Хлебные крошки

Статьи

Андрей Валадян

"Турецкий марш" на Армению

Усиление турецкого влияния в Закавказье все очевиднее

Состоявшееся 15-16 мая 2002 г. в Рейкьявике трехсторонняя встреча министров иностранных дел Турции, Армении и Азербайджана, а также двусторонняя встреча глав внешнеполитических ведомств Турции и Армении оказались несколько в тени громкого "прорыва", достигнутого там же в отношениях России и Североатлантического блока. Между тем, встреча Исмаила Джема со своими коллегами Варданом Осканяном и Вилайятом Гулиевым в рамках двухдневного заседания министров иностранных дел государств-членов НАТО и программы "Партнерство "во имя мира" в Исландии стала по-своему знаменательным событием для ситуации в Закавказском регионе.

Несмотря на то, что в ходе этой встречи не было достигнуто никаких исключительных результатов, сам факт ее в свете отсутствия дипломатических отношений между Анкарой и Ереваном имеет большое значение и говорит об определенном успехе турецкой дипломатии. По сообщениям СМИ, на встрече обсуждались вопросы укрепления безопасности на Кавказе, пути урегулирования карабахского конфликта, возможные формы сотрудничества трех стран в борьбе с терроризмом в регионе и перспективы дальнейших отношений трех стран.

По мнению ряда дипломатических источников, тот факт, что армянское руководство, до этого категорически отказывавшееся от подобных контактов, приняло решение принять участие во встрече, уже свидетельствует об "определенном прогрессе в отношениях между тремя странами". Трехсторонние переговоры в Рейкьявике также стали очередным свидетельством заметного роста влияния и роли Турции не только в Кавказском регионе, но и в мировых делах.

Турция в последнее время все громче заявляет о себе как претенденте на место регионального гегемона и стремится к большей самостоятельной роли в европейских делах. Анкара даже позволяет себе в довольно грубой форме одергивать руководство Евросоюза, пытающегося обусловить принятие Турции в ЕС проведением "демократических реформ". Турецкие официальные лица открыто обвиняют лидеров ЕС в "колониализме", называют его "христианским клубом" и угрожают в случае затягивания решения о вступлении Турции в Евросоюз искать себе "новых союзников" на Востоке, например в лице Ирана. По мнению ряда аналитиков, турецкое руководство при этом пользуется негласной поддержкой Вашингтона, видящего в Турции удобный инструмент как своего влияния в регионе, так и рычага давления на европейских союзников, без особого энтузиазма относящихся к нынешнему курсу США.

Европейцы не зря опасаются вступления Анкары в свой союз. По некоторым оценкам, через 15 лет население Турции будет больше населения Германии, что сделает ее самой большой по этому показателю страной ЕС. Согласно новым избирательным правилам, это даст Турции самое большое количество голосов в Европейской комиссии. К этому можно добавить еще и проблему растущей турецкой иммиграции в европейские страны. Только в одной Германии сейчас находится более 2 млн. турецких "гастарбайтеров".

По примеру США, но тихо и без лишнего шума, Турция стремится извлечь максимальную выгоду из изменений, произошедших на мировой арене после 11 сентября 2001 года. Анкара хотела бы добиться ускорения принятия Турции в ЕС; расширить зону своего влияния в Закавказском регионе, постепенно вытесняя оттуда Россию; изолировать последнего российского союзника в Закавказье – Армению и навязать ей свои политические условия; а также существенно укрепить позиции в Азербайджане и тюркоязычных странах Центральной Азии.

Последняя задача связана с тем, что в ближайшее время Турция с подачи США собирается взять на себя ведущую роль в антитеррористической операции в Афганистане. Западу и, прежде всего США, этот вариант развития событий выгоден, так как снимает с повестки дня все спекуляции по поводу антиисламского характера проводимых в Афганистане операций. Это выгодно и нынешним афганским властям, так как военнослужащие мусульманской страны будут более терпимо восприниматься местным населением.

Для проведения данной операции турецким войскам, как сейчас американским, понадобятся инфраструктура и военные базы в тюркоязычных странах СНГ для размещения там контингентов своих военнослужащих. Москве же не выгодно появление турецких военных в этих странах, даже больше чем американских, ибо может серьезно уменьшить влияние России на лидеров этих государств.

Не случайно в последние месяцы высокопоставленные турецкие эмиссары, в том числе премьер-министр этой страны Девлет Бахчели, совершили целый ряд дипломатических турне по столицам тюркоязычных стран СНГ. Турция активно пробивает вопрос о строительстве нефтепровода из Азербайджана к своему средиземноморскому побережью и строительство ряда стратегических транспортных коммуникаций через Грузию и Азербайджан. Резко возрос также и объем торгово-экономических и культурных связей между тюркоязычными государствами и Турцией. Россия же, связанная своим нынешним курсом "медового месяца" с США и НАТО и ослабленная в экономическом и военном отношении, мало что может противопоставить этому.

В этой ситуации Армения оказывается в весьма сложной ситуации и ей становится гораздо трудней сдерживать усиливающийся нажим со стороны официальной Анкары. За две недели до трехсторонней встречи в Рейкьявике президент Турции Ахмед Недждет Сезер на "кавказском" саммите в г. Трабзон (29 апреля-1 мая 2002 г.), в очередной раз заявил: "Пока армянские силы не покинут Азербайджан, Турция не откроет границы и не будет сотрудничать с Арменией".

Известно, что Турция продолжает настаивать на двух предварительных условиях урегулирования двусторонних межгосударственных отношений и прекращение блокады Армении. Первое условие – полный и безоговорочный вывод армянских войск из Нагорного Карабаха, второе – отказ от требований извинений и компенсаций к Турции в связи с геноцидом армянского народа 1915 г. Теперь же, пытаясь усадить Ереван и Баку за стол переговоров, Турция желает взять на себя еще и роль третейского судьи.

Воодушевленная последними геополитическими событиями в регионе, турецкая дипломатия начала последовательно осуществлять давнишние планы полной коммуникационной блокады Армении, отсечения ее от России и навязывания своих условий.

Об этом свидетельствуют, в частности, включение в повестку дня встречи президентов Турции, Азербайджана и Грузии в конце апреля 2002 г. вопроса о строительстве железной дороги Карс-Ахалкалац активные пропагандистские и дипломатические шаги Турции по продвижению своих интересов в Закавказье, а также попытки активизировать работу сформированной по инициативе госдепартамента США турецко-армянской комиссии по примирению (ТАКП) и т.д.

Активизация работы ТАКП нужна США и Турции для того, чтобы с одной стороны отвлечь внимание мировой общественности, с другой – внести раскол в армянское общество и армянскую диаспору за рубежом по вопросу причин и виновников геноцида армян 1915 г. В частности, в последнее время на Западе издаются и тиражируются труды ряда авторов армянской национальности, с апологетических позиций освещающих роль османских властей Турции в трагедии 1915 г. В свете этих событий, скорейшее возобновление деятельности ТАКП вписывается не столько в американские планы проникновения в закавказский регион, сколько в турецкие.

Кроме "фронтальных" шагов, нацеленных на реализацию двух упомянутых выше условий, предпринимаются и атаки по "флангам" в виде попыток Турции углубить сотрудничество с Грузией, с одной стороны, и с Нахичеванью – с другой. В этом отношении, планы по коммуникационно-транспортной блокаде Армении с северного направления и попытки открыть ветку Нахичевань – Мегри – Горадиз в контексте Карабахского урегулирования осуществляются параллельно (в недавнем прошлом премьер-министр Турции Бюлент Эджевит даже выдвигал вопрос Мегринского коридора в качестве третьего условия нормализации отношений с Арменией).


Однако в настоящее время перед Турцией открылись большие возможности на "грузинском фронте", вследствие чего она пыталась достигнуть быстрых и впечатляющих результатов на встрече трех президентов в Трабзоне, в первую очередь в виде решения о строительстве железной дороге Карс-Ахалкалаки. Данный вопрос крайне чувствителен для Армении в связи с тем, что в районе Ахалкалаки в Грузии проживает большое количество этнических армян. Там же расположена крупная база ВС России.

Наконец немалые силы брошены и на экономическое "привязывание" Армении к Турции. В частности, в последнее время широко пропагандируется тезис о том, что даже если отношения Турции и Армении не выйдут на дипломатический уровень, они должны начинаться в коммерческой сфере. Для поддержания коммерческих контактов считается достаточным торгового представительства, поскольку наличие дипломатических отношений для подобного сотрудничества необязательно. В качестве примера называются торговые отношения Турции с Тайванем, против которых не возражает официальный Пекин.

Не секрет, что сегодня существуют неофициальные коммерческие контакты между двумя странами посредством Грузии. Объем турецко-армянской торговли составляет 30-40 млн. долларов в год. Разрабатываются планы доведения его до миллиарда долларов. В частности, банк "Тюрк Эксимбанк" заявил о готовности кредитовать турецких предпринимателей, сотрудничающих с армянскими фирмами. В случае успеха данного проекта, Турции удалось бы свести экономическое влияние армянской диаспоры к минимуму (годовая финансовая помощь Армении со стороны диаспоры составляет 1 млрд. долларов).

Однако, в целом, турецкая сторона пока предпочитает придерживаться в отношении Армении тактики предварительных условий, ультиматумов и угроз, что вызывает сомнения в большой результативности недавней встречи в Рейкьявике.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie