Хлебные крошки

Статьи

Прибалтика
История
Прибалтика

Игорь Гусев

«1812 год в Прибалтийском крае»

Новая книга рижского историка Игоря Гусева

«Я счастлив, предводительствуя русскими, а вы должны гордиться именем русских, ибо сие имя есть и будет знаменем Победы».

Михаил Илларионович Кутузов

В Риге вышла новая книга известного латвийского историка Игоря ГУСЕВА «1812 год в Прибалтийском крае». Это уже 11-я по счету книга, выпущенная в «Серии Klio», и, как все предыдущие, уникальна в своем роде. Пожалуй, за последние годы у нас ещё не появлялось издания, посвященного войне 1812 года, которое было бы выпущено с такой любовью, на столь высоком уровне – если говорить о содержании и о полиграфическом оформлении этой удивительной книги.

За последние двести лет в научный оборот было введено множество исторических источников, связанных с той героической эпохой, вышло огромное количество серьёзных исследований и популярных книг. Но как показала практика, события 1812 года на территории Прибалтики освещены крайне скудно. На сегодняшний день наиболее известными трудами являются изданные ещё в 1912 году книги С.Н.Сивицкого и В.Е.Жамова. Именно они являются классической основой для любых исследований по данной теме. И хотя в минувшем году стараниями рижских краеведов была выпущена замечательная серия прекрасных научно-популярных брошюр, посвящённых 200-летнему юбилею Отечественной войны 1812 года, основательное раскрытие этой темы требует всё новых и новых публикаций. Полагаю, что тут, сколько не издавай, всё будет мало…

Книга, выпущенная нашим творческим коллективом, есть та скромная, но весомая капля, которая в числе прочих, будет наполнять сосуд исторического познания наших современников. Чего уж греха таить: много ли найдётся сегодня в Латвии людей, за исключением  может нескольких краеведов и членов сообщества военно-исторической реконструкции, которые были бы в достаточной степени осведомлены о событиях 1812 года в Прибалтике, именно в той ее части, которую позднее назовут Латвией?

В прошлом году отмечалось 200-летие победы России над Наполеоном, проводился ряд мемориальных торжеств. Книга «1812 год в Прибалтийском крае», волею случая, стала красивым завершающим штрихом  в череде этих юбилейных мероприятий.

Поскольку я считаю свою деятельность неотъемлемым достоянием всей русской общины Латвии, то воспринимаю этот проект как предмет гордости всех латвийских русских. В газете «Рижский вестник» за 1872 г.  нашёл замечательные слова:  «Народ, не умеющий чтить великих людей своего прошедшего, недостоин иметь их в будущем».

Больно и досадно, что даже в юбилейном году мы не смогли восстановить колонну Победы 1812 г. (ее составные части по сей день валяются брошенными и безнадзорными невдалеке от крематория на ул.Вароню). Вот это было бы действительно самым выдающимся, ключевым  событием юбилейного 2012 года! Но не сложилось… Вот, хотя бы книга издана. Хорошая, дорогая, памятная. Считаю это моим личным вкладом в защиту чести и достоинства русского имени в Латвии,  русского места в её истории.

Надеюсь, нам удалось найти золотую середину между «научностью» и «популярной лёгкостью». Особенно горжусь схемами и картами. Ведь мы не просто переносили старые планы из прежних изданий, но рисовали их заново, зачастую исправляя старые ошибки, опечатки и неточности. Сейчас пошла забавная тенденция указывать вместо исторических наименований давней эпохи современные латышские названия. Так и появляется в книгах никогда не существовавшая «Видземская губерния», вместо Лифляндской.  На наших схемах все названия точно соответствуют описываемой эпохе.

В книге в основном рассказывается о событиях, которые разворачивались в Курляндии и Лифляндии, т.е. на территории, позднее ставшей Латвией. О том, что происходило в Европе и России, есть кому писать, а вот если говорить о нашем Прибалтийском крае, то исследователей и авторов книг, к сожалению немного. Именно поэтому я и выделяю Прибалтику.

Рассказывается предыстория войны, и то, как Прибалтийский край оказался в составе России (здесь прослеживается преемственность с моей предыдущей книгой, повествующей о временах Северной войны и о Петровской эпохе), описывается ход боевых действий, приводятся имена людей, связанных с событиями 1812 года. Я постарался дать возможность читателю, который либо ничего не знает о том времени, либо знает очень мало, восполнить для себя этот исторический пробел.

К сожалению, историческая информация нередко распространяется в искажённом виде. Например, сражение при Гросс-Экау (Иецава) трактуется многими предвзятыми авторами, как сокрушительный разгром русского отряда Ф.Ф.Левиза-оф-Менара. Но ведь это не так! Хотя его части и отступили, но разбитыми они себя совсем не чувствовали. По свидетельству очевидца пастора Граве: «Солдаты были так веселы и бодры, как на параде». Но некоторые современные историки сладострастно смакуют именно тему «русского разгрома». В то же время нашу победу при Даленкирхене, где был разбит отряд прусского полковника Горна, часто упоминают лишь вскользь, как что-то малосущественное.

Моей главной задачей я вижу необходимость постоянно напоминать нашим современникам о подвиге, о героизме простых российских солдат и офицеров, участвовавших в той Отечественной войне. Понятно, что боевые действия в Прибалтике оказались в тени великих сражений под Смоленском, при Бородине, при Малоярославце…  Но то, что происходило под Ригой в 1812 году, стало тем малым ручейком, который, вливаясь в единый мощный поток, смыл с лица земли Наполеоновское нашествие «двунадесяти языков».

В одном старом издании я прочёл замечательные слова: «Каждый шаг, каждое деяние защитников Отечества напечатлевайте в памяти и сердцах ваших детей от самой колыбели; путями русских героев учите их идти к чести и славе. Кто не знает своих героев, кто не знает славы, может ли тот любить честь и славу?».

К сожалению, в Музее истории Риги сейчас отсутствует экспозиция, посвящённая 1812 году, которая, кстати, имелась там в советские годы. События 1812 года у нас теперь интерпретируются прямолинейно и однозначно: русские воевали с французами, и это было исключительно их делом. В общем, война «чуждая для латышского народа».

Иные современные историки даже не пытаются беспристрастно изучать события далёкого прошлого, зато не упускают случая позлорадствовать, когда речь заходит о неудачах русской армии. Странно и то, например, что в 2011 году недалеко от Рундальского дворца устанавливается памятник погибшим солдатам армии Наполеона. Действительно, в 1812 году во дворце размещался госпиталь прусского корпуса. Верно и то, что хоронили погибших в дворцовом парке. Но известно также, что среди них были не только пруссаки, но и пленные русские офицеры. Почему же латышская общественность склоняет голову лишь перед прахом прусских военных? Откуда такая к ним избирательная любовь?

Возможно ли восстановить в Риге колонну Победы 1812 года?  Ни один из памятников не восстановится сам по себе. Не прилетит «волшебник в голубом вертолете»… Все делают люди! Те самые люди, которые должны ощущать свою кровную сопричастность к событиям той грозной, героической эпохи. В старинной книге я прочёл:  «Доблесть родителей – наследство детей. Дороже этого наследства на земле нет сокровищ; всё тленно, всё преходяще – только доблесть никогда не исчезнет, она бессмертна!»

На великих подвигах предков мы обязаны воспитывать наших детей, и сами воспитываться, по мере своих сил. А то сейчас развелось чересчур много совершенно равнодушных людей…  Одно время среди либеральной интеллигенции популярен был похабненький афоризм, суть которого в том, что дескать, все, что связано с русской историей, это нечто среднее «между фильмом ужасов и учебником уголовного права». Так вот, я не хочу, чтобы моя дочка воспитывалась на мысли, будто ее предки были или мрачными уголовниками, или воплощением ночного кошмара сторонников «общечеловеческих ценностей»!

Нам есть, чем гордиться, и я надеюсь, что новая книга, посвящённая истории героической эпохи 1812 года, поможет не только стереть в сознании многих «белые пятна», но и будет способствовать возвращению в нашу серую повседневность таких незыблемых понятий, как Достоинство, Честь, Мужество и Долг.

Что же касается отношения латышей к событиям 1812 года, то представим себе на миг, что Россия ту войну проиграла… И тогда, по условиям соглашения прусского короля с Наполеоном, -  Курляндию, Лифляндию и Эстляндию в качестве законного приза получала Пруссия. В этой ситуации, крайне трудно предположить, что в условиях жёсткого немецкого «орднунга» латыши вообще состоялись бы как народ. Наивно было бы ожидать, что немцы, привыкшие безжалостно пресекать любое национально чуждое им вольнодумие,  позволили бы существовать латышской культуре, способствовали бы становлению языка и латышского национального самосознания, одобрили бы появление латышских писателей, художников, композиторов, предпринимателей и общественных деятелей... Скорее всего, будучи включённым в состав Пруссии, зарождающийся латышский этнос очень скоро бесследно растворился бы под натиском свирепой ассимиляции, осуществляемой в рамках немецкой национальной политики.

Скажем прямо: победа, одержанная русскими солдатами в 1812 году, дала возможность самого существования латышского народа, даровав ему исторический шанс провозглашения независимого латвийского государства на следующем историческом этапе!  И об этом следует помнить честным, патриотически  настроенным латышским историкам.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie