стран, обладавших на тот момент ядерным потенциалом. Советский Союз и Великобритания вообще в расчет не принимались. США же объявили о готовности поставить Израилю крохотный энергетический реактор, с "пониманием" подойдя к ядерным амбициям Тель-Авива.

Тогда Ш.Перес обращается к Парижу. Франция, в тот момент начала активно развивать программу ядерного оружия и осенью 1956 г. в общем ничего не имела против того, чтобы поддержать израильтян, заключив при этом с ними взаимовыгодную "бартерную" сделку: технологии в обмен на сведения спецслужб и научные разработки. К тому же между Францией и Израилем всегда было некоторое единство взглядов относительно борьбы против арабских "возмутителей спокойствия". Далее последовала развязанная антиарабская военная кампания: британские, французские и израильские вооруженные силы атаковали Суэцкий канал и Синайский полуостров. Почуяв реальную угрозу молодому израильскому государству, новый премьер Моллет в начале 1957 года в секретном соглашении пообещал Пересу выделить средства на строительство большого реактора в пустыне Негев вблизи города Димоны. Реактор вполне подходил для производства оружейного плутония – материала, необходимого для создания атомной бомбы.

Когда официальная израильская комиссия по атомной энергии впервые увидела планы строительства ядерного объекта у Димоны, дело быстро дошло до острой дискуссии. 6 из 7 ученых тогда в знак протеста отказались от занимаемых постов. Слишком очевидны были скрытые цели нового объекта: он открывал путь Израилю к статусу ядерной державы. Однако угрозы штрафных санкций на государственном уровне возымели свой эффект: ученое сообщество примолкло, в том числе и все ярые противники милитаризации. В результате, по официальной версии, в 30 км от города Беэршеба возникла новая "текстильная фабрика", а Ш.Перес удостоился высочайшей похвалы за проделанную работу.

В отличие от Переса Рафи Эйтан никогда не имел затруднений психологического или иного свойства с ложью или введением в заблуждение окружающих. Уже в период борьбы против британцев он занимался подделкой документов и возглавлял боевое подразделение "Palmach", а позже продолжил борьбу с арабами. С начала пятидесятых годов Р.Эйтан служил в спецподразделениях нового государства.

Рафи – один из героев многих известных операций Моссада. Так, например, в 1960 году он принял непосредственное участие в доставке в Израиль скрывавшегося в Аргентине нацистского преступника Адольфа Айхмана.

Через три года Рафи вновь участвует в "вывозе" – однако на этот раз речь идет не о преступных персонах, а о секретном материале для атомной бомбы. В 1962 году Франция окончательно прекращает ядерное сотрудничество с Израилем. Израиль тем самым утратил доступ к высокообогащенному материалу. В Тель-Авиве, между тем, оценили ситуацию и поняли, что "горячий" материал легальным путем не получить. Моссад потихоньку начинал прорабатывать тайные каналы поставок. Израильтяне ищут слабые точки в системе международного контроля – и возможных "сочувствующих".

В результате череды темных махинаций Рафи и компания при весьма драматических обстоятельствах приблизились к заветной цели. Группе Моссада удалось заполучить бесценный материал и доставить его в Израиль.

По поддельным документам Эйтан купил 200 тонн оксида урана у брюссельской фирмы "Societe General des Mineraux". В качестве посредника – возможно, неумышленно – выступил немецкий бизнесмен и сотрудник предприятия Герберт Шульцен, являющийся одновременно главой его висбаденской фирмы "Asmara Chemie GmbH", который внес 8,5 миллионов немецких марок в качестве гарантийной суммы сделки.

Конечным получателем было предприятие в Италии, причем сделка имела силу только в пределах ЕЭС и потому подозрений практически не вызвала. Однако в порт назначения – Геную – фиктивный товар не прибыл. Эйтан предусмотрительно купил списанное Гамбургским пароходством грузовое судно водоизмещением в 1000 тонн (судно называлось "Scheersberg A"), которое затем "растворилось" в необъятных просторах Средиземного моря. История умалчивает о дальнейших шагах Эйтана, но не сложно предположить, что где-нибудь на Кипре, например, бочки с ураном перегрузили на израильский корабль, который и доставил смертоносный товар в Хайфу. Уже оттуда груз перевезли в Димону, где ему придали окончательный вид – атомной бомбы. А Рафи за отлично проделанную работу удостоился наивысших похвал от руководства Моссада.

"Scheersberg A" снова "всплыл" в конце 1968 года в южной Турции, причем никаких следов от его реального владельца естественно не осталось. Покупатель урана немец Шульцен заявил, что в деле участвовал не по собственной инициативе (что и так ясно), а в интересах не известных ему клиентов. По его выражению, "его использовали спецслужбы". Участвовал ли Моссад в этой афере в одиночку? Или ему активно помогали агенты ЦРУ, дабы облегчить Израилю дорожку к ядерному оружию? Об этом история умалчивает.

По свидетельству же современников, когда Джон Кеннеди в конце 60-х годов узнал об истинном фронте работ "текстильной фабрики" в Димоне, он якобы был крайне обеспокоен. В результате Кеннеди в категорической форме потребовал от Бен-Гуриона допустить американских инспекторов к объектам Димоны. Хотя последний тому долго противился, тем не менее, в конце концов согласился.

В 1967 году Израиль в результате всех перипетий собрал свою первую атомную бомбу, что даже и не очень-то пытался скрыть от американцев. На все запросы Белого Дома израильтяне отделывались стандартной формулой, которая и до сегодняшнего дня является выражением официальной политики Тель-Авива: "Мы (Израиль) ни в коем случае первыми не прибегнем к применению ядерного оружия".

Обострение ситуации на Ближнем Востоке после нападения египтян и сирийцев в 1973 году так взволновало Израиль, что тогдашний глава правительства Голда Мейер поручил министру обороны Моше Даяну организовать работу по доставке сразу 13 атомных бомб на военные авиационные базы для загрузки в бомбардировщики. Тогда на несколько дней мир вновь, как и в период Карибского кризиса, оказался на самом краю атомного коллапса.

Но прежде чем кризис достиг верхней точки кипения, вооруженные силы Израиля взяли верх над арабами. 13 бомб отправились назад в свои подземные бункеры. С тех пор политики Израиля больше всего опасаются завладения любой страной из враждебного арабского окружения ядерным оружием.

И все же в арабском мире многие продолжают полагать, что способность к первому ядерному удару со стороны Тель-Авива недостаточно серьезна. С этого начинается самая таинственная афера в истории израильской программы ядерных вооружений. Она связана с третьим именем (маррокано-израильским): Мордекая Вануну.

Молодой и амбициозный ученый Вануну делает хорошую карьеру и начинает претендовать на место в ядерном научно-исследовательском центре Димоны. Там в 1977 году он защищается. Получив служебное удостоверение под номером 320, Вануну приступает к работе на "Махоне-2" – восьмиэтажном абсолютно секретном подземном комплексе, где занимаются добычей и обогащением плутония.

В качестве контролера ночной смены Вануну за 9 лет проходит все отделы "Махона". В декабре 1985 года в Димоне "по экономическим причинам" сокращают 180 рабочих. В их числе оказался и Вануну. Возможно, именно это подвигло его на крайний шаг – вступление в ряды коммунистической партии. Затем он вообще покинул пределы Израиля и переехал в Лондон, прихватив за одно фотокамеру и тайно отснятые пленки на особо секретном объекте страны.

В Лондоне Вануну передал все документы и снимки редакции "Sunday Times". Факт, всплывший 5 октября 1986 года, потянул на мировую сенсацию: ядерный потенциал Израиля насчитывает от 100 до 200 атомных бомб.

В Тель-Авиве принимается решение о принудительном возвращении Вануну в страну. Красивая светловолосая дама (агент Моссада в Лондоне) приглашает Вануну провести совместный отпуск в Риме. В результате "совместного отпуска" Вануну исчезает, а спустя 40 дней Тель-Авив признается, что "предатель" находится в "надежном месте". В результате закрытого судебного заседания в Иерусалиме изменника приговорили к 18 годам тюрьмы.

Вануну должен выйти из тюрьмы 21 апреля этого года и судя по информации в ряде западных СМИ он уже принял решение покинуть Израиль и переехать на ПМЖ в США.

Тем временем и сегодня события тех далеких дней оставляют немало вопросов. Высказываются мнения, что, возможно, Моссад просто использовал Вануну "в темную" и дал ему возможность рассказать о его сенсационных открытиях для того, чтобы напугать арабский мир.

В любом случае, из всего вышесказанного напрашивается один очень серьезный вывод: в наше время, когда человечеству угрожает международный терроризм, как никогда актуальным становится вопрос жесткого контроля со стороны ядерных держав за сохранностью своих технологических, интеллектуальных и материальных средств, имеющих отношении к вопросам создания ядерного оружия.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie