Хлебные крошки

Статьи

Исход Востока
Политика
Казахстан

Андрей Уваров

Терроризм в Казахстане: насколько реальна угроза

Хроника, забрызганная кровью, или Страна победившего салафизма?

По скупым сообщениям  СМИ в ходе спецоперации на юге Казахстана в селе Бораодай Илийского района Алма-Атинской области 3 декабря была ликвидирована террористическая группа, уничтожено пятеро преступников. Таким образом, можно уже совершенно определенно говорить, что благополучный Казахстан вошел в печальный список государств, с которыми исламские боевики ведут свой джихад.

Лидеры Казахстана долго и упорно отказывались признавать этот факт, уверяя, что прихлопнут «змеенышей джихада» одним ударом. Но параллельно обещаниям и неверию, исламисты настырно двигали в республику свою идеологию, скрепляя ее кровью.

 Хроника, забрызганная кровью

Только за прошлый 2010-й и нынешний 2011-й годы в Казахстане, хотят признавать это спецслужбы и Президент или не хотят, произошло почти два десятка актов исламского террора.

В начале 2010 гола на станции Кандыагач группа боевиков из банды «Ансар уд-дин» напала на службу военизированной охраны железных дорог Актюбинской области, захватив табельное оружие и средства радиосвязи. В июне 2010 года группа в составе 21 заключенного совершила побег из колонии строгого режима вблизи города Актау, в ходе которого им была оказана поддержка извне. Из двух машин, подъехавших к колонии, по охране был открыт огонь, один солдат-срочник был ранен. Спустя несколько дней сбежавших обнаружили в степи, где, по официальной версии, пятнадцать из них были убиты бойцами спецназа, а по другой – подорвали себя сами.

 В феврале 2011 года произошел взрыв возле следственного изолятора г. Актюбинска. Из подъехавшего к воротам СИЗО автомобиля выбросили пакет, взорвавшийся почти сразу. В изоляторе находились несколько обвиняемых в подготовке теракта, лидер которых ранее был найден мертвым.

В ночь на 14 марта произошел взрыв в расположенном недалеко от Алма-Аты городке Иссык, жертвами которого стали два молодых человека и тяжело пострадавшая девушка.

4 апреля в Алма-Ате спецназ попытался штурмом взять квартиру, в которой засели трое экстремистов, обвиняемых в нескольких убийствах. Одного из них удалось захватить живым, двое других подорвали себя гранатами. Одиннадцать бойцов спецподразделения «Сункар» получили ранения.

7 мая произошел теракт в управлении Комитета национальной безопасности Актюбинска. В здание вошел мужчина, который почти сразу подорвал себя. Сам он тут же погиб, пострадали еще четыре человека. Погибшим оказался 25-летний Рахимжан Макатов, талантливый музыкант-домбрист, у которого остались три дочери, родители и младший брат.

24 мая машина со взрывчаткой взорвалась у следственного изолятора КНБ Астаны, водитель и пассажир машины погибли. МВД Казахстана заявило, что взрыв произошел случайно, а взрывчатку в Астану привезли, возможно, для продажи. Однако, по данным казахстанской газеты «Время», один из погибших в ходе взрыва, 34-летний житель Павлодарской области Сергей Подкосов, недавно освободившийся из заключения, несколько лет назад стал приверженцем радикального ислама. После освобождения он специально устроился на горнодобывающее предприятие с целью получить доступ к взрывчатке.

 1 июля в Актюбинской области началась полномасштабная война с местной общиной салафитов, открыто бросивших вызов МВД и спецназу.

  В ночь с 10 на 11 июля произошел массовый побег заключенных в колонии АК-159/21, расположенной в городе Балхаше Карагандинской области, когда  16 заключенных, используя огнестрельное оружие, напали на охрану и убили одного полицейского. Выбраться им не удалось и после блокирования зоны спецназом они подорвали себя с помощью баллона с кислородом. И опять рядом с зоной активно работала община салафитов.

31 октября взрывы прогремели в Атырау, погиб 25-летний смертник  Бауржан Султангалиев

12 ноября весь Казахстан содрогнулся от бойни, которую устроил в центре города Тараз (бывш.Джамбул) 34-летний Максат Кариев, зарезавший следивших за ним сотрудников КНБ, расстрелявший 5 милиционеров и взорвавший себя И опять речь шла о джихаде и борьбе с неверными.

Только после осенних кровавых событий реакция официальной Астаны стала вменяемой. Выступая в парламенте 1 сентября, Назарбаев заявил: «Растет риск межэтнических, межрелигиозных конфликтов. Высокой остается угроза нового натиска международного терроризма». А эксперт астанинского Центра стратегических исследований Бермет Колкобаева заявил, что  «Казахстану стоит задуматься о ситуации с экстремистами и принять ряд мер по защите границ страны и внутренней обстановки».

Разумеется, последовали и лихорадочные действия спецслужб – появилось сообщение, что был задержан казах, воевавший на Северном Кавказе в банде Шамиля Амаева, 30 ноября группировка «Солдаты Халифата» «Джунд-аль-Халифат», опиравшаяся на идеологемы Саида Бурятского, наконец признана террористической, состоялась ликвидация банды исламистов недалеко от Алма-Аты. Хотя опыта и особой подготовки в деле противостояния бандитам пока к сожалению нет, что подтверждают потери среди бойцов элитных отрядов спецназа «Сункар» и «Арыстан». Опять же позиция светских мусульманских лидеров и авторитетов остается размытой.

 Страна победившего салафизма?

Причин для начала масштабной деятельности исламистов в Казахстане предостаточно. Одна из главных аппетитных целей – огромная территория государства, богатого на углеводороды и иные ценности таблицы Менделеева. К тому же государство само ранее развернуло массовую исламизацию, застраивая в общем-то атеистическую территорию мечетями и медресе.  В начале 90-х сотни молодых людей отправили на учебу  за рубеж для «исламского образования», после их возвращения  в Казахстане, где степные женщины никогда не носили хиджабов, это стало обычным явлением. Ситуация реально запущенная. Сегодня молодежь обрабатывают буквально средь бела дня, на улицах, остановках транспорта, в магазинах и даже барах. Если в условиях алма-атинского мегаполиса это относительно незаметно, то на окраинах города, в областных и районных центрах «приставания навязчивых бородачей» вещь обыденная. Повод к началу беседы выбирается простой - зачем ты купил «Колу», почему в поликлинику ходишь без хиджаба, для чего вместо чтения Корана ты пришел в клуб и т.д. При этом замечено, что радикалы «не липнут» к обеспеченным молодым людям, их целевая аудитория – озлобленные нищетой, социальные лузеры. Лекторы и любители «поговорить об Аллахе» проникают в ВУЗы, школы, воинские части, их часто можно встретить на автовокзалах и стихийных биржах труда и недвижимости.

Реальное положение дел с «моджахедизацией Казахстана» выглядит не в пользу власти. Свое дело делает и присущая для республики невиданная коррупция и кумовство. Сегодня известно, что больше 10 лет в республике действовала религиозная группировка радикального толка во главе с афганским моджахедом, этническим казахом Исматуллой Абдулгапаром, который начинал с гипноза, а закончил распространением агрессивной исламской литературы. Однажды его уже выдворили из страны, но он вновь  появился уже с титулом «Магзум Таксыр» - хранимый богом повелитель. Причем вдруг обнаружились его покровители из Министерства обороны и элитных войсковых частей, где этот «бабай» читал свои лекции, и даже покровители из КНБ, ибо при обыске дома Исматуллы, у него обнаружены копии секретных документов этого серьезного ведомства, вплоть до списков агентов-нелегалов и их донесений, внутренней переписки генералов КНБ. Правая рука «магзума» Нарымбай Сыздыкбаев, считавшийся до сих пор агентом КНБ, сегодня уже в розыске.

Под носом у властей уже давно свиты гнезда исламского экстремизма, не так давно филиал экстремистской организации «Общества социальных реформ», запрещенного в РФ, был обнаружен на юге Казахстана. Сторонники ваххабизма и салафиты не просто сотнями разгуливают по городам, они активно вербуют сторонников. Вот что пишут на казахстанских форумах: «Ваххабитов в Атырау тысячи, Каждая пятая девушка ходит в парандже», «Официально в Актюбинской области исповедуют салафизм 2,5 тысячи. В каждом районе есть свои джамааты со своими амирами, чьи приказы выполняются беспрекословно. Салафиты уже вытесняют уголовников и подминают под себя молодежь».  

Для агрессивного ислама, который с оружием в руках доказывает свою состоятельность в горах Афганистана и пустынях Ирака, стать доминирующей идеологией в такой территориально громадной стране – очень важно. Кроме того, в государстве размыты идеологические фундаменты – главной (если не единственной) целью является создание сытого мещанского мира «успешных людей», но «успешными» могут быть лишь 10-20%... и тогда на мозги начинают давить националисты с их поисками виноватых, как правило - русских, русского языка и русской культуры или радикальные защитники ислама.

 Кто на прицеле?

Против кого же действуют нынешние казахские моджахеды и у кого они находят сочувствие и поддержку? Врагов у исламистов в Казахстане два – светская власть и русские, которых выдавливают отсюда уже второе десятилетие, то при помощи административных новшеств, то при помощи «кумысопатриотичных националистов», теперь вот, при помощи джихада.

Для сторонников «чистого ислама» евразиец Назарбаев, разумеется, хорошая мишень. Он, безусловно, очень много сделал для распространения и укрепления ислама в республике, но его рассматривают, как союзника русских «кафиров» и иудеев, при помощи которых он и его клан тихо растаскивают государственные ресурсы. Ведь объективности ради надо отметить, что уровень благосостояния среднестатистического казахстанца, весьма далек  от «декларированных властью успехов». Об этом часто пишут на форумах даже далекие от ислама казахстанцы.

Нурсултан Назарбаев действительно один из политических долгожителей  бывшего СССР, который уникально лавируя, сохраняет свои позиции не только за рубежом, но и внутри страны. Но Назарбаев не вечен, а  среди его гипотетических преемников пока видны лишь слабые фигурки с импотентным авторитетом. Он вынужден продолжать юлить и пытаться сохранять равновесие при непременном доминировании. Иначе для чего который раз распущен парламент и вновь начата предвыборная гонка?

 Специалисты не раз высказывали мнение, что режим «Папы», как его открыто называют казахстанцы, будут пытаться свалить по какому-то сценарию, и возможно действия исламистов часть этого сценария, а возможно – самостоятельное действие. Ослабление верховной власти, вызванное уходом Нурсултана Назарбаева, вызовет мгновенную реакцию как региональных элит, непременно попытающихся взгромоздиться на трон, невнятной и какой-то аморфной оппозиции, вроде Гани Касымова или даже Мухтара Аблязова, а может быть и националистов, которых явно поддержит воинствующий ислам.

Для исламистов режим Назарбаева - это режим «плохих мусульман», которые поклоняются могилам умерших (арауахи), не исполняют обрядов, пьют водку. Сдвинуть такой режим – задача правоверного. Надо отметить, что все это не пустые слова. Стоило парламенту в ответ на рост религиозного экстремизма принять закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», как тут же встрепенулись даже правоверные депутаты! Так депутат мажилиса, как его называют, «певец» (наверняка уровня Мадонны и леди Гаги) Нурлан Онербай потребовал от председателя Агентства Республики Казахстан по делам религий Кайрата Лама Шарифа извиниться перед…народом, который олицетворяет некий Бекболат Тлеухан, как оказалось тоже «певец», который «является автором 20 песен (!!!) и внес вклад в развитие культуры нашей страны». Этот титан и двигатель казахской культуры оказывается правильный мусульманин, а новый закон (ограничивающий отправление обрядов прямо на рабочем месте) мешает ему «правильно верить в Аллаха». Так что пока попытки решить вопрос по узбекскому сценарию – радикализмом по радикализму (в Узбекистане ответственность за экстремиста несет вся его семья) еще встречают отпор.

Но ко всем грехам режима, исламисты добавляют еще один грех – потворство русским «кафирам» и России, которая «мочит в сортире» правильных исламистов». И здесь в дудку джихадистов начинают дудеть и казахские националисты, которые, невзирая на всю карикатурность, тоже достаточно активны. Здесь, впереди планеты всей - и поэт, и песенник, лауреат премии Ленинского комсомола, народный депутат СССР Мухтар Шаханов, до зуда в паху стремящийся извести русский язык в Казахстане, который тормозит стремительный полет страны  в сытое и счастливое будущее.

Языковой вопрос, который вроде бы лежит вне плоскости религиозной, вызывает здесь негативную реакцию исламских деятелей. Стоило представителям РПЦ принять решение о возможности употребления при богослужении и произнесении проповедей наряду с церковнославянским казахского языка, как тут же заместитель главного муфтия Казахстана Мухаммад Хусейн-кажи Алсабеков заговорил «о духовной экспансии». Стоит ли ждать осуждения экстремистов от таких «плюралистов»?

Географически базой казахстанского исламского экстремизма являются южные Чимкентская и Джамбульская области, отсюда «прозелитаторы салафизма» движутся на северо-запад и север – в фактические анклавы русских, которые уже изрядно разбавили «титульными». Таким образом, возле самой границы России формируются очаги агрессивности. Прозрачность границ и эмиграционная лояльность Таможенного Союза позволят исламистам без проблем проникать в глубинные территории РФ – Урал и Сибирь.

На данном этапе начались активные межгосударственные консультации о методах решения вопроса «казахского экстремизма», Россия настаивает на жестких мерах (например, экстрадиции салафитов, как это сделала Москва), Казахстан пытается экспериментировать (история с законом о религиях). Времени на принятие решений остается все меньше, иначе может случиться, что Казахстан распадется на несколько жузов и русский исход, а РФ получит протяженность «неблагополучной» границы. Времени остается все меньше…

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie