logo

Хлебные крошки

Статьи

Теперь я догадываюсь, где именно нашли последнее упокоение «спартанцы» майора Георга Соодена
Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Михаил Петров

300 спартанцев

эстонский римейк

Триста спартанцев

Место действия: Фермопилы — узкий проход из северной части Греции в ее среднюю часть, зажатый между крутым горным склоном и берегом Эгейского моря, 480 год до нашей эры. Объединенные отряды из различных городов Греции под руководством спартанского царя Леонида (кинематографические 300 спартанцев) решают дать бой, воспользовавшись стратегическим положением ущелья, в котором численное преимущество персов не может гарантировать им успешного исхода битвы.

Кому-то из кинокритиков показалось, что вышедший недавно на экраны боевик «300» — это аллегория политики Соединенных Штатов Америки, которая, подобно легендарным тремстам спартанцам, бьется за мир и демократию во всем мире, а особенно бьется за мир и демократию в Ираке. Признаю, некоторое сходство есть, однако я знаю более интересный сюжет на ту же тему, но не в интерпретации «фабрики грёз», а в реальном географическом интерьере.

В ожидании провокаций

На прошлой неделе комиссар Полиции безопасности Мартин Арпо предсказал усиление антиэстонской пропаганды и провокации в связи с «гробокопательством у Бронзового солдата» накануне 9 мая. Не нужно быть комиссаром КАПО, чтобы предсказать политические провокации и выражение гражданского недовольства, достаточно иметь представление о том, что сила противодействия лбу прямо пропорциональна той силе, с которой лоб пытается проломить кирпичную стену.

Министр внутренних дел Юри Пихл подвел под предсказания теоретическую базу, заявив, что внутренняя стабильность государства зависит от того, как чувствуют себя здесь различные группы населения при условии, что процесс интеграции не должен оскорблять чувств коренных жителей. Трудно не согласиться с Пихлом в той части заявления, которая касается оценки вины его нынешних подчиненных — расслабились и не предусмотрели происходящих в обществе перемен. И все же не согласимся.

Полиция — это инструмент в руках политиков. Тот, кто определяет господствующую в обществе идеологию, тот и распоряжается конкретными действиями полиции. Помните анекдот о трех советских милиционерах, выкручивающих перегоревшую лампочку? Сомнительно, что сегодняшние «стражи порядка» в аналогичной анекдотической ситуации должны вести себя как-то иначе.

Байки из склепа

На фоне заверений официальных лиц в том, что перенос останков из братской могилы состоится с соблюдением всех формальностей и достойно, выделяются «опасения» председателя Общества охраны памятников старины Яана Тамма. Он сомневается в том, что на Тынисмяги сохранились останки советских солдат, поскольку «оформление участка несколько раз изменялось».

На слуху байка про то, что гроб с телом легендарного матроса Евгения Никонова оказался пустым. «Опасения» Тамма очень похожи на соломку, которую пытаются подложить под мягкое место «гробокопателей». Если не будет обнаружена братская могила с останками 13 военнослужащих, то виновата в этом окажется… советская власть. Надо ли пояснять, какой это будет сильный пропагандистский ход?

В 1993 году надгробия на могиле были еще целы, но 15 февраля с монумента были демонтированы бронзовые плиты с наименованиями частей советской армии, освобождавших Таллинн. На газетных фотографиях, запечатлевших этот момент, отчетливо видно, что под бронзовыми плитами сохранились первоначальные доломитовые плиты с именами военнослужащих.

В ночь на 31 августа 1994 года некие сознательные граждане Эстонской Республики, пожелавшие остаться анонимными, демонтировали бронзовые плиты с надгробий. Пресса сообщила, что этот патриотический акт вызван недовольством в отношении позиции властей города к оккупационным символам. Вандалы пообещали, что плиты будут переданы в строящийся музей оккупации. Музей построили, но бронзовых плит с именами освободителей в его фондах нет.

19 октября 1995 года при посадке деревьев было вскрыто захоронение, предположительно относящееся к середине ХХ века: фрагменты гробовых досок, кость. Если верить опасениям Тамма, то братская могила была ликвидирована еще в советское время, поскольку 14 апреля 1945 года на Тынисмяги были привезены пустые гробы. В такой интерпретации действия советской власти выглядят вполне осмысленными. Однако как быть с досками гроба и фрагментом человеческого скелета именно там, где когда-то была обозначена на местности братская могила?

Опасения Тамма вполне обоснованно порождают подозрения в отношении Таллиннской мэрии, ликвидировавшей надгробия после того, как с них были украдены плиты. В 1994 году во время «реконструкции» сквер был долгое время обнесен забором, что вполне позволяло городским властям под шумок ликвидировать и саму могилу. В таком случае в октябре 1995 года во время посадки лип была вскрыта «недоработка» мэрии. Отчасти это объясняет наглое и беспардонное поведение чиновников, их оскорбительные сентенции как в адрес освободителей Эстонии, так и в адрес тех, кто сегодня пытается отстоять их память.

Местные Фермопилы

В 1943 году западнее Нарвы началось строительство глубоко эшелонированной оборонительной линии, названной «Танненберг». Линия состояла из трех рубежей, глубиной до 30 километров. Передний край первой полосы проходил по высотам в районе Муммасааре, Сиргала, Городенка и далее по реке Нарова до Чудского озера, а ключевым пунктом обороны стала высота 83,2 Адская яма (Põrguaugu), получившая в честь III панцер-гренадерского корпуса Waffen SS генерала Феликса Штайнера наименование «гренадерской».

В 1944 году плотность обороны на линии «Танненберг» доходила до полутора батальонов пехоты, семи танков, 76 орудий и минометов на один километр фронта. Всего около шести километров — узкое дефиле вдоль берега моря, три высотки, небольшое поле, железнодорожная линия, а за ней непроходимые болота. Чем не Фермопилы? Есть мнение, что по количеству потерь с обеих сторон на километр фронта прорыв линии «Танненберг» был едва ли не самым кровопролитным сражением Второй мировой войны. Это к вопросу о том, что никакого освобождения Таллинна не было. Если хотите, то освобождение столицы Советской Эстонии состоялось не 22 сентября 1944 года, а еще в середине августа, когда была взломана линия «Танненберг».

Склон Башенной горы (кладбище XIX века «Вайвара») удерживал батальон Waffen SS под командованием уроженца города Йыхви майора Георга Соодена. Сам майор погиб еще 27 июля 1944 года, но бойцы его батальона держались до 8 августа. Уже на нашей памяти прах Георга Соодена был разыскан и перенесен в центр его родного города Йыхви. В конце июля 1944 года стояла жаркая погода, могилы были разворочены, кладбищенские деревья повалены, а проход по окопам стал невозможным, потому что они были завалены трупами эстонских солдат, похоронить которых не представлялось возможным. По воспоминаниям очевидца, ночью солдаты лазили по окопами и обрызгивали разлагающиеся трупы раствором хлора во избежание смрада и эпидемий.

По разным оценкам только на этом кладбище (прямоугольник размером приблизительно 100-110 метров на 20 метров) в короткий промежуток времени погибли от трехсот до шестисот эстонцев. Где братская могила этих «спартанцев», спросите вы? Не знаю, но догадываюсь. Почему нынешние наследники эстонской независимости не предприняли усилий к тому, чтобы найти и достойно перезахоронить «борцов за свободу»? Не знаю, но тоже догадываюсь.
Прогулявшись этой весной вдоль края дренажной канавы под склоном высотки, я обнаружил там немало свидетельств войны: искореженное железо с пулевыми пробоинами, снарядные гильзы, солдатский котелок, крышку от немецкого противогаза, две противогазные маски (хлор!) и т.п. Все это в буквальном смысле слова лежало на поверхности. Теперь я догадываюсь, где именно нашли последнее упокоение «спартанцы» майора Георга Соодена.

Эстонский римейк

Почему не разысканы герои синимяэских Фермопил? Думаю, потому, что искать своих и сооружать им братские могилы хлопотно и накладно, а раскапывать чужих — одно удовольствие. Особенно удовольствие, когда «нам за это ничего не будет».

Прежде чем браться за могилу на Тынисмяги, предъявите-ка нам «спартанцев» Георга Соодена. Предъявите, но и тогда мы не изменим свое отношение к тем, кто ставит памятники эстонским полицейским батальонам номер 286, 287, 288, запятнавшим себя геноцидом евреев в Эстонии, Белоруссии и Польше, убийцам из организации «Omakaitse», осуществлявшим нацистский террор в отношении эстонского народа. По крайней мере, мы увидим, что эстонское государство ведет себя последовательно — не только помнит о борцах за свободу Эстонии на словах, но и на деле ищет и достойно предает земле своих мертвых героев.

Хорошо бы нынешнему и бывшему премьер-министрам разобраться между собой в хитросплетениях эстонской истории, а заодно просветить нашего президента, из кого именно состояли «шайки» и «банды», «разбойничавшие» по обе линии фронтов Второй мировой войны. А то послушаешь присяжных историков вроде Пеэтера Казика или Хардо Аасмяэ, исповедующих принцип «если ты коммунист, то уже не эстонец», и становится как-то неловко за эстонцев, за коммунистов и за нацистов тоже. Уж если хотите учить русских демократии и открывать им глаза на свет цивилизации, то для начала в своей тарелке отделите мух от салаки. Сначала разберитесь между собой who was who в истории Эстонии, а там — поглядим who is who сегодня.

Политики, которые не предпринимают каких-либо усилий к тому, чтобы разыскать прах тех, кого оно пафосно называют "борцами за свободу Эстонии", но с упоением раскапывают чужие могилы, вызывают, мягко говоря, чувство брезгливости.

Михаил Петров, Лига защиты русских (Эстония)

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie