Хлебные крошки

Библиотека

Тайны "философского парохода"

Рецензия на монографию М.Е. Главацкого "Философский пароход": год 1922-й: Историографические этюды" В последние несколько лет опубликовано большое количество статей и документов, которые позволяют восстановить подлинную картину высылки 1922 года [1]. Последней монографией, посвященной этой теме, стала работа доктора исторических наук М.Е. Главацкого «Философский пароход»: год 1922-й: Историографические этюды» [2]. Книга состоит из введения и четырех глав – историографических этюдов, каждая из которых представляет собой самостоятельные разделы, связанные общей логической последовательностью изложения обстоятельств «операции» по высылке «контрреволюционной интеллигенции», мнений самих изгоняемых по поводу этого события и логику «власть предержащих», принявших столь неординарное решение. Каждая глава состоит из историографического анализа и доказательств авторской позиции. Автор предпринял попытку проникнуть в психологию большевистских лидеров и «технологию» создания «образа врага». «Гвардия» Ленина–Троцкого в ходе «операции по экспатриации» все сделала для того, чтобы легитимизировать за собой право выступать от имени «трудящихся масс» (т.е. не «мы решили», а «народ решил», а партия лишь выполняет его волю, «подчиняясь» большинству). В работе всестороннему анализу подвергнуты и существовавшие в исторической литературе до настоящего времени точки зрения тех исследователей, кто изучал данное событие, суммированы мнения исследователей об основных причинах, побудивших большевистскую элиту совершить этот политически рискованный шаг. Безусловно, руководство советской Республики учитывали внешние факторы – необходимость международного признания страны и налаживания экономических связей с Западом. Однако, главная цель экспатриации была другой и доминантным был фактор внутренний – «расчистка» интеллектуального пространства для грядущего «строительства коммунизма». Автор считает ее главной причиной «попытку власти установить жесткий идеологический контроль, удалив из страны интеллектуальную элиту – тех людей, которые могли мыслить свободно, самостоятельно анализировать обстановку и высказывать свои идеи, а зачастую и критиковать существующий режим». Высылка интеллигенции была спланированной, масштабной политической акцией, тщательно организованной руководством компартии и проведенной ГПУ. Касаясь вопроса об инициаторах самой «идеи» высылки инакомыслящих, кроме уже называемых ранее Ленина, Троцкого и Зиновьева, автор обращает внимание на роль Сталина (ранее об этом не писалось), выступавшего своеобразным координатором действий между ЦК РКП(б) и ГПУ, роль которого, начиная с лета 1922 г. «в организации высылки интеллигенции неуклонно повышается». Интеллигенция долгие годы готовила Революцию. На практике идеи свободы и справедливости были потоплены в море насилия и разрушения. Планируя «светлое» будущее, ее «духовные отцы» забыли о человеке. Реальная революционная практика открыла некоторым глаза теоретикам революции на их трагические ошибки, но повернуть время назад было уже невозможно. Многие из тех, кто когда-то увлекался марксизмом и критиковал консерваторов после падения самодержавия и прихода большевиков к власти, скорректировали свои взгляды. Так, слова, сказанные Н.А. Бердяевым на лекции, прочитанной в 1920 году в Вольной академии духовной культуры, звучат совсем по-леонтьевски: «Социализм… не осуществит равенства, а создаст лишь новую вражду между людьми, новую разобщенность и новые неслыханные формы гнета». К.Н. Леонтьев еще в конце XIX века писал о том, что в ХХ веке «то, что теперь — крайняя революция, станет… охранением, орудием строгого принуждения, дисциплиной, отчасти даже и рабством...»; и предсказывал, что при социализме будет создано новое рабство в виде жесточайшего подчинения лиц мелким и крупным общинам, а общин — государству. Высылка интеллигенции последовала почти тотчас же после преобразования ВЧК в ГПУ и явилась свидетельством расширения «охранительных» функций советского государства. Интересно, что заместитель председателя ВЧК И. Уншлихт в письме лидерам большевиков предлагал «назвать новое учреждение не Политуправлением, а Госполитохраной или Госполитобороной». Советские лидеры в то время судорожно пыталась найти способы, чтобы сохранить ускользающую в период перехода после военного коммунизма к НЭПу власть. Не последнюю роль в судьбе некоторых будущих пассажиров «философского парохода» сыграло знакомство В.И. Ленина с книгой «Освальд Шпенглер и закат Европы». После ознакомления с этим изданием Ленин написал секретарю Совнаркома Горбунову: «По-моему, это похоже на «литературное прикрытие белогвардейской организации». 16 июля Владимир Ильич в письме И.В. Сталину выразил обеспокоенность задержкой в деле высылки и потребовал: «Комиссия ... должна представить списки, и надо бы несколько сот подобных господ выслать за границу безжалостно… Очистим Россию надолго». Ленин предупреждал, что «делать это надо сразу. К концу процесса эсеров, не позже. Арестовывать… без объявления мотивов — выезжайте, господа!» . В «Правде» от 17 февраля 1922 года появилась заметка «Кадеты за работой», которую хочется привести полностью: «Профессора ВУЗ ведут бешеную кампанию против Советской власти. Они бойкотируют членов преподавательской и профессорской коллегий, не согласны с большинством. Дирижируют этим профессорским оркестром кадеты из парижских «Последних Новостей». Наша высшая школа стала в последнее время ареной кадетской борьбы против Советской власти. Не связанные со студенческой массой, в значительной степени обновившейся за время революции, опирающиеся исключительно на веяния НЭПа, г.г. профессора разыгрывают предгенуэзскую комедию борьбы за «автономию» высшей школы». Однако, как это не парадоксально, именно высылка за границу спасла мыслителей от дальнейших репрессий, а возможно и от гибели. Например, Иван Александрович Ильин после Октября 1917 года неоднократно арестовывался, так как выступал с критикой существующего строя. В сентябре 1922 г. он был арестован шестой раз и приговорен к смертной казни, замененной высылкой [3]. Вожди большевиков не скрывали, что считают высылку актом милосердия. Об этом в интервью, опубликованном летом 1922 года в «Известиях» говорил Л.Д. Троцкий: «Те элементы, которые мы высылаем или будем высылать, — заявил он, — сами по себе политически ничтожны. Но они — потенциальные орудия в руках наших возможных врагов. В случае новых военных осложнений... все эти непримиримые и неисправимые элементы окажутся военно-политической агентурой врага. И мы будем вынуждены расстреливать их по законам войны. Вот почему мы предпочитаем сейчас, в спокойный период, выслать их заблаговременно. И я выражаю надежду, что вы не откажетесь признать нашу предусмотрительную гуманность и возьмете на себя ее защиту перед общественным мнением» [50]. Хотел бы отметить такой факт. В среде эмиграции не было единого взгляда на высылку 1922 года. Например, весьма необычный взгляд на высылку был представлен в работе В.Ф. Иванова, посвященной масонству, которая в последние годы неоднократно переиздавалась в России. Будучи далеко не беспристрастным, автор утверждал, что высланные философы придерживались специфических религиозных взглядов и поэтому: «Коммунисты не препятствовали деятельности общества (Религиозно-философского – А.Р.), и оно просуществовало почти пять лет. В 1922 году руководители общества in corpore были высланы за границу и немедленно открыли в Берлине Религиозно-философскую академию, центр которой впоследствии перешел в Париж. Интересно отметить: Розанов в то же время оставался в России и умер от голода» [4]. Отмечу, ради объективности, что Розанов все же умер в 1919, а не в 1922 году. Богослов В.В. Зеньковский в своей работе «История русской философии» писал: «Когда власть в 1922 г. изгнала из России ряд виднейших представителей религиозной и философской мысли (о. С. Булгаков, Н.А. Бердяев, Б.П. Вышеславцев, И.А. Ильин, Н.Н. Алексеев, С.Л. Франк, Л.П. Карсавин, Н.О. Лосский), то их философское творчество, затихшее было в России, расцвело как раз в эмиграции, дав целый ряд замечательных философских трудов. Философы, оставшиеся в России (Лопатин, скончавшийся от голода, Флоренский, сосланный в Сибирь, Шпет, отправленный в ссылку, замолчавший Лосев, судьба которого осталась неизвестной) сошли со сцены…» [5]. Гораздо более трагично сложились судьбы русских мыслителей, оставшихся в Советской России. Жизненный путь многих из них окончился в тюрьмах и лагерях. История «философского парохода» еще не написана до конца и в этом году должен выйти подготовленный профессиональными архивистами труд, в котором впервые будут представлены все известные на сегодняшний день документы, посвященные этой теме. ________________________________________ [1] Перечислю только самые значительные статьи и публикации документов: • Рассекречены дела двух пассажиров философского парохода // Известия, 2002. 16 августа; • Top Secret Files Tell Story of Expulsion. The Moscow Times. Sep. 27, 2002.; • Макаров В.Г. Архивные тайны: интеллигенция и власть. «Власть ваша, а правда наша» (к 80-летию высылки интеллигенции из Советской России в 1922 г.) // Вопросы философии. 2002. № 10. С. 108-155; • Пожизненный пассажир «Философского парохода» // Новое время. 2002. № 36. С. 30-32; • Бесконечное плавание философской флотилии // Новое время. 2002. № 38. С. 33-35; • «Философский пароход». Высылка ученых и деятелей культуры из России в 1922 г. Вступительная статья и комментарии В.С. Христофорова // Новая и новейшая история. 2002. № 5; С.126-170; • Артизов А.Н. «Очистим Россию надолго» (К истории высылки интеллигенции в 1922 г.) // Отечественные архивы. 2003. № 1 • С.П. Мельгунов — пассажир "философского парохода" (1922 г.) Публикация, вступительная статья и комментарии В.С. Христофорова // Новая и новейшая история. 2003. № 2. С. 119-140; • Христофоров В.С. О высылке группы студентов из России в 1922 году // Культура и интеллигенция России ХХ века как исследовательская проблема: итоги и перспективы изучения. Тезисы докладов научной конференции. Екатеринбург, 2003. С.173-175; • Макаров В.Г., Христофоров B.C. Пассажиры «философского парохода» (судьбы интеллигенции, репрессированной летом—осенью 1922 г.) // Вопросы философии. 2003. №7. С.113–137 [2] См. рецензии на книгу: Т.И.Ульянкина. Рецензия // Вопросы истории естествознания и техники. 2003. № 4. С.134-138; Я.Г. Рокитянский. Без историографии нет исторической науки. Рецензия // Вестник РАН. 2003. № 9. С.848–852; Зезина М.Р. Рецензия // Отечественная история. 2004. № 6. С. 173–176. [3] См.: Иван Ильин и Россия. Неопубликованные фотографии и архивные материалы. М., 1999. [4] Иванов В.Ф. Русская интеллигенция и масонство. От Петра Первого до наших дней. М., 1997. С. 433. [5] Зеньковский В.В. История русской философии. Т. II. Ч. 2. Л., 1991. С. 30. Александр Репников

Другие книги

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie