Хлебные крошки

Статьи

Барак Обама - "метис" или "дворняжка"?
Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Михаил Петров

Жить с Обамой

или информационная колючка для русских в Эстонии

Цена заголовка

На прошлой неделе в эстонских новостях мелькнул заголовок «Пало: русские стали хуже относиться к эстонскому государству». В любой нормальной стране такого рода заголовок расценили бы как разжигание межнациональной розни, но только не у нас. Понятно, что госпожа министр Эстонской Республики по делам народонаселения Урве Пало не является автором заголовка, но ведь и протеста из ее бюро тоже не последовало.

Допустим, что русские действительно стали хуже относиться к эстонскому государству, но какие русские? Русские в России или русские в Эстонии? А раньше русские относились к эстонскому государству лучше? Из чего это следует? Каждый потребитель этой информации понимает заголовок в меру своей политизированности. Конечно, можно вычитать всю новость до конца, разыскать исходный материал (ежегодный мониторинг интеграции), сравнить данные исследований за предыдущие годы, оценить добросовестность выборки, и т.д. Можно поинтересоваться тем, насколько корректно были поставлены вопросы, и тем, на основании каких корреляций было вынесено оценочное суждение «хуже», но…

Но потребитель информации не обязан этого делать, он уже запомнил мысль, вложенную в заголовок: русские стали хуже относиться к эстонскому государству. Вероятно, госпоже Урве Пало никогда не приходило в голову, что русские хуже или лучше относятся не к эстонскому государству, а к тем политикам и чиновникам, которые от его имени управляют их жизнью, т.е. к политическому режиму. Эстонец живет в реальности, главной составляющей которой является национальное государство, и в этой реальности нет места государству для эстонца. Эстонец существует для государства, а не наоборот. Для кого существуют русские в Эстонии – вопрос до конца не проясненный.

И если уж говорить об отношении русских к эстонскому государству, то, наиболее вероятно, что распространенной формой отношения является равнодушие по отношению к нравственно безразличной бюрократической структуре, обслуживающей исключительно собственные потребности.

Врет, как очевидец

Пример Урве Пало показывает, что искажение информации начинается с ньюсмейкера, под которым мы понимаем здесь исключительно источник первоначальной информации, будь то политик, очевидец, потерпевший или сам репортер. На сей случай в юридическом фольклоре есть приличествующая случаю поговорка «Врет, как очевидец».

От ньюсмейкера, нарастание искажений происходит по мере востребованности информации. Зависимость прямая: чем дальше цитируемая «новость» от первоисточника, чем больше количество информационных накопителей, через которые она прошла, тем выше уровень искажения первоначальной информации. Например, в Euronews фрагмент откровений Барака Обамы про гипоаллергенных дворняжек заканчивался утверждением вновь избранного президента США, что он такой же, как и они метис. Всего два дня спустя ведущий аналитической программы на канале ТВЦ Алексей Пушков утверждал, что, согласно заявлению Обамы, он… дворняжка. Комментарии, как говориться, излишни.

Репортер

Репортер на месте происшествия является ключевым звеном, с которого начинается искажение информации. Именно он решает, что важно и что не важно для будущего потребителя информации. Чем ближе к первоисточнику, тем сильнее ощущение собственной исключительности, вседозволенности и даже безнаказанности. Именно по этой причине среди работников средств массовой информации необычайно высок процент «гениальных», не восприимчивых к любой форме критики.

Распространено мнение о том, что фото или видеосъемка являются едва ли не эталоном объективности. Однако при этом часто забывают, что объектив фотоаппарата или видеокамеры направлен только туда, куда нужно фотографу или оператору. Уровень первоначального искажения фото или видеоинформации определяется степенью ее «художественности»: чем более художественно (профессионально), тем менее достоверно.

Отдельно следует сказать о таких «ньюсмейкерах» как политики, представители силовых структур, очевидцы и потерпевшие. Если у очевидцев и потерпевших «своя правда», определяющаяся степенью эмоциональной или физической включенности в ситуацию, то представители силовых структур и политики всегда склонны к искажению информации в личных, служебных или политических интересах.

Верстка

Верстка – отбор и последовательность отображения событий информационным агентством – никогда не бывает объективной. Во время верстки первоначальная новость получает заголовок и место в информационном потоке. От заголовка и места зависит то, насколько успешно новость будет продаваться. Хорошо продаваемый заголовок далеко не всегда объективно отражает содержание новости.

Так, например, Урве Пало говорила о том, что «оценочное отношение русскоязычного населения к происходящему в государстве и видение того, как будет житься в этом государстве в будущем, стало более негативным», но в заголовке вместо негативного оценочного отношения русскоязычных к происходящему в государстве указано, что русские стали хуже относиться к самому государству. Допустим, что обман не носил злонамеренного характера и все дело только в том, как лучше продать новость. Что ж, тем хуже для нас, коли обман стал нормой общественной жизни.

Аналитика

Следующим уровнем искажения информации являются аналитика и экспертная оценка, т.е. способы объяснять то, что уже описано другими, и делать прогнозы на будущее. Очевидно, что объективная экспертная оценка и аналитика это тоже нонсенс. Искаженная первоначальная информация вообще является общим недостатком любой аналитики и прогнозов, что совершенно исключает ее объективность.

Вот характерный пример из новостей минувшей недели: «Эксперт: отношения США с Россией испортятся в любом случае». Эксперт в области внешней политики некто Кадри Лийк уверена, что независимо от того, кто станет следующим американским президентом, отношения США и России ухудшатся. В данном случае мы имеем дело с прогнозом (аналитикой) не подтвержденной даже минимальной репутацией «эксперта» в русскоязычной прессе. Изображенная на фотографии легкомысленная дама в романтическом обрамлении осенней природы безапелляционно заявляет:

«Все русские, которые думают, что их жизнь с Обамой будет проще и лучше, скорее ошибаются, поскольку традицией демократов было обращать внимание на права человека».

Лично я не знаю ни одного русского, который непременно собирается жить с Бараком Обамой. Однако из суждения «эксперта» Кадри Лийк легко вычитывается, что избрание следующим президентом США Барака Обамы не вполне устраивает заказчика аналитического прогноза, т.е. действующий политический режим. Логика понятная: нас, эстонцев Обама не устраивает, но вам, русским будет еще хуже. Отмазка про неблестящие успехи России в сфере прав человека именно отмазка – послание Кадри Лийк адресовано, прежде всего, тем русским, которые живут в Эстонии. Заказчик погрозил нам пальчиком «эксперта», чтобы мы не слишком-то обольщались предстоящей сменой хозяина Белого дома.

Кстати, Кадри Лийк – директор Центра оборонных исследований и главный редактор ведомственного журнала «Дипломатия», но по какой-то причине эта информация, имеющая важное значение для правильного понимания прогноза, оказалась скрытой от потребителя.

Непредвзятому аналитику докопаться до исходной информации бывает довольно сложно. Например, практически невозможно оспаривать утверждения экономического советника президента Грузии и председателя Союза Isamaa и Res Publica ньюсмейкера Марта Лаара о том, что Россия убивала людей на границе с Северной Осетией и оккупированных территориях Грузии с тем, чтобы потом обвинить в «кровавой работе» Грузию. Подобного рода информацию из уст «авторитетного» ньюсмейкера практически невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. Ее можно либо игнорировать, либо использовать в тенденциозной (заказной) аналитике.

Трудно поверить в то, что ближний – доверительный круг Михаила Саакашвили оперирует теми же «фактами», которые Лаар скармливает потребителю информации в Эстонии. Логично допустить, что Лаар намеренно распространяет заведомо ложные измышления в интересах своего грузинского друга. Таким образом, главная проблема эстонской «аналитики» в том, что она, во-первых, имеет дело с искаженной информацией, а во-вторых, часто зависит не только от своего, но и от чужого госзаказа.

Вчера прогнулись под Евросоюз, НАТО и президента Буша. Сегодня прогибаемся под президентов Саакашвили и Ющенко. Завтра – под Барака Обаму. Будет случай, и под бин Ладена прогнемся. Гибкость основана на том, что потребитель информации не обязан помнить, под кого мы прогибались вчера и не должен догадываться о том, под кого прогнемся завтра. Задача «аналитики» – случайным словом не потревожить глубокий сон Рипа Ван Винкля.

Не все так плохо

Один известный исторический персонаж восемьдесят лет назад вывел несколько полезных для власти формул: «сначала борьба, а потом может быть и пацифизм», «террор можно сломить только террором», «насилие можно сломить только насилием и террором». Тысячелетний рейх, которым он управлял, потерпел сокрушительное поражение, но формулы прижились, и сегодня мы живем в мире информационного насилия и террора. Более того, нас еще пытаются вогнать в рамки «единого» информационного поля, в котором насилие и террор перестают восприниматься как террор и насилие, а становятся обыденным явлением.

Кстати, бюро министра Эстонской Республики по делам народонаселения безмолвствует именно потому, что действует в едином информационном поле, потому, что токсичная «информация», разжигающая межнациональную рознь, перестала восприниматься обществом, как насилие и террор.

Информационным мифам, которые распространяются от имени государства, практически невозможно противостоять с помощью аргументов и фактов. Информационный миф можно взломать только с помощью другого мифа. Информационному насилию можно противопоставить только информационное насилие, но русская община в Эстонии не обладает для этого достаточным потенциалом.

Похоже, что объективной прессы нет и быть не может. Однако не все так плохо, как это может показаться на первый взгляд. Если нет хотя бы приблизительно объективной информации, верстки и аналитики, то можно успешно использовать то, что есть, отслеживая госзаказ, вскрывая тенденциозность информации и дезавуируя цели, которые преследуются ее намеренным искажением.

Если и от этого теперь отказаться, то на ближайшие четыре года охраняемый служебными «собачками пера» периметр из информационной колючки и барак с кумом Обамой русским в Эстонии гарантированы.

Михаил Петров, Эстония

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie