Хлебные крошки

Статьи

Внутриполитический процесс в России
Политика
Россия

Слова Путина о суверенитете надо трактовать более масштабно

Сильных уважают, а слабым садятся на шею

Премьер-министр Владимир Путин выступил перед депутатами Государственной Думы с отчетом о деятельности правительства за прошлый год. В своей речи он коснулся как вопросов экономики и внутреннего развития нашей страны, так и политического курса России во внешней политике. Речь главы правительства по просьбе корреспондента МТРК «Мир» прокомментировал генеральный директор центра политической конъюнктуры Сергей Михеев

- Сегодня Путин выступал в Госдуме с отчетом о деятельности правительства. Насколько ожидаема его речь, были ли какие-то неожиданности?

- Что касается высказываний Путина по поводу того, что Россия выходит из кризиса и что ей нужна новая индустриализация, это было ожидаемо. На мой взгляд, все что сказал Путин, это продолжение того позиционирования, которое мы слышали и ранее во многих его выступлениях. Это именно тот Путин, которого Россия знает.

- В частности он сообщил, что к началу 2012 года Россия окончательно компенсирует потери, вызванные кризисом. Насколько это реально?

- Трудно сказать. Я думаю, что это будет зависеть от мировой экономической конъюнктуры, по отдельным показателям, думаю, это вполне реально. Экономика – это непростая сфера, здесь вообще трудно говорить, когда возможно полное преодоление кризиса.

- В речи Путина прозвучало предложение о тесном технологическом, экономическом партнерстве между Единым экономическим пространством и ЕС, о создании в перспективе зоны свободной торговли и безвизовом режиме. Является ли это предложение программным, или оно имеет какую-то реальную основу?

- Предложения со стороны России озвучивались неоднократно. Мы предлагали им и концепцию общей безопасности, и концепцию общего энергетического пространства, и многие другие проекты. Что касается безвизового режима, то он тоже обсуждался. Другое дело, что Европа не идет нам навстречу, поэтому трудно сказать, какие будут предприняты шаги. С нашей стороны эти шаги предпринимались, предпринимаются и, видимо, будут предприниматься, но пока Европа не выражает энтузиазма по этому поводу, у нее свои интересы. Что касается безвизового режима, то европейцы недавно открыто заявили, что они опасаются, что к ним хлынут кавказцы.

Что касается экономики, я думаю, общие интересы у нас есть, прежде всего, в сфере энергетики, другое дело, что Россия хотела бы, чтобы эти интересы стали шире, чтобы они не ограничивались только покупкой российских энергоносителей.

- Владимир Путин также сказал, что в отношениях России, Беларуси и Казахстана необходимо сделать шаг от Таможенного союза к Единому экономическому пространству. С 1 января 2012 года начнет действовать единый рынок с унифицированным законодательством, со свободным передвижением капиталов, людей, товаров и услуг. Какие выгоды будут иметь для России эти изменения?

- Положительный эффект от них покажет только время, будут ли они вообще и какими. Проект экономического пространства не нов, обсуждался он достаточно давно. В свое время мы предлагали его Украине, но Украина по политическим, на мой взгляд, соображениям от него отказывалась, а когда пришел к власти Ющенко, про него даже и говорить перестали.

Единое экономическое пространство - это то, что может нам помочь вернуть собственный внутренний рынок. С распадом Советского Союза одной из наших самых тяжелых потерь стала потеря внутреннего рынка, он был полностью отдан иностранным производителям. То есть даже те товары, которые мы могли производить для себя, пусть они были неконкурентоспособны в Америке или в Европе, даже их мы перестали производить и стали закупать у иностранных производителей, начиная от резиновых тапочек и швабр, и заканчивая более сложным оборудованием, которое производится за рубежом.

Единое экономическое пространство создаст условия для возрождения производства, ориентированного, в первую очередь, на внутренний рынок, а не на экспорт, сможет помочь возродить производственные цепочки, которые раньше существовали между Россией, Белорусью, Украиной, Казахстаном и были в свое время уничтожены по политическим соображениям. Внутренний рынок создаст новые рабочие места, даст возможность зарабатывать деньги для себя, а не для иностранных производителей, облегчит обмен товарами. По крайней мере, цель Единого экономического пространства такова.

- Премьер-министр отметил, что «экономическая и государственная немощь, неустойчивость к внешним шокам неизбежно оборачиваются угрозой для национального суверенитета. В современном мире, если ты слаб, обязательно найдется кто-то, кто захочет приехать или прилететь и недвусмысленно порекомендовать, в какую сторону тебе двигаться, какую политику проводить, какой путь выбирать». Как вы считаете, связано ли это замечание с ситуацией в арабских странах, в частности, в Ливии?

- Я думаю, что слова Путина надо трактовать более масштабно. Ливия – это лишь частное проявление, а слова Путина сводятся к тому, что сильных уважают, а слабым садятся на шею. Я лично не исключаю, что в своем выступлении он имел в виду госсекретаря США Джозефа Байдена, который недавно приезжал к нам в страну и пытался сделать какие-то заявления по поводу желательного для Соединенных Штатов политического будущего в России, что само по себе является, на мой взгляд, неприемлемым.

Что касается Ливии, с ней история понятная, Запад в очередной раз под благовидным предлогом фактически уничтожает неугодный ему режим. Поскольку этому режиму никто не помогает, то шансы на выживание у него небольшие. Россия не может позволить себе роскошь попасть в такую ситуацию в будущем, а для этого надо быть сильными.

- Но все-таки, возвращаясь к вопросу о Ливии, не может ли быть этот момент в речи премьера знаком перемены дипломатического курса России по отношению к резолюции западной коалиции?

- Противодействие может быть только дипломатическим. Недавно Россия выступила против резолюции ООН по Йемену, которая могла бы теоретически открыть дорогу для военной операции против этой страны. Что касается принципиальной позиции России, она уже неоднократно высказывалась. Россия озабочена тем, как разворачиваются события вокруг Ливии. Сначала говорилось о том, что надо просто блокировать воздушное пространство, чтобы не позволить Каддафи наносить удары по мирному населению, потом авиация противников начала сама наносить удары по войскам Каддафи, и не только по войскам, но и по узлам связи, инфраструктуре. Фактически, западная коалиция выступила на стороне одной из противоборствующих сторон и сама начала нести угрозу гражданскому населению. Теперь речь идет о том, что необходимо развивать наземную операцию для того, чтобы добить Каддафи и установить в этой стране более лояльный режим. Здесь все понятно, по этому поводу российские политики уже делали заявления, и я думаю, что российское руководство будет против такой логики развития событий.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie