Хлебные крошки

Статьи

Исход Востока
Политика
Казахстан и Средняя Азия

Сергей Васильев

Таджикистан: мягкая сила России

Неоднозначное решение

Основное внимание обозревателей и аналитиков, комментирующих итоги визита Владимира Путина в Таджикистан, сконцентрировано на продлении срока пребывания в республике 201-й российской военной базы еще на 30 лет – до 2042 г. При этом вне поля зрения СМИ остаются не менее, а в долгосрочной перспективе и более важные договоренности в области миграции, культурно-языковых, гуманитарных связей и экономической интеграции, которые, по сути, являются факторами «мягкой силы», удерживающими Таджикистан в культурной и экономической орбите России.

Для Таджикистана, большая часть взрослого мужского населения которого находится на заработках за рубежом, трудовая миграция является вопросом экономического выживания. В России на сегодняшний день находится 1,13 млн. граждан Таджикистана. В прошлом году они перевели на родину порядка 3 млрд. долл., что составляет около половины всего ВВП республики. Меморандум о намерениях по дальнейшему сотрудничеству в сфере миграции, подписанный по итогам переговоров, предусматривает существенное ослабление миграционного режима для граждан Таджикистана на территории Российской Федерации. Время постановки их на миграционный учет решено увеличить до 15 дней, а разрешения на работу выдавать сроком до трех лет. Сейчас мигранты обязаны встать на учет в течение семи дней, а разрешение на работу они получают на срок от трех месяцев до одного года.

Для России значение миграционных договоренностей далеко не однозначно. Количество трудовых мигрантов в стране явно зашкаливает, что провоцирует рост националистических настроений и увеличение числа межнациональных конфликтов. На государственном уровне поставлена задача ужесточить регулирование миграционных потоков. Со следующего года трудовые мигранты должны будут сдавать экзамен на знание русского языка, истории России и правовых основ Российского государства. Ужесточается ответственность за незаконное пересечение границы, нарушение миграционного режима и организацию нелегальной миграции.

Очевидно, что договоренности с Таджикистаном идут вразрез с общей линией государственной миграционной политики. Правда, здесь есть один нюанс. Абсолютное большинство мигрантов в Центральной Азии поставляют сегодня не Киргизия и Таджикистан, где проживает соответственно около 5 и 7 млн. чел., а 30-милионный Узбекистан. По демографическому потенциалу он превосходит обе «малые» страны региона почти в три раза. Но если с Душанбе и Бишкеком Москва в последнее время выстраивает долгосрочные стратегические отношения, то Ташкент все более явно демонстрирует проамериканскую ориентацию. Поэтому Киргизия и Таджикистан вполне могут получить миграционные льготы, которые на Узбекистан распространяться не будут.

В самом Таджикистане уровень знания русского языка, экзамен по которому трудовым мигрантам сдавать все равно придется, оставляет желать лучшего. После начала гражданской войны почти все русское население из республики бежало, и ситуация с преподаванием в школе русского языка сложилась критическая. Около половины всех таджикских мигрантов, работающих сегодня в России, очень плохо владеют русским языком. Молодежь, которая выросла уже после распада СССР, чаще всего не знает его вообще. Словарный запас тех, кто записывается на курсы русского языка, порой насчитывает всего несколько слов. В школьной программе на изучение русского языка отводится всего два часа в неделю. Причем проблема заключается даже не в количестве учебных часов, а в отсутствии квалифицированных преподавателей и учебных пособий.

Определенные шаги для исправления Россией сложившейся ситуации предпринимаются. Так, в конце прошлого года на базе душанбинского ПТУ №66 запущен проект по изучению русского языка, который курирует Федеральная миграционная служба России. С помощью этого проекта ФМС планирует опробовать методику организованного набора мигрантов. Однако подобных проектов пока слишком мало. К тому же в перспективе повышение языковой и профессиональной квалификации мигрантов – путь для Таджикистана тупиковый. Если все мужское население обучится русскому языку и уедет на заработки, республика попросту обезлюдеет. Гораздо более привлекательными выглядят следующие соображения В. Путина: изучение русского языка в школах будет способствовать тому, что «сама экономика Таджикистана будет развиваться на собственной базе, с нашим участием, с участием другим иностранных партнёров, во всяком случае, здесь будут создаваться новые рабочие места с высокой степенью квалификации, с хорошим уровнем заработной платы». Тогда и миграционные проблемы не будут стоять столь остро.

Гораздо более успешно развивается  сотрудничество России и Таджикистана в сфере высшего образования. В республике действует Российско-Таджикский Славянский университет (РТСУ), где учатся 4,3 тыс. студентов. На филологическом факультете университета ведется подготовка специалистов по направлению «Русский язык и литература». С 2003 г. в стране работает Российско-Таджикский Современный гуманитарный университет, который открыл представительства дистанционного образования в четырех городах – Пенджикенте, Исфаре, Истаравшане и Шайдане. В 2009 г. в Душанбе открыт филиал МГУ им. М.В. Ломоносова, а в 2012 г. – Российского национального исследовательского университета МИСиС (Московский институт стали и сплавов). Планируется открытие филиала Московского энергетического института. Кроме того, 4,7 тыс. таджикских студентов учатся сегодня в вузах на территории России. Причем в отличие от некоторых стран Центральной Азии Таджикистан в сотрудничестве с Россией заинтересован. В Туркменистане, например, в этом году был закрыт филиал Российского государственного университета нефти и газа им. Губкина, открытый в 2008 г. Причем договоренности с Москвой были разорваны Ашхабадом без предупреждения и в одностороннем порядке.

Ключевым направлением сотрудничества двух стран, обсуждавшимся в ходе переговоров, является экономическая интеграция. Таджикистан является одним из государств-учредителей созданного в 2000 г. Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), на базе которого был создан Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии. Однако в состав Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП) Таджикистан не вошел. Вплоть до недавнего времени не было ясно вообще, будет ли Душанбе вступать в ТС или нет. Если Киргизия отчетливо продекларировала членство в союзе как ключевое направление своей внешней политики, то ясности с присоединением к нему Таджикистана не было.

В пакете документов, подписанном по итогам визита В. Путина, вхождение Таджикистана в Таможенный союз не затрагивалось. Стороны ограничились общими декларациями о том, что будут приветствовать экономическую интеграцию на пространстве СНГ. Тем не менее  эта тема была постоянным фоном переговоров. Москва, в частности, согласилась урегулировать проблему с поставками Душанбе нефтепродуктов в объеме внутреннего потребления без взимания вывозных пошлин. В рамках ТС эта проблема не возникла бы вообще.

Нет единства по вопросу присоединения к ТС и в самом Таджикистане. По некоторым оценкам вступление в Союз поддерживают до 3/4 жителей страны. Его сторонниками являются бизнесмены, которые надеются тем самым решить проблему таможенных платежей, и гастарбайтеры, стремящиеся воспользоваться преимуществами единого рынка труда. Опасения политиков и экспертов, сомневающихся в нужности этого шага, связаны с наполняемостью бюджета – до половины всех налоговых поступлений в Таджикистане обеспечиваются за счет таможенных пошлин, и выпадение или же заметное сокращение этого источника доходов грозит бюджету серьезными проблемами.

Аргументом против вступления в ТС долгое время служило и отсутствие между Таджикистаном и странами Союза общей границы. Между тем 21 сентября к подготовке документов для вступления в Таможенный союз приступила Киргизия. К 15 ноября она должна представить дорожную карту своего участия в этом объединении. Так что в обозримой перспективе общая граница с ТС у Таджикистана появится, и одно из главных препятствий для участия в нем исчезнет. В условиях холодной войны, идущей в последние годы между Ташкентом и Душанбе, членство в Таможенном союзе способно также существенно усилить внешнеполитические и экономические позиции Таджикистана.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie